Книга: Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы



Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума

ЦК КПСС и другие документы

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОНД

«ДЕМОКРАТИЯ»

(Фонд Александра Н. Яковлева)


ДОКУМЕНТЫ


СЕРИЯ ОСНОВАНА В 1997 ГОДУ

ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ

АКАДЕМИКА А.Н. ЯКОВЛЕВА


РЕЦАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:

А.Н. Яковлев (председатель),

Г.А. Арбатов, Е.Т. Гайдар, В.П. Козлов,

В.А. Мартынов, С.В. Мироненко,

В.П. Наумов, Ч. Палм, В.Ф. Петровский,

Е.М. Примаков, Э.С. Радзинский, А.Н. Сахаров,

Г.Н. Севостьянов, Н.Г. Томилина,

С.А. Филатов, А.О. Чубарьян, В.Н. Шостаковский,

А.А. Яковлев, В.Н. Якушев

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОНД «ДЕМОКРАТИЯ»

ГУВЕРОВСКИЙ ИНСТИТУТ ВОЙНЫ, РЕВОЛЮЦИИ И МИРА

СТЭНФОРДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ, СТЭНФОРД, КАЛИФОРНИЯ

Научный редактор В. Наумов

Составители:

В. Наумов, М. Прозуменщиков, Ю. Сигачев,

Н. Томилина, И. Шевчук

Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. В. Наумов и др.

© Международный Фонд «ДЕМОКРАТИЯ»

(Фонд Александра Н. Яковлева), 2001

УД К 92. Жуков (09)

ББК 63.3(2)622.78

© Гуверовский институт войны,

революции и мира, 2001

© В.П. Наумов, Ю.В. Сигачев, введение, 2001

© В.П. Наумов, М.Ю. Прозуменщиков, Ю.В. Сигачев,

Н.Г. Томилина, И.Н. Шевчук, составление,

ISBN 5-85646-054-5 примечания, именной указатель, 2001

ВВЕДЕНИЕ

История распорядилась так, что символом побед, одержанных Красной Армией в Великой Отечественной войне, стало имя Георгия Константиновича Жукова. Не менее прочно оно связано в общественном сознании с несправедливой опалой. Преследования со стороны властей полной мерой выпали на долю этого незаурядного человека. Система, в которой он сформировался как личность и занял близкое к вершине место, с удивительной последовательностью отторгала его. Так было при Сталине, Хрущеве, Брежневе.

Свою немилость вожди официально объясняли разными причинами. Но какими бы ни были эти объяснения, сквозь них неизменно проглядывали зависть и ревность к всенародной славе и авторитету маршала.

Могла ли по-иному сложиться судьба Жукова? Всегда ли неизбежно противостояние крупной личности и власти в тоталитарном государстве? Каковы причины такого конфликта?

Предлагаемый сборник документов не содержит прямых ответов на эти вопросы. Однако документальный материал, заключенный в книге, дает основания для многих размышлений и достаточно обоснованных выводов.

Центральное место в сборнике занимают материалы октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС, ставшего заключительным эпизодом политической карьеры маршала. Этот пленум вошел в историю как «дело Жукова». Именно на нем были сформулированы чудовищные обвинения против прославленного полководца.

Пленум и предшествовавшие ему события логически завершали очередной этап борьбы за власть внутри руководящего партийного ядра. В соответствии со сложившимися традициями и принципами функционирования властного механизма в однопартийном обществе с политической сцены были устранены не только реальные оппоненты партийного лидера, как это произошло в июне 1957 г.,[1] но и противник потенциальный. «Вина» Жукова заключалась прежде всего в том, что он мог стать препятствием на пути Хрущева к единоличному лидерству в партии и государстве.

Было бы, однако, ошибкой сводить причины отставки Жукова к их личным отношениям с Хрущевым, только к борьбе первого секретаря за лидерство. Такой подход оставляет в стороне объективные факторы, исключает анализ многих важных проблем развития советского общества в середине 50-х — начале 60-х годов.

После июньского (1957 г.) пленума ЦК КПСС сложилась новая расстановкаполитических сил. Острейший кризис в высшем партийном руководстве продемонстрировал важную роль, которую может сыграть армия в борьбе за власть.

Возросло политическое значение должности министра обороны. Жуков стал членом Президиума ЦК.

Июньский пленум провозгласил, что в партийном руководстве достигнута «небывалая сплоченность», что никогда еще не было такого дружного коллектива. Под шум о единстве сразу же после пленума развернулась подготовка заговора против одного из членов Президиума ЦК. Во главе заговора стоял Хрущев. На октябрьском пленуме он цинично признал, что, выдавая себя за искреннего друга маршала, вел на него «политическую охоту».

Хрущев, конечно, не мог один осуществить столь широкомасштабную работу по подготовке снятия Жукова. Но его поддержала партийная номенклатура, нуждавшаяся в укреплении власти первого секретаря. Эта внушительная сила, так решительно заявившая о себе в борьбе с «антипартийной группой Молотова — Маленкова — Кагановича», и означала собой в реальности столь широко известное понятие «ЦК КПСС».

После июньского пленума сила влияния Хрущева значительно возросла. Партгосноменклатура признала за ним право единоличного лидера. Хрущев, опираясь на местных партийных вождей, весьма эффективно использовал эту ситуацию и решительно продолжил обновление высшего руководства в необходимом ему направлении. Вслед за Берией, Маленковым, Молотовым, Кагановичем он взялся за Жукова.

Начавшееся в середине 50-х годов реформирование вооруженных сил выявило серьезные разногласия между министром обороны и частью членов Президиума ЦК. Жуков по-иному понимал роль армии в общественной жизни, стоящие перед ней задачи, выдвигал иные приоритеты в ходе ее преобразования. Все это нашло отражение при обсуждении проблем единоначалия, роли и места партийно-политических органов КПСС в армии.

В течение десятилетий вооруженные силы страны были орудием одного вождя, только он мог ими манипулировать. Армия, как и другие силовые структуры, подчинялась лично Сталину. Такая система основывалась на страхе перед карательной машиной. Все вопросы, касавшиеся вооруженных сил, решал вождь, и ни один министр — будь-то Ворошилов, Василевский или Булганин — не смел оспорить его решения.

После смерти Сталина в Президиуме ЦК долго не могла сложиться система руководства силовыми структурами. Хрущев попытался руководить КГБ и МВД, опираясь на личные отношения с главами этих ведомств. Однако это вызвало сопротивление со стороны его коллег по партийному ареопагу. Члены Президиума предпочитали руководить органами госбезопасности коллективно. Что же касается армии, то здесь возникли трения, напряженность в отношениях Президиума ЦК и лично Хрущева с министром обороны. Хрущев не мог влиять на него в той же мере, как на других силовых министров. По его словам, Жуков «много стал на себя брать».

Возможно, Жуков действительно не видел смысла детально посвящать Хрущева в сугубо армейские дела. За годы войны, находясь на высших военных должностях, он имел возможность оценить интеллект, профессионализм и личные качества тех, кто входил в ближнее окружение Сталина. Вернувшись в 1953 г. в круг высшего руководства, Жуков не проявлял служебного трепета перед членами Президиума ЦК, вел себя независимо. Сталинские наследники чувствовали такое отношение и могли расценивать его как высокомерие. Во всяком случае, маршал никогда не склонялся перед ними. Не случайно и Молотов, и Микоян, и Хрущев одинаково оценивали его как плохого политика намекая на его неумение лавировать, свойственное любому политикану. Но им-то Жуков как раз и не был.

Разногласия между членами Президиума ЦК и Жуковым усугублялись его конфликтом с армейскими политорганами. По мнению министра обороны, система политорганов, их функции и права в том виде, в каком они сложились к середине 50-х годов, стали серьезным препятствием на пути дальнейшего совершенствования армии и флота. Первоочередную задачу он видел в повышении ответственности командиров-единоначальников за все стороны жизни воинских частей, в расширении их прав и обязанностей. Жуков решил усилить роль строевых командиров за счет сокращения политорганов, уменьшения их влияния. По его мнению, дело политорганов в армии — культурно-политическое просвещение личного состава.

Действия Жукова вызвали недовольство политработников и породили тревогу у высшего партийно-государственного руководства. Хрущев опасался того, что армия уходит из-под контроля Президиума ЦК и все больше попадает под влияние министра. Реплика Жукова на заседании Президиума ЦК в июне 1957 г., когда он заявил, что ни один танк не тронется без его приказа, вызвала шок у обеих противоборствующих сторон: получалось, что не Центральный Комитет, не Президиум дают разрешение на применение вооруженной силы, а министр обороны.

Что же касается остальной партноменклатуры, то ее пугали не столько действительные или мнимые претензии Жукова на власть, сколько его политические позиции. В первую очередь — его отношение к решениям XX съезда партии, к Сталину и искоренению сталинской фальсификации истории Великой Отечественной войны, преодолению наследства культа вождя в жизни партии и общества, наказанию виновных в массовых репрессиях. То, что Жуков считал это главным вопросом в жизни партии, неопровержимо доказывают публикуемые в сборнике документы (один из разделов так и называется: «КурсомXX съезда КПСС»).

После XX съезда большая часть членов Центрального Комитета отошла от его решений. Поддержка курса на десталинизацию заявлялась на словах: за отход от этой линии сурово клеймили отступников — Молотова, Маленкова, Кагановича и других. На деле представители партноменклатуры достаточно дружно и последовательно отходили от курса XX съезда. Добившись в результате победы на июньском пленуме известной независимости в своей деятельности, дополнительных прав в руководстве парторганизациями, более активного участия в государственных и партийных делах, местные вожди не хотели сдавать свои позиции. Следует отметить, что после пленума Жуков также получил большую самостоятельность в решении дел военного ведомства, но реализацию этих прав министр обороны осуществлял в рамках правил, установленных для деятельности министерств, не нарушая конституционных устоев общества. Как и прежде, свои соображения о реформировании армии, повышении ее боеспособности Жуков направлял в виде конкретных предложений в Президиум ЦК.

Уже упомянутая дискуссия о единоначалии в армии имела под собой более широкую основу. Речь шла о месте армии в обществе, ее основных функциях как вооруженной организации государства.

Для Жукова армия — орудие защиты государства от внешних врагов. Следовательно, первоочередная задача — содействовать (любыми средствами, не считаясь ни с какими последствиями) повышению ее боеспособности. Недаром Хрущев, анализируя позицию министра обороны, заметил, что в ней нет места партии: главное у Жукова — армия, ее сила.

Для Центрального Комитета, как говорил на октябрьском пленуме Микоян, армия — «орудие диктатуры пролетариата», «важнейший инструмент» сохранения власти партии, ее ЦК, подавления сил, враждебных политическому режиму, всех недовольных партийной политикой. Это для ЦК важнее повышения обороноспособности армии. В системе карательных органов советского государства, по словам того же Микояна, она — на первом месте, перед КГБ и милицией.

Таким образом, налицо было столкновение интересов государства, за которые выступал Жуков, и интересов партийной верхушки, которые отстаивал Президиум ЦК. Такой подход к партийным и государственным интересам — не исключительный случай в советской истории. Например, в 30-е годы партийному руководству показалось, что армейское командование может совершить «бонапартистский» переворот. Тогда во имя интересов Сталина и ближайшей его свиты была уничтожена значительная часть высшего и среднего командного состава РККА. Это подорвало боеспособность армии, ослабило ее накануне войны и явилось одной из причин тяжелых поражений.

Следует сказать, что Жуков отнюдь не был «антипартийщиком», как облыжно, стремясь как можно больше его опорочить, утверждал на октябрьском пленуме Хрущев. Таким маршал только изображался партийной номенклатурой. Жуков не выступал против партии, ее присутствия в армии, наоборот, считал, что, сокращая на треть число политработников, необходимо одновременно активизировать армейские партийные организации: именно им должна принадлежать ведущая роль в воспитании личного состава. Стремясь освободить армию от двоевластия, министр обороны полагал, что предлагаемые им меры приведут к созданию сильной своим единством организации. Это было расценено партийно-государственным руководством страны как покушение на партию, на ее власть.

Жуков, конечно, искренне верил в историческую миссию партии, ее идеалы, в ее способность построить общество, в котором будут царить справедливость, демократия, будет обеспечен высокий уровень благосостояния народа. Он неукоснительно следовал принятым партийным руководством решениям, будь-то ввод советских войск в Венгрию в 1956 г. или использование армии на ежегодных сельхозработах (по поводу сельхозработ он возражал, но только допринятия решения).

До известной поры Жуков также верил в высокую идейность высшего партийносоветского руководства. В июне 1957 г. он вполне искренне сказал о вождях, что вместе с народом носил их в сердце как знамя. Однако на том же пленуме назвал Маленкова, Кагановича, Молотова главными виновниками репрессий: «…они, засучив рукава, с топором в руках рубили головы… как скот по списку отправляли: быков столько-то, коров столько-то, овец столько-то… Если бы только народ знал, что у них с пальцев капает невинная кровь, то он встречал бы их не аплодисментами, а камнями».

Акцию против Жукова планировалось осуществить путем тайного сговора, лишив маршала, находившегося в это время с официальным визитом в Югославии и Албании, информации о кампании, начатой Президиумом ЦК. Принимались меры к тому, чтобы сведения о партийных активах, содержании и характере прений на них не стали известны министру обороны.

Перед организаторами акции стояла трудная задача. С одной стороны, решения XX партсъезда по разоблачению сталинщины в значительной мере уронили авторитет партии в армии. Изменялось отношение к партийно-политическим работникам. Их привилегированное положение порождало недовольство. На армейских политработников смотрели как на глаза и уши партии, а часто и как на представителей карательных органов в армии. Мало ли что долетит до уха партийного функционера… Конечно, настали другие времена, но еще свежи были в памяти события недалекого прошлого.

С другой стороны, в вооруженных силах произошли положительные сдвиги: укрепилась дисциплина, сократилось число чрезвычайных происшествий, улучшились материальное довольствие и условия службы. Все это так или иначе связывалось с именем Жукова, работало на его авторитет. Конечно, не все в армии относились к маршалу с пиететом, но большинство строевых офицеров, да и солдаты, были удовлетворены тем, что во главе вооруженных сил стоит не паркетный генерал, а герой Великой Отечественной войны. Жуков пользовался уважением и у значительной части гражданского населения. По этим причинам власти боялись широкого обсуждения вопроса о министре обороны. Оно могло принять нежелательную, опасную для инициаторов гонений форму. Чтобы ослабить негативную реакцию, сообщение о его снятии предполагалось дать неожиданно, перед октябрьскими праздниками, после планировавшегося запуска второго искусственного спутника Земли.

Сталинские приемы расправы с неугодными деятелями отчетливо прослеживаются в форме и характере выдвинутых против Жукова обвинений. Для того чтобы выказать министру обороны политическое недоверие и вывести из состава ЦК и Президиума ЦК, необходимо было дискредитировать его и как личность, и как политика. Жукову были предъявлены серьезные обвинения, в первую очередь, в подготовке захвата власти и установления личной диктатуры. Такие деяния могли быть квалифицированы как государственная измена и в соответствии с действовавшим в те годы законодательством караться высшей мерой наказания.

Подавляющее число обвинений было голословным и нелепым. Свои предположения члены Президиума ЦК выдавали за намерения Жукова, которые, в свою очередь, преподносились как действия. Не было приведено каких-либо серьезных аргументов и конкретных фактов. Скудный перечень прегрешений министра обороны, озвученный Хрущевым еще накануне пленума, так и не был пополнен.

Не все получилось так, как задумывали организаторы пленума. В сценарий приходилось вносить поправки по ходу спектакля. Отсутствие доказательств не позволило выстроить обвинения в убедительную линию, свидетельствующую об антигосударственной или антипартийной деятельности маршала. Жуков получил, — как он потом напишет, — «политический расстрел», а ему готовили расстрел физический.

Первому секретарю и членам Президиума ЦК приходилось лавировать, в чемто уступать, от чего-то отказываться. Это показала генеральная репетиция пленума. Ею стало устроенное в Кремле собрание партийного актива центральных управлений министерства обороны, Московского военного округа, Московского округа ПВО, на котором присутствовали члены Президиума ЦК, командный состав вооруженных сил, крупные политические работники военных округов, флотов, но не присутствовал Жуков.



Обычно такие собрания проводились после пленумов Центрального Комитета партии для одобрения их постановлений. Здесь же была развернута интенсивная подготовка командного состава и политработников к предстоящим партийным решениям.

Глухое неодобрение позиции начальника ГлавПУРа Желтова со стороны командующих заставило Хрущева резко отмежеваться от его слов о приниженной роли армейских политработников. Первому секретарю пришлось, ссылаясь на права партии, пуститься в пространные рассуждения об усилении партийной работы в армии. Не случайно всего несколько дней спустя, на пленуме, вспомнили о диктатуре пролетариата, а по существу о диктатуре партии. Все это свидетельствовало о том, что Президиуму ЦК так и не удалось выработать формулу, которая бы, с одной стороны, удовлетворяла желаниям о наиболее полном контроле над армией, а с другой, сохраняла в вооруженных силах единоначалие.

Несмотря на то, что партактив единодушно одобрил постановление Президиума ЦК от 19 октября 1957 г. об улучшении партийно-политической работы в армии, среди участников актива нашлись люди, которые осмелились высказать, хотя бы косвенно, иное мнение. Хрущева неоднократно спрашивали, как могло получиться, что вопрос о Жукове обсуждается в его отсутствие? Было проявлено и открытое несогласие с той кампанией, которая развернулась против министра обороны. В речи начальника Главного управления кадров Министерства обороны Кузнецова прения были оценены как «пускание пузырей», то есть как пустое дело. Хрущев пытался объяснить это проявлением подхалимства перед Жуковым.

Да и на самом пленуме не все складывалось гладко для партийной верхушки, хотя первый секретарь, как главный постановщик партийного спектакля, активно вмешивался в его ход. По обыкновению Хрущев перебивал ораторов репликами, пытаясь поддержать сфальсифицированные либо бездоказательные обвинения, выдвигавшиеся против Жукова, собственным авторитетом, направить обсуждение в нужное русло.

Не «вписался» в уготованную ему роль сам обвиняемый. В соответствии с традицией, а подобного рода «проработочных» форумов было немало в истории КПСС, маршал должен был признать свою вину и смиренно покаяться. Поведение Жукова рушило заготовленный сценарий. Перед собравшимися выступил не «подсудимый», сломленный тяжестью несправедливых обвинений, а человек с чувством собственного достоинства, желавший объяснить свои действия и установить истину. Его речь произвела большое впечатление на высший командный состав, приглашенный на пленум. Не случайно Хрущев, ссылаясь на регламент, попытался прервать маршала.

После выступления Жукова многие из предъявленных ему обвинений, казалось, рассыпались на глазах. Но существовал сценарий пленума, и выступающие сделали вид, что ничего не слышали. Не реагируя на доводы Жукова, члены Президиума ЦК и другие ораторы, передергивая и искажая факты, повторили то, что было задумано. Более того, при подготовке стенографического отчета пленума к печати многие из них — прежде всего Брежнев и Фурцева — переписали тексты своих выступлений, задним числом они обвинили маршала во всех смертных грехах, тем более что ответить им он уже не мог.

По сталинскому рецепту партийная верхушка стремилась повязать круговой порукой высшее военное командование. На пленуме из 60 представителей генералитета, участвовавших в его работе, выступили 16 человек, причем около половины из них не входили в состав ЦК и были приглашены специально. Список выступавших отчетливо высвечивает критерии их отбора: авторитетное имя, способное освятить обвинения, и наличие каких-либо обид на бывшего министра обороны. (Только как стремление прикрыться чужим авторитетом можно расценить публикацию в «Правде» подготовленной в ГлавПУРе статьи за подписью Конева.) Все же, несмотря на усилия партийного руководства, главное обвинение — в заговоре с целью захвата власти — не было поддержано армейским командованием. В то же время речи некоторых соратников Жукова по войне далеки от понятий об офицерской чести.

Хрущев вел дело к тому, чтобы инкриминировать маршалу попытку организации государственного переворота. Планировалось не просто убрать его с политической арены, но, по выражению секретаря Горьковского обкома партии Игнатова, «вышибить» из Президиума и состава ЦК. Однако в течение четырех заседаний первый секретарь и его окружение так и не смогли доказать, что у Жукова были подобные помыслы. Тем не менее эти обвинения нашли отражение в постановлении пленума.

Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие его материалы, впервые публикуемые в данном издании, неопровержимо свидетельствуют: для подтверждения правомерности репрессий против Жукова не было приведено каких-либо убедительных фактов. Озвученные на партийном форуме доказательства были грубо сфальсифицированы, основывались на искажениях, передержках, подтасовках и оговорах.

Расправа с Жуковым — не единственная попытка усилить контроль над армией в годы правления Хрущева. Это подтвердил впоследствии он сам, вспоминая, как снимали с должности заместителя министра обороны — главнокомандующего ВМФ Кузнецова. По мнению Хрущева, адмирал вел себя на заседании Президиума ЦК дерзко, подавал резкие реплики. Его понизили в звании и затем отправили в отставку, чтобы «дать почувствовать некоторым строптивым военным, не допустить «бонапартовских настроений».

Жуков не в первый раз стал жертвой репрессий. В 30-е годы он по счастливой случайности избежал ареста по политическим мотивам в ходе сталинской чистки армии. В доносах сообщалось о его «хорошем отношении к врагам народа «. Сразу после Отечественной войны Жуков оказался на краю гибели, попав в немилость к тирану, который вновь плел интриги против армейской верхушки. Предъявленные обвинения в злоупотреблении служебным положением явились удобным поводом устранения маршала из большой политики. И вот опять, десятилетие спустя, новый партийный вождь отправил Жукова в опалу, выдвинув, в отличие от своего предшественника, обвинения прежде всего политического характера.

Октябрьский пленум стал реакцией на июньский, где, по мнению сталинистов, слишком далеко зашли в критике сталинщины. Если в июне участники пленума при упоминании о наиболее вопиющих злодеяниях вождя и его соратников кричали из зала: «палачи», «к ответу», то в октябре точка зрения членов ЦК резко изменилась. Уже не было осуждения Сталина, а его поучения, как расправляться с «врагами» партии, были использованы в качестве руководства к действию. То была необходимая дань просталински настроенной партноменклатуре, поддержавшей Хрущева в июне-октябре 1957 г. и сместившей его семь лет спустя.

Жуков — сильная натура — не сломался под тяжестью приговора неправедного суда. В текст своего второго выступления на пленуме он вписал слова, выражавшие твердое несогласие с несправедливыми обвинениями.

Оклеветанный на пленуме и в печати маршал оказался обманутым и наказанным еще раз. Вместо обещанной по решению пленума работы он был отправлен в отставку.

Впрочем, хрущевская немилость, как и сталинская, не выбила Жукова из седла. Деятельный характер требовал выхода, и опальный маршал решил писать воспоминания. Оставаясь верным курсу XX партсъезда на десталинизацию, он хотел рассказать народу правду о Сталине, правду о событиях Великой Отечественной войны как он их видел. Жуков боролся с культом личности «вождя народов» не по конъюнктурным соображениям, — это была его принципиальная позиция Несправедливость, личная обида не помешали Жукову дать принципиальную оценку заслугам Хрущева в разоблачении сталинщины Что же касается жуковских трактовок событий Великой Отечественной войны, то ониочень обеспокоили представителей партноменклатуры и самого Хрущева Наиболее образно эту позицию сформулировал начальник ГлавПУРа Епишев, заявивший однажды «Кому нужна ваша правда, если она мешает жить»

Судьба мемуаров маршала оказалась столь же трудной, как и его собственная В связи с этим уместно рассказать об одном из неизвестных ранее эпизодов жизни Жукова после отставки Многие знают, что Хрущев, как и Сталин, с помощью спецслужб пристально следил за поведением и настроениями опального маршала, но поистине сенсационным предстает намерение первого секретаря исключить Жукова из партии и арестовать

Почему одна из записок КГБ лета 1963 г подвигла Хрущева на столь неадекватные действия? Документы показывают, что он стремился отвести от себя вину за поражение под Харьковом в мае 1942 г Помимо пониженного в должности Баграмяна, Сталин возлагал ответственность за провал операции на Хрущеваи Тимошенко В адресованной Военному совету Юго-Западного фронта шифртелеграмме верховный писал «В течение каких-либо трех недель Юго-Западный фронт, благодаря своему легкомыслию, не только проиграл наполовину выигранную Харьковскую операцию, но успел еще отдать противнику 18–20 дивизий Это катастрофа, которая по своим пагубным результатам равносильнакатастрофе с Ранненкампфом и Самсоновым в Восточной Пруссии Речь идет также об ошибках всех членов Военного совета, и прежде всего, тов. Тимошенко и тов. Хрущева Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе — с потерей 18–20 дивизий, которую пережил фронт и продолжает еще переживать, то я боюсь, что с Вами поступили бы очень круто».[2] Материалы сборника дают наглядное представление о многогранной и яркой, хотя во многом и неоднозначной личности Жукова Конечно, сборник не исчерпывает тему Новые обращения к жизни и деятельности людей такого масштаба неизбежны и необходимы, как неизбежны споры и диаметрально противоположные оценки их деятельности.

Подготовка сборника инициирована решением Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий, изучившей материалы об обвинениях, выдвинутых партийно-государственным руководством СССР против маршала Жукова В решении Комиссии подтверждается важность осуждения обществом и государством любых форм политических репрессий как противоречащих правам и свободам человека и отмечается необходимость дальнейшего раскрытия правды о трагическом прошлом советского общества

* * *

Публикуемые документы извлечены из фондов пяти архивов Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ), Архива Президента Российской Федерации (АП РФ), Российского государственного военного архива (РГВА), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) и Государственного общественно-политического архива Нижегородской области (ГОПАНО) Некоторые из них до последнего времени оставались на секретном хранении и были рассекречены специально для данного сборника. В книге также использованы материалы, опубликованные в разные годы в печати. Обращаем внимание читателей на некоторые особенности документирования постановлений Президиума ЦК КПСС. Их оформление, в соответствии со сложившейся в партаппарате традицией, осуществлялось следующим образом. Если требующий решения вопрос рассматривался на заседании Президиума ЦК, то после порядкового номера протокола заседания номер пункта повестки дня указывался римскими цифрами. За номером пункта записывался заголовок (наименование вопроса), а под заголовком перечислялись фамилии всех выступивших по этому вопросу, начиная, как правило, с председательствующего, открывавшего прения, и далее в порядке выступлений. Если же решение по какому-либо вопросу принималось между заседаниями Президиума ЦК, так называемым опросом, то номера пунктов постановлений обозначались арабскими цифрами.

Важным, а иногда и единственным документальным источником информации о том, что происходило в святая святых партийного олимпа — Президиуме ЦК КПСС, — как шло обсуждение того или иного вопроса, являются рабочие протокольные записи его заседаний, сделанные заведующим общим отделом ЦК Малиным. Они публикуются без изменений, в том виде, как выполнены автором — сохранены синтаксис и разбивка на абзацы, — поскольку иначе их редакция могла бы создать между элементами текста иные смысловые связи. Материалы октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС, составляющие ядропятого раздела, впервые приводятся в полном объеме. Прежде всего дается протокол пленума, затем неправленая стенограмма, так называемые материалы к протоколу (заявления в ЦК и президиум пленума, список записавшихся впрениях, документы по рассылке решений пленума) и сами решения — постановление пленума и закрытое письмо ЦК.

Публикуемая впервые стенограмма дает наглядное представление не только о том, что на самом деле происходило на пленуме, но и о том, в каком направлении шла фальсификация действительности в угоду партийно-государственному руководству. По заведенным в ЦК порядкам выступавшие имели возможность править тексты своих речей при подготовке стенографического отчета пленума к печати. Если рядовые члены ЦК получали стенограмму на короткое время, то члены Президиума и их помощники переписывали тексты значительно дольше, иногда до нескольких месяцев. Так, например, Желтов и Конев исправили и завизировали свои выступления в тот же день, 28 октября, Жуков — обе свои речи соответственно 28 и 29 октября, а вот тексты выступлений Брежнева и Микояна поступили в общий отдел ЦК только 26 ноября и 23 декабря 1957 г. Помимо редакционной комиссии, избранной на пленуме, редактированием стенограммы занимались и сотрудники общего отдела. Последние мазки на сфальсифицированное полотно наложили помощники первого секретаря, естественно, по его указанию и с его одобрения.

В неправленой стенограмме, отражающей реальные выступления, произнесенные на пленуме, составителями выделены фрагменты текста, подвергшиеся переработке — изменению, исключению или дополнению — при подготовке типографского экземпляра стенографического отчета пленума.

Стенографический отчет в качестве отдельного документа не публикуется, однако в постраничных сносках к стенограмме воспроизводятся поправки, внесенные в текст выступлений при подготовке стенографического отчета к печати и рассылке в партийные организации. Исключение составляет подвергшееся кардинальной правке выступление Хрущева на четвертом заседании пленума. Оно дается дважды: первый раз в составе стенограммы, в том виде как оно было произнесено, второй раз как отдельный документ, воспроизведенный по тексту стенографического отчета пленума.

Документы сборника публикуются с сохранением присущих им стилистических и орфографических особенностей. Встречающиеся в них явные опечатки и описки исправлены в соответствии с правилами современной орфографии и синтаксиса без специальных оговорок в примечаниях. Пропущенные в тексте слова заключены в квадратные скобки. При публикации документов воспроизведены различные виды грифов секретности, поскольку они отражают существовавшую в тот период практику оформления документов и механизм принятия решений.

Составители выражают глубокую признательность за предоставленные документы и помощь, оказанную в установлении биографических сведений для именного указателя, работникам архивов и Главного управления кадров Министерства обороны Российской Федерации.

В. Наумов Ю. Сигачев

РАЗДЕЛ I. СТАЛИНСКАЯ ОПАЛА

№ 1 ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ О НАЗНАЧЕНИЯХ СОВЕТОМ МИНИСТРОВ СССР ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ МИНИСТРОВ НЕКОТОРЫХ МИНИСТЕРСТВ[3]

22 марта 1946 г. В СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР Совет Министров СССР назначил: 1) По Министерству иностранных дел — заместителями Министра: Вышинского А.Я. (по общим вопросам), Деканозова В.Г., Лозовского С.А., Литвинова М.М.

2) По Министерству внешней торговли — заместителями Министра: Крутикова А.Д. (по общим вопросам), Сергеева В.А., КузьминаМ.Р., Степанова М.С., Мигунова В.П., Борисова С.А., Семичастнова И.О. 3) По Министерству вооруженных сил — заместителями Министра: генерала армии Булганина Н.А. (по общим вопросам), Маршала Советского Союза Василевского А.М. (он же Начальник Генерального Штаба вооруженных сил), Маршала Советского Союза Жукова Г.К. (он же Главнокомандующий сухопутными войсками), адмирала флота Кузнецова Н.Г. (он же Главнокомандующийвоенно-морскими силами), генерал-полковника авиации Вершинина К.А. (онже Главнокомандующий военно-воздушными силами), генерала армии ХрулеваА.В. (он же Начальник тыла вооруженных сил).

«Правда», 1946, 22 марта.

№ 2 ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И.В. СТАЛИНУ О СДАЧЕ ОБЯЗАННОСТЕЙ И.С. КОНЕВУ

Экз. № 1 4 июня 1946 г. Секретно

Министру Вооруженных Сил Союза ССР генералиссимусу Советского Союза товарищу Сталину И.В.

В соответствии с постановлением Совета Министров Союза ССР № 1157–476с от 3-го июня 1946 года,[4] должность главнокомандующего сухопутными войсками Вооруженных Сил Союза ССР и обязанности заместителя министра Вооруженных Сил Союза ССР по сухопутным войскам — 4 июня 1946 года сдал маршалу Советского Союза тов. Коневу Ивану Степановичу.



Маршал Советского Союза Г. ЖУКОВ

АПРФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 11. Л. 93. Подлинник. Машинопись.

№ 3 ПРИКАЗ МИНИСТРА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СОЮЗА ССР[5]

№ 009 9 июня 1946 г. г. Москва. Совершенно секретно.

Совет Министров Союза ССР постановлением от 3 июня с. г. утвердил предложение Высшего военного совета от 1 июня об освобождении маршала Советского Союза Жукова от должности главнокомандующего сухопутными войсками и этим же постановлением освободил маршала Жукова от обязанностей заместителя министра Вооруженных Сил.

Обстоятельства дела сводятся к следующему.

Бывший командующий Военно-Воздушными Силами Новиков направил недавно в правительство заявление на маршала Жукова, в котором сообщал о фактах недостойного и вредного поведения со стороны маршала Жукова по отношению к правительству и Верховному Главнокомандованию.[6]

Высший военный совет на своем заседании 1 июня с.г. рассмотрел указанное заявление Новикова и установил, что маршал Жуков, несмотря на созданное ему правительством и Верховным Главнокомандованием высокое положение, считал себя обиженным, выражал недовольство решениями правительства и враждебно отзывался о нем среди подчиненных лиц.

Маршал Жуков, утеряв всякую скромность, и будучи увлечен чувством личной амбиции, считал, что его заслуги недостаточно оценены, приписывая при этом себе, в разговорах с подчиненными, разработку и проведение всех основных операций Великой Отечественной войны, включая и те операции, к которым он не имел никакого отношения.

Более того, маршал Жуков, будучи сам озлоблен, пытался группировать вокруг себя недовольных, провалившихся и отстраненных от работы начальников и брал их под свою защиту, противопоставляя себя тем самым правительству и Верховному Главнокомандованию.

Будучи назначен главнокомандующим сухопутными войсками, маршал Жуков продолжал высказывать свое несогласие с решениями правительства в кругу близких ему людей, а некоторые мероприятия правительства, направленные на укрепление боеспособности сухопутных войск, расценивал не с точки зрения интересов обороны Родины, а как мероприятияb, направленные на ущемление его, Жукова, личности.

Вопреки изложенным выше заявлениям маршала Жуковаc на заседании Высшего военного совета было установлено, что все планы всех без исключения значительных операций Отечественной войны, равно как планы их обеспечения, обсуждались и принимались на совместных заседаниях Государственного Комитета Обороны и членов Ставки в присутствии соответствующих командующих фронтами и главных сотрудников Генштаба, причем нередко привлекались к делу начальники родов войск.

Было установлено, далее, что к плану ликвидации сталинградской группы немецких войск и к проведению этого плана, которые приписывает себе маршал Жуков, он не имел отношения: как известно, план ликвидации немецких войск был выработан и сама ликвидация была начата зимой 1942 года, когда маршал Жуков находился на другомa фронте, вдали от Сталинграда.

Было установлено, дальше, что маршал Жуков не имел также отношения к плану ликвидации крымской группы немецких войск, равно как к проведению этого плана, хотя он и приписывает их себе в разговорах с подчиненными.

Было установлено, далее, что ликвидация корсунь-шевченковской группы немецких войск была спланирована и проведена не маршалом Жуковым, как он заявлял об этом, а маршалом Коневым, а Киев был освобожден не ударом с юга, с Букринского плацдарма, как предлагал маршал Жуков, а ударом с севера, ибо Ставка считала Букринский плацдарм непригодным для такой большой операции.

Было, наконец, установлено, что признавая заслуги маршала Жукова при взятии Берлина, нельзя отрицать, как это делает маршал Жуков[

умалчивать о том

], что без удара с юга войск маршала Конева и удара с севера войск маршала Рокоссовского Берлин не был бы окружен и взят в тот срок, в какой он был взят.

Под конец маршал Жуков заявил на заседании Высшего военного совета, что он действительно допустил серьезные ошибки, что у него появилось зазнайство, что он, конечно, не может оставаться на посту главкома сухопутных войск и что он постарается ликвидировать свои ошибки на другом месте работы.

Высший военный совет, рассмотрев вопрос о поведении маршала Жукова, единодушно признал это поведение вредным и несовместимым с занимаемым им положением и, исходя из этого, решил просить Совет Министров Союза ССР об освобождении маршала Жукова от должности главнокомандующего Сухопутными войсками.

Совет Министров Союза ССР на основании изложенногоc принял указанное выше решение об освобождении маршала Жукова от занимаемых им постов[7] и назначил его командующим войсками Одесского военного округа.

Настоящий приказ объявить главнокомандующим, членам военных советов и начальникам штабов групп войск, командующим, членам военных советов, начальникам штабов военных округов и флотов.[8]

Министр Вооруженных Сил Союза ССР Генералиссимус Советского Союза И. СТАЛИН

АПРФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 442. Лл. 202–206. Подлинник. Машинопись.

Опубликовано: Военно-исторический журнал, 1993, № 5.

№ 4 ПРОТОКОЛ № 9 ЗАСЕДАНИЯ ПЛЕНУМА ЦК ВКП(б) от 21, 22, 24, 26 ФЕВРАЛЯ 1947 года

Присутствовали:

Члены ЦК ВКП(б) тт. Андреев, Андрианов, Багиров, Бадаев, Берия, Борков, Буденный, Булганин, Вознесенский, Ворошилов, Вышинский, Двинский, Деканозов, Ефремов, Жданов, Задионченко, Захаров, Зверев, Каганович, Корниец, Коротченко, Косыгин, Кузнецов А.А., Кузнецов Н.Г., Куусинен, Лозовский, Маленков, Малышев, Мануильский, Микоян, Митин, Михайлов, Молотов, Никитин, Патоличев, Пегов, Первухин, Пономаренко, Попов, Поскребышев, Поспелов, Пронин, Рогов, Седин, Скворцов, Сталин, Суслов, Тевосян, Тимошенко, Фадеев, Хрущев, Шверник, Шкирятов, Юсупов.

Канд[идаты] в члены ЦК

тт. Александров, Алемасов, Багаев, Бакрадзе, Бенедиктов, Бойцов, Власов, Гвишиани, Гоглидзе, Горкин, Громов, Гусаров, Денисов, Доронин, Жаворонков, Запорожец, Зотов, Игнатьев, Калнберзин, Карташев, Кафтанов, Кобулов, Колыбанов, Комаров, Конев, Круглов, Крутиков, Кулаков, Куприянов, Макаров, Масленников, Мерецков, Никишев, Носенко, Попков, Родионов, Селезнев, Сердюк, Серов, Снечкус, Соснин, Старченко, Сторожев, Тюленев, Хохлов, Чарквиани, Черноусов, Чуянов, Штыков, Щаденко, Юмашев.

Члены Центральной Ревизионной Комиссии тт. Абдурахманов, Аношин, Бойцов, Бочков, Булатов, Владимирский, Голиков, Грекова, Дукельский, Игнатьев, Кабанов, Киселев, Кривонос, Кудрявцев, Кузнецов И.А., Кузнецов Ф.Ф., Кулатов, Кулиев, Курбанов, Линкуй, Лобанов, Лукин, Любимов, Мишакова, Мищенко, Молоков, Москатов, Огородников, Панюшкин, Пересыпкин, Пирузян, Попов, Протопопов, Смирнов, Тарасов, Трибуц, Ундасынов, Цанава, Шаталин.

от 21.П. 1947 г.

1. — О выводе из состава ЦК ВКП(б): 1) Вывести из состава членов ЦК ВКП(б): а) Донского В.А., как не обеспечившего выполнение обязанностей члена ЦК ВКП(б), б) Шахурина А.И., как осужденного Военной коллегией Верх[овного] суда СССР.

2) Вывести из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б), как не обеспечившихвыполнение обязанностей кандидатов в члены ЦК ВКП(б) — Жукова Г.К., Майского И.М., Дубровского А.А., Качалина К.И., Черевиченко Я.Т.

Секретарь ЦК И. СТАЛИН

РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 9. Л. 1–2. Подлинник. Машинопись.

№ 5 ИЗ НЕПРАВЛЕНОЙ СТЕНОГРАММЫ ФЕВРАЛЬСКОГО (1947 г.) ПЛЕНУМА ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА ВКП(б)

21 февраля 1947 г. Вечернее заседание

Председательствующий МОЛОТОВ. Разрешите заседание Пленума объявить открытым. Повестка дня Пленума роздана членам Центрального Комитета. Есть какие-нибудь поправки по поводу повестки дня? Нет.

На повестке дня два вопроса. Первый вопрос — о подъеме сельского хозяйства, второй вопрос — о программной и уставной комиссии.[9]

Нет других вопросов? Нет. Повестка утверждается.

Теперь есть внеочередные вопросы. Слово по внеочередному вопросу имеет тов. Кузнецов.

КУЗНЕЦОВ. Я вношу предложение вывести из состава членов Центрального Комитета партии Донского. Он в продолжение многих уже лет не ведет никакой работы в нашей партии, спился к тому же. Исходя вот из этих мотивов, он не может быть членом Центрального Комитета нашей партии. Это первое предложение.

МОЛОТОВ. Есть ли желающие высказаться по этому вопросу?

Голоса с мест: Правильно.

МОЛОТОВ. Нет. Донского здесь нет?

Голосую. Кто за принятие этого предложения тов. Кузнецова, тех прошу поднять руки. Прошу опустить. Кто против? Нет. Кто воздержался? Таковых нет. Принято. КУЗНЕЦОВ. Также вносится предложение вывести из состава членов ЦК Шахурина. Он осужден, сидит в тюрьме.

Голоса с мест: Правильно.

МОЛОТОВ. Голосую. Кто за принятие этого предложения, тех прошу поднять руки. Прошу опустить. Кто против? Таковых нет. Кто воздержался? Таковых тоже нет. Принято.

Слово для внеочередного заявления имеет тов. Жданов.

ЖДАНОВ. Я вношу предложение вывести из состава кандидатов в члены Центрального Комитета Жукова. Он, по моему мнению, рано попал в Центральный Комитет партии, мало подготовлен в партийном отношении. Я считаю, что в кандидатах ЦК Жукову не место. Ряд данных показывает, что Жуков проявлял антипартийное отношение. Об этом известно членам ЦК, и я думаю, что будет целесообразно его не иметь в числе кандидатов в члены ЦК.[10]

МОЛОТОВ. Кто желает высказаться по этому поводу? Нет желающих. Голосую. Кто за принятие предложения тов. Жданова об исключении из состава кандидатов в члены ЦК Жукова прошу поднять руки. Прошу опустить. Кто против? Таковых нет. Кто воздержался? Таковых тоже нет. Предложение об исключении Жукова из состава кандидатов в члены ЦК утверждено единогласно.

РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 11. Лл. 1–3. Подлинник. Машинопись.

№ 6 ПИСЬМО Г.К. ЖУКОВА И.В. СТАЛИНУ

21 февраля 1947 г.

Исключение меня из кандидатов ЦК ВКП(б) убило меня.

Я не карьерист и мне было легче перенести снятие меня с должности главкома сухопутных войск. Я 9 месяцев упорно работал в должности командующего войсками округа, хотя заявление, послужившее основанием для снятия меня с должности, было клеветническим.[11]

Я Вам лично дал слово в том, что все допущенные ошибки будут устранены. За 9 месяцев я не получил ни одного замечания, мне говорили, что округ стоит на хорошем счету. Я считал, что я сейчас работаю хорошо, но видимо начатая клеветническая работа против меня продолжается до сих пор.

Я прошу Вас, т. Сталин, выслушать меня лично и я уверен, что Вас обманывают недобросовестные люди, чтобы очернить меня. ЖУКОВ АПРФ Ф 3 Оп 58 Д 304 Л 208 Автограф

№ 7 ПИСЬМО Г.К. ЖУКОВА Н.А. БУЛГАНИНУ

27 февраля 1947 г.

Николай Александрович!

Докладываю Вам мое письмо т. Сталину.[12]

Если Вы считаете целесообразным посылку такого письма, прошу доложить его т. Сталину, а копию передать т. Жданову.[13] Как Вы увидите из письма, я еще раз хочу доложить т Сталину о своих ошибках, о своей вине перед т. Сталиным и партией. Я ничего не прошу, я прошу мне только верить, что я по партийному осознал допущенные ошибки и что я их обязательно изживу и при этом в самый кратчайший срок

Я пишу также и потому, что очень тяжело переживаю вывод меня из ЦК и еще тяжелее переживаю за ошибки, которые я допустил перед т. Сталиным, который меня любовно растил, терпеливо воспитывал и поднимал меня в глазах всего народа

Жму руку

Г. ЖУКОВ

АП РФ Ф 3 Оп 58 Д 304 Л 210 Автограф

№ 8 ПИСЬМО Г.К. ЖУКОВА И.В. СТАЛИНУ

27 февраля 1947 г.

Товарищу Сталину И.В. Копия — товарищу Жданову А.А.

Товарищ Сталин, я еще раз со всей чистосердечностью докладываю Вам о своих ошибках.

1. Во-первых, моя вина прежде всего заключается в том, что я во время войны переоценивал свою роль в операциях и потерял чувство большевистской скромности Во-вторых, моя вина заключается в том, что при докладах Вам и Ставке Верховного Главнокомандования своих соображений, я иногда проявлял нетактичность и в грубой форме отстаивал свое мнение.

В-третьих, я виноват в том, что в разговорах с Василевским, Новиковым и Вороновым делился с ними о том, какие мне делались замечания Вами по моим докладам Все эти разговоры никогда не носили характера обид, точно так же, как я высказывались Василевский, Новиков и Воронов. Я сейчас со всей ответственностью понял, что такая обывательская болтовня безусловно является грубой ошибкой и ее я больше не допущу.

В четвертых, я виноват в том, что проявлял мягкотелость и докладывал Вам просьбы о командирах, которые несли заслуженное наказание. Я ошибочно считал, что во время войны для пользы дела лучше их быстрее простить и восстановить в прежних правах Я сейчас осознал, что мое мнение было ошибочным.

2. Одновременно, товарищ Сталин, я чистосердечно заверяю Вас в том, что заявление Новикова о моем враждебном настроении к правительству является клеветой. Вы, товарищ Сталин, знаете, что я, не щадя своей жизни, без колебаний лез в самую опасную обстановку и всегда старался как можно лучше выполнить Ваше указание.

Товарищ Сталин, я также заверяю Вас в том, что я никогда не приписывал себе операцию в Крыму. Если где-либо и шла речь, то это относилось к операции под станицей Крымской, которую я проводил по Вашему поручению.

3. Все допущенные ошибки я глубоко осознал, товарищ Сталин, и даю Вам твердое слово большевика, что ошибки у меня больше не повторятся. На заседании Высшего военного совета я дал Вам слово в кратчайший срок устранить допущенные мною ошибки и я свое слово выполняю. Работаю в округе много и с большим желанием. Прошу Вас, товарищ Сталин, оказать мне полное доверие, я Ваше доверие оправдаю. Г. ЖУКОВ

АПРФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 304. Лл. 211–212. Подлинник. Машинопись.

№ 9 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) «О НЕЗАКОННОМ НАГРАЖДЕНИИ тт. ЖУКОВЫМ И ТЕЛЕГИНЫМ АРТИСТКИ РУСЛАНОВОЙ И ДРУГИХ ОРДЕНАМИ И МЕДАЛЯМИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»[14]

П 58/205 21 июня 1947 г. Строго секретно

ЦК ВКП(б) установил, что тт. Жуков и Телегин, будучи первый Главнокомандующим группы советских оккупационных войск в Германии, а второй — членом Военного Совета этой же группы войск, своим приказом от 24 августа 1945 года № 109/н наградили орденом Отечественной войны первой степени артистку Русланову и приказом от 10 сентября 1945 г. № 94/н разными орденами и медалями группу артистов в количестве 27 чел[овек]. Как Русланова, так и другие награжденные артисты не имеют никакого отношения к армии. Тем самым тт. Жуков и Телегин допустили преступное нарушение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 мая 1943 г. «Об ответственности за незаконное награждение орденами и медалями СССР», караемое, согласно Указу, тюремным заключением сроком от 6 месяцев до 2 лет.

Для того, чтобы скрыть противозаконное награждение Руслановой, в приказе от 24 августа были придуманы мотивы награждения Руслановой якобы «за активную личную помощь в деле вооружения Красной Армии новейшими техническими средствами», что представляет из себя явную фальсификацию,[15] свидетельствует о низком моральном уровне Жукова и Телегина и наносит ущерб авторитету командования.

Сама обстановка награждения Руслановой и вручение ей ордена в присутствии войск во время парада частей 2-го гв[ардейского] кав[алерийского] корпуса представляла постыдное зрелище, и еще более усугубляет вину тт. Жукова и Телегина.

ЦК ВКП(б) считает, что т. Телегин, как член Военного Совета группы войск, несет особую ответственность за это дело, и та политическая беспринципность, которую он при этом проявил, характеризует его как плохого члена партии. Учитывая изложенное и выслушав личные объяснения тт. Жукова и Телегина, ЦК ВКП(б) постановляет:

1. Тов. Жукову Г.К. объявить выговор. 2. Тов. Телегина К.Ф. перевести из членов ВКП(б) в кандидаты.

3. Принять предложение т. Булганина об освобождении т. Телегина от политической работы в армии и увольнении из Вооруженных Сил. 4. Войти в Президиум Верховного Совета СССР с предложением об отмене награждения артистки Руслановой, а также других артистов в количестве 27 человек, поименованных в приказе Жукова и Телегина № 94/н. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1065. Л. 44–45. Подлинник. Машинопись.

Опубликовано: Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) — ВКП(б), ВЧК — ОГПУ — НКВД о культурной политике. 1917–1953. М., 1999.

№ 10 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(Б) «О т. ЖУКОВЕ Г.К. МАРШАЛЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»

П61/84 20 января 1948 г.

ЦК ВКП(б), заслушав сообщение Комиссии в составе тт. Жданова, Булганина, Кузнецова и Шкирятова, выделенной для рассмотрения поступивших в ЦК материалов о недостойном поведении командующего Одесским военным округом т. Жукова Г.К, установил следующее.[16]

Тов. Жуков, в бытность Главкомом группы Советских оккупационных войск в Германии, допустил поступки, позорящие высокое звание члена ВКП(б) ичесть командира Советской Армии. Будучи полностью обеспечен со стороны государства всем необходимым, тов. Жуков, злоупотребляя своим служебным положением, встал на путь мародерства, занявшись присвоением и вывозом из Германии для личных нужд большого количества различных ценностей.

В этих целях т. Жуков, давши волю безудержной тяге к стяжательству, использовал своих подчиненных, которые, угодничая перед ним, шли на явные преступления, забирали картины и другие ценные вещи во дворцах и особняках, взломали сейф в ювелирном магазине в г. Лодзи, изъяв находящиеся в нем ценности, и т. д.

В итоге всего этого Жуковым было присвоено до 70 ценных золотых предметов (кулоны и кольца с драгоценными камнями, часы, серьги с бриллиантами, браслеты, броши и т. д.), до 740 предметов столового серебра и серебряной посуды и сверх того еще до 30 килограммов разных серебряных изделий, до 50 дорогостоящих ковров и гобеленов, более 60 картин, представляющих большую художественную ценность, около 3 700 метров шелка, шерсти, парчи, бархата и др. тканей, свыше 320 шкурок ценных мехов и т. д.

Будучи вызван в Комиссию для дачи объяснений, т. Жуков вел себя неподобающим для члена партии и командира Советской Армии образом, в объяснениях был неискренним и пытался всячески скрыть и замазать факты своего антипартийного поведения.

Указанные выше поступки и поведение Жукова на Комиссии характеризует его как человека, опустившегося в политическом и моральном отношении.

Учитывая все изложенное, ЦК ВКП(б) постановляет:

1. Признавая, что т. Жуков за свои поступки заслуживает исключения из рядов партии и предания суду, сделать т. Жукову последнее предупреждение, предоставив ему в последний раз возможность исправиться и стать честным членом партии, достойным командирского звания. 2. Освободить т. Жукова с поста командующего Одесским военным округом, назначив его командующим одним из меньших округов15. 3. Обязать т. Жукова немедленно сдать в Госфонд все незаконно присвоенные им драгоценности и вещи. ЦК ВКП(б)16 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2198. Лл. 28–29. Подлинник. Машинопись.

№ 11 СООБЩЕНИЕ О ПРИБЫТИИ СОВЕТСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ В ПНР

22 июля 1951 г.

ВАРШАВА, 21 июля. (ТАСС). Сегодня в Варшаву прибыла советская правительственная делегация на празднование Дня возрождения Польши. В состав советской правительственной делегации входят заместитель председателя Совета Министров СССР тов. В.М. Молотов — глава делегации, Маршал Советского Союза Г.К. Жуков[17] и посол СССР в Польше тов. А.А. Соболев.

На польско-советской границе советскую делегацию встретили заместитель председателя Совета Министров Польской Республики Минц и министр иностранных дел Скшешевский. При встрече на границе в честь делегации был выстроен почетный караул.

На Варшавском вокзале советскую делегацию встречали члены правительства Польской Республики во главе с председателем Совета Министров Польши Циранкевичем, маршал Польши Рокоссовский, члены Политбюро ЦК Польской объединенной рабочей партии, посол СССР в Польше А.А. Соболев, послы и посланники стран народной демократии в Польше.

При встрече делегации были исполнены советский и польский государственные гимны и был выстроен почетный караул Войска Польского. Вокзал был украшен советскими и польскими флагами.

«Правда», 1951, 22 июля.

№ 12 РЕЧЬ МАРШАЛА СОВЕТСКОГО СОЮЗА Г.К. ЖУКОВА НА ТОРЖЕСТВЕННОМ ЗАСЕДАНИИ В ВАРШАВЕ, ПОСВЯЩЕННОМ СЕДЬМОЙ ГОДОВЩИНЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ ПОЛЬШИ

21 июля 1951 г. Товарищи!

Разрешите мне от имени солдат и матросов, сержантов и старшин, офицеров, генералов и адмиралов Советской Армии и Военно-Морского Флота Союза Советских Социалистических Республик передать вам и всем трудящимся народнодемократической Польской Республики сердечный привет и поздравление с днем национального праздника — седьмой годовщины возрождения Польши.

Свой национальный праздник трудящиеся Польши и воины Войска Польского встречают в обстановке замечательных побед во всех областях хозяйственного и культурного строительства.

За короткий срок в вашей стране укрепился строй народной демократии. Успешно выполнен первый трехлетний план восстановления и развития народного хозяйства. Из страны аграрной Польша становится страной высокоразвитой индустрии. Ныне, под руководством Польской объединенной рабочей партии, трудящиеся массы Польши с энтузиазмом борются за выполнение шестилетнего плана — плана строительства основ социализма.

Ваши успехи свидетельствуют о неоспоримых преимуществах народно-демократического строя перед строем капиталистическим, о неисчерпаемых возможностях, которые заложены в народной власти.

Советские люди вместе со своим великим вождем и лучшим другом польского народа — товарищем Сталиным с глубоким уважением смотрят на созидательный труд вашего народа и искренне радуются его успехам.

Успехи в строительстве новой Польши стали возможными благодаря успешной совместной вооруженной борьбе наших братских народов против фашистских оккупантов, благодаря братскому сотрудничеству советского и польского народов в послевоенное время.

Русская пословица говорит: «Друзья познаются в беде». В те грозные дни, когда над вашей страной нависла смертельная опасность фашистского порабощения, многие из числа тех, кто выдавал себя за друзей польского народа, забыли о своих обязательствах и не оказали вашей стране помощи в тяжелой беде. Только советский народ и его вождь великий Сталин оказали польскому народу бескорыстную и братскую помощь.

Советские вооруженные силы под руководством Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина освободили народы Польши от гитлеровских оккупантов. Они создали благоприятные условия, позволявшие демократическим силам Польши взять судьбу своего народа в руки самих трудящихся и начать новую жизнь на основах народной демократии.

Тяжелой и упорной была борьба Советской Армии за освобождение Польши от гитлеровских оккупантов. Только в результате исключительного мужества, героизма и воинского мастерства советских войск, доблестно выполнивших волю и планы своего Верховного Главнокомандующего товарища Сталина, эта борьба закончилась полным разгромом врага и освобождением Польши.

Советская Армия нанесла ряд глубоких ударов по гитлеровским войскам в Польше, раздробила их отдельные группировки, а затем ликвидировала их, не дав отойти на запад за Одер и Нейссе.

Выйдя за Одер и Западную Нейссе, Советская Армия обеспечила возврат польских земель, длительное время находившихся под господством немецких капиталистов и помещиков.

Рука об руку с Советской Армией героическую борьбу вели славные польские патриоты. В этой борьбе родилась новая польская армия, начало которой было положено в 1943 году созданием на территории Советского Союза 1-й польской дивизии имени Тадеуша Костюшко. Вслед за первой дивизией был создан ряд новых частей и соединений, которые образовали 1-ю армию Войска Польского, имевшего к июлю 1944 года в своих рядах свыше 120 тысяч человек. Польские воинские формирования были окружены большим вниманием и заботой Советского правительства и лично товарища Сталина.

Вооруженная первоклассной советской боевой техникой, 1-я польская армия была грозной для врага силой.

Свои боевые действия первые части новой польской армии начали еще в районе города Ленино — западнее Смоленска. Здесь солдаты и офицеры Войска Польского получили первое боевое крещение показали блистящие примеры мужества, доблести и массового героизма.

В дальнейшем 1-я польская армия, действуя в составе 1-го Белорусского фронта, принимала непосредственное участие в крупнейших операциях, в разгроме варшавской группировки противника и освобождении столицы Польши — Варшавы, в разгроме восточно-померанской группировки противника, в берлинской операции и вместе с Советской Армией вышла на Эльбу.

В завершающих операциях принимала участие и 2-я польская армия, которая успешно действовала в составе 1-го Украинского фронта в общем направлении на Дрезден.

В жестоких битвах с врагом воины Войска Польского показали себя истинными патриотами своего отечества и, не щадя своей жизни, вместе с воинами Советской Армии боролись за честь, свободу и независимость своей родины.

Боевая дружба между советскими и польскими войсками росла и крепла в огне сражений против гитлеровских захватчиков. Воины Советской Армии с большой любовью и глубоким уважением относились к воинам польской армии.

В своих приказах Генералиссимус Советского Союза товарищ Сталин неоднократно объявлял благодарность доблестным польским воинам. Столица Советского Союза Москва не раз салютовала им. Тысячи польских воинов за отвагу, мужество и героизм награждены орденами Советского Союза.

Советский народ и воины Советской Армии высоко ценят подвиги своих боевых соратников — мужественных польских воинов, сражавшихся против гитлеровских захватчиков.

Пусть же кровь, пролитая воинами Советской Армии и воинами Войска Польского в совместной борьбе, послужит символом нашей вечной дружбы и братства.

Ваша армия — армия нового типа, она целиком отражает народно-демократическую природу государственного устройства своей страны и служит делу защиты народно-демократического строя и созидательного труда своего народа.

Вооруженные силы Польши — прочная опора государственной власти, надежный оплот свободы и независимости страны. Ее воины должны воспитываться в духе беспредельной преданности своей родине, делу социализма и нерушимой дружбе с Советским Союзом.

Связанная узами братства с могучей армией Советского Союза, опираясь на ее богатейший военный опыт, изучая свой собственный опыт и все ценное из военной истории, армия народно-демократической Польши должна неустанно совершенствовать свое военное мастерство. В этом — залог ее боевой мощи.

Сегодня, когда империалисты усиленно готовят новую войну против Советского Союза и стран народной демократии, они стремятся подорвать сотрудничество и братскую дружбу между нашими народами. Мы должны сделать все для того, чтобы всемерно укреплять нашу дружбу и беспощадно бороться с теми, кто пытается ее ослабить.

Товарищи!

Перед вашим народом и армией стоят большие задачи по строительству социализма и укреплению безопасности новой Польши. Позвольте выразить уверенность в том, что польский народ при братской поддержке советского народа, под руководством Польской объединенной рабочей партии и ее вождя президента Польской Народной Демократической Республики Болеслава Берута успешно справится с этими задачами.

В день празднования освобождения польского народа разрешите мне еще раз от имени воинов Советской Армии и Военно-Морского флота пожелать всем гражданам вашей страны и воинам Войска польского дальнейших успехов и счастливого будущего.

Да здравствует вечная и нерушимая дружба польского и советского народов!

Да здравствует боевая дружба Войска Польского и Советской армии!

Да здравствует президент Польской Республики Болеслав Берут!

Да здрвствует мудрый вождь советского народа и всего прогрессивного человечества — великий Сталин! (Б у р н ы е, продолжительные аплодисменты).

«Правда», 1951, 22 июля.

РАЗДЕЛ II. НА ПОСТУ МИНИСТРА ОБОРОНЫ

№ 1 РАБОЧАЯ ПРОТОКОЛЬНАЯ ЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС

7 февраля 1955 г. С присутствием военных (Жуков, Василевский, Конев, Кузнецов, Тимошенко, Соколовский)

1. О министре обороны (т. Хрущев, Булганин, Жуков, Василевский, Конев)

— т. Жукова на министра — т. Жуков предлагает т. Василевского — т. Василевский — у т. Жукова опыт больше если бы меня — это была бы вторая ошибка выделите военно-морские силы. Утвердить т. Жукова

Информация т. Булганина о Высшем Военном Совете а) Верховный совет обороны 1) 7 чел [овек] = 5 членов Президиума Жуков, Василевский б) Высший Военный Совет при Министре обороны 1) более широкий состав с обязательным участием в его работе членов Президиума ЦК.

Тимошенко Василевский Булганин Хрущев Конев

О Военных Советах округов (Конев)

— при командующих сделать их.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 388. Лл. 33–34. Автограф.

№ 2 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС ОБ УТВЕРЖДЕНИИ Г.К. ЖУКОВА МИНИСТРОМ ОБОРОНЫ СССР 7 февраля 1955 г

П106/II О Министре обороны СССР.

(тт. Хрущев, Булганин, Жуков, Василевский, Конев, Ворошилов, Молотов).

Утвердить Министром обороны СССР тов Жукова Г. К.

Секретарь ЦК КПСС Н. ХРУЩЕВ.

РГАНИ Ф 3 Оп 10 Д 126 Л 2 Подлинник Машинопись

№ 3 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС «О СОЗДАНИИ СОВЕТА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР»

П106/III 7 февраля 1955 г

Утвердить представленный проект постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании Совета Обороны Союза ССР

1 Создать Совет Обороны Союза ССР как постоянно действующий орган

На Совет Обороны Союза ССР возложить рассмотрение вопросов обороны страны и Вооруженных Сил

2 Утвердить следующий состав Совета Обороны Союза ССР Председатель Хрущев Н С Члены Булганин Н.А., Ворошилов К. Е., Каганович Л. М., Молотов В. М.,Жуков Г. К., Василевский А. М.

Секретарь ЦК КПСС Н ХРУЩЕВ

РГАНИ Ф 3 Оп 10 Д 126 Л 2 Подлинник Машинопись

№ 4 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС «О СОЗДАНИИ ВОЕННОГО СОВЕТА ПРИ СОВЕТЕ ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР»

П106/IV 7 февраля 1955 г

1 Создать Военный Совет, как совещательный орган, при Совете Обороны Союза ССР

2 Утвердить следующий состав Военного Совета Председатель Жуков Г К Члены Антонов А. И., Баграмян И. X., Бирюзов С. С., Василевский А. М.,

Виноградов В.И., Говоров Л.А., Головко А.Г., Горбатов А.В., Горшков С.Г., Гречко А.А., Еременко А.И., Желтов А.С., Жигарев П.Ф., Захаров М.В., Конев И.С., Кузнецов Н.Г., Кузнецов Ф.Ф., Курасов В.В., Лучинский А.А., Малинин М.С., Малиновский Р.Я., Мерецков К.А., Москаленко К.С., Неделин М.И., Пантелеев Ю.А., Петров И.Е., Полубояров П.П., Соколовский В.Д., Тимошенко С.К., Чабаненко А.Т., Чуйков В.И., Яковлев Н.Д., Вершинин К.А., Басистый Н.Е.


Ответственным Секретарем Военного Совета назначить генерал-полковника Павловского Н.О. Признать обязательным участие в работе Военного Совета при Совете Обороны Союза ССР членов Президиума ЦК КПСС. Секретарь ЦК КПСС Н. ХРУЩЕВ РГАНИ. Ф. 3. Оп. 10. Д. 126. Л. 3. Подлинник. Машинопись.

№ 5 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС

О РЕОРГАНИЗАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО АППАРАТА МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР

16 февраля 1955 г. Совершенно секретно

Существующая организация центрального аппарата Министерства Обороны СССР не полностью отвечает современным требованиям. Во главе Военно-морских сил, Военно-воздушных сил и войск ПВО страны стоят Главнокомандующие, которые имеют соответствующие штабы. Сухопутные войска не имеют Главнокомандующего и штаба.

При такой организации все вопросы, связанные с устройством, обучением, организацией быта и материально-техническим обеспечением Военно-морских и Военно-воздушных сил и войск ПВО Страны проходят через соответствующих Главнокомандующих и их штабы. А вопросы, касающиеся Сухопутных войск, ввиду отсутствия Главнокомандующего Сухопутными войсками и его штаба, поступают на решение непосредственно Министру Обороны и Генерального Штаба. Однако, в связи с большим объемом работы Министра Обороны, он не имеет возможности в деталях заниматься руководством практической деятельностью Сухопутных войск. Военными округами необходимо повседневно руководить и по возможности чаще бывать в войсках, между тем, как Министр Обороны, ввиду большой загрузки работой, может выезжать в округа очень редко и только на крупные учения.

Такое положение с руководством практической деятельностью Сухопутных войск крайне загружает и Генеральный Штаб не свойственной ему работой и отвлекает его от выполнения своих прямых задач по разработке основных проблем подготовки и ведения войны, вопросов военной теории, планов строительства и развития Вооруженных Сил и их оперативного использования.

В целях улучшения качества боевой подготовки Сухопутных войск, Министерство обороны считает необходимым учредить должность Главнокомандующего Сухопутными войсками, он же Первый Заместитель Министра Обороны СССР и создать Главный Штаб Сухопутных войск, без увеличения численности центрального аппарата Министерства Обороны СССР.

Назначить Главнокомандующим Сухопутными войсками — Первым Заместителем Министра Обороны СССР Маршала Советского Союза КОНЕВА Ивана Степановича, освободив его от должности Командующего войсками Прикарпатского военного округа.

Начальником Главного Штаба Сухопутных войск назначить генерала армии МАЛАНДИНА Германа Капитоновича, освободив его от должности Заместителя Начальника Генерального Штаба.

Командующим войсками Прикарпатского военного округа назначить генерал — полковника БАГОВА Павла Ивановича, освободив его от должности Первого Заместителя Главнокомандующего Группой Советских войск в Германии.

На Главнокомандующего Сухопутными войсками и его Штаб возложить непосредственное руководство практической деятельностью Сухопутными войсками и обеспечение их постоянной боевой готовности.

Если будет необходимо учредить должность Главнокомандующего Объединенными Вооруженными Силами Союза и стран народной демократии, то на эту должность можно будет назначить по совместительству Главнокомандующего Сухопутными войсками Маршала Советского Союза КОНЕВА.

В настоящее время вопросами строительства и совершенствования вооруженных сил стран народной демократии занимается Министр Обороны СССР и Генеральный Штаб.

При учреждении должности Главнокомандующего этими объединенными силами вопросы общего руководства и разработка планов строительства вооруженных сил стран народной демократии и их использования также останутся за Министром Обороны СССР и за Генеральным Штабом. Именно поэтому и представляется возможным на должность Главнокомандующего Объединенными Вооруженными Силами Советского Союза и стран народной демократии назначить по совместительству Главнокомандующего Сухопутными войсками Советской Армии.

При указанной структуре центрального аппарата Министерства Обороны задачей Генерального Штаба будет являться координация деятельности всех видов Вооруженных Сил СССР, возглавляемых главнокомандующими, которые являются или первыми заместителями, или заместителями Министра Обороны. В связи с этим, Начальник Генерального Штаба также должен иметь права Первого Заместителя Министра Обороны.

Проекты Постановления ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР прилагаются.[18] Прошу их рассмотреть и утвердить.[19]

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 14. Лл. 59–61. Подлинник. Машинопись.

№ 6 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ПРИСВОЕНИИ ГЕНЕРАЛЬСКИХ ЗВАНИЙ РЯДУ РЕАБИЛИТИРОВАННЫХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

29 апреля 1955 г.

В связи с реабилитацией судебно-следственными органами ряда военнослужащих, занимавших в прошлом ответственные должности в Советской Армии и являвшихся активными участниками гражданской войны и строительства Советских Вооруженных Сил, Министерство обороны СССР считало бы возможным некоторым из них присвоить генеральские звания.

К ним относятся:

1. Комкор Тодорский Александр Иванович, бывший начальник Управления высших военно-учебных заведений РККА. Тов. Тодорский А.И. в Советской Армии служил с августа 1919 г., член КПСС с 1918 г. Активный участник Гражданской войны. За боевые заслуги награжден четырьмя орденами Красного Знамени. За время службы в Советской Армии занимал ряд ответственных должностей в войсках и центральном аппарате Народного комиссариата обороны.

За весь период службы в Советской Армии т. Тодорский характеризовался исключительно с положительной стороны, как видный военный работник, пользовавшийся большим авторитетом в войсках, активно выступающий за генеральную линию Коммунистической партии.

Как теперь установлено, т. Тодорский в 1938 г. был арестован и осужден необоснованно и определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 19 марта 1955 г. приговор в отношении его отменен и дело по его обвинению, за отсутствием состава преступления, прекращено. Решением КПК при ЦК КПСС от 22. IV. 5 5 г. он восстановлен в партии.

Министерство обороны считает возможным присвоить комкору Тодорскому А.И. воинское звание «генерал-лейтенант».

2. Коринженер Фишман Яков Моисеевич, бывший начальник Военнохимического управления и химических войск РККА. Тов. Фишман Я.М. проходил службу в Советской Армии с февраля 1921 г., состоял членом КПСС с 1920 г. (вопрос о восстановлении его в партии рассматривается в партийной комиссии Главного политического управления). Видныйспециалист в области военной химии, в 1937 г. ему была присуждена ученая степень доктора химических наук. Имеет ряд научных трудов и изобретений по военно-химическому делу. В прошлом был награжден орденом «Красная Звезда».

За время службы в Советской Армии т. Фишман Я.М. занимал ряд ответственных должностей, будучи на военно-дипломатической работе и в центральном аппарате Наркомата обороны.

5 января 1955 г. Военная Коллегия Верховного Суда СССР пересмотрела дело по обвинению Фишмана Я.М. и нашла, что он в 1937 г. был арестован, а в 1940 г. осужден необоснованно, и своим определением приговор в отношении его отменила, а дело, за отсутствием состава преступления, прекратила.

Министерство обороны считает возможным присвоить коринженеру Фишману Я.М. воинское звание «генерал-майор технических войск».

3. Корпусной комиссар Говорухин Трофим Кириллович, бывший начальник Политуправления Ленинградского военного округа. Тов. Говорухин Т.К. в Советской Армии с 1918 г., член КПСС с октября 1918 г. Участник гражданской войны. За время службы в Советской Армии занимал ряд ответственных должностей в войсках. Военная Коллегия Верховного Суда СССР 5 марта 1955 г. пересмотрела дело по обвинению т. Говорухина, отменила постановления Особого Совещания при НКВД — МГБ СССР от 23.XII.1940 г. и 15.Х.1949 г., которыми он был необоснованно осужден, и дело, за отсутствием в его действиях состава преступления, прекратила.

Решением КПК при ЦК КПСС от 22 апреля с.г. т. Говорухин восстановлен в рядах партии. Министерство обороны считает возможным присвоить корпусному комиссару Говорухину Т.К. воинское звание «генерал-майор».

4. Дивизионный комиссар Колосов Павел Иосифович, бывший начальник 8 отдела разведывательного Управления РККА. Тов. Колосов П.И. в Советской Армии с 1918 г., член КПСС с ноября 1917 г., активный участник гражданской войны. За боевые заслуги награжден орденом Красного Знамени.

За время службы в Советской Армии занимал ряд ответственных должностей в войсках и центральном аппарате Наркомата обороны.

Военная Коллегия Верховного Суда СССР 18 декабря 1954 г. пересмотрела дело т. Колосова П.И., постановление Особого Совещания от 10 марта 1943 г. в отношении его отменила и дело, за отсутствием состава преступления, прекратила. Министерство обороны считает возможным присвоить Колосову П.И. воинское звание «генерал-майор».[20]

Г. ЖУКОВ

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 282. Лл. 65–67. Копия. Машинопись.

№ 7 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И В.Д. СОКОЛОВСКОГО В ЦК КПСС ОБ ИЗМЕНЕНИИ НАИМЕНОВАНИЯ ПЕРВОГО ПЕРИОДА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ[21]

23 мая 1955 г.

В январе месяце с/г Министерством обороны на рассмотрение Президиума ЦК КПСС было внесено ходатайство об изменении существующего наименования Первого периода Великой Отечественной войны.[22]

В настоящее время этот период носит наименование «Активная оборона Советских Вооруженных Сил».

Учитывая, что такое наименование приводит к неверному представлению о характере действий советских войск в 1941–42 гг. и что оно противоречит принятому у нас понятию содержания активной обороны, министерство просило ЦК КПСС одобрить следующее наименование первого периода: «Срыв замыслов «молниеносной» войны фашистской Германии против Советского Союза и создание условий для коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны».

В последующем Министерство обороны, обсудив этот вопрос на коллегии, пришло к заключению, что предложенное наименование также не является исчерпывающим, поскольку оно не отражает характера событий первого периода войны и содержит только его военно-политический итог. Это может породить неправильное представление о содержании военных событий того времени и той тяжелой обстановки, в которой они протекали.

В связи с этим коллегия просит Президиум ЦК КПСС рассмотреть два новых варианта определений первого периода: Первый вариант — «Период отступления и срыв плана «молниеносной» войны фашистской Германии против Советского Союза»; Второй вариант — «Период отступления, накопления сил и срыв плана «молниеносной» войны фашистской Германии против Советского Союза».[23]

ЖУКОВ СОКОЛОВСКИЙ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 34. Д. 69. Лл. 14–15. Подлинник. Машинопись.

№ 8 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ВЫВОДЕ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ИЗ АВСТРИИ

6 июня 1955 г. ОСОБАЯ ПАПКА Совершенно секретно

Докладываю соображения Министерства Обороны СССР по вопросу вывода советских войск из Австрии.

В Австрии в настоящее время дислоцируется Центральная группа войск в составе:

— Управление Центральной группы войск — 1507 военнослужащих и 308 служащих;

— Сухопутные войска — одна стрелковая дивизия, одна механизированная дивизия и одна зенитно-артиллерийская дивизия, части обслуживания, тыловые части и учреждения и комендатуры. Общая численность сухопутных войск — 29794 военнослужащих и 1547 рабочих и служащих;

— Военно-воздушные силы — Управление 59 воздушной армии, две истребительные авиационные дивизии, отдельный разведывательный авиационный полк, части обслуживания и тылы. Общая численность военно-воздушных сил — 7502 военнослужащих и 816 рабочих и служащих. Всего в советских войсках, расположенных в Австрии, по штату состоит 38803 военнослужащих и 2671 рабочий и служащий.

Кроме того, в Австрии имеются сейчас советские части и учреждения, принадлежащие другим министерствам (части ВЧ связи, учреждения госбанка), численность которых составляет 1817 военнослужащих и 35 служащих.

Министерство Обороны СССР считает необходимым, чтобы советские войска, выводимые из Австрии, были расположены на территории стран народной демократии, в районах, обеспечивающих возможность использования их на том же операционном направлении.

Это соображение диктуется тем, что:

— во-первых, Советский Союз, согласно Протоколу Варшавского Совещания, взял на себя обязательство иметь на территории стран народной демократии для усиления обороны последних определенное количество дивизий и, если наши войска будут выведены из Австрии в Советский Союз, то количество этих дивизий сократится; — во-вторых, Центральная группа войск всеми своими силами прикрывает сейчас важнейшее операционное направление Вена, Львов. Отвод части этих сил куда-либо в сторону от этого направления резко ослабит возможности обороны жизненноважных районов юго-запада нашей страны. Руководствуясь этим, Министерство Обороны СССР намечает соединения, части и учреждения Центральной группы войск, расположенные в Австрии, вывести:

— Управление Центральной группы войск, одну стрелковую, одну механизированную, одну зенитно-артиллерийскую дивизию, части обслуживания, тыловые части и учреждения группы — на территорию Чехословакии. При этом предполагается Управление Центральной группы войск перевести с фронтового на армейский штат. Всего на территорию Чехословакии в составе наших войск будет из Австрии выведено 29518 военнослужащих и 1546 рабочих и служащих;

— одну истребительную авиационную дивизию и отдельный разведывательный авиационный полк, части авиационного обеспечения и обслуживания — на территорию Венгрии.

Управление 59 воздушной армии переформировать в Управление смешанного авиационного корпуса с минимально необходимым тылом, которое объединит истребительную и бомбардировочную авиадивизии, базирующиеся в Венгрии и истребительную авиадивизию, переводимую из Австрии. Управление корпуса дислоцировать на территории Венгрии.

Всего на территорию Венгрии в составе наших ВВС будет из Австрии выведено 3661 военнослужащий и 365 рабочих и служащих;

— одну истребительную авиационную дивизию — на территорию Польши. Всего на территорию Польши будет из Австрии выведено 2662 военнослужащих и 275 рабочих и служащих. Остальные 2962 военнослужащих и 485 рабочих и служащих будут вывезены из Австрии в Советский Союз.

Вопрос о передислокации наших войск из Австрии на территорию Чехословакии, Венгрии и Польши с военным командованием этих стран согласован. Прошу рассмотреть и утвердить.[24]

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 21. Лл. 11–14. Подлинник. Машинопись.

№ 9 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ВОССТАНОВЛЕНИИ ДЕНЕЖНЫХ ВЫПЛАТ НАГРАЖДЕННЫМ ОРДЕНАМИ И МЕДАЛЯМИ ЗА БОЕВЫЕ ПОДВИГИ

14 июня 1955 г.

В связи с предложениями, высказанными на военном совещании в ЦК КПСС в феврале с.г. о необходимости усилить работу по воспитанию армии и всего населения страны на боевых традициях Вооруженных Сил, в духе постоянной готовности к защите Советского государства и придавая особое значение в этом деле боевым орденам и медалям, считаю, что одной из мер, которая могла бы способствовать успешному решению этих задач, является частичное восстановление выплаты денежных вознаграждений за некоторые боевые ордена и медали, полученные за непосредственные боевые подвиги.

Существовавшая в нашей стране до 1948 года система денежных выплат по орденам и медалям непосредственно охватывала широкие круги советских людей, награжденных как за боевые подвиги, так и за успехи в социалистическом строительстве и за выслугу лет. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 сентября 1947 года денежные выплаты, как и другие льготы, предоставлявшиеся орденоносцам, были отменены.

Учитывая необходимость поднять значение боевых орденов и медалей СССР как важного средства в деле воспитания советских людей и имея в виду, что в ряде государств: Корейской Народно-Демократической Республике, Германской Демократической Республике, а также в США, Англии, Франции, Италии и др. существуют некоторые льготы и преимущества для лиц, награжденных орденами, полагаю возможным внести на рассмотрение вопрос о частичном восстановлении денежных выплат за следующие боевые ордена и медали:

Героям Советского Союза — 20 рублей в месяц

За орден Красного Знамени — 15 —»

За орден Отечественной войны I ст. — 10 —»

За орден Отечественной войны II ст. — 8 —»

За орден Славы I ст. — 10 —»

За орден Славы II ст. — 8 —»

За орден Славы III ст. — 5 —»

За медаль «За отвагу» — 3 рубля в месяц

За медаль Ушакова — 3 —»

За медаль Нахимова — 3 —»

Предварительные расчеты сумм, потребных для выплаты за ордена и медали, представляю. Прошу одобрить.[25]

Г. ЖУКОВ

Секретно

СПРАВКА о суммах, необходимых для выплаты вознаграждения лицам, награжденным орденами и медалями Советского Союза


Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы

АП РФ. Ф. 3 Оп. 53. Д. 6. Лл. 2–4. Подлинник. Машинопись.

№ 10 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О НЕОБХОДИМОСТИ СООРУЖЕНИЯ ПАМЯТНИКОВ В ЧЕСТЬ ПОБЕДЫ СОВЕТСКОГО НАРОДА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

14 июня 1955 г. За десять лет, прошедших после Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., у нас в стране не создано ни одного значительного памятника, который отобразил бы великие подвиги советского народа и его армии, совершенные в борьбе с фашизмом за свободу и независимость нашей Родины, достойным образом увековечил бы память погибших советских воинов и служил символом воспитания нашего народа, особенно молодежи, на славных боевых традициях Советских Вооруженных Сил. Места выдающихся сражений минувшей войны, которые свято почитаются советскими людьми и часто посещаются многочисленными экскурсиями и иностранными делегациями, также соответствующим образом не обозначены выразительными памятниками или монументами.

Между тем, такая работа в странах народной демократии и Китайской Народной Республике уже проведена. В этих странах сооружены монументальные памятники погибшим советским воинам и привлечено большое внимание общественности к вопросам воспитания широких масс трудящихся в духе уважения к Советской Армии-освободительнице и ее доблестным воинам.

В целях увековечения побед советского народа и его Вооруженных Сил вВеликой Отечественной войне считал бы необходимым:

1. В ознаменование разгрома фашистских агрессоров под Москвой и всемирно — исторической победы советского народа и его армии в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. соорудить величественный памятник-монумент в г. Москве или в Подмосковье на месте исторического сражения.

2. В память подвига воинов Советской Армии и Флота в боях на подступах к городам, снискавшим в народе бессмертную славу городов-героев, соорудить: а) памятник-монумент в г. Ленинграде — в ознаменование героической обороны города и прорыва блокады Ленинграда в январе 1943 года; б) памятник-монумент в г. Сталинграде — в ознаменование исторической Сталинградской битвы и разгрома гитлеровцев под Сталинградом, положившего начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны;

в) памятник-монумент в городе русской морской славы Севастополе — в ознаменование 250-дневной легендарной обороны Севастополя в 1941–1942 гг. и наступательных боев по освобождению города в 1944 году;

г) памятник-монумент в г. Одессе — в ознаменование 69-дневной героической обороны города-героя в 1941 году и разгрома фашистских оккупантов под Одессой.

3. Поручить Министерству Культуры СССР и Министерству Обороны СССР провести конкурсы на лучшие проекты памятников, рассмотреть представленные проекты и подготовить предложения о конкретных местах сооружения памятников. Сооружение памятников-монументов в городах-героях целесообразно осуществить в комплексе с благоустройством братских кладбищ. Для памятника в Сталинграде мог бы быть взят за основу проект памятника, предложенный группой художников во главе со скульптором Е.В. Вучетичем. (Эскизы проекта памятника прилагаются[26]).

Проект Постановления Совета Министров СССР представляю. Прошу одобрить10. Г. ЖУКОВ

Проект

СОВЕТ МИНИСТРОВ СОЮЗА ССР

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № ___ «__» 1955 г. Москва, Кремль

О сооружении памятников в Москве и городах-героях: Ленинграде, Сталинграде, Севастополе и Одессе

В целях увековечения побед советского народа и его Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне Совет Министров СССР постановляет:

1. Соорудить в 1956 году в г. Москве (в Подмосковье) величественный памятник — монумент в ознаменование разгрома фашистских агрессоров под Москвой и всемирно-исторической победы советского народа и его армии в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

2. Соорудить в 1956–1957 гг.: а) памятник-монумент в г. Ленинграде в ознаменование героической обороны города и прорыва блокады Ленинграда в январе 1943 г.; б) памятник-монумент в г. Сталинграде в ознаменование исторической Сталинградской битвы и разгрома гитлеровцев под Сталинградом, положившего начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны;

в) памятник-монумент в г. Севастополе в ознаменование 250-дневной легендарной обороны Севастополя в 1941–1942 гг. и наступательных боев по освобождению города в 1944 г.;

г) памятник-монумент в г. Одессе в ознаменование 69-дневной героическойобороны города-героя в 1941 году и разгрома фашистских оккупантов под Одессой.

3. Поручить Министерству Культуры СССР и Министерству Обороны СССР провести конкурсы на лучшие проекты памятников, рассмотреть представленные проекты и подготовить предложения о конкретных местах сооружения памятников. РГАНИ. Ф. 4. Оп. 16. Д. 39. Лл. 114–117. Подлинник. Машинопись.

Опубликовано: «Памятник Победы. Документы о сооружении мемориала на Поклонной горе в Москве. 1955–1991 гг.» М, 1995.

№ 11 ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ Г.К. ЖУКОВА С ПРЕЗИДЕНТОМ США ЭЙЗЕНХАУЭРОМ

20 июля 1955 г.

в 12.30

Присутствует посол США в Москве Болен.

ЖУКОВ передает Эйзенхауэру привет от Н.С. Хрущева и Н.А.Булганина и говорит, что советский народ и Советское правительство с самым большим уважением относятся к Эйзенхауэру. Это хорошее отношение появилось не только теперь, но сложилось за годы войны и за послевоенный период.

ЭЙЗЕНХАУЭР благодарит за приветствие и отвечает, что такое отношение к нему, возможно, объясняется тем, что он никогда не занимался руганью или личными выпадами против кого-либо и всегда стремился говорить правду и откровенно излагать свою точку зрения.

ЖУКОВ замечает, что это понимают в Советском Союзе.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что он должен признать, что в США имеются демагоги, которые выступают с различными выпадами и наносят ущерб отношениям между СССР и США.

ЖУКОВ напоминает о совместной борьбе советского и американского народов против германского нацизма и о согласованной работе с Эйзенхауэром в Контрольном Совете в Берлине. Он говорит, что сотрудничество и дружба того времени между советским и американским народами давали основание рассчитывать на плодотворное сотрудничество и в последующие годы. К сожалению, говорит он, эти надежды не оправдались. С тех пор взаимоотношения между СССР и США испортились и в настоящее время они являются ненормальными и вредными для дела мира и дружбы.

ЖУКОВ вспоминает, что в ходе войны и особенно в ее последний период гитлеровское руководство строило все свои военно-политические расчеты на том, что ему удастся поссорить и «столкнуть лбами» СССР и США. Эти расчеты провалились. Однако то, что не удалось сделать гитлеровскому руководству, удалось сделать темным силам в последующий период. Жуков выражает сожаление, что это произошло.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что он также сожалеет об этом.

Эйзенхауэр добавляет, что он просил посла Болена присутствовать на беседе и записывать ее не для того, чтобы эта запись попала в третьи руки или превратилась в какой-то официальный протокол беседы, а как памятка для того, чтобы он, Эйзенхауэр, лучше запомнил все то, что будет говорить ему его старый друг.

ЖУКОВ заявляет, что простой советский народ и руководители партии и правительства Советского Союза желают иметь самые тесные дружественные отношения с Соединенными Штатами. Он, Жуков, считает, что Эйзенхауэр вместе с советскими руководителями должен предпринять серьезные усилия, чтобы отбросить все то, что мешает налаживанию советско-американских отношений, так как на этом наживаются темные силы и некоторые другие государства, которые ловят золотую рыбку в мутной воде. Темные силы, разжигая вражду между советским и американским народами, внушают американскому народу страх и представляют Советский Союз агрессивной страной, которая якобы готова напасть на США.

Он, Жуков, хочет честно и откровенно поговорить с Эйзенхауэром, как солдат с солдатом. Он хорошо знает намерения Советского правительства и ЦК КПСС, знает, что в Москве не думают о войне с Америкой. Советский Союз не думает также нападать и на какие-либо европейские страны. Такая война ему не нужна. Он сыт войной по горло. Советское правительство считает своей главной задачей поднять благосостояние советского народа. Он, Жуков, может заявить об этом со всей откровенностью и хочет, чтобы Эйзенхауэр поверил, что дело обстоит именно так.

ЭЙЗЕНХАУЭР отвечает, что он верит Жукову и, учитывая опыт совместной работы с ним в Берлине, не имеет никаких оснований не доверять его словам.

ЖУКОВ говорит, что на Западе часто говорят о том, что у Советского Союза имеются мощные вооруженные силы, способные напасть на Западную Европу и на Америку. Он, Жуков, не будет скрывать, что Советский Союз располагает мощными наземными и военно-воздушными силами, располагает мощной стратегической авиацией, а также атомным и водородным оружием. Но Советский Союз создал все это не со злым умыслом. Советский Союз вынужден иметь мощные вооруженные силы, хотя это и отражается на гражданской экономике СССР и удовлетворении потребностей народа. Мы не хотим повторения 1941 года. Тем более Советский Союз не может ослабить себя перед лицом угроз, с которыми выступают ответственные военные руководители, включая военных руководителей Североатлантического пакта. Они открыто заявляют о своей готовности разгромить Советский Союз атомными бомбами с военных баз, расположенных вокруг границ СССР. Как полководец Эйзенхауэр поймет, что Советский Союз не может играть в свою безопасность, да и сами США не делают этого. Поэтому надо попытаться найти общий путь, общий язык между СССР и США, чтобы ликвидировать создавшееся недоверие и добиться дружбы между двумя странами. США — богатая страна, но, по моему мнению, и американский народ хотел бы облегчить бремя, которое он несет в связи с гонкой вооружения.

ЭЙЗЕНХАУЭР замечает, что это соответствует действительности.

ЖУКОВ говорит далее, что он не скроет от Эйзенхауэра того, что он приехал в Женеву специально для того, чтобы повидаться со своим старым другом, поговорить с ним по душам и высказать ему то, что у него, Жукова, наболело за эти годы. Он считает, что Эйзенхауэр, который всегда так хорошо высказывался в отношении необходимости обеспечения мира, мог бы сделать многое для восстановления советско-американской дружбы.

ЭЙЗЕНХАУЭР отмечает, что он согласен с Жуковым относительно того, что в конце войны дружба между СССР и США все более укреплялась, и он также сожалеет об ухудшении отношений, происшедшем в послевоенный период.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит далее, что Жуков не остановился на одном обстоятельстве, которое он, Эйзенхауэр, хотел бы подчеркнуть. Дело в том, что в связи с ухудшением советско-американских отношений в Москве стали по необходимости излагать свою версию того, что произошло, а американские руководители, в ответ стали излагать американскому народу свою точку зрения. В результате миллионы людей в США были охвачены страхом и создалось то состояние умов, которое является одним из самых устрашающих фактов создавшегося положения. Если бы он был бы полностью свободен в своих действиях, то он легко мог бы изменить ход событий и улучшить положение. Однако, надо учитывать состояние общественного мнения и поэтому необходимо действовать постепенно, чтобы рассеять недоверие, возникшее за эти годы.

ЖУКОВ соглашается с этим.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что он хотел бы также упомянуть о некоторых событиях, как их понимает он и его правительство. Сразу же после окончания войны США настолько демобилизовали свои вооруженные силы, что у них не хватало войск даже для того, чтобы оккупировать Германию, Японию и Южную Корею и иметь при этом достаточный резерв в США. Правительство США поступило таким образом потому, что считало, что настала новая эра всеобщего мира.

Однако, как только США демобилизовались, они обнаружили, что на них начинают нажимать со всех сторон. Их друзья в Греции подверглись нападению со стороны сил, которых поддерживали из Болгарии, а также в то время и из Югославии. Затем началась блокада Берлина, а на дальнем Востоке на Чан Кайши, который, как бы о нем ни думать, все же был союзником во время войны, также начали нажимать со всех сторон. Наконец, началась корейская война и в результате всего этого США приняли решение начать вооружаться вновь в широких масштабах, хотя тот план, который они приняли, был весьма дорогостоящим и обременительным для американского народа. Соединенные Штаты пришли к выводу, что они должны действовать более твердо для того, чтобы защищать свои интересы, оказавшиеся под угрозой. Они начали оборонять южную Корею, организовали воздушный мост в Германии и создали Североатлантический пакт. Они поступили таким образом потому, что пришли к убеждению, что Москва объединила в одно целое свои вооруженные силы и вооруженные силы Польши, Чехословакии и других восточно-европейских государств. Североатлантический пакт был создан для того, чтобы противодействовать этому, а также для того, чтобы Франция могла впредь не опасаться угрозы со стороны Германии. Таким образом, началась гонка вооружений, начали создаваться запасы атомных и водородных бомб, которые являются весьма дорогостоящими и, по его, Эйзенхауэра, мнению, бесполезными, если бы удалось восстановить доверие между государствами.

ЖУКОВ замечает, что, по его мнению, нет смысла ворошить прошлое. Он допускает, что в прошлом были сделаны ошибки как с той, так и с другой стороны, и он не исключает, что это было сделано из-за того, что поступала неправильная информация. Однако, по его мнению, в настоящее время надо смотреть не в прошлое, а в будущее.

ЭЙЗЕНХАУЭР соглашается с этим и говорит, что он упомянул о прошлом лишь для того, чтобы объяснить политику США в этот период.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит далее, что теперь, когда появилось атомное и водородное оружие, изменились многие понятие, бывшие правильными в прошлом.

Война в современных условиях с применением атомного и водородного оружия стала еще более бессмысленной, чем когда-либо прежде.

ЖУКОВ соглашается с этим. Он говорит, что провел много учений с применением атомного и водородного оружия и лично видел, насколько смертоносно это оружие.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что даже ученые не знают, что произошло бы, скажем, в течение одного месяца, если было бы взорвано 200 водородных бомб и если бы условия благоприятствовали распространению атомной пыли.

ЖУКОВ замечает, что если бы в первые дни войны США сбросили 300–400 бомб на СССР, а Советский Союз, со своей стороны, сбросил такое же количество бомб на США, то можно представить себе, что произошло бы с атмосферой. Он, Жуков, лично стоит за то, чтобы ликвидировать атомное и водородное оружие.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что надо стремиться к этой цели. Однако, разоружения и запрещения атомного оружия, по-видимому, надо добиваться постепенно.

Что если начать процесс регулирования вооружений, продолжает Эйзенхауэр, с Центральной Европы, где каждой стороне не будет разрешено иметь вооруженные силы свыше определенного уровня с установлением соответствующего контроля? Такая система могла бы затем быть распространена и на другие районы.

ЖУКОВ замечает, что главное — сократить вооруженные силы и ликвидировать атомное оружие. ЭЙЗЕНХАУЭР соглашается с этим, но добавляет, что первоначально хорошо было бы испробовать такую систему лишь в одном определенном районе.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит далее, что при любой системе инспекции и контроля та или иная сторона могла бы скрыть от противоположной стороны определенные запасы атомных и водородных бомб. Однако, можно было бы первоначально создать более ограниченную систему инспекции. Например, Советский Союз мог бы послать группу инспекторов в США, которые, возможно, не обнаружили бы запасы атомных бомб, если бы США захотели их скрыть, но поставили бы под контроль крупные военные порты, аэродромы и другие военные объекты, крупные промышленные предприятия, а также средства, при помощи которых доставляются атомные бомбы и другое оружие. Это дало бы возможность положить начало системе надежного контроля и предупредило бы возможность внезапного нападения.

ЖУКОВ замечает, что контроль представляет собой составной элемент системы сокращения вооружений и запрещения атомного и водородного оружия. Однако, главное заключается в том, чтобы сократить вооружение и ликвидировать атомные и водородные бомбы.

ЭЙЗЕНХАУЭР замечает, что он считает это правильным.

ЖУКОВ говорит далее, что желательно было бы сблизить точки зрения США и СССР по вопросу о коллективной безопасности. Он, Жуков, считает создание системы коллективной безопасности очень важным мероприятием, так как создание такой системы повысило бы ответственность участников системы коллективной безопасности и тогда легче было бы наказать того, кто попытается нарушить мир.

ЭЙЗЕНХАУЭР замечает, что вопрос заключается в том, с чего начать в этой области.

ЖУКОВ говорит, что в систему коллективной безопасности могли бы войти четыре государства, участвующие в Женевском совещании, а также другие — желающие — европейские страны. В эту систему могли бы войти две Германии, а впоследствии и объединенная Германия. Пакт-договор, добавляет он, можно было бы уточнить. Главное, чтобы было стремление добиться создания коллективной безопасности и положить конец военным блокам.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что он согласен с тем, что к этому, в конечном счете, надо стремиться. Однако, он хотел бы заметить, что Жуков нарисовал картину будущего, к которому надо подходить постепенно, шаг за шагом.

ЖУКОВ соглашается с этим и говорит, что главное в настоящее время это заложить основы дружбы. Мы с Вами, как известно, придерживаемся разной идеологии, но мы искренне дружим и я глубоко уважаю президента, я полагаю, что наши народы могли бы поддерживать дружественные отношения.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что в произведениях Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина содержатся положения о насильственном уничтожении капиталистической системы, в которую он, Эйзенхауэр, верит. Эти положения марксистского учения никогда не были отвергнуты советскими руководителями и они являются одной из основных причин, вызывающих беспокойство у американского народа.

ЖУКОВ отмечает, что, по его мнению, это напрасная тревога, т. к. никакого руководства коммунистическим движением в мировом масштабе не существует. Он может сказать Эйзенхауэру, что Коммунистическое Информационное Бюро не собиралось с 1949 г. для обсуждения каких-либо вопросов. Если бы руководство иностранными коммунистическими партиями существовало, то, вероятно, в первую очередь оно обратило бы внимание на американскую коммунистическую партию и постаралось поднять ее количественно и качественно до уровня, который позволил бы ей попытаться свергнуть капитализм в США. Однако известно, что американская коммунистическая партия одна из самых слабых компартий. Вопрос о том, какой общественный строй будет существовать в Америке — мы считаем это дело самого американского народа. Что касается учения Маркса, то оно существует уже свыше 100 лет и признается многими людьми многих стран, так же как существует много последователей капиталистической системы. Это дело совести каждого человека.

ЭЙЗЕНХАУЭР замечает, что в марксистском учении все же говорится о насильственном свержении капиталистического строя. Однако его, Эйзенхауэра, обнадеживают два обстоятельства: во-первых, то, что, как говорит Жуков, не существует централизованного руководства над коммунистическими партиями в различных странах и, во-вторых, то что та часть марксистской доктрины, которая говорит о насильственном свержении существующего строя, возможно, забыта или отложена в сторону.

ЭЙЗЕНХАУЭР высказывает далее сожаление, что две величайших державы на земном шаре с огромными производственными возможностями не могут утолить все свои ресурсы на благо своих народов, а также народов других стран. Для того, чтобы они могли делать это, необходимо, прежде всего устранить существующий страх и добиться доверия между ними.

ЖУКОВ говорит, что дело надо вести к тому, чтобы установить тесные отношения и помогать друг другу. Что касается того, отложены ли или забыты те или иные положения марксистской науки, то дело не в этом, а в том, что, как считают в Советском Союзе, в каждой стране одна общественная формация может быть сменена другой, более прогрессивной общественной формацией, но различными способами. В одном случае это может произойти в результате войны, в другом — в результате революции, в третьем — при других обстоятельствах. Нет общего рецепта для прогрессивного развития того или иного государства. Форма общественного строя — это внутреннее дело каждого народа. Что касается Советского Союза, то он не намерен вмешиваться во внутренние дела других государств.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что он упомянул об этом потому, что это — один из вопросов, которые особенно беспокоят американский народ. Чем больше может быть сделано, чтобы доказать народам западных стран, что Советский Союз не имеет намерения вмешиваться в их внутренние дела, тем лучше будет для укрепления доверия и улучшения международных отношений,

ЖУКОВ говорит, что Советский Союз об этом не только заявлял, но, как известно, подписал не одну декларацию на этот счет.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит далее, что он хотел бы коснуться одного острого вопроса, к которому Советский Союз, может быть, имеет только косвенное отношение. Речь идет об американских военнопленных, находящихся в заключении в Китае. Когда он, Эйзенхауэр, стал президентом, то первое, что он сделал, это — помог заключить перемирие в Корее, считая, что это будет способствовать улучшению международной обстановки. Однако, вскоре после этого выяснилось, что пекинское правительство нарушает условия соглашения и задерживает военнопленных, захваченных во время корейской войны. Он, Эйзенхауэр, понимает, что Советский Союз не руководит Китаем. Однако, он хотел бы попросить Жукова, чтобы и Советское Правительство оказало свои добрые услуги в деле освобождения тех 38 или 40 американских военнопленных и гражданских лиц, которые находятся в Китае. Китайское правительство утверждает, что США задерживают китайских студентов, желающих выехать на родину. Однако, это не так, и США готовы согласиться на любую систему инспекции, чтобы доказать, что это не соответствует действительности.

ЖУКОВ отвечает, что он не в курсе того, какое количество американцев находится в плену в Китае. Он слышал, что называлась цифра 13. То письмо, которое он, Жуков, получил от Эйзенхауэра в ответ на свое письмо относительно освобождения мальчика Лысикова и в котором упоминалось о пленных американцах, находящихся в Китае, было послано китайскому правительству. Однако, по понятным причинам, он не мог оказать какого-либо прямого влияния в деле освобождения американцев, находящихся в Китае, так как это дело КНР. Мне известно, что Китай освободил четырех американских летчиков.

Что касается остальных, то он глубоко уверен, что если бы американское правительство попыталось обсудить этот вопрос с правительством КНР, то было бы, очевидно, найдено положительное решение вопроса при условии удовлетворения соответствующих просьб китайской стороны.

ЖУКОВ говорит далее, что поскольку Эйзенхауэр коснулся вопроса о Китае, то он, Жуков, хотел бы посоветоваться с ним о китайской проблеме в целом, решение которой, безусловно, имело бы исключительно важное значение в деле разрядки напряженности на Дальнем Востоке. Он, Жуков, имеет в виду прием Китая в ООН. Жуков задает вопрос, почему КНР не принимают в ООН, и высказывает предположение, что в душе Эйзенхауэр, наверное, согласен с тем, что несправедливо не допускать в эту международную организацию представителей 600-миллионного китайского народа. Почему до сих пор не освобождаются острова Куэмэй и Мацзу, почему не решается вопрос о Тайване. Эти вопросы лихорадят весь мир и осложняют международное положение в целом. Следовало бы войти в положение Китая и понять, что он добивается лишь осуществления своих суверенных прав. Задержка в решении этих вопросов, по его, Жукова, мнению, не на пользу авторитета самих Соединенных Штатов.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что если бы он и Жуков потратили на обсуждение китайской проблемы все то время, которого она заслуживает, то они, вероятно, опоздали бы на сегодняшнее заседание, т. к. это весьма сложный и запутанный вопрос. Он, Эйзенхауэр, понимает точку зрения Жукова, как он ее изложил. Однако история отношений Соединенных Штатов с пекинским правительством — это весьма печальная история и он, Эйзенхауэр, не может описать то возмущение, которое существует в США по этому вопросу. Он надеется, что со временем удастся урегулировать и этот вопрос. Однако это потребует немало времени.

Он, Эйзенхауэр, хотел бы отметить при этом, что, несмотря на многочисленные провокации и давление, он воздержался от того, чтобы направить скольконибудь крупные силы для участия в боях в этом районе, потому что американское правительство хотело избежать кровопролития и войны.

Другой вопрос, который я хотел бы поставить перед маршалом Жуковым, продолжает Эйзенхауэр, касается иностранных военнопленных, якобы все еще находящихся в Советском Союзе. К правительству США неоднократно обращались представители различных стран с просьбами помочь в урегулировании этого вопроса. Говорят, например, что в Советском Союзе все еще находятся до 140 тысяч военнопленных из Западной Германии и т. п. Можно предположить, что некоторые из них были осуждены как военные преступники. Но, по его, Эйзенхауэра, мнению, наступило время для того, чтобы сделать великодушный жест и освободить этих людей. Эйзенхауэр просит Жукова заняться этим вопросом и помочь в его урегулировании, если это возможно.

ЖУКОВ отвечает, что ему хотя и неизвестно точное количество военнопленных, все еще находящихся в Советском Союзе, он убежден, что цифра, названная Эйзенхауэром, во много раз преувеличена. Если в Советском Союзе еще и имеются военнопленные, то это исключительно военные преступники, осужденные за совершенные ими преступления. Как известно, австрийские военнопленные были недавно полностью освобождены; о немецких военнопленных имеется в виду поговорить с западногерманским правительством. Но, учитывая просьбу Эйзенхауэра, он примет меры для выяснения этого вопроса.

ЭЙЗЕНХАУЭР выражает надежду, что отношения между новым руководством в СССР и им, как старым солдатом, будут улучшаться. Он постарается оказать свое влияние в США с тем, чтобы к советскому руководству относились с должным уважением. Со своей стороны, он будет обращать внимание Советского Правительства через посла Болена на все те действия, которые, по его мнению, являются неправильными, и надеется, что Советское Правительство

будет поступать таким же образом, действуя через американское посольство в Москве или через советского посла в Вашингтоне.

В заключение он, Эйзенхауэр, хотел бы попросить Жукова оказать содействие делу воссоединения Германии. Он не думает, что этого можно было бы добиться в настоящее время. Однако он считает желательным создание соответствующего механизма, который дал бы возможность со временем восстановить единство Германии.

Эйзенхауэр выражает надежду, что о Жукове и о нем останется память не как о полководцах, а как о солдатах мира, и что советское руководство также войдет в историю, как правительство, которое способствовало укреплению мира.

ЖУКОВ говорит, что, действительно, новое руководство партии, Советское Правительство действительно прилагает усилия в деле укрепления мира и дружбы народов, и прежде чем уйти, он хотел бы указать на то, что теперь, как известно, в СССР осуществляется коллективное руководство. При этом коллективное руководство в СССР надо понимать не в узком, а в широком смыслеэтого слова, не только Президиум ЦК КПСС, а и весь Центральный Комитет, все Советское Правительство, ЦК и правительства 16 союзных республик, областные комитета партии и т. д. В американской печати появляются иногда злобные сообщения о том, что система коллективного руководства якобы уже не выдержала испытания. Это не соответствует действительности. Наоборот, практика подтвердила силу и мудрость коллективного руководства.

Советский Союз сейчас находится на большом экономическом подъеме: достигнуты большие успехи в развитии промышленности и сельского хозяйства и все усилия направлены на решение экономической задачи поднятия благосостояния народа. Конечно, у нас имеются свои трудности.

Что же касается Германии, то надо продолжать усилия, направленные на ее объединение на тех основах, как это было изложено в выступлении Булганина на Совещании Глав правительств. Желательно, чтобы Эйзенхауэр и правительство США считались с фактом наличия ГДР и терпеливо подошли к решению вопроса об объединении Германии на миролюбивых основах. В качестве ближайшего шага можно было бы включить обе части Германии в систему коллективной безопасности в Европе. Я не думаю, что германский вопрос будет решен на этом Совещании. Тем не менее, мы будем содействовать постепенному урегулированию этого вопроса.

ЭЙЗЕНХАУЭР замечает, что если когда-либо удастся хотя бы частично урегулировать германский вопрос, то он, Эйзенхауэр, приложит усилия к тому, чтобы в Германии не допускалось преследования людей за их политические взгляды или политические действия в прошлом.

В заключение ЖУКОВ благодарит Эйзенхауэра и выражает удовлетворение полезной и приятной беседой. ЭЙЗЕНХАУЭР соглашается с тем, что беседа была приятной и полезной и благодарит Жукова1. Записал О. Трояновский. РГВА. Ф. 41107. Оп. 1. Д. 58. Лл. 2–14. Машинопись. Опубликовано: Новая и новейшая история, 1999, № 5.

№ 12 ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ Г.К. ЖУКОВА С ПРЕЗИДЕНТОМ США ЭЙЗЕНХАУЭРОМ

23 июля 1955 г. в9.30

Присутствуют посол США в СССР Болен и О.А. Трояновский (переводчик).

После взаимных приветствий ЖУКОВ замечает, что совместная работа в Женеве подходит к концу.

ЭЙЗЕНХАУЭР выражает надежду, что в Женеве положено начало процессу, который будет продолжаться.

ЖУКОВ соглашается с этим и выражает сожаление, что упущено много времени для личных контактов руководителей государств в прошлом. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

ЖУКОВ говорит, что если в отношениях между двумя странами возникают шероховатости, то лучше всего преодолевать эти шероховатости путем взаимных встреч и поездок руководителей государств и друзей.

ЭЙЗЕНХАУЭР отвечает, что беда в том, что руководители СССР и США очень занятые люди и трудно бывает договориться о таких встречах и поездках. Тем не менее, он, Эйзенхауэр, надеется, что такие встречи будут устраиваться в будущем.

ЖУКОВ говорит, что Эйзенхауэр, по-видимому, убедился в тех добрых чувствах, которые Хрущев, Булганин и другие советские руководители испытывают в отношении Эйзенхауэра и в отношении американского народа.

ЭЙЗЕНХАУЭР отвечает, что он с большим удовольствием встречался с руководителями Советского Союза и надеется, что такие встречи состоятся и в будущем, так как они обнадеживают и ободряют как советский, так и американский народы. Он, Эйзенхауэр, глубоко удовлетворен сердечной обстановкой, существующей в Женеве, и считает, что это является хорошим знаком для развития советско-американских отношений в будущем.

ЭЙЗЕНХАУЭР добавляет, что он, тем не менее, был разочарован ходом рассмотрения на совещании конкретных вопросов международного положения. Например, советская делегация внесла предложение о заключении общеевропейского пакта безопасности. Он, Эйзенхауэр, считал, что это предложение является слишком сложным, связанным со слишком большим количеством стран и что его осуществление потребовало бы годы. Он, Эйзенхауэр, вообще приехал в Женеву не решать этот вопрос. Однако, Советская делегация настаивала на обсуждении этого предложения, и, по совету членов своей делегации, он, Эйзенхауэр, в конечном счете согласился на то, чтобы это предложение было подвергнуто обсуждению в Женеве.

Таким образом, он, Эйзенхауэр, сделал все от него зависящее, чтобы лояльно работать совместно с другими делегациями в надежде на то, что это приведет к положительным результатам. Однако, когда министры иностранных дел приступили к обсуждению директив для октябрьского совещания министров, Молотов заявил, что некоторые пункты, которым американская делегация придает большое значение, являются неприемлемыми. Это вызвало разочарование у него, Эйзенхауэра, так как он, со своей стороны, пошел на большие уступки и считал, что Советская делегация могла бы принять те небольшие предложения, которые внесла делегация США, имея в виду облегчить дело воссоединения Германии. Возражения Советской делегации против некоторых пунктов американского проекта директив для министров иностранных дел существенно затрудняют работу совещания. Он, Эйзенхауэр, понимает, что его друг, Жуков, не несет ответственности за это, но он хочет, чтобы Жуков понял, что германский вопрос имеет большое значение в США, значительная часть населения которых, в том числе и он сам, состоит из выходцев из Германии. Поэтому правительство США придает большое значение быстрому воссоединению Германии, и ему трудно было бы объяснить американскому народу, если бы американская делегация согласилась поставить вопрос об объединении Германии позади вопроса о заключении общеевропейского пакта безопасности, тем более, что он, Эйзенхауэр, первоначально считал, что этот вопрос вообще не подлежит обсуждению в Женеве. Он, Эйзенхауэр, полагает, что логичнее всего при составлении директив для министров иностранных дел было бы поставить вопрос об объединении Германии на первый план в соответствии с тем порядком, в котором обсуждались вопросы главами правительств.

ЖУКОВ отвечает, что большие дела сразу не делаются и что, по его мнению, встреча в Женеве прошла не без пользы. Если даже сразу не удастся договориться по вопросам, интересующим всех участников совещания, то он, Жуков, уверен, что эти вопросы можно будет урегулировать в будущем, если они будут обсуждаться терпеливо и в духе доброй воли, что касается вопроса о коллективной безопасности, то это вопрос является решающим. В этом вопросе заинтересованы все народы Европы, это вопрос, в конечном счете, мира или войны в Европе. Германский вопрос входит составным элементом в этот основной вопрос.

ЭЙЗЕНХАУЭР соглашается с этим и добавляет, что он, конечно, не считает, что Женевская встреча была бесполезной. Как он уже сказал в начале беседы, эта встреча, по его мнению, будет способствовать благоприятному развитию советско-американских отношений. Однако, он хотел бы подчеркнуть, что американский народ ожидает прогресса по существу основного вопроса из числа обсуждавшихся вопросов на Женевском Совещании, а основной вопрос для США это германский вопрос.

ЖУКОВ отвечает, что Советский Союз заинтересован в решении всех основных вопросов. Советский народ ожидает положительных результатов от женевского Совещания и, если делегации США, Советского Союза, Англии и Франции вернутся на родину с плохими результатами, то это вызовет неприятную реакцию у народа. Однако, он, Жуков, полагает, что еще есть время для того, чтобы сблизить точки зрения делегаций и добиться решения, которое даст надежду народам. Если этого не будет достигнуто, то народы четырех стран не похвалят свои делегации и, в первую очередь, их руководителей.

Что касается германского вопроса, то ему, Жукову, кажется, что Эйзенхауэр не совсем прав, настаивая на том, что в решениях совещания этот вопрос должен занять то же положение, что и в повестке дня совещания, Я повторяю, что для современного положения вопрос о безопасности в Европе является более важным, ибо в нем заинтересованы все страны мира. Это вопрос о мире или войне, в то время как германский вопрос, хотя и имеет принципиальное значение, является все же частным вопросом.

Откровенно говоря, продолжает ЖУКОВ, если бы не парижские соглашения и не включение Западной Германии в Североатлантический пакт, то было бы легче достичь соглашения об объединении Германии. Но, к сожалению, Западная Германия теперь включена в НАТО в то время, как Восточная Германия стала участником Варшавского пакта. Это, безусловно, осложнило положение. Поэтому к решению германского вопроса при настоящих условиях лучше всего было бы подойти через создание системы безопасности в Европе. Такова точка зрения советского народа, и советская делегация не может отступить от этой позиции при всем ее уважении к Эйзенхауэру. Он, Жуков, как друг, хотел бы призвать Эйзенхауэра пойти на компромиссное решение во имя большого дела. Советский народ высоко оценил бы такой шаг со стороны Эйзенхауэра. Я исхожу из того, что положительные результаты Женевского Совещания в интересах не только СССР или США, но и в интересах дружбы между ними и укрепления мира между всеми народами.

ЭЙЗЕНХАУЭР заявляет, что он не прекратит поиски путей для примирения различных точек зрения, выявившихся на совещании. Если он придумает, что-либо положительное в этом направлении, то он, безусловно, внесет соответствующее предложение. Он согласен с Жуковым, что было бы печально уехать из Женевы, не достигнув ничего, кроме более дружественного подхода к решению вопросов. Это — важно, но недостаточно. Поэтому он, Эйзенхауэр, надеялся, что в Женеве удастся выработать согласованные директивы для министров иностранных дел. Если не удастся примирить различные точки зрения по первому вопросу повестки дня, а именно — по вопросу об объединении Германии, то это создаст большой пробел в результатах совещания. Поэтому он продолжает считать, что наилучшим путем урегулирования вопроса о директивах было бы поставить вопрос об объединении Германии на то место, которое он занимал в повестке дня Женевского Совещания.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит далее, что он с удовольствием, конечно, познакомился с Булганиным и Хрущевым, они произвели на него очень хорошее впечатление, гораздо лучше, чем он слышал по рассказам других и информации. Другие члены американской делегации также говорили ему, что им понравились новые советские руководители. Поэтому он согласен с Жуковым, что Женевское Совещание не будет полностью лишено положительных результатов, так как установление дружественных отношений между советскими и американскими руководителями облегчит достижение положительных решений в будущем. Возможно, созданию дружественной обстановки в Женеве способствовало и то обстоятельство, что на совещании присутствовали Жуков и он, Эйзенхауэр.

ЖУКОВ говорит, что до самого конца совещания он не будет терять надежды на возможность достижения соглашения. Если Эйзенхауэр и его коллеги проявят мудрость и согласятся на компромиссное решение вопросов, то это даст возможность народам вздохнуть с облегчением.

ЖУКОВ говорит, что он не дипломат и ищет выход из создавшегося положения по-солдатски. Его друг Эйзенхауэр более искушен в этих делах и он, очевидно, отдает себе отчет в том, что каждый из вопросов, включенных в проект директив, имеет большое значение, но важнейшие из них для народов Европы все же вопросы безопасности и разоружения.

ЭЙЗЕНХАУЭР отвечает, что как Жуков знает, он лишь недавно занялся политическими делами и поэтому не считает себя специалистом в этой области. Делегация США уже проявила свой примирительный дух, поэтому желательно было бы, чтобы советская делегация, со своей стороны, также пошла на компромиссное решение вопроса.

ЖУКОВ заявляет, что он хотел бы также коснуться вопроса о разоружении. По его мнению, неплохо было бы принять такое решение, при котором этот вопрос параллельно рассматривался бы и в ООН, но в основном обсуждался бы на совещании министров иностранных дел, чтобы не принижать значимости этой проблемы. У Советской делегации сложилось мнение, что если обсуждение этого вопроса будет ограничено комиссией по разоружению ООН, то это будет принижать его значение, и возможно будет похоронено в стенах ООН.

ЭЙЗЕНХАУЭР заявляет, что он придерживается противоположного мнения. Он считает, что, когда создается специальная группа или комитет для обсуждения того или иного вопроса с последующим докладом министрам иностранных дел, то это, напротив, подчеркивает значение данного вопроса.

ЖУКОВ обращает внимание на то, что проблема разоружения наряду со специальными техническими аспектами содержит некоторые принципиально политические моменты, которые подлежат обсуждении в высоком органе. Поэтому ему, Жукову, кажется, что можно было бы пойти на компромиссное решение вопроса, согласившись на то, что вопрос о разоружении будет обсуждаться параллельно как в ООН, так и министрами иностранных дел.

ЭЙЗЕНХАУЭР отвечает, что он обдумает эту идею. Он выражает удовлетворение тем, что Жуков пришел повидаться с ним перед отъездом, несмотря на то, что, как известно, члены всех делегаций сейчас перегружены работой.

ЭЙЗЕНХАУЭР говорит далее, что он сейчас вполне убежден, что Советский Союз, как и США, хочет мира и не хочет войны, большой или малой.

Однако, существует проблема разделенных стран, таких как Корея, Вьетнам, Германия и Китай. Эта проблема требует своего урегулирования прежде чем можно говорить о стабилизации международного положения. Что касается Китая, то он, Эйзенхауэр, просил бы Советское правительство попытаться убедить членов пекинского правительства, что вопросы, связанные с разделением Китая, нельзя решить силой, а следует терпеливо ждать мирного урегулирования, которое может потребовать некоторого времени. Следует попытаться удержать китайцев от таких действий, о которых потом все бы сожалели. Он, Эйзенхауэр, не собирается, конечно, ставить Советское правительство в положение правительства, несущего ответственность за это дело; он лишь предлагает, чтобы Советское правительство оказало свои добрые услуги в этом вопросе.

ЖУКОВ отвечает, что он поддерживает высказанную Эйзенхауэром точку зрения. Насколько ему известно, Китай не стремится развязывать военный конфликт в этом районе. Китайцы до сих пор терпеливо ждали и, по его, Жукова, мнению, они будут готовы подождать еще, если у них будут надежды на благоприятное решение вопроса в конечном итоге. Жуков добавляет, что, как ему кажется, лучшим методом урегулирования положения на Дальнем Востоке явились бы непосредственные переговоры между США и КНР, сначала по мелким, затем и по крупным вопросам.

ЭЙЗЕНХАУЭР выражает надежду, что такие переговоры будут иметь место. Однако, он просит Жукова учитывать, что действия правительства КНР вызвали большое возмущение среди американского народа и являются серьезным препятствием на пути урегулирования дальневосточных вопросов.

ЖУКОВ говорит, что в заключение он хотел бы узнать мнение Эйзенхауэра по некоторым моментам, связанным с разоружением. В своих выступлениях на совещании Эйзенхауэр не высказал отношения американского правительства к советским предложениям об установления определенного уровня вооружений и вооруженных сил для государств, о создании системы эффективного международного контроля и о ликвидации атомного и водородного оружия. Поэтому, прежде чем покинуть президента, он, Жуков, хотел бы уяснить для себя, как относится правительство США к этим вопросам.

ЭЙЗЕНХАУЭР отвечает, что, ознакомившись с советскими предложениями о разоружении, он сразу увидел, что эти предложения затрагивают целыйряд стран и касаются таких конкретных вопросов, которые лучше всего было бы обсудить на совещании министров иностранных дел или в специальном подкомитете. Поэтому он воздержался от того, чтобы определить свою позицию по этим вопросам, тем более, что, как в его заявлениях, так и в советских предложениях от 10 мая, говорится о том, что не существует возможности обнаружить атомное оружие, если то или иное государство пожелает утаить это оружие. Все это поднимает целый ряд весьма сложных вопросов, в которых он, Эйзенхауэр, хотел, бы тщательно разобраться прежде чем высказать свою точку зрения. Однако, он, безусловно, серьезно рассмотрит любое предложение по разоружению.

ЖУКОВ прощается с Эйзенхауэром и спрашивает, как поживают его внуки.

ЭЙЗЕНХАУЭР отвечает, что они здоровы и что он надеется завтра их увидеть. ЖУКОВ говорит, что он надеется когда-либо увидеть внуков Эйзенхауэра в США, а он внуков Жукова в Москве.

ЭЙЗЕНХАУЭР отвечает, что если бы его внуки были бы немного побольше, он бы их привез сюда, он надеется, что ему удастся еще побывать в Москве, что когда-нибудь надо будет договориться о приезде Жукова в США.

ЖУКОВ замечает, что такие поездки советских и американских руководителей имели бы большое положительное значение в деле установления дружественных взаимоотношений.

Записал: Трояновский

РГВА. Ф. 41107. Оп. 1. Д. 58. Лл. 15–23. Машинопись.

Опубликовано: Новая и новейшая история, 1999, № 5.

№ 13 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И М.С. МАЛИНИНА В ЦК КПСС О ВЫВОДЕ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ИЗ АВСТРИИ

30 июля 1955 г.

ОСОБАЯ ПАПКА Совершенно секретно

В соответствии с поручением Президиума ЦК КПСС от 21 июля с.г., докладываем переработанные соображения о выводе наших войск из Австрии.

1. Дислоцирующиеся в Австрии: полевое управление Центральной группы войск, управление 59 Воздушной армии, 95 гв. стрелковую дивизию, 13 гв. механизированную дивизию, 23 зенитную артиллерийскую дивизию, 10 гв. и 330 истребительные авиационные дивизии, 375 отдельный разведывательный авиационный полк, части обеспечения и обслужив ания, общей численностью 39 382 военнослужащих и 2 483 рабочих и служащих, вывести до 1 октября 1955 года на территорию Советского Союза.

2. Выводимые соединения, части и учреждения, кроме 23 зенитной артиллерийской, 10 гв. и 330 авиационных дивизий, 375 разведывательного авиационного полка и частей радиоразведки «ОСНАЗ», общей численностью 30 117 военнослужащих и 1 964 служащих, расформировать на территории Прикарпатского и Одесского военных округов. 23 зенитную артиллерийскую, 10 гв. и 330 истребительные авиационные дивизии и 375 отдельный разведывательный авиационный полк с их частями обеспечения и обслуживания, а также радиочасти «ОСНАЗ», общей численностью 9 265 военнослужащих и 519 служащих, сохранить и передислоцировать на территорию Белорусского, Прикарпатского, Одесского, Киевского, Таврического и Приволжского военных округов.

Взамен сохраняемых соединений и частей сократить на вышеуказанную численность Советскую Армию за счет расформирования и сокращения численности других частей боевого обеспечения и обслуживания, согласно прилагаемой ведомости.

3. На территории Венгрии дислоцируются две механизированные и две авиационные советские дивизии, управление которыми в настоящее время осуществляется из Австрии Штабом Центральной группы войск и Штабом 59 Воздушной Армии. Управленческий аппарат этих штабов с частями связи, радиолокации, охраны и обслуживания составляет 4 552 военнослужащих и 570 служащих.

Для руководства остающимися войсками в Венгрии, за счет расформировываемых штабов Центральной группы войск и 59 Воздушной Армии, сформировать управление Особого корпуса с авиационным отделом и минимальным количеством частей боевого обеспечения, связи, радиолокации, охраны и обслуживания, общей численностью 903 военнослужащих и 40 служащих, подчинив его непосредственно Главнокомандующему Сухопутными войсками.

Создание такого корпусного управления позволит организовать планомерную боевую подготовку, взаимодействие, поддержание воинской дисциплины, контроль и снабжение этих войск, а также разрешение с венгерскими властями различных вопросов, связанных с дислокацией наших войск в Венгрии.

4. На территории Австрии расположены отдельный дивизион спецслужбы и четыре роты 3 полка правительственной ВЧ связи КГБ при Совете Министров СССР, общей численностью 1 163 человека. Комитет Госбезопасности (т. Серов И.А.) предлагает отдельный дивизион спецслужбы передислоцировать в Московский военный округ и сохранить в существующей численности, а подразделения 3 полка правительственной ВЧ связи вывести на территорию Прибалтийского военного округа и расформировать. Для управления четырьмя ротами этого же полка, находящимися в Венгрии, сформировать штаб батальона численностью 65 человек.

5. Лучшую часть офицерского состава расформировываемых соединений, частей и учреждений обратить на замену офицеров, не отвечающих требованиям службы в войсках, остальных, а также замененных уволить в запас и в отставку установленным порядком.

6. Вооружение, технику и имущество, находящиеся в войсках и на складах Центральной группы войск, расположенных в Австрии, вывезти на территорию СССР и передать в войска на покрытие некомплекта.

7. Вывод войск и вывоз грузов из Австрии на территорию Советского Союза осуществить по железным дорогам через перегрузочные районы Чоп и Унгены, а также водным путем по реке Дунай. Общий объем железнодорожных перевозок составляет около 400 поездов по 50 вагонов каждый, из которых 345 поездов под войска и табельное военное имущество и 55 поездов — нетабельное имущество и прочие грузы.

Через перегрузочный район Чоп направить 260 поездов с темпом 3–6 поездов в сутки и через Унгены — ПО поездов с темпом 2 поезда в сутки. Остальные имущество и грузы на 30 поездов отправить по реке Дунай в Одесский военный округ.

Для осуществления указанного объема перевозок потребуется 55 суток. Кроме этого вывозу подлежат 12 070 человек семей офицеров. Вывоз семей офицеров и военного имущества уже производится.

8. Подвижной железнодорожный состав, принадлежащий Советскому Союзу и находящийся в ведении Центральной группы войск, согласно Постановлению Совета Министров СССР от 19 июня 1952 года № 2825–1070с, в количестве автомотрис — 3, классных вагонов — 20, грузовых вагонов — 6, цистерн — 159, платформ — 273, вывести на территорию Венгрии и оставить в распоряжении наших войск.

Представляем проекты постановлений по данному вопросу. Просим их рассмотреть и утвердить. Если наши соображения будут утверждены, то вывод войск из Австрии будет произведен в соответствии с прилагаемым планом.[27]

Г. ЖУКОВ М. МАЛИ НИН АП РФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 21. Лл. 104–107. Подлинник. Машинопись.

№ 14 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О СОКРАЩЕНИИ СРОКОВ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

8 августа 1955 г.

Совершенно секретно

Особой важности

В настоящее время в соответствии с Законом о всеобщей воинской обязанности и Указами Президиума Верховного Совета СССР старшины и матросы на кораблях, в флотских и ремонтных частях Военно-морского флота, проходят действительную военную службу в течение 5 лет, а сержанты и солдаты Военновоздушных сил, береговой обороны, радиотехнических частей, кораблей пограничных войск и частей специальной службы Комитета Государственной безопасности проходят действительную военную службу в течение 4 лет. Во всех остальных частях Вооруженных Сил Союза ССР — 3 года.

В связи с сокращением войск, выводимых из Австрии и намечаемым дополнительным сокращением Вооруженных Сил всего на 340 тысяч человек, а также ввиду возросшего общеобразовательного уровня граждан, призываемых на действительную военную службу, Министерство обороны вносит предложение о сокращении сроков действительной военной службы для старшин и матросов кораблей и флотских частей Военно-морского флота с 5 лет до 4 лет, а для сержантов и солдат Военно-воздушных сил армии и флота, береговой обороны, радиотехнических частей, кораблей пограничных войск и частей специальной службы КГБ с 4 лет до 3 лет.

При сокращении сроков действительной военной службы ежегодная потребность Вооруженных Сил в молодом пополнении на замену увольняемых в запас возрастет на 92 090 чел. Такой рост ежегодной потребности вытекает из того положения, что на кораблях и в частях Военно-морского флота с 5-летним сроком службы состоит 324 182 старшин и матросов, из них ежегодно подлежит увольнению в запас 64 836 чел. При переводе на 4-летний срок службы ежегодно должно будет увольняться в запас 81 045 чел., т. е. на 16209 чел. больше, чем при 5-летнем сроке службы.

В частях с 4-летним сроком службы состоит 901 567 сержантов и солдат, из них ежегодно подлежит увольнению в запас 227 641 чел. При переводе на 3-летний срок службы из этих частей должно будет увольняться в запас 303 522 чел., т. е. на 75 891 чел. больше, чем при 4-летнем сроке службы.

Таким образом, из частей с 5 и 4-летними сроками службы будет увольняться на 92 090 чел. больше, чем увольняется при существующих сроках службы и поэтому на 92 090 чел. возрастет потребность в молодом пополнении.

Сокращение войск, выводимых из Австрии, а также намечаемое сокращение Вооруженных Сил всего на 340 тысяч человек и содержание в 1956 году Вооруженных Сил в некомплекте на 300 000 сержантов и солдат уменьшает потребность в молодом пополнении на 174 130 чел.

Переход на новые сроки службы с одновременным сокращением численности армии и флота не увеличит потребности в молодом пополнении при очередных призывах.

Сокращенные сроки службы при первом очередном увольнении вызовут необходимость уволить с действительной военной службы военнослужащих не одного года призыва, как это проводится в настоящее время, а двух годов призыва.

Так, с кораблей и частей флота с 5-летним сроком службы (где устанавливается срок службы в 4 года) должны быть уволены одновременно старшины и матросы, прослужившие 5 и 4 года, а из частей с 4-летним сроком службы (гдеустанавливается срок службы в 3 года) — прослужившие 4 и 3 года.

Учитывая, что предлагаемое сокращение сроков действительной военной службы влечет увеличение потребности в старшинах, сержантах и младших специалистах на замену ежегодно увольняемых в запас, Министерство обороны, в целях создания нормальных условий для перехода на новые сроки службы, просит утвердить проведение следующих мероприятий:

— переход на новые сроки службы установить с 1 января 1956 года; — сержантов, старшин и матросов Военно-морского флота 5-го года службы, сержантов и солдат Военно-воздушных сил армии и флота, частей береговой обороны, радиотехнических частей, частей специальной службы Комитета Госбезопасности и кораблей пограничных войск 4-го года службы уволить в запас при очередном увольнении осенью 1955 года; — сержантов, старшин и матросов кораблей и частей Военно-морского флота с 5-летним сроком службы, отслуживших 4 года, а также сержантов, старшин, солдат и матросов Военно-воздушных сил армии и флота, частей береговой обороны, радиотехнических частей, частей специальной службы Комитета Госбезопасности и кораблей пограничных войск с 4-летним сроком службы, отслуживших 3 года специалистов, общей численностью 154 000 чел., уволить в запас в марте 1956 года, а неспециалистов, общей численностью 221 000 чел., в декабре месяце 1955 года. Задержка до марта месяца 1956 года 154 000 чел. вызывается необходимостью подготовки в течение зимнего периода требуемых на их замену сержантов и младших специалистов.

В связи с сокращением сроков службы возникает необходимость отменить Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР от 7 августа 1951 года и установить для лиц, имеющих среднее образование, сроки прохождения действительной военной службы на общих основаниях, т. е. в частях с 3-летним сроком службы — 3 года и в частях с 4-летним сроком службы — 4 года.

Проекты Постановления Президиума ЦК КПСС и Указа Президиума Верховного Совета СССР прилагаю13. Прошу рассмотреть и утвердить14.

Г. ЖУКОВ АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 164. Лл. 4–7. Подлинник. Машинопись.

№ 15 СПРАВКА-ДОКЛАД Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О СОКРАЩЕНИИ ЧИСЛЕННОСТИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР

12 августа 1955 г.

Совершенно секретно

Особой важности

1. В настоящее время штатная численность Вооруженных Сил составляет 4 815 870 человек. Фактически по списку содержится 4 637 523 человека, в том числе: офицеров — 905 093 и личного состава мастерских, ремонтных органов, строительных частей, контрольно-приемного аппарата и научно-исследовательских учреждений — 370 731 человек. Некомплект составляет 178 347 человек. Фактическая списочная численность по видам Вооруженных Сил распределяется следующим образом:

Сухопутные войска — 2 321 243 чел.

Военно-морской флот — 747 452 чел.

Военно-воздушные силы — 732 322 чел.

Войска ПВО страны — 498 931 чел.

Воздушно-десантные войска — 84 201 чел.

Аэродромно-строительные и строительные части — 253 374 чел.

Министерство обороны предлагает сократить к 15 декабря 1955 года штатную и списочную численность Вооруженных Сил на 340 000 чел., в том числе и войск, выводимых из Австрии, и, кроме того, установить после сокращения обязательный некомплект личного состава Вооруженных Сил в количестве 300 000 человек с учетом уже имеющегося некомплекта.

Сокращаемый личный состав в количестве 540 тысяч человек, а также военнослужащих за счет установленного обязательного некомплекта уволить в запас. По отдельным видам Вооруженных Сил штатную и списочную численность намечается сократить:

Сухопутные войска — на 210 000 чел.

Военно-морской флот — на 33 000 чел.

Военно-воздушные силы — на 16 500 чел.

Войска ПВО страны — на 29 000 чел.

Войска, выводимые из Австрии — на 38 500 чел.

В связи с сокращением частей и соединений и уменьшением численности рот и батарей, в числе 340 000 человек предусматривается сократить должности заместителей по политической части командиров рот и батарей и вместо них создать партийно-политический аппарат в батальонах, как это было в период Великой Отечественной войны, что даст — 13 000 офицеров.

Сокращение численности Вооруженных Сил Министерство обороны предлагает осуществить путем:

— перевода на штаты меньшей численности стрелковых, механизированных и танковых дивизий, дислоцируемых на территории СССР, а также сокращения численности морской пехоты и береговой обороны;

— переформирования 13 корпусных артиллерийских бригад в корпусные артиллерийские полки;

— сокращения численности артиллерийских дивизий прорыва;

— расформирования 11 управлений авиационных корпусов ВВС из 17 имеющихся и 2 управлений авиакорпусов истребительной авиации ПВО из 7 имеющихся. Руководство авиационными дивизиями возлагается непосредственно на воздушные армии; — переформирования пяти прожекторных дивизий в десять отдельных прожекторных полков;

— переформирования Амурской флотилии в Военно-речную базу и СевероТихоокеанской флотилии в Военно-морскую базу 1 разряда;

— сокращения численности частей боевого обеспечения, тыловых и строительных частей и учреждений, военно-учебных заведений и сокращения отдельных должностей.

2. В соответствии с Постановлениями Совета Министров Союза ССР от 25 ноября 1954 года №№ 2386–1140 и 2382–1136, Министерство обороны обязано сформировать в период 1955–1957 гг. 39 бомбардировочных авиадивизий, в том числе:

8 дивизий стратегической авиации;

11 дивизий дальней авиации;

20 дивизий фронтовой авиации и

16 бомбардировочных третьих авиаполков для существующих бомбардировочных и минно-торпедных дивизий двухполкового состава фронтовой авиации и авиации Военно-морского флота.

На основании указанных Постановлений Правительства Министерством обороны в 1955 году формируются: 1 дивизия стратегической авиации, 5 дивизий дальней авиации, 2 бомбардировочные дивизии фронтовой авиации, а также 6 бомбардировочных авиаполков для существующих бомбардировочных авиадивизий двухполкового состава фронтовой авиации.

В 1956 году Министерство обороны считает целесообразным провести формирования только одной стратегической авиадивизии и одного авиаполка. Все остальные формирования дальней и фронтовой авиации отнести на более поздние сроки. Указанные соображения уже учтены в представленном проекте по бюджету Министерства обороны на 1956 год. Предложения Министерства обороны по удлинению сроков формирования указанных выше авиационных соединений будут представлены дополнительно.

Г. ЖУКОВ

АПРФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 299. Лл. 10–12. Подлинник. Машинопись.

№ 16 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О НАГРАЖДЕНИИ В.А. ПАРХОМЕНКО

5 сентября 1955 г. 29 сентября 1955 года исполняется 50 лет со дня рождения Командующего Черноморским Флотом вице-адмирала ПАРХОМЕНКО Виктора Александровича. Тов. ПАРХОМЕНКО В.А. служит в Военно-Морском флоте 32 года.

В годы Великой Отечественной войны тов. ПАРХОМЕНКО В.А. принимал активное участие в боевых действиях, командуя эскадренным миноносцем, дивизионом эскадренных миноносцев и крейсером Черноморского Флота.

Учитывая его заслуги перед Военно-Морским Флотом и в связи с 50-летием со дня рождения, Министерство Обороны СССР вносит предложение о награждении вице-адмирала ПАРХОМЕНКО В.А. орденом ЛЕНИНА.[28]

Проект Указа Президиума Верховного Совета СССР по этому вопросу прилагается.

Г. ЖУКОВ

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О награждении вице-адмирала ПАРХОМЕНКО В.А. орденом ЛЕНИНА

В связи с пятидесятилетием со дня рождения вице-адмирала ПАРХОМЕНКО В.А. и отмечая его заслуги перед военно-морским флотом, наградить тов. ПАРХОМЕНКО Виктора Александровича орденом ЛЕНИНА.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР (К. ВОРОШИЛОВ)

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР (Н. ИЕГОВ)

Москва, Кремль РГАНИ. Ф. 5. Оп. 47. Д. 58. Л. 122, 124. Подлинник. Машинопись.

№ 17 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И И.С. КОНЕВА В ЦК КПСС О ПОЛИТИЧЕСКОМ КОНСУЛЬТАТИВНОМ КОМИТЕТЕ СТРАН-УЧАСТНИЦ ВАРШАВСКОГО ДОГОВОРА

10 января 1956 г. Совершенно секретно

Вносим предложение по вопросу структуры Политического Консультативного Комитета:

По смыслу Варшавского Договора, Политический Консультативный Комитет является основным руководящим и консультативным органом, обеспечивающим выполнение всех задач политического, экономического и военного характера, вытекающих из этого Договора. Это будет возможно только при условии, когда работа Политического Консультативного Комитета будет проходить на высоком уровне.

В связи с этим предлагаем назначить:

Членами Политического Консультативного Комитета — Первых секретарей Центральных Комитетов Коммунистических и рабочих партий государств-участников Договора;

Председателем Политического Консультативного Комитета — Первого секретаря ЦК КПСС тов. ХРУЩЕВА Н.С.

ПРИЛОЖЕНИЕ: статья 6 Варшавского Договора16.

Г. ЖУКОВ

И. КОНЕВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 63. Д. 340. Л. 24. Подлинник. Машинопись.

№ 18 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА, И.С. КОНЕВА, А.А. ГРОМЫКО И B.C. СЕМЕНОВА В ЦК КПСС О ПРОВЕДЕНИИ СОВЕЩАНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СТРАН-УЧАСТНИЦ ВАРШАВСКОГО ДОГОВОРА

10 января 1956 г. Совершенно секретно

В соответствии с поручением представляем предложения по вопросам, связанным с проведением Совещания представителей стран-участниц Варшавского Договора и заседания Политического Консультативного Комитета.

Предложения представляются в двух вариантах.

Первый вариант рассчитан на проведение, кроме намеченного на 11 января, совещания участников Варшавского Договора и заседания Политического Консультативного Комитета, также заседания указанного Комитета в Праге 2728 января для обсуждения международных вопросов и принятия соответствующей декларации.

Второй вариант предусматривает проведение только намеченных на 11 января заседаний с тем, однако, что Декларация по внешнеполитическим вопросам также должна быть опубликована после ее согласования со всеми участниками Совещания в семидневный срок одновременно с опубликованием информационного сообщения в связи с решениями Политического Консультативного Комитета.

ГЕОРГИЙ ЖУКОВ

По нашему мнению, целесообразно было бы ограничиться в данный момент проведением совещаний в Москве, отложив проведение следующего совещания Политического Консультативного Комитета на более поздний срок.

Проект постановления прилагается.[29] Просим рассмотреть.

Г. ЖУКОВ И. КОНЕВ А. ГРОМЫКО В. СЕМЕНОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 63. Д. 340. Л. 32. Подлинник. Машинопись.

№ 19 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И В.Д. СОКОЛОВСКОГО В ЦК КПСС О СОКРАЩЕНИИ ЧИСЛЕННОСТИ ВОЕННО-СТРОИТЕЛЬНЫХ ЧАСТЕЙ

18 января 1956 г.

ОСОБАЯ ПАПКА Совершенно секретно

В соответствии с поручением ЦК КПСС от 8 декабря 1955 года, докладываю предложения о нецелесообразности дальнейшего содержания военно-строительных отрядов и других военно-строительных частей, обслуживающих стройки гражданских министерств.

В послевоенное время на Министерство обороны систематически возлагалась и продолжает возлагаться задача обеспечения гражданских министерств рабочей силой путем формирования для них войсковых соединений, частей, военностроительных отрядов, которые используются в качестве строительных рабочих.

Укомплектование этих формирований производится путем ежегодного призыва молодого пополнения, а офицерским и сержантским составом за счет кадра Советской Армии.

Численность этих формирований из года в год возрастает и сейчас достигла 733 087 человек. Указанная выше численность слагается из следующих военных формирований гражданских министерств:

Министерство транспортного строительства СССР

Железнодорожные войска, состоящие из семи железнодорожных корпусов, двадцати восьми бригад, пятнадцати отдельных полков, двух военных училищ, четырех заводов и других учреждений, общей численностью 204 464 военнослужащих.

Для руководства железнодорожными войсками в составе Министерства транспортного строительства содержится Штаб железнодорожных войск, численностью 295 военнослужащих.

В настоящее время до 40 % железнодорожных войск используется не по назначению — на строительстве вокзалов, производственных зданий, машиннотракторных станций и жилых домов, не имеющих отношения к строительству железных дорог.

Министерство автомобильного транспорта и шоссейных дорог СССР Особый дорожно-строительный корпус в составе: штаба корпуса, шести дорожно — строительных дивизий, шестидесяти пяти отдельных батальонов, военного училища и других частей и учреждений, общей численностью 43 903 военнослужащих.


Министерство связи СССР

Одиннадцать отдельных линейно-кабельных и строительно-монтажных батальонов, общей численностью 5 898 военнослужащих.

Для руководства указанными батальонами при Министерстве содержится Военно — восстановительное управление, численностью 37 военнослужащих, из них 30 офицеров.

Министерство среднего машиностроения СССР

Для выполнения работ на объектах Министерство среднего машиностроения имеет две военно-строительные бригады, сорок пять военно-строительных полков, семьдесят три военно-строительных отряда, одно военно-техническое училище и другие войсковые части и учреждения, общей численностью 221 921 чел., из них 186 881 военнослужащий и 35 040 рабочих по призыву.

Для руководства указанными частями в Министерстве среднего машиностроения содержится Главное военное управление капитального строительства численностью 305 офицеров.

Кроме того, в акционерном обществе «Висмут» в Германии и в горном обществе «Кварцит» в Румынии, Министерство среднего машиностроения содержит одну инженерно-техническую бригаду и одну техническую роту, общей численностью И 561 военнослужащий.

Министерство внутренних дел СССР

Министерство внутренних дел для проведения строительных работ содержит военно-строительные части: дивизии, полки, батальоны и другие строительные организации, численностью 126 тысяч военнослужащих.

Министерство авиационной промышленности СССР

Министерство авиационной промышленности имеет три военно-строительных батальона, общей численностью 2 207 военнослужащих, которые выполняют различные строительные работы министерства.

Министерство морского флота СССР (Главсевморпутъ)

На строительстве аэродромов в районах Крайнего Севера (Диксон, Амдерма, Тикси и другие) работают три аэродромно-строительных полка, три батальонаи один строительный участок, общей численностью 7 293 военнослужащих.

Для руководства указанными частями при Главсевморпути Министерства морского флота содержится Военное строительное управление, численностью 38 офицеров.

Помимо указанных выше войсковых частей, Министерством обороны сформировано и передано в октябре-декабре 1955 года гражданским министерствам 111 военно — строительных отрядов для строительства заводов порохов и взрывчатых веществ, общей численностью 2 220 военнослужащих и 53 280 рабочих по призыву, из них:

— Министерству общего машиностроения: тридцать один военно-строительный отряд, численностью 620 военнослужащих и 14 880 рабочих по призыву;

— Министерству строительства предприятий металлургической и химической промышленности: тридцать три военно-строительных отряда, численностью 660 военнослужащих и 15 840 рабочих по призыву;

— Министерству строительства: тридцать один военно-строительный отрад, численностью 620 военнослужащих и 14 880 рабочих по призыву;

— Министерству химической промышленности: десять военно-строительных отрядов, численностью 200 военнослужащих и 4 800 рабочих по призыву;

— Министерству бумажной и деревообрабатывающей промышленности: шесть военно-строительных отрядов, численностью 120 военнослужащих и 2 880 рабочих по призыву.

Министерство обороны, помимо всех вышеперечисленных военных формирований, призывает и направляет в гражданские министерства в качестве рабочих, с зачетом работы в военную службу. В 1953 и 1955 гг. по решениям Правительства было призвано и направлено 51 165 таких рабочих, в том числе:

— Министерству угольной промышленности СССР: 41 665 рабочих на строительство новых угольных шахт и разрезов; — Министерству строительства: 7 000 рабочих для работы на строительстве № 508 (г. Совгавань); строительству Тбилисского метрополитена — 2 500 человек.

Таким образом, общая численность всех военно-строительных соединений и частей гражданских министерств, с учетом переданных им военных рабочих по призыву, составляет 733 087 человек, из них 593 602 военнослужащих и 139 485 рабочих по призыву.

В настоящее время Министерство обороны обепечивает довольствием 576 900 человек, работающих в гражданских министерствах.

Использование в промышленности труда военнослужащих является нарушением Конституции СССР, так как согласно статье 132 Конституции воинская служба, представляющая собой почетную обязанность граждан СССР, должна проходить в рядах Вооруженных Сил СССР, а не в строительных организациях гражданских министерств СССР. Вполне естественно, в связи с этим, резкое недовольство военнослужащих, направленных на работу в военно-строительные части и, в частности, в военно-строительные отряды. Они сразу же сознают свое ложное положение формально призванных в ряды Советской Армии, фактически же используемых вне армии в качестве рабочей силы. Факты показывают, что эти военнослужащие рассматривают использование их на работах вместо службы в армии незаконным и многие из них выражают протест во всевозможных формах, вплоть до открытого неповиновения и дезертирства.

Министерство обороны считает совершенно нецелесообразным содержать в гражданских министерствах такую огромную армию военных строителей, так как содержание такой армии, не давая нужного производственного эффекта, значительно и искусственно увеличивает Вооруженные Силы страны. При сокращении численности Вооруженных Сил мы сокращаем боевые войска, а военно — строительные части не только не сокращаются, а непрерывно возрастают.

Практика многих лет показывает, что строительные организации гражданских министерств плохо организуют производственную деятельность военно-строительных частей и отрядов и совершенно беззаботно относятся к материальнобытовому обеспечению их, вследствие чего производительность труда рабочих строительных частей и отрядов является крайне низкой, а заработки малы. Все это приводило раньше и приводит сейчас к массовым случаям возмущения, невыхода на работу, дебошам, дракам и серьезным нарушениям общественного порядка.

Учитывая все это, Министерство обороны в 1954 году вошло с ходатайством в Совет Министров о расформировании военно-строительных частей гражданских министерств и, во исполнение Постановления Совета Министров СССР от 17 мая 1954 года № 928–403сс, часть военно-строительных батальонов гражданских министерств в декабре 1954 года была расформирована.

Несмотря на то, что указанным Постановлением Совета Министров СССР практика использования военно-строительных частей на стройках гражданских министерств была осуждена, ряд министерств вместо того, чтобы решать вопросы обеспечения своих строек рабочей силой путем организованного набора, к чему имеется полная возможность, решили пойти по более легкому пути и вошли с ходатайством в Совет Министров об обеспечении их строек рабочими призывных контингентов. В связи с этим, Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 18 августа 1955 года № 1559~867сс Министерство обороны было обязано призвать в IV квартале 1955 года 54 тысячи граждан и сформировать из них военно-строительные отряды для ряда гражданских министерств. Это Постановление Министерством обороны было выполнено. Кроме призванных граждан, в военно-строительные отряды направлено из армии 777 офицеров и 1 443 сержанта.

Такая практика привела к тому, что министерства, имеющие в своем распоряжении строительные части, не стремятся к обеспечению себя рабочей силой путем организованного набора рабочих, а предпочитают получать рабочую силу за счет призывников. Так, например, Министерство среднего машиностроения СССР, имея задание завербовать в 1955 году из числа военнослужащих, увольняемых в запас, 73 500 человек, завербовало только 18 338 человек. Представителей указанного министерства в войсках было мало и многие из них прекратили работу по вербовке задолго до окончания увольнения военнослужащих в запас.

Министерством обороны в декабре 1955 года была проведена проверка некоторых военно-строительных отрядов Министерства общего машиностроения, Министерства строительства предприятий металлургической и химической промышленности, Министерства строительства и Министерства химической промышленности, в результате которой установлено:

— многие рабочие военно-строительных отрядов используются не по специальности и чернорабочими. В проверенных четырнадцати отрядах Министерства общего машиностроения, строительства предприятий металлургической и химической промышленности, химической промышленности и строительства используются чернорабочими или не по специальности 2 073 квалифицированных рабочих, имеющих специальности комбайнера, тракториста, слесаря, токаря, электросварщика, электромонтера, машиниста компрессорных установок, вруб, машиниста, шофера и др. Заработок таких рабочих, по сравнению с ранее получаемым, резко снижен и они выражают законное негодование подобным использованием их и отказываются от работы. И что особенно парадоксально: мы призываем в армию специалистов с заводов промышленности, угольных шахт, механизаторов с целинных земель и используем их в военно-строительных частях чернорабочими; — производственная деятельность военно-строительных отрядов организована неудовлетворительно. Отряды не имеют планов работ, рабочие не знают, что им предстоит делать и какой будет заработок.

Плохо обеспечиваются отряды инструментом и материалами, вследствие чего имеется много простоев. Например, проверенный 1060 отряд Министерства общего машиностроения за одну неделю (с 30 ноября по 6 декабря) имел 960 человеко-дней простоя. Очень часто на работы ставится рабочих в два раза больше против нормы. Многие бригады в течение рабочего дня по несколько раз перебрасываются с одной работы на другую. Имеет место произвол в установлении расценок на выполняемые работы. В 1102 отряде Министерства строительства в ноябре месяце за укладку одного метра бетона была установлена расценка 2 руб. 70 коп., после опротестования расценка была повышена до 3 руб. 70 коп. и после повторного опротестования — до 4 руб. 60 коп.

В результате плохой организации производственной деятельности военностроительных отрядов, производительность труда их была крайне низкой — от 45 до 65 %;

— материально-бытовое устройство отрядов неудовлетворительное, а некоторые из них находятся в очень тяжелых материально-бытовых условиях. Так, например: 1052 военно-строительный отряд был размещен в ноябре 1955 года в недостроенном помещении. Рабочие спали одетыми, так как температура в комнатах не превышала +3 градуса. В течение месяца рабочих не мыли в бане и не меняли у них белье, в результате чего появилась вшивость. 75 рабочих отряда получили тяжелое простудное заболевание. Несмотра на сильные морозы, рабочим не выдавали валенки, вследствие чего они работали на холоде в сапогах, а во время перевозки к месту работ обматывали себе ноги разным тряпьем. Десять рабочих в этом отряде получили сильное обморожение ног. Медицинское обслуживание и питание поставлено крайне плохо. В ноябре-декабре 1955 года рабочим отряда не выдавалась зарплата. В отрядах Министерства общего машиностроения положение еще хуже: рабочие живут в неотапливаемых помещениях, пища готовится под открытым небом при морозе в 30–40 градусов. В отрядах имеется по 10–15 человек обмороженных.

Все указанные выше условия крайне отрицательно сказываются на состоянии дисциплины и приводят к неповиновению начальникам, массовым самовольным отлучкам, кражам, пьянству, дракам и нарушению общественного порядка в таких масштабах, что в отдельных случаях требовалось вмешательство войск и милиции.

Министерство обороны не может нести ответственности за состояние дисциплины и порядка в войсковых частях и военно-строительных отрядах, находящихся в таких условиях, и работающих на стройках гражданских министерств. Тем не менее Министерство обороны вынуждено, в ущерб прямым обязанностям, много времени уделять наведению порядка в военно-строительных отрядах, отрывать от боевой подготовки много военнослужащих из армии для комендантской службы и содержания гауптвахт.

В целях ликвидации ненормального положения с использованием военнослужащих на стройках, а также сокращения численности их, Министерство обороны СССР предлагает:

По Министерству транспортного строительства

Сократить численность железнодорожных войск к 1 декабря 1956 года на 169 759 военнослужащих, сохранив минимально необходимое количество частей для выполнения работ оборонного значения, общей численностью 35 тысяч военнослужащих.

Главное управление железнодорожных войск со штабом расформировать. Высвобождающийся личный состав железнодорожных войск уволить в запас.

Работы, выполняемые в настоящее время железнодорожными войсками, возложить на территориальные тресты и управления Министерства транспортного строительства.

По Министерству автомобильного транспорта и шоссейных дорог СССР

Особый дорожно-строительный корпус к 1 декабря 1956 года расформировать. Личный состав корпуса уволить в запас.

Дорожно-строительные работы в системе Министерства автомобильного транспорта и шоссейных дорог возложить на Главное управление шоссейных дорог (Гушосдор).

По Министерству связи СССР

Военно-восстановительное управление и одиннадцать батальонов, работающих при Министерстве связи, к 1 декабря 1956 года расформировать.

Личный состав уволить в запас.

Работы, выполняемые в настоящее время батальонами, возложить на имеющиеся в Министерстве связи строительные тресты.

По Министерству среднего машиностроения СССР

Военно-строительные части и военно-строительные отряды с Главным военным управлением строительства к 1 декабря 1956 года расформировать.

Личный состав военно-строительных частей и отрядов уволить в запас.

Для выполнения работ, возложенных в настоящее время на военно-строительные части, в Министерстве среднего машиностроения иметь гражданские строительные организации.

По Министерству внутренних дел СССР

Военно-строительные части, работающие в Министерстве внутренних дел СССР, общей численностью 126 тысяч военнослужащих, к 1 декабря 1956 года расформировать.

Личный состав уволить в запас. Вместо военно-строительных частей в системе Министерства внутренних дел иметь гражданские строительные организации.

По министерствам: авиационной промышленности и морского флота СССР аэродромно-строительные части, общей численностью 9 538 военнослужащих, к 1 декабря 1956 года расформировать.

Личный состав уволить в запас.

По министерствам: общего машиностроения, строительства предприятий металлургической и химической промышленности, строительства, химической промышленности и бумажной и деревообрабатывающей промышленности — сто одиннадцать военно-строительных отрядов, работающих на строительстве заводов порохов и взрывчатых веществ, к 1 декабря 1956 года расформировать.

Личный состав расформировываемых военно-строительных отрядов, а также военных рабочих, призванных Министерством обороны и направленных на работы Министерству угольной промышленности, Министерству строительства и строительству Тбилисского метрополитена, уволить в запас.

В дальнейшем все строительные организации гражданских министерств пополнять рабочей силой обычным порядком.

Помимо военно-строительных частей и военно-строительных отрядов, при гражданских министерствах и ведомствах, по решению Правительства СССР, в счет «тысячи» содержится 2.500 генералов, адмиралов и офицеров, числящихся в кадрах Советской Армии.

В связи с тем, что указанные генералы, адмиралы и офицеры по своей работе с несением военной службы не связаны, содержать их в дальнейшем при гражданских министерствах и ведомствах считаем нецелесообразным. Этих генералов, адмиралов и офицеров необходимо уволить из армии в запас или отставку с оставлением, при их желании, по месту работы в качестве служащих.

Расформирование войсковых частей и военно-строительных отрядов, а также увольнение личного состава провести в три очереди:

в первую очередь — к 1 июня 1956 года — 20 %; во вторую очередь — к 1 сентября 1956 года — 30 % и в третью очередь — к 1 декабря 1956 года — 50 %.

Для обеспечения рабочей силой строек, на которых работают войсковые части и военно-строительные отряды, необходимо обязать министерства в период расформирования произвести вербовку личного состава в расформировываемых частях и военно-строительных отрядах, а также в частях Вооруженных Сил из числа сержантов и солдат, увольняемых в запас осенью с.г., выслуживших установленный срок службы.

В общем итоге, при реализации предложений Министерства обороны, численность войсковых частей и военно-строительных отрядов, работающих при гражданских министерствах, сократится на 698 087 человек, из них: 558 602 военнослужащих и 139 485 рабочих по призыву.

Просим рассмотреть и утвердить.[30]

Г. ЖУКОВ

В. СОКОЛОВСКИЙ

АПРФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 337. Лл. 46–57. Подлинник. Машинопись.

№ 20 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ЕДИНОГО ПОРЯДКА ВЫПЛАТЫ ДЕНЕЖНОГО ДОВОЛЬСТВИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ СРОЧНОЙ СЛУЖБЫ

20 января 1956 г. Секретно

Командирами ряда частей, соединений и командующими войсками военных округов и флотами ставится вопрос об устранении различий в окладах денежного содержания солдатам, матросам, сержантам и старшинам, проходящим срочную службу в сухопутных войсках, авиации, на кораблях и в береговой обороне и установлении единого порядка выплаты окладов военнослужащим срочной службы во всех видах Вооруженных Сил.

Этот вопрос был обсужден Коллегией Министерства обороны, которая признала целесообразным просить Правительство внести с 1 марта 1956 г. некоторые изменения в оклады денежного содержания солдат, матросов, сержантов и старшин срочной службы, исходя из следующих соображений:

На действительную военную службу призываются молодые рабочие, колхозники, а также молодежь, окончившая среднюю школу. Одна часть молодежи на правляется для прохождения срочной службы в сухопутные войска, другая часть — в авиацию, на корабли и в береговую оборону, где оклады денежного содержания установлены значительно выше по сравнению с сухопутными войсками.

Между тем, при современном техническом оснащении всех видов Вооруженных Сил от каждого солдата, матроса, сержанта и старшины требуется высокая военная подготовка. В этих условиях нет необходимости сохранять значительный разрыв в размерах денежного содержания срочнослужащих различных видов Вооруженных Сил.

Оклады содержания военнослужащим срочной службы, установленные в 1946 г… были пересмотрены и, в 1953 году, несколько уменьшены. Однако, в то время не было устранено существенное различие в окладах срочнослужащих армии, авиации и флота.

Так, например, оклад матроса частей ПВО Военно-морского Флота установлен в размере 30 рублей, старшего матроса — 40 рублей, оклад же матроса частей береговой обороны и кораблей 50–130 рублей и старшего матроса 60–150 рублей — в зависимости от занимаемой должности и года службы. Кроме того, матросы кораблей — рулевые, сигнальщики, мотористы, электрики и другие получают дополнительное вознаграждение за квалификацию в размере 75–120 рублей в месяц. Оклад солдата в стрелковых, артиллерийских, инженерных и других наземных частях Советской Армии установлен также в размере 30 рублей, а оклад солдата-механика в авиации составляет 300 рублей, то есть в полтора раза больше оклада старшины роты, батареи. Командиру отделения в частях Советской Армии и в частях ПВО ВМФ выплачивается оклад в размере 100 рублей, в частях береговой обороны 120–140 рублей, а на кораблях 140–170 рублей, где кроме того выплачивается вознаграждение за квалификацию 75–120 рублей в месяц.

В отдаленных местностях, на территории которых военнослужащим выплачиваются увеличенные оклады, разрыв в уровне денежного содержания военнослужащих различных видов Вооруженных Сил еще больше. Например, в местностях, где установлены двойные оклады, получают в месяц: солдаты сухопутных войск — 60 рублей, матросы — 100–260 рублей, солдаты и сержанты летно-технического состава авиации — 500–900 рублей, сержанты Советской Армии — 150–400 рублей, а равные им старшины ВМФ — 240–550 рублей.

Имеется также большое различие в размерах вознаграждения за квалификацию, выплачиваемого некоторым военнослужащим-специалистам (механикиводители, радиотелеграфисты, трактористы и другие). Так, специалисты 1 класса получают вознаграждение: механик-водитель 80 рублей, радиотелеграфист в сухопутных войсках — 75 рублей, а на кораблях — 120 рублей в месяц. При этом, размеры вознаграждения во многих случаях одинаковы с вознаграждением, выплачиваемым специалистам сверхсрочной службы, что является ненормальным.

Значительная разница в денежном содержании в современных условиях ничем не оправдывается и приводит к тому, что одна часть военнослужащих срочной службы имеет возможность накапливать суммы денег и отсылать их своим родным или приобретать ценные вещи. Некоторые из них, не имея еще должной закалки и жизненного опыта, начинают пьянствовать, допускать аморальные проступки и этим наносят серьезный ущерб делу укрепления воинской дисциплины.

Большая разница в окладах непонятна военнослужащим и, как это выяснилось в личных беседах с многими солдатами, матросами, сержантами и старшинами, вызывает у них недоумение, почему для срочнослужащих существуют столь различные оклады, хотя все они одинаково несут военную службу по закону о всеобщей воинской обязанности.

В связи с изложенным Министерство обороны считает необходимым внести на рассмотрение ЦК КПСС следующие предложения:

1. Установить единые оклады военнослужащим срочной службы Советской Армии и Военно-Морского Флота в зависимости от должности и штатного воинского звания в следующих размерах: По четвертому году срочной службы оклады выплачивать с увеличением: старшинам и сержантам на 25 рублей, матросам и солдатам на 10 рублей.


Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы

При установлении единых окладов, существующие оклады для военнослужащих срочной службы сухопутных войск останутся, в основном, без изменения и будут снижены срочнослужащим кораблей, береговых частей с 4-летним сроком срочной службы и частей береговой обороны Военно-Морского Флота, а также летно-техническому составу авиации.

2. Установить для военнослужащих срочной службы единые нормы денежного вознаграждения за квалификацию и выплачивать его в следующих размерах в месяц: специалистам 2 класса — 25 рублей; специалистам 1 класса — 50 рублей; мастерам вождения танков — 75 рублей.

3. Учитывая особые условия службы военнослужащих на подводных лодках, в экипажах танков и САУ, в авиации на должностях летно-подъемного состава и в воздушно-десантных войсках, сохранить для этих военнослужащих некоторые преимущества в денежном довольствии и выплачивать солдатам, матросам, сержантам и старшинам надбавку к окладам в размере 25 рублей; в воздушно-десантных войсках: сержантскому составу — 25 рублей, а солдатам — 10 рублей вмесяц.

4. Отменить с 1 марта 1956 года выплату военнослужащим срочной службы в отдаленных местностях двойных и полуторных окладов и выплачивать обычные, неувеличенные оклады, так как эти военнослужащие дополнительных расходов, связанных со службой в отдаленных местностях, не несут, полностью обеспечиваются бесплатно всеми видами довольствия, в том числе получают питание по усиленным нормам.

5. Установить для военнослужащих срочной службы выплату единовременного пособия при увольнении их в запас в следующих размерах по должностям со штатным воинским званием: старшины, мичмана — 200 рублей; старшего сержанта, главного старшины — 150 рублей; сержанта, младшего сержанта, старшины 1 статьи, старшины 2 статьи — 125 рублей; ефрейтора, старшего матроса, рядового и матроса — 100 рублей.

Военнослужащим, проходившим службу в отдаленных местностях, в которых применяются льготы по Постановлению СНК СССР от 14 сентября 1945 г. № 2358, единовременное пособие при увольнении в запас выплачивать с увеличением в два раза.

Министерство обороны считает, что выплата этих денег крайне необходима для неотложных и минимальных расходов увольняемых военнослужащих на период их следования к месту жительства и трудоустройства. Об этом настоятельно просят командиры частей и соединений и многие солдаты и матросы.

При осуществлении указанных изменений в денежном довольствии, военнослужащие срочной службы будут получать денежное довольствие в размерах, достаточных для удовлетворения их личных нужд.

Проведение этих мероприятий сократит по смете Министерства обороны расходы на выплату денежного довольствия военнослужащим на 600 млн. рублей в год.

Проекты постановлений представляются.[31]

При положительном решении вопроса об изменении в денежном содержании военнослужащих срочной службы, командирами и политорганами будет проведена широкая разъяснительная работа среди личного состава Вооруженных Сил по этому вопросу.

Г. ЖУКОВ АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 195. Лл. 77–81. Подлинник. Машинопись.

№ 21 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И В.Д. СОКОЛОВСКОГО В ЦК КПСС О ДАЛЬНЕЙШЕМ СОКРАЩЕНИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР

9 февраля 1956 г.

Совершенно секретно

Особой важности

В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 12 августа 1955 года № 4181–825, Министерством обороны произведено сокращение штат ной и списочной численности Вооруженных Сил на 340 тысяч человек и, кроме того, установлен обязательный некомплект личного состава в количестве 300 тысяч человек, с учетом уже имевшегося к тому времени в Вооруженных Силах некомплекта в количестве 178 217 человек.

Кроме того, в соответствии с соглашением от 19 сентября 1955 года между СССР и Финляндской республикой о ликвидации советской военно-морской базы Порккала-Удд, сокращена численность Вооруженных Сил на 16 962 человека.

В целях уменьшения некомплекта, Министерство обороны дополнительно сократило штатную численность Вооруженных Сил на 48 417 человек.

В настоящее время численность Вооруженных Сил вместе со строительными, ремонтными и вспомогательными частями составляет: по штату 4 406 216 чел., по списку 4 147 496 чел. На 1 марта 1953 г. штатная численность была 5 396 038 чел. За период с 1 марта 1953 г. по 1 января 1956 г. сокращено: по штату 989 822 чел., в том числе 172 238 офицеров и генералов, по списку 1 106 216 чел., в том числе 119 074 офицера и генерала.

Министерство обороны считает возможным сократить штатную численность Вооруженных Сил в 1956 году еще на 420 000 чел., путем сокращения боевых соединений, органов управления, тыловых и обслуживающих частей и учреждений, военно-учебных заведений, а также путем замены в войсках, учреждениях, ВУЗах, складах, ремонтных оргенах и т. д. военнослужащих служащими.

В этих целях Министерство обороны предлагает:

По боевым войскам и органам управления

1. Расформировать управления Беломорского и Таврического военных округов, а для руководства войсками, имеющимися в этих округах, создать корпусные управления.

2. Расформировать десять управлений стрелковых, два управления воздушно — десантных и три управления авиационных корпусов, подчинив дивизии этих корпусов непосредственно командующим армиями или командующим войсками военных округов, а воздушно-десантные дивизии — Командующему Воздушно — десантными войсками.

3. Расформировать три стрелковые дивизии, дислоцированные на Дальнем Востоке в г. Сретенск, г. Иман и п. Краскино (Приморье), две воздушно-десантные дивизии (одну на Дальнем Вое токе и одну в Европейской части СССР) и один отдельный стрелковый полк на Дальнем Востоке.

4. Расформировать двадцать три отдельных тяжелых танко-самоходных полка, а личный состав и тяжелые танки обратить на формирование одной тяжелой танковой дивизии, согласно ранее утвержденному плану оргмероприятий, и доукомплектование двух имеющихся тяжелых танковых дивизий.

5. Расформировать бригаду морской пехоты на Камчатке.

6. Расформировать управление Чкалэвской дивизии ПВО, создав на его базе вспомогательный пункт управления Куйбышевского корпуса ПВО.

7. Расформировать отдельные зенитные артиллерийские дивизионы по прикрытию аэродромов истребительной и штурмовой авиации, как не имеющие особой боевой ценности в современных условиях.

8. Перевести зенитно-артиллерийские полки Войск ПВО 72-х орудийного состава на штаты 56-ти орудийного состава. При перевооружении этих полков ракетами, они будут развернуты до необходимой численности.

9. Вывести из боевого состава Военно-морского флота в резерв и консервацию в течение 1956–1957 гг. до 200 кораблей и катеров.

10. Списать на слом 93 и перевести в другие классы 69 устаревших кораблей и катеров, согласно представлению Министерства обороны в ЦК КПСС от 31 декабря 1955 года, утвержденному 8 февраля с.г. Советом обороны.

11. Расформировать один зенитно-прожекторный полк в Московском округе ПВО.

12. Сократить численность центрального аппарата Министерства обороны и военной приемки. В числе предлагаемых мероприятий по Группе советских войск в Германии намечается вывести на территорию СССР и расформировать четыре управления стрелковых корпусов, два армейских тяжелых танко-самоходных полка, один батальон и одну роту аэродромно-технического обеспечения и одну школу младших авиаспециалистов.

Во избежание ослабления артиллерии Группы войск, на базе корпусных артиллерийских и зенитных частей упраздняемых четырех корпусов будут сформированы две армейские пушечные дивизии и одна зенитная артдивизия.

В результате численность наших войск в Германии будет уменьшена на 7 500 человек.

По частям обеспечения

1. Упразднить управления авиационно-технических дивизий, дислоцируемых на территории СССР, передав части аэродромного обслуживания авиасоединениям. 2. Расформировать линейные части связи, содержащиеся в Министерстве обороны для строительства новых и реконструкции существующих кабельных и воздушных линий связи, а работы, выполняемые ими, возложить на Министерство связи СССР. 3. Исключить из численности Вооруженных Сил и передать Министерству торговли СССР торговые учреждения, обслуживающие войска, дислоцируемые за границей (отделы торговли, торгово-заготовительные базы, офицерские магазины, офицерские столовые, полковые лавки, буфеты), военнослужащих этихторговых учреждений уволить в запас, обязав Министерство торговли СССР заменить их рабочими и служащими. 4. Сократить численность воинских частей сопровождения грузов, а перевозку воинских грузов (артиллерийских тягачей, тракторов, автомобилей и военнотехнического имущества, перевозимого в крытых запломбированных вагонах), производить на общих основаниях наряду с народно-хозяйственными грузами. 5. В настоящее время судоподъемные и подводно-технические работы выполняются: на морях — аварийно-спасательной службой Военно-морского флота, а на реках и озерах — Главным управлением подводно-технических и специальных работ Министерства речного флота Предлагается сосредоточить выполнение судоподъемных и подводно-технических работ в Министерстве морского флота СССР. Оставить в Военно-морском флоте только необходимые подразделения аварийно-спасательной службы для обеспечения боевой подготовки и оказания помощи кораблям, терпящим бедствие.

По военно-учебным заведениям

В связи с намечаемым сокращением численности Вооруженных Сил, сократить численность военно-учебных заведений на 40 000 человек, при этом:

— вместо двух военных академий: Военно-транспортной академии и Военной академии тыла и снабжения, иметь одну военную академию с факультетами военных сообщений, тыла и автотракторным. Факультеты путей сообщения и дорожного строительства, в связи с сокращением численности железнодорожных войск и ликвидацией дорожно-строительного корпуса, расформировать;

— расформировать Военно-юридическую академию и иметь вместо нее военный факультет при одном из гражданских юридических институтов;

— военно-ветеринарный факультет при Московской ветеринарной академии расформировать, обязав Министерство сельского хозяйства готовить для Вооруженных Сил необходимое количество ветеринарных врачей;

— имеющиеся в составе военно-учебных заведений Министерства обороны пятнадцать школ музыкантских воспитанников передать в ведение министерств просвещения союзных республик по месту дислокации на правах детских домов, т. к. в настоящее время имеется возможность комплектовать военные оркестры за счет молодежи, окончившей музыкальные училища или учившейся в самодеятельных оркестрах;

— ввиду неудовлетворительных бытовых условий Суворовских училищ, переформировать семнадцать Суворовских училищ в десять Суворовско-офицерских училищ. Мероприятия по Суворовским училищам провести в течение двух лет, т. е. в 1956 и 1957 гг.

По строительным частям

Для выполнения строительства в Вооруженных Силах содержатся военно-строительные части, численностью 231 015 военнослужащих.

Кроме того, вне норм численности Вооруженных Сил имеются военно-строительные части, численностью 73 095 военнослужащих, и военно-строительные отряды численностью 218 880 чел. военных рабочих по призыву.

Министерство обороны предлагает оставить в Вооруженных Силах для аэродромного и специального строительства в отдаленных районах с особыми тяжелыми климатическими и метеорологическими условиями военно-строительные части, численностью 105 000 военнослужащих, и военно-строительные отряды, численностью 115 000 военных рабочих по призыву.

Все остальные строительные части и военно-строительные отряды Министерства обороны расформировать.

Помимо указанных мероприятий, Министерство обороны считает возможным уменьшить численность Вооруженных Сил путем замены отдельных должностей военнослужащих рабочими и служащими в ряде частей и учреждений, где должностным лицам по характеру работы не потребуется военная подготовка, а именно:

— в органах управления, в различных тыловых частях, в научно-исследовательских учреждениях, в военно-учебных заведениях заменить, ориентировочно, до 100 000 человек; — полностью заменить военнослужащих рабочими и служащими в военных предприятиях (заводах, базах, мастерских), производящих капитальный ремонт самолётов, танков, автомобилей, тракторов, аппаратуры связи (кроме предприятий, дислоцированных за границей), ориентировочно до 10 000 человек.

Взамен военнослужащих увеличить численность рабочих и служащих в Вооруженных Силах на 110000 человек и численность сторожевой охраны на 11 000 человек.

Всего предлагается сократить по видам Вооруженных Сил:

Сухопутные войска — на 142 911 чел. Военно-морской флот — на 52 000 чел. Военно-воздушные силы — на 43 296 чел. Войска противовоздушной обороны страны — на 40 117 чел. Воздушно-десантные войска — на 7 036 чел. Части и учреждения центрального подчинения — на 8 591 чел.

Аэродромно-строительные и строительные части, состоящие в численности Вооруженных Сил — на 126 049 чел.

Расформировать строительные части, состоящие вне норм, численностью 73 095 чел. и военно-строительные отряды, численностью 103 880 человек.

Министерство обороны СССР в соответствии с решениями Совета Министров СССР, производит строительство текстильного комбината № 513 в г, Калинине, заводов Министерства промышленности строительных материалов, учебных и жилых корпусов для Московского энергетического института, базисных складов для хранения порохов и взрывчатых веществ государственного и мобилизационного резерва Министерства общего машиностроения, хранилищ жидкого кислорода Министерства химической промышленности, заводов, летных полей и аэровокзалов Министерства авиационной промышленности и Главного управления Гражданского воздушного флота, электростанций, радиостанций, предприятий пищевой промышленности и много других объектов.

В связи с предлагаемым сокращением строительных частей, Министерство обороны СССР просит освободить его, начиная с 1956 года, от выполнения строительно-монтажных работ для других министерств и ведомств и возложить эти работы на соответствующие министерства и ведомства.

Освободить Министерство обороны от строительства в г. Москве и, в связи с этим, передать Главмосстрою, начиная с 1956 года, всё строительство в г. Москве и её пригородах, по планам Министерства обороны.

Постановлением Совета Министров СССР от 12 августа 1955 года № 4181–825 для Вооруженных Сил установлен некомплект 300 000 человек.

В связи с тем, что в боевых частях оказалось мало сержантов и солдат, что сказывается на их боевой подготовке, Министерство обороны просит из числа сокращаемых 420 000 человек фактически уволить из Вооруженных Сил 300 000 человек, а 120 000 человек обратить на покрытие некомплекта и установить норму некомплекта не 300.000 человек, как это предусмотрено Постановлением Совета Министров СССР от 12 августа 1955 года № 4181–825, а 180 000 человек.

Предлагаемые мероприятия по сокращению Вооруженных Сил провести в следующие сроки:

— расформирование и сокращение численности частей и учреждений — к 1 ноября 1956 года; — вывод в резерв и консервацию кораблей и катеров — в течение 1956–1957 гг.; — сокращение численности военно-учебных заведений — к 1 декабря 1956 года; — передачу торговых учреждений Министерству торговли СССР и школ музыкантских воспитанников министерствам просвещения союзных республик — к 1 октября 1956 года; — замену военнослужащих рабочими и служащими — к 1 января 1957 года; — расформирование и реорганизацию строительных и аэродромных частей и учреждений произвести в две очереди: 25 % — к 15 ноября 1956 года и 75 % — к 1 января 1957 года; — сокращение военно-строительных отрядов произвести: 35 % в декабре 1956 года и остальные 65 % к 1 мая 1957 года. Для обеспечения строек Министерства обороны необходимо обязать Госэкономкомиссию СССР предусматривать в ее планах направление рабочих строительным организациям Министерства обороны по мере их расформирования, за счет организованного набора среди населения.

Просим рассмотреть и утвердить.[32]

Г. ЖУКОВ В. СОКОЛОВСКИЙ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 299. Лл. 26–34. Подлинник. Машинопись.

№ 22 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ЛИКВИДАЦИИ ОБОРОННЫХ ФОНДОВ «ЛОШАДЬ СОВЕТСКОЙ АРМИИ» И «ОБОРОНЕ — ПОВОЗКА С УПРЯЖЬЮ»

18 февраля 1956 г. Секретно

В соответствии с поручением Президиума ЦК КПСС от 9 февраля с.г. об изучении вопроса о фонде «Конь — Армии»21, докладываю:

Фонды «Лошадь — Советской Армии» и «Обороне — повозка с упряжью» были образованы в народном хозяйстве страны по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 20.8.1939 года и постановлению ЦИК и СНК СССР от 7.10.1935 года для обеспечения поставки лошадей, повозок и упряжи по мобилизации и ежегодного ремонтирования конского состава Советской Армии.

Согласно указанным выше правительственным решениям фонд «Лошадь — Советской Армии» должен содержаться в размере 5 % от общего наличия конепоголовья по каждому колхозу, совхозу и другим государственным и кооперативным предприятиям, а фонд «Обороне — повозка с упряжью» — в размере одна повозка с упряжью на 50 колхозных дворов, но не более 3-х повозок на колхоз, а в совхозах одна повозка на каждые имеющиеся 10 повозок с упряжью.

По учетным данным на 1 апреля 1955 года в фонде «Лошадь — Советской Армии «содержится 530 590 голов, а в фонде «Обороне — повозка с упряжью» — 142 789 повозок, в том числе 33 366 одноконных.

В настоящее время потребность в лошадях и повозках для нужд Вооруженных сил незначительная. Так, для обеспечения мобилизационных нужд армии и флота требуется 60 000 лошадей, главным образом обозных, и 30 000 повозок, а для обеспечения потребности армии мирного времени в 1953 году было закуплено из этого фонда 6 799 лошадей, в 1954 году — 6 833, в 1955 году — всего лишь 36 голов.

В 1956 году в связи с произведенным сокращением конского состава в войсках и упразднением кавалерии закупка лошадей не планируется. В последующие годы потребность в конском составе также будет крайне незначительной, так как количество лошадей в Вооруженных силах в настоящее время составляет 26 900 голов.

Между тем содержание фондовых лошадей обходится колхозам значительно дороже, так как фондовые лошади находятся на особом режиме содержания и ухода.

На обслуживание фондовых лошадей только в колхозах Украинской ССР, как сообщает тов. Кальченко, занято свыше 5 тыс. специальных конюхов и выделены лучшие корма. Поэтому тов. Кальченко в своей записке в Совет Министров Союза ССР от 14.1.1956 года ставил вопрос о необходимости пересмотра размеров фондов.

В связи с сокращением поставки лошадей для нужд Вооруженных сил считаю дальнейшее содержание в народном хозяйстве оборонных фондов «Лошадь — Советской Армии» и «Обороне — повозка с упряжью» — нецелесообразным.

Проекты постановления ЦК КПСС и Указа Президиума Верховного Совета СССР по этому вопросу представляю.[33]

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп.50. Д. 277. Лл. 179–180. Подлинник. Машинопись.

№ 23 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И А.С. ЖЕЛТОВА В ЦК КПСС О ВСТРЕЧЕ СОВЕТСКИХ И АМЕРИКАНСКИХ ВЕТЕРАНОВ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

23 апреля 1956 г. Секретно

Президиум ЦК КПСС 22 февраля с.г. принял решение о направлении в США группы советских участников встречи на Эльбе для участия в собрании американских ветеранов этой встречи в Вашингтоне в апреле 1956 года.

Министерством Обороны СССР была проведена необходимая работа по подготовке группы советских ветеранов для поездки в США. В связи с тем, что госдепартамент обусловил выдачу виз нашим ветеранам дачей отпечатков пальцев, организации «Американские ветераны встречи на Эльбе» направлена телеграмма о невозможности прибыть советским ветеранам на их собрание. Одновременно в центральной печати был опубликован материал «Госдепартамент США препятствует установлению связей между американскими и советскими ветеранами второй мировой войны».

19 апреля секретарь организации «Американские ветераны встречи на Эльбе» прислал Советскому Комитету телеграмму, в которой сообщил, что намеченная на 25 апреля встреча американских ветеранов откладывается на сентябрь или более поздний срок с тем, чтобы согласовать ее с возможным визитом официальной делегации советских ветеранов второй мировой войны.

В связи с этим считаем возможным ответить организации «Американские ветераны встречи на Эльбе» о получении указанной телеграммы, а впредь все письма и телеграммы этой организации направлять в адрес созданной решением Президиума ЦК КПСС инициативной группы по организации Советского Комитета ветеранов войны.

Г. ЖУКОВ

А. ЖЕЛТОВ

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 47. Д. 112. Л. 46–47. Подлинник. Машинопись.

№ 24 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ВОССТАНОВЛЕНИИ ДЕНЕЖНЫХ ВЫПЛАТ НАГРАЖДЕННЫМ ОРДЕНАМИ И МЕДАЛЯМИ ЗА БОЕВЫЕ ПОДВИГИ

26 апреля 1956 г. Секретно

Во исполнение решения Президиума ЦК КПСС от 19 апреля 1956 года Министерство обороны рассмотрело вопрос о восстановлении денежных выплат по боевым орденам и медалям СССР и вносит на рассмотрение ЦК КПСС следующие предложения:

Восстановить с 1 октября 1956 года выплату денежного вознаграждения награжденным орденами и медалями СССР за боевые подвиги, проявленные в боях при защите Советской Родины и за успешное выполнение специальных заданий Советского Правительства.

Выплату вознаграждения по орденам и медалям СССР производить только солдатам, матросам, сержантам, старшинам и младшим офицерам, состоящим в запасе и на действительной военной службе в Вооруженных Силах.

Денежное вознаграждение награжденным орденами и медалями СССР за непосредственное участие в боях при защите Родины выплачивать в следующих размерах в год:

по ордену Ленина, полученному награжденным одновременно с присвоением звания Героя Советского Союза и вручением медали Золотая Звезда — 400 рублей;

награжденному второй медалью Золотая Звезда — 600 рублей;

награжденному третьей медалью Золотая Звезда — 800 рублей;

по ордену Ленина — 240 рублей;

по ордену Красное Знамя — 180 рублей;

по орденам Отечественной войны I и II ст. ст. и Красная Звезда — 120 рублей;

по ордену Славы I ст. — 120 рублей;

по ордену Славы II ст. — 100 рублей;

по ордену Славы III ст. — 60 рублей;

по медалям: «За отвагу», Ушакова и Нахимова — 40 рублей.

Министерство обороны считает, что указанные размеры вознаграждения по орденам и медалям СССР являются небольшими. Вместе с тем, установление этого вознаграждения, несомненно, будет встречено советским народом с большим удовлетворением, как проявление внимания и заботы Коммунистической партии и Советского Правительства о лицах, исполнивших свой воинский долг при защите советской Родины, что будет иметь большое воспитательное значение для советской молодежи.

Расходы на выплату денежного вознаграждения по орденам и медалям СССР ориентировочно составят не более 200 млн. рублей в год.

* * *

Одновременно Министерство обороны считает возможным пересмотреть выплату на содержание прислуги взамен ординарцев генералам, адмиралам и офицерам, установленную Постановлением Совета Министров № 1160–478 от 3 июня 1946 года, и значительно сократить расходы на эти цели.

Генералам, адмиралам и офицерам, проходящим службу в высших военноучебных заведениях, учреждениях, в управлениях соединений, армий, округов, флотов, флотилий, а также в центральных управлениях Министерства обороны, деньги на содержание прислуги с 1 июля 1956 года не выплачивать. Что же касается офицеров — командиров рот, батарей, эскадрилий, батальонов, дивизионов, полков, кораблей и судов, то отмена выплаты этих денег значительно снизило бы их денежное содержание, чего в настоящее время нельзя допустить.

Учитывая изложенное, а также имеющиеся трудности в бытовом устройствеофицеров полкового звена, необходимо сохранить им эту выплату и в дальнейшем, сократить ее размеры с 300 до 150 рублей в месяц и включить эту сумму в должностные оклады содержания офицеров.

Осуществление этого мероприятия сократит расходы по смете Министерства обороны на сумму до 260 млн. рублей в год, из которых 200 млн. рублей могут быть обращены на выплату вознаграждения по орденам и медалям СССР.

Предлагаемые Министерством обороны мероприятия следует одновременно провести по Министерству внутренних дел и Комитету государственной безопасности при Совете Министров СССР.

Проекты постановлений ЦК КПСС, Указа Президиума Верховного СоветаСССР и Постановления Совета Министров представляю23. Г. ЖУКОВ АП РФ. Ф. 3. Оп. 53. Д. 6. Лл. 72–74. Подлинник. Машинопись.

№ 25 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О СОКРАЩЕНИИ СРОКА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ В ТЯЖЕЛЫХ УСЛОВИЯХ

28 апреля 1956 г. ОСОБАЯ ПАПКА Совершенно секретно

Докладываю:

В результате сокращения численности Вооруженных Сил, проводимого в 1956 году в соответствии с постановлениями Совета Министров СССР, ежегодная потребность Вооруженных Сил в молодом пополнении на замену увольняемых в запас уменьшилась и это позволяет перевести на более короткий срок действительной военной службы некоторые категории военнослужащих, проходящих службу в тяжелых условиях.

В связи с этим Министерство обороны просит сократить срок действительной военной службы с 3-х лет до 2-х лет:

— сержантам и солдатам Сухопутных войск, наземных войск ПВО страны и береговых частей флота, находящихся в следующих районах с тяжелыми климатическими условиями: Чукотка, Камчатка, Курильские острова, Сахалин, побережье Татарского пролива, Японского и Охотского морей; Борзинский, Быркинский, Оловяннинский, Ононский районы и Могойтуйский район Агинского Бурят-Монгольского Национального округа Читинской области; района Крайнего Севера, острова Северного Ледовитого океана, Мурманская область и острова Белого моря; — сержантам и солдатам, проходящим службу на полигонах по испытанию атомного, химического и бактериологического оружия, на складах по хранению этого оружия, а также работающим на аппаратуре с вредными излучениями, выполняющим работы с кислотами и другими ядовитыми веществами и находящимся на подземных работах в войсках ПВО страны. Всего предлагается перевести на 2-летний срок службы 286 тыс. сержантов и солдат. Проекты Постановления Президиума ЦК КПСС и Указа Президиума Верховного Совета СССР прилагаются. Прошу рассмотреть и утвердить.[34]

Г.ЖУКОВ АПРФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 164. Лл. 18–19. Подлинник. Машинопись.

№ 26 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О СОЗДАНИИ ВОЕННЫХ СОВЕТОВ

3 мая 1956 г. Секретно Решением Правительства СССР войска Советской Армии и Военно-морского флота объединены по видам Вооруженных Сил и возглавляются соответственно Главнокомандующими Сухопутными войсками, Военно-морским флотом, Военно — воздушными силами и Войсками противовоздушной обороны страны.

Положением о Министерстве обороны на Главнокомандующих видами Вооруженных Сил возлагаются большие и ответствные задачи по оперативной, боевой и мобилизационной подготовке войск, по разработке и освоению новых видов вооружения, боевой техники и средств борьбы, вопросы укомплектования и службы войск, вопросы политического обеспечения и укрепления воинской дисциплины и другие.

Учитывая исключительно большой и разнообразный круг вопросов, которые приходится решать Главнокомандующим видами Вооруженных Сил, и необходимость их всесторонней подготовки, Министерство обороны считает необходимым создать при Главнокомандующих Сухопутными войсками, Военноморским флотом, Военно-воздушными силами и Войсками противовоздушной обороны страны Военные советы.

В составе Военных советов иметь 7–9 членов без освобождения их от прямых обязанностей.

Члены Военных советов назначаются приказами Министра обороны из числа заместителей Главнокомандующих, начальников штабов, начальников политических управлений, командующих и начальников родов войск, начальников главных и центральных управлений данного вида Вооруженных Сил.

Вношу на рассмотрение проекты Постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР и Положения о Военных советах.[35]

Г. ЖУКОВ АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 116. Лл. 70–71.

Подлинник. Машинопись.

№ 27 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И А.С. ЖЕЛТОВА В ЦК КПСС О ПРОЕКТЕ «ИНСТРУКЦИИ ОРГАНИЗАЦИЯМ КПСС В СОВЕТСКОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОМ ФЛОТЕ»

8 мая 1956 г. Представляем проект «Инструкции организациям КПСС в Советской Армии и Военно-Морском Флоте». В Инструкции излагается содержание работы первичных партийных организаций, парторганизаций в батальонах и партийных групп в ротах, исходя из требований Устава КПСС, решений Партии и Правительства по Вооруженным Силам, принятых за последние годы. Просим рассмотреть и утвердить.[36]

Г.ЖУКОВ

А. ЖЕЛТОВ

Приложение

Проект

ИНСТРУКЦИЯ ОРГАНИЗАЦИЯМ КПСС В СОВЕТСКОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОМ ФЛОТЕ[37]

1. Организации КПСС в Советской Армии и Военно-Морском Флоте руководствуются в своей работе постановлениями съездов и Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, Уставом КПСС, настоящей инструкцией, указаниями командиров и политорганов. Партийные организации обязаны сплачивать личный состав вокруг Коммунистической партии и Советского правительства, воспитывать военнослужащих в духе безграничной преданности делу коммунизма и верности военной присяге, мобилизовывать их на выполнение задач боевой и политической подготовки и укрепление воинской дисциплины, на овладение новой боевой техникой и оружием.

2. Исходя из особого характера организации и задач Вооруженных Сил, в партийных организациях Советской Армии и Военно-Морского Флота избираются только члены бюро и секретари парторганизаций, а также дивизионные, армейские, окружные, флотские и им соответствующие парткомиссии; весь остальной партийно-политический аппарат (политорганы и заместители командировпо политической части) назначается.

3. Руководство партийной работой в Советской Армии и Военно-Морском Флоте осуществляется Главным Политическим Управлением, работающим на правах отдела ЦК Компартии Советского Союза. Партийными организациями в частях и на кораблях руководят соответствующие политорганы. Командир полка, корабля (подразделения) направляет работу партийнойорганизации как лично, так и через своего заместителя по политической части и секретаря парторганизации, ставит перед партийной организацией задачи по политическому и воинскому воспитанию личного состава, обеспечению боевой подготовки и укреплению воинской дисциплины.

Заместитель командира по политической части организует партийную работу в полку, на корабле (в подразделении) и несет непосредственную ответственность за ее состояние. Он обязан глубоко вникать в практическую деятельность бюро первичной партийной организации и партийных организаций подразделений, повседневно инструктировать партийный актив, организовывать вместе с секретарем парторганизации выполнение партийных решений и задач, поставленных командиром.

4. Члены партии, проходящие службу в Советской Армии и Военно-Морском Флоте, участвуют в партийных конференциях и выборах местных партийных комитетов. I. Первичные партийные организации 5. Первичные организации КПСС в Советской Армии и Военно-Морском Флоте создаются политическими отделами соединений в отдельных частях (полк, отдельный батальон, отдельный дивизион, отдельная рота, отдельная эскадрилья), на кораблях I, II и III рангов, в дивизионах малых кораблей, а также вовсех военных учреждениях и учебных заведениях, при наличии не менее трех членов партии. В частях и учреждениях, имеющих менее трех членов партии, и при наличии кандидатов создаются кандидатские группы, а в том случае, когда нет возможности создать кандидатскую группу и количество комсомольцев недостаточно для создания первичной комсомольской организации, может быть создана партийно — комсомольская группа.

Кандидатской или партийно-комсомольской группой руководит парторг, назначаемый политотделом соединения. Парторг периодически проводит собрания группы, дает коммунистам и комсомольцам поручения и принимает от них членские взносы. На собраниях кандидатских и партийно-комсомольских групп кандидаты партии и комсомольцы принимают участие в голосовании по обсуждаемым вопросам.

6. Первичные партийные организации Советской Армии и Военно-Морского Флота, выполняя задачи, определенные Уставом КПСС, обязаны:

— воспитывать коммунистов в духе высокой идейности, непримиримости к недостаткам, добиваться их личной примерности в боевой учебе и дисциплине, в соблюдении военной присяги, выполнении требований воинских уставов и приказов командиров (начальников); всемерно укреплять единоначалие и авторитет командиров и начальников, поддерживать требовательность офицеров к подчиненным;

— воспитывать у членов и кандидатов партии высокую политическую бдительность, постоянную готовность к защите государственных интересов Советского Союза, ответственность за освоение и сбережение боевой техники и оружия, твердую волю и физическую выносливость, способность стойко переносить все трудности походно-боевой жизни;

— постоянно руководить комсомольскими организациями, заботиться о политическом и воинском воспитании членов ВЛКСМ, воспитывать комсомольцев и молодежь в духе коммунистической идейности, беззаветной преданности Коммунистической партии и Советской Родине;

— укреплять связи с широкими массами военнослужащих, мобилизовывать весь личный состав на успешное выполнение планов боевой и политической подготовки, непрерывное совершенствование своего боевого мастерства, добиваться ясного понимания каждым военнослужащим, что в армии и на флоте необходима самая строгая дисциплина; популяризировать достижения и опыт передовых офицеров, отличников и классных специалистов;

— знать запросы и настроения личного состава, вникать во все стороны жизни части, помогать командиру, его заместителю по политической части в устранении недостатков, мешающих повышению качества боевой подготовки и укреплению воинской дисциплины. Первичным партийным организациям хозрасчетных производственных предприятий Министерства Обороны, а также предприятий военторга, предоставляется право контроля хозяйственной деятельности администрации предприятия.

7. Высшим руководящим органом первичной партийной организации является общее собрание, которое созывается не реже одного раза в месяц. Время и повестка дня партийного собрания объявляются коммунистам заблаговременно. На партийных собраниях обсуждаются:

— общеполитические и внутрипартийные вопросы;

— мероприятия партийной организации по обеспечению боевой подготовки и укреплению воинской дисциплины;

— состояние комсомольской работы и руководства ею со стороны партийной организации;

— задачи партийной организации по политическому и воинскому воспитанию личного состава. Партийные организации на основе критики и самокритики должны смело вскрывать недостатки в партийно-политической работе, в деятельности партийного бюро, вносить предложения, направленные на улучшение партийно-политического обеспечения боевой подготовки и укрепление воинской дисциплины личного состава, на повышение активности партийной организации в решении задач, стоящих перед частями и подразделениями.

На партийных собраниях коммунисты могут критиковать членов и кандидатов партии за беззаботное отношение к повышению своего идейного уровня, за аморальные проступки, роняющие высокое звание коммуниста, нарушения партийной дисциплины (непосещение партийных собраний, несвоевременнаяуплата членских взносов, нерадивое отношение к выполнению партийных поручений).

На партийных собраниях не допускается критика приказов, распоряжений и служебной деятельности командиров.

8. В тех случаях, когда часть расположена в нескольких гарнизонах или несет службу в условиях, не позволяющих регулярно созывать общие собрания первичной парторганизации, с санкции начальника политотдела разрешается проводить делегатские партийные собрания. Норма представительства делегатов в каждом отдельном случае устанавливается партбюро по согласованию с командиром. Делегаты избираются открытым голосованием на партийных собраниях в подразделениях.

9. Для ведения текущей работы первичная партийная организация избирает закрытым (тайным) голосованием бюро сроком на один год в составе не более11 членов. Из состава бюро на его заседании открытым голосованием избираются секретарь и 1–2 заместителя секретаря. В партийной организации, насчитывающей менее 15 членов партии, бюроне создается, а секретарь и его заместитель избираются закрытым (тайным) голосованием на общем собрании.

Для секретарей первичных парторганизаций обязателен партийный стаж не менее одного года. После избрания секретари первичных партийных организаций утверждаются начальником политотдела соединения.

Примечание. В тех случаях, когда в полку, на корабле или в военном учреждении создается несколько первичных партийных организаций, там может быть избрано с разрешения Политуправления округа, группы войск, флота партийное бюро полка, корабля, учреждения.

10. Бюро является органом коллективного руководства и организует выполнение всех задач, стоящих перед первичной партийной организацией. Оно обязано:

— проводить в жизнь постановления высших партийных органов и решения общих собраний организации, а также систематически проверять их исполнение каждым коммунистом;

— руководить партийными организациями подразделений, направлять их усилия на решение поставленных командиром задач по обучению, политическому и воинскому воспитанию солдат, матросов, сержантов, старшин и офицеров, укреплению дисциплины и политико-морального состояния личного состава;

— индивидуально работать с коммунистами, обеспечивать строгое соблюдение ими обязанностей члена партии, предусмотренных Уставом КПСС, заботиться об их идейно-политическом воспитании, давать им партийные поручения;

— систематически вести работу по привлечению в партию новых членов из числа передовиков боевой и политической подготовки, наиболее сознательных, активных и преданных делу коммунизма офицеров, старшин и сержантов, солдат и матросов, рабочих и служащих;

— заботиться о политическом воспитании вновь принятых, организовать ознакомление с программой, уставом и тактикой партии кандидатов в члены КПСС, осуществлять проверку их личных качеств на практической работе;

— настойчиво добиваться, чтобы все члены и кандидаты партии занимали передовую роль в боевой и политической учебе и дисциплине, служили примером для беспартийных в выполнении военной присяги, требований воинских уставов и приказов своих командиров (начальников);

— повседневно учить секретарей парторганизаций подразделений практике партийной работы;

— руководить комсомольскими организациями; систематически обсуждать на своих заседаниях важнейшие вопросы комсомольской жизни; — готовить и созывать общие партийные собрания;

— не реже одного раза в три месяца обсуждать на своем заседании итоги поступления членских партийных взносов и выносить этот вопрос на рассмотрение и утверждение общего собрания; — утверждать план работы организации; периодически отчитываться перед парторганизацией о выполнении решений партийных собраний и планов работы.

11. Работа бюро как органа коллективного руководства организуется секретарем на основе плана, утверждаемого на бюро. При составлении плана работы партийной организации бюро должно исходить из задач, поставленных командиром перед частью, кораблем, и указаний политического отдела соединения. Прежде чем составить проект плана, секретарь партбюро обязан собрать предложения секретарей парторганизаций подразделений и партийного актива, учесть решения прошедших партийных собраний, пожелания коммунистов. Бюро осуществляет проверку исполнения принятых решений и направляет практическую деятельность каждого члена бюро. Члены бюро по заданиям бюро работают в парторгацизациях подразделений, оказывают им необходимую помощь и регулярно отчитываются о своей работе на заседаниях бюро. Они обязаны постоянно общаться со всеми военнослужащими, всесторонне знать каждого члена и кандидата партии.

На секретаря первичной парторганизации возлагается прием от коммунистов членских партийных взносов, ответственность за своевременную отчетность и перечисление поступивших сумм в партийную кассу, за содержание в порядке всего партийного хозяйства.

В случае смены секретаря партийное хозяйство сдается по акту. Сдача и прием партийного хозяйства в первичной парторганизации производится в присутствии представителя политотдела соединения.

12. Партийное хозяйство первичной партийной организации состоит:

— из списка учета членов и кандидатов КПСС, а в организациях с количеством свыше 75 коммунистов — карточек персонального учета;

— книги протоколов заседаний бюро и партийных собраний; — книги извещений об изменениях в учетных данных коммунистов;

— дела с выписками из протоколов партийных комиссий, прикрепительными талонами и планами работы организации;

— дела со статистическими отчетами, ведомостями уплаты членских взносов и квитанциями о сдаче в финансовую часть собранных сумм. Секретарь парторганизации обеспечивает строгую сохранность партийного хозяйства.

II. Партийные организации в подразделениях.

13. Внутри первичных парторганизаций с разрешения политотдела соединения создаются партийные организации на правах цеховых по батальонам, дивизионам, эскадрильям, боевым частям кораблей. Свою практическую деятельность партийная организация подразделения строит исходя из задач, решаемых подразделением, а также задач первичной организации, частью которой она является.

14. В целях выращивания и воспитания членов партии в духе коллективного руководства партийным организациям подразделений, насчитывающим в своем составе не менее 15 членов партии, предоставляется право избирать закрытым (тайным) голосованием бюро в количестве 3–5 человек. При наличии в подразделении менее 15 членов партии избираются только секретарь парторганизации и 1–2 заместителя секретаря.

Секретари партийных организаций подразделений утверждаются бюро первичной парторганизации.

15. Секретарь партийной организации подразделения работает с каждым членом и кандидатом партии; организует и проводит с коммунистами и беспартийными военнослужащими беседы по вопросам политики партии, мобилизует их на образцовое выполнение задач боевой и политической подготовки, на укрепление воинской дисциплины; изучает запросы личного состава и своевременно реагирует на них, информирует об этом командира, его заместителя по политической части, а также бюро первичной парторганизации. Секретарь парторганизации обязан повседневно направлять работу комсомольской организации на усиление идейной закалки и воинского воспитания членов ВЛКСМ, принимать меры к повышению активности комсомольцев в решении задач, стоящих перед подразделением.

III. Партийные группы

16. Внутри партийных организаций подразделений, а также внутри первичной партийной организации с разрешения политотдела соединения могут создаваться партийные группы по ротам, батареям, авиазвеньям, авиаотрядам, на малых кораблях, в экипажах самолетов и тяжелых танков.

17. Партийная группа имеет своей главной задачей оказывать повседневное партийное влияние на беспартийных военнослужащих, используя в этих целях прежде всего силу личного примера коммунистов. Организует работу партийной группы парторг, выделяемый бюро первичной парторганизации. Он обязан повседневно обеспечивать мероприятия командира, всесторонне знать коммунистов и привлекать их к активному участию в массовой политической работе среди личного состава подразделения. Парторг непосредственно осуществляет партийное руководство комсомольской организацией. Он должен повседневно направлять ее усилия на оказание помощи командиру в мобилизации комсомольцев на успешное решение задач, поставленных перед подразделением, на обеспечение примерности всех членов ВЛКСМ в учебе и дисциплине.

18. Работа партийной группы должна носить оперативный характер. Собирается она по мере надобности для обсуждения задач партгруппы. На собраниях партгруппы протокол обычно не ведется и письменных решений не принимается.

IV. Порядок приема в партию

19. Вопрос о приеме в партию обсуждается на собрании парторганизации подразделения, рассматривается бюро и решается общим собранием первичной партийной организации. Решение первичной парторганизации о приеме в партию вступает в силу после утверждения его партийной комиссией при политическом отделе соединения. Если в части, на корабле или в военном учреждении существует бюро, объединяющее несколько первичных парторганизаций, то оно также должно выносить постановления по каждому заявлению о приеме в партию.

В тех же случаях, когда в отдельной части (учреждении) нет первичной партийной организации, вопрос о приеме в партию решается непосредственно в партийной комиссии при соответствующем политоргане.

20. Желающий вступить в партию подает об этом заявление, лично им написанное, заполненную анкету по установленной ЦК КПСС форме и рекомендации, соответствующие требованиям Устава партии.

Рекомендации должны быть заверены секретарем первичной партийной организации и скреплены печатью части. В том случае, если рекомендующий проходит службу в другом соединении, его рекомендация должна быть заверена политотделом, в котором он состоит на партийном учете, и скреплена печатью для партийных документов.

При приеме в партию комсомольца рекомендация первичной комсомольской организации приравнивается к рекомендации одного члена партии. Эта рекомендация должна заверяться заместителем командира полка, корабля по политической части.

V. Порядок рассмотрения дел о партийных проступках коммунистов

21. Дела о партийных проступках коммунистов — солдат и матросов рассматриваются на бюро и партийном собрании подразделения, на бюро части (корабля) и решаются общим собранием первичной парторганизации.

Дела о партийных проступках коммунистов в званиях — сержант, старшина, младший лейтенант, лейтенант, старший лейтенант, капитан, капитан-лейтенант рассматриваются бюро первичной парторганизации с санкции заместителя командира полка (корабля) по политической части и командира полка(корабля).

Дела о партийных проступках коммунистов в званиях — майор, капитан II ранга, подполковник и капитан II ранга рассматриваются партийной комиссией при политотделе соединения с санкции начальника политического отдела и командира соединения.

Дела о партийных проступках коммунистов в званиях полковник и капитан I ранга рассматриваются партийной комиссией при Политическом Управлении военного округа, группы войск, флота, политотделе отдельной армии, флотилии с санкции начальника Политуправления (политотдела) и командующего.

Дела о партийных проступках коммунистов в званиях — генерал-майор, контрадмирал и выше рассматриваются партийной комиссией при Главном Политическом Управлении с санкции начальника Главного Политического Управления и Министра Обороны.

Решения партийных комиссий и партийных бюро по делам о партийных проступках коммунистов доводятся до сведения соответствующих первичных партийных организаций.

22. Партийное взыскание, объявленное коммунисту, заносится в его учетную карточку только в том случае, если это указано в решении партийной комиссии.

23. Вопрос о снятии партвзыскания рассматривается и решается только в той (или соответствующей ей) партийной инстанции, которая наложила данноевзыскание. Делается это как по заявлениям коммунистов, имеющих взыскания, так и по инициативе самих партийных органов.

24. Решение об исключении коммуниста из партии приобретает силу лишь после утверждения его партийной комиссией при Политическом Управлении округа, флота (политотделе армии, флотилии). До этого партийный билет (кандидатская карточка) остается на руках у коммуниста и он продолжает пользоваться всеми правами, предоставленными ему Уставом КПСС. Исключение из партии является высшей мерой партийного наказания. При решении вопроса об исключении из партии должен быть обеспечен максимум осторожности и товарищеской заботы, тщательный разбор обоснованности обвинений, предъявленных коммунисту.

РГАНИ. Ф. 4. Оп. 16. Д. 195. Лл. 5–18. Подлинник. Машинопись.

№ 28 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС ОБ ОТКАЗЕ ОТ ПРАКТИКИ ВЫДЕЛЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И АВТОТРАНСПОРТА ДЛЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ РАБОТ

10 мая 1956 г.

Секретно Докладываю:

По Постановлениям ЦК КПСС и Совета Министров СССР по ходатайствам секретарей обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик Министерство обороны ежегодно выделяло из войск большое количество людей и автомашин для оказания помощи народному хозяйству в проведении различных работ, как-то: уборки и вывозки зерновых культур, овощей, картофеля, хлопка, сенокошения, заготовки и силосования кормов, а также в проведении уборки, заготовки рыбопродукции и прочих работ.

Помимо этого, большое количество людей и автомашин выделяется непосредственно распоряжениями командующих войсками военных округов и начальников гарнизонов для ликвидации пожаров, снежных заносов, борьбы с наводнением и прочими стихийными бедствиями.

Привлечение большого количества военнослужащих на работы не только нарушает нормальный ход боевой подготовки, понижает боевую готовность частей, но и создает ненормальное положение в организации караульной и внутренней служб, а также уходе за оружием и обслуживании боевой техники.

Кроме того, направленные на работы военнослужащие, будучи оторванными от боевой и политической подготовки и используемые рассредоточенными мелкими командами или одиночками, выходят из-под контроля своих начальников и разлагаются под влиянием окружающей обстановки.

По возвращении в свои части, они как правило являлись главными нарушителями воинской дисциплины, зачинщиками пьянства, самовольных отлучек, непослушания, а в ряде случаев и неповиновения начальникам. Все это отрицательно влияло на общее состояние дисциплины в войсках.

Выделение автомашин на работы в народном хозяйстве также отрицательно сказывалось на качестве боевой подготовки, так как остающиеся в частях автомашины не в состоянии были обеспечить учения. Помимо этого, в связи с плохими дорогами, эксплуатацией машин с предельной нагрузкой и отсутствием профилактических мероприятий — большинство машин по окончании работ выходило из строя.

В связи с изложенным, а также и тем, что в настоящее время проведено значительное сокращение численности Вооруженных Сил и установлен в войсках большой обязательный некомплект, Министерство обороны просит освободить Вооруженные Силы от выделения личного состава и автотранспорта на работы в народное хозяйство.

Одновременно Министерство обороны просит запретить обкомам, крайкомам и ЦК компартий союзных республик возбуждать ходатайства о выделения личного состава Советской Армии, кроме случаев, связанных со стихийными бедствиями: наводнениями, пожарами, снегозаносами и т. д. В этих случаях Вооруженные Силы выделяли и будут выделять в необходимом количестве людей, автомашины и технические средства для борьбы со стихийными бедствиями.[38]

Г. ЖУКОВ АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 339. Лл. 43–44. Подлинник. Машинопись.

№ 29 ПРИКАЗ МИНИСТРА ОБОРОНЫ СССР № 0090 «О СОСТОЯНИИ ВОИНСКОЙ ДИСЦИПЛИНЫ В СОВЕТСКОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОМ ФЛОТЕ И МЕРАХ ПО ЕЕ УКРЕПЛЕНИЮ».[39]

Москва 12 мая 1956 г. Совершенно секретно

В марте 1956 года на совещании руководящего состава Вооруженных Сил был обсужден вопрос о состоянии воинской дисциплины в войсках и на флотах и мерах по ее укреплению.

На совещании установлено, что крупнейшие недостатки в состоянии воинской дисциплины на Военно-морском флоте, отмеченные в Постановлении Центрального Комитета КПСС от 13 февраля 1956 года, имеют также место во многих частях и соединениях Советской Армии.

В армии так же, как и на флоте совершается большое количество преступлений и чрезвычайных происшествий, из которых наиболее серьезную опасность представляют: случаи неповиновения командирам и особенно недопустимые в армии проявления оскорблений своих начальников; бесчинства военнослужащих по отношению к местному населению, дезертирство и самовольные отлучки военнослужащих, аварии и катастрофы автотранспорта, самолетов и кораблей.

Широкие размеры в армии и на флоте получило пьянство среди военнослужащих, в том числе и среди офицеров. С пьянством, как правило, связано большинство чрезвычайных происшествий и преступлений, совершаемых военнослужащими.

Неудовлетворительное состояние воинской дисциплины во многих частях и соединениях армии и особенно на флоте не обеспечивает поддержания высокой боевой готовности войск и укрепления Вооруженных Сил.

Совещанием установлено, что основными причинами такого состояния воинской дисциплины являются:

— неудовлетворительное выполнение требований приказа Военного Министра 1951 года № 008530 по вопросам укрепления единоначалия, поднятия авторитета и роли командира-единоначальника, как основного звена в деле повышения боевой готовности войск и укрепления воинской дисциплины. Вопреки требованиям этого приказа, одобренного ЦК КПСС, за последние годы среди некоторой части офицеров и особенно офицеров-политработников имеют место неправильные настроения по вопросу о роли командира-единоначальника и даже выступления с критикой служебной деятельности командиров на партийных и комсомольских собраниях, на партийных конференциях. Такие выступления ведут к подрыву авторитета командиров-единоначальников, к снижению их требовательности к подчиненным, а следовательно к ослаблению воинской дисциплины.

Вместо принятия решительных мер против лиц, допускающих подрыв единоначалия и дисциплины вплоть до увольнения их из Вооруженных Сил, старшие начальники и политорганы или проходят мимо этих опасных для армии и флота явлений, или занимаются разъяснениями всем известных истин о значении единоначалия и дисциплины.

Главное политическое управление Министерства обороны не всегда своевременно реагировало на факты критики служебной деятельности командиров и недостаточно обеспечивало выполнение требований приказа № 0085;

— недостаточно твердое руководство подчиненными войсками со стороны некоторых командующих войсками военных округов, флотов, армий и особенно командиров частей, кораблей, соединений и их штабов. Штабы частей и соединений ослабили контроль за выполнением приказов и воинских уставов, направленных на укрепление дисциплины.

Попустительство и низкая требовательность со стороны командиров и начальников к нарушителям воинской дисциплины, при этом, даже преступные действия подчиненных против своих начальников не всегда оцениваются командованием и политорганами как явления, подрывающие основы боеготовности войск. Нередки случаи, когда вместо того, чтобы к нарушителям воинской дисциплины принимать строгие меры взыскания, их уговаривают и без конца предупреждают;

— наличие в некоторых частях, на кораблях и соединениях неправильной и вредной практики оценивать состояние воинской дисциплины по количеству наложенных дисциплинарных взысканий, что неизбежно ведет к снижению требовательности и к стремлению за меньшее количество наложенных дисциплинарных взысканий получить лучшую оценку за состояние воинской дисциплины; — политико-воспитательная работа с личным составом во многих соединениях и частях ведется плохо, в отрыве от задач боевой подготовки и укрепления воинской дисциплины. Политорганы и партийные организации слабо выполняют важнейшую свою задачу по воспитанию личного состава в духе беспрекословного повиновения, уважения к командирам и ревностного отношения к службе, не предъявляют высокой требовательности к коммунистам и комсомольцам, недостаточно настойчиво борются за их примерность в учебе и дисциплине. В свою очередь командиры-единоначальники недостаточно руководят работой политорганов и должным образом не направляют деятельность партийных и комсомольских организаций на решение задач по воспитанию личного состава и поднятию воинской дисциплины. Главное политическое управление Министерства обороны, политические управления видов Вооруженных Сил, политуправления военных округов, групп войск, флотов и политотделы армий неглубоко изучают состояние работы подчиненных политорганов, партийных и комсомольских организаций и не принимают необходимых мер по устранению, недостатков в их работе;

— решительной борьбы с пьянством в войсках не ведется. Многие командиры и политработники либерально относятся к пьяницам и тем самым потворствуют им. Постановление Правительства о запрещении торговли спиртными напитками в закрытых гарнизонах и на территории военных городков во многих частях не выполняется; — большинство аварий и катастроф автомобилей, самолетов и кораблей происходит из-за нарушения элементарных требований дисциплины со стороны обслуживающего их личного состава, неудовлетворительной организации в частях боевой подготовки и слабого знания личным составом своей техники. Во многих авиационных частях требования приказа Министра обороны 1955 года № 0063 о борьбе с аварийностью не выполняются;

— слабая организация службы войск и внутреннего порядка в частях и на кораблях. Часто конкретная работа в войсках по организации службы войск, внутреннего порядка и по укреплению воинской дисциплины подменяется проведением многочисленных совещаний и изданием большого количества приказов и директив. Со стороны старших начальников не уделяется достаточного внимания повышению роли командира полка, корабля, как основного организатора внутреннего порядка и службы войск. Частая смена командиров полков и кораблей отрицательно сказывается на службе войск;

— отсутствие в войсках должного внимания подбору, подготовке и воспитанию сержантов и старшин, поддержанию их авторитета, как командиров и непосредственных начальников и воспитателей солдат и матросов; — плохое изучение своих подчиненных и слабая работа по предупреждению чрезвычайных происшествий и преступлений. Неблагополучное положение с воинской дисциплиной в армии и особенно на флоте терпимым быть не может и требует решительных мер по устранению недостатков в воинской дисциплине и боевой готовности частей, кораблей и соединений.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Главнокомандующим Сухопутными войсками, Военно-морским флотом, Военно-воздушными силами, войсками ПВО страны, командующим войсками военных округов, групп войск, флотов, армий, Командующему Воздушно-десантными войсками, командирам соединений, частей и кораблей принять безотлагательные и решительные меры по укреплению воинской дисциплины и наведению твердого уставного порядка в войсках и на кораблях и на этой основе ликвидировать воинские преступления и чрезвычайные происшествия в войсках и прежде всего неповиновение командирам и начальникам, бесчинство военнослужащих по отношению к местному населению, пьянство военнослужащих, дезертирство и самовольные отлучки, а также аварии и катастрофы автомобилей, самолетов и кораблей.

Военным Советам округов, групп войск, флотов, армий и флотилий обеспечить выполнение требований ЦК КПСС, изложенных в письме к командирам, политработникам и партийным организациям Советской Армии и Военно-морского флота.

2. Командирам и начальникам, политорганам, партийным и комсомольским организациям Советской Армии и Военно-морского флота строго и неуклонно выполнять требования приказа 1951 года № 0085, выражающего линию ЦК КПСС на укрепление единоначалия в армии и на флоте. Всякие попытки критики служебной деятельности и подрыва авторитета командира-единоначальника решительно и немедленно пресекать, а виновных в этом привлекать к строгой ответственности. Командирам и начальникам всех степеней всемерно поддерживать требовательность офицеров, сержантов и старшин, твердой рукой насаждающих воинский порядок и дисциплину.

3. Повысить ответственность генералов, адмиралов и всех офицеров за порученное дело и прежде всего за состояние дисциплины в подчиненных им войсках. Улучшить живое руководство войсками и организаторскую работу командиров и начальников всех степеней. Усилить требовательность к себе и подчиненным и не допускать попустительства к нарушителям воинской дисциплины. Командирам — единоначальникам улучшить руководство политорганами, партийными и комсомольскими организациями.

Запретить оценивать воинскую дисциплину по количеству наложенных дисциплинарных взысканий. Воинскую дисциплину частей, кораблей и соединений оценивать по общему состоянию боевой подготовки и боевой готовности части, по состоянию внутреннего порядка и службы войск.

4. Поднять роль командиров полков, отдельных частей и кораблей, как основных организаторов внутреннего порядка, в укреплении воинской дисциплины и службы войск. Запретить их перемещение без крайней необходимости.

Улучшить работу по обучению и воспитанию офицерских кадров, по привитию им организаторских навыков, высокой требовательности к себе и подчиненным, умения организовать уставной порядок в частях и подразделениях.

5. Главному политическому управлению коренным образом перестроить руководство политорганами, партийными и комсомольскими организациями, ликвидировав отрыв партийно-политической работы от практических задач, стоящих перед частью, соединением, и устранить беспредметность в воспитательной работе. Политорганам главные усилия сосредоточить на организаторской работе непосредственно в массах солдат, сержантов и офицеров, воспитывая их в духе добросовестного выполнения своего воинского долга и дисциплины.

Основным показателем партийно-политической работы считать хорошо организованную, живую политическую и массовую работу, направленную на обеспечение высокого качества боевой и политической подготовки, повышение боевой готовности, организованности и дисциплины, отличное знание военной техники и вооружения, правильное несение службы всем личным составом.

Политорганам, партийным и комсомольским организациям предъявлять высокую требовательность к коммунистам и комсомольцам и добиться их личной примерности в службе и дисциплине. Коммунисты и комсомольцы в подразделениях обязаны быть инициаторами в создании общественного мнения вокруг нарушителей дисциплины, чтобы нарушители чувствовали и видели строгое осуждение их проступков со стороны общественности.

При оценке партийно-политической работы в основу должно быть положено состояние воинской дисциплины части, корабля, соединения, уровень мобилизации всего личного состава на решение задач боевой подготовки и воспитание высоких политико-моральных качеств советских воинов, готовых в любой момент выполнить свой долг перед Родиной.

Партийно-политическую и воспитательную работу направить на укрепление единоначалия, поднятие авторитета командира и укрепление воинской дисциплины; сделать ее более активной, придать ей конкретный характер и тесно связать с задачами, решаемыми частями и кораблями в области дисциплины, боевой подготовки и боевой готовности. Воспитывать личный состав в духе беспрекословного повиновения командирам и начальникам, уважения к ним и ревностного отношения к службе, в духе точного выполнения военной присяги, уставов и непримиримости к нарушителям воинской дисциплины и общественного порядка.

6. Покончить с пьянством среди военнослужащих. Закрыть все каналы для пьяниц, запретить всякие вечера, обеды и ужины с выпивками, прекратить продажу спиртных напитков в столовых, буфетах, при Домах офицеров и на территории военных городков. 7. В целях ликвидации в войсках аварий и катастроф автомобилей, самолетов, кораблей необходимо, прежде всего, покончить с нарушениями воинской дисциплины, организовать правильную, систематическую и последовательную подготовку личного состава, добиться твердого знания техники, строгого выполнения правил содержания, обслуживания и эксплуатации боевой техники. От авиационных частей и соединений потребовать полного и точного выполнения приказа Министра обороны 1955 года № 0063. 8. Резко улучшить подготовку и воспитание сержантов и старшин, поднять их авторитет. Обратить особое внимание на подбор дисциплинированных и подготовленных сверхсрочников для укомплектования должностей старшин рот и батарей.

Начальнику Генерального штаба и главнокомандующим видами Вооруженных Сил довести до конца мероприятия по сокращению в армии и на флоте количества сержантов и старшин с тем, чтобы звания сержантов и старшин в основном имели только лица, занимающие командные должности.

9. Прекратить недостойное поведение военнослужащих при нахождении их вне части и при переездах по железнодорожным и водным путям. Обратить внимание на организацию перевозок рядового и сержантского состава и особенно при увольнении военнослужащих в запас, при перевозках призываемых на действительную военную службу и при перевозках команд военнослужащих на всевозможные работы.

Повысить ответственность начальников и комендантов гарнизонов, военных комендантов ж.-д. станций и пристаней за наведение воинского порядка в гарнизонах, на железных дорогах и водных путях. Военнослужащих срочной службы, нарушающих общественный порядок и воинскую дисциплину при нахождении в отпусках и командировках, возвращать в свои части. Снимать с поездов и других видов транспорта всех пьяных и нарушителей общественного порядка военнослужащих и строго наказывать, в том числе и военнослужащих, уволенных в запас по выслуге установленного срока службы и следующих к месту жительства.

Укрепить кадры военных комендантов требовательными офицерами.

10. Установить, что командующие войсками военных округов несут ответственность за состояние воинской дисциплины среди военнослужащих всех частей и рабочих военно-строительных отрядов, расположенных на территории округа, вне зависимости от их подчиненности другим министерствам и ведомствам. 11. Запретить направление в строевые части и на корабли призывников, имевших судимость до призыва их на действительную военную службу. 12. Главнокомандующему Сухопутными войсками совместно с Главной военной прокуратурой пересмотреть Положение о дисциплинарном батальоне и в месячный срок представить необходимые предложения. 13. Приказ довести до командиров полков. Остальному офицерскому составу, а также сержантам и старшинам разъяснить требования приказа в части их касающейся. Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г. ЖУКОВ Начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза В. СОКОЛОВСКИЙ РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 261. Лл. 32–35. Типографский экземпляр.

№ 30 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС ОБ УПРАЗДНЕНИИ ВОЕННОГО СОВЕТА ПРИ СОВЕТЕ ОБОРОНЫ СССР

15 мая 1956 г. Совершенно секретно

Постановлением Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР от 9 февраля 1955 года № 230–140 cc при Совете Обороны СССР создан Военный Совет, как совещательный орган.

Этим же Постановлением утвержден следующий состав Военного Совета: председатель тов. ЖУКОВ Г.К. и члены — Начальник Генерального штаба, Главнокомандующие видами Вооруженных Сил, командующие и начальники родов войск и служб, некоторые начальники главных и центральных управлений Министерства обороны СССР, ряд командующих войсками военных округов и флотов.

С момента создания Военного Совета не было проведено ни одного заседания и ни один вопрос на Военном Совете не рассматривался. Это и не вызывалось необходимостью, так как вопросы Вооруженных Сил, вносимые на решение Совета Обороны, предварительно подготавливались на Коллегии Министерства обороны или руководящим составом Министерства обороны с привлечением командующих войсками военных округов и флотов.

На заседаниях Коллегии Министерства обороны СССР, учрежденной Постановлением Совета Министров СССР от 22 апреля 1953 года № 1105–454 cc, рассматриваются все существенные вопросы, касающиеся жизни и деятельности Вооруженных Сил, также с участием ряда командующих войсками военных округов и флотов, которые одновременно являются членами Военного Совета.

Таким образом, существование двух органов — Военного Совета при Совете Обороны СССР и Коллегии Министерства обороны под председательством одного и того же лица и в том же составе членов является не нужным.

Исходя из этого, вношу предложение Военный Совет при Совете Обороны СССР упразднить31. Г. ЖУКОВ АП РФ. Ф. 3. Оп. 52. Д. 323. Лл. 27–29. Подлинник. Машинопись.

№ 31. ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ВЫДЕЛЕНИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И АВТОТРАНСПОРТА ДЛЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ РАБОТ

14 июня 1956 г. Секретно

По предложению, внесенному тов. Брежневым Л.И., о выделении из Вооруженных Сил СССР для работы в народном хозяйстве 75 000 автомашин, 150 000 шоферов и 300 000 солдат докладываю:

Министерство обороны 10 мая 1956 года докладывало ЦК КПСС о сложившейся неправильной практике привлечения личного состава и автотранспорта для работы в народном хозяйстве и просило освободить Вооруженные Силы от выделения людей и машин в народное хозяйство.

Практика привлечения для работы в народном хозяйстве личного состава и автотранспорта Вооруженных Сил в прошлые годы приводила к срыву батальонных, полковых и дивизионных учений, а изъятие из войск большого количества специалистов и автомашин на работы в народном хозяйстве нарушало всякую боевую готовность частей и соединений, в том числе даже и в пограничных округах, ПВО Страны и Военно-Морском Флоте.

Помимо проведенного в 1955 году сокращения Вооруженных Сил в настоящее время численность армии и флота значительно сокращается, из общей численности, подлежащей сокращению, увольняется в запас 330 343 сержантов и солдат. Закончено расформирование шести национальных дивизий, личный состав которых уволен в запас. Остальные части находятся в процессе расформирования и реорганизации.

Дальневосточные войска, находящиеся на островах, будут переброшены на материк и расформированы в 1 квартале 1957 года общей численностью 126 000 человек. Остальной состав сержантов и солдат будет уволен в запас в июнеиюле и декабре 1956 г.

Министерство обороны в этом году не может выделить людей и автомобилей для работы в сельском хозяйстве по следующим соображениям:

Вьщеление личного состава из состава Военно-Морского флота невозможно, так как изъятие специалистов приведет к потере его боеготовности; по тем же причинам мы не можем изъять специалистов сержантов и солдат из ВоенноВоздушных Сил и ПВО Страны.

Выделить личный состав из Сухопутных войск также невозможно по следующим причинам:

Значительная часть сухопутных войск (около 75 %) в настоящее время состоитиз войск, находящихся за границей, в отдаленных районах (Чукотка, Камчатка, о. Сахалин, Курильские острова и др.) и в приграничных военных округах, из которых выделить личный состав по соображениям боевой готовности войск невозможно.

Во внутренних военных округах находится около 25 % численности сухопутных войск. По своей организации части и соединения внутренних округов содержатся в кадрированием составе (трехтысячные дивизии, из коих солдат-специалистов имеется в дивизии не более 1 000 человек). В силу своей малочисленностиони с большим напряжением справляются с караульной службой, с обслуживанием техники и вооружения, находящихся на их обслуживании.

Выделить грузовые автомобили в настоящее время из войск также невозможно по следующим причинам:

В Вооруженных Силах на сегодняшний день, с учетом сокращения войск, имеется некомплект 38 тысяч автомобилей. В наличии имеется исправных всего 198 000, из которых 120000 — транспортныхи 78 000 — подбоевойтехникой и боевыми расчетами.

Из числа имеющихся в войсках 198 000 грузовыхавтомобилей более 79 000 составляют автомобили иностранного производства и старых отечественных марок довоенного выпуска, до предела изношенные; эти автомобили могут служить в войсках только для учебных целей и хозяйственного обслуживания на коротких расстояниях.

Из остальных 119 000 грузовых автомобилей 77 000 машин находится в войсках за границей, в районах Крайнего Севера, отдаленных районах и на островах, на лесозаготовках и специальных строительных объектах и не может быть привлечено на работы в народное хозяйство.

На всех автомобилях в армии содержится только по одному водителю, из которых одна треть является подготовленными, одна треть подготавливается в первой половине учебного года и одна треть во второй половине года. Если из числа имеющихся в настоящее время 180 000 подготовленных водителей выделить 150 000 на перевозку зерна, то войска останутся без подготовленного водительского состава.

Перенос сроков поставки автомобилей по фондам первого полугодия и II квартала на IV квартал и уменьшение фондов на автомобили приведет к дезорганизации деятельности ряда заводов, производящих специальные машины, к нарушению планов комплектации войск необходимой спецтехникой, а также поставок спецтехники на экспорт по целому ряду ответственных правительственных решений. Перенос сроков поставки автомобилей с I полугодия на IV квартал в 1955 году привел к тому, что Министерство обороны фактически недополучило значительного количества автомобилей по плану 1955 года.

На основании вышеизложенного, Министерство обороны просит отклонить

предложение тов. Брежнева.

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 30. Д. 295. Лл. 90–92. Подлинник. Машинопись.

№ 32 ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ МАРШАЛА СОВЕТСКОГО СОЮЗА ЖУКОВА Г.К. С НАЧАЛЬНИКОМ ШТАБА ВВС США ГЕНЕРАЛОМ Н. ТУАЙНИНГОМа

25 июня 1956 г.

После обмена взаимными приветствиями ТУАЙНИНГ говорит, что перед его отлетом из США ему позвонил из госпиталя президент Эйзенхауэр, который попросил Туайнинга передать Маршалу Жукову дружеский привет и наилучшие пожелания. Президент также просил Туайнинга поблагодарить Маршала Жукова за его сердечные телеграммы сочувствия по поводу его болезни и выразить надежду на то, что не далеко то время, когда они встретятся вновь.

Туайнинг отметил, что президент Эйзенхауэр не придерживается какой-либо определенной линии партий. Он проводит в жизнь свою собственную политику. Ему надоело быть президентом США, но он, как солдат, должен выполнить свой долг перед народом и поэтому выставил свою кандидатуру на предстоящих выборах. В американском правительстве, сказал Туайнинг, нет никаких сомнений, что Эйзенхауэр будет переизбран на второй срок.

Говоря о здоровье президента, Туайнинг сказал, что болезнь кишечника беспокоила Эйзенхауэра на протяжении последних лет и что операция значительно улучшит его здоровье. Туайнинг сказал, что президент Эйзенхауэр приступит к полному исполнению своих обязанностей через две-три недели.

ЖУКОВ благодарит Туайнинга за передачу приветствия Эйзенхауэра и высказывает искреннее пожелание, чтобы президент Эйзенхауэр быстро вернулся к исполнению своих обязанностей. Он просит Туайнинга передать президенту самые наилучшие пожелания и приветствия старого друга и солдата.

ТУАЙНИНГ говорит, что он с большим удовольствием передаст эти слова Жукова президенту Эйзенхауэру при первой с ним встрече.

ЖУКОВ говорит, что в первую очередь он хочет коснуться вопроса отсутствия хороших дружеских отношений и доверия между нашими государствами.

Не будем заглядывать в прошлое, которое является причиной наших разногласий.

Для дела полезнее не оглядываться на прошлое, а глядеть в будущее. Интересы дела требуют договориться об уменьшении международной напряженности, об установлении большего доверия в отношениях между СССР и США.

ЖУКОВ говорит, что он хотел бы, чтобы генерал Туайнинг понял его правильно.

Наше правительство сократило вооруженные силы для того, чтобы способствовать укреплению доверия и устранению страха. Мы и в будущем будем стремиться к этому. К сожалению, в США господствует иная точка зрения. Некоторые американские деятели недооценивают наших мероприятий по сокращению вооруженных сил. Они настойчиво требуют контроля. Но что такое контроль? Контроль — это главный элемент недоверия. Какой же может идти разговор о дружеских взаимоотношениях при наличии недоверия? Я буду говорить откровенно, по-солдатски. Под контролем мы понимаем получение разведывательных данных, которые как для вас, так и для нас имеют важное военное значение. Для нанесения атомных ударов по целям необходимо иметь радиолокационную съемку, данные о расположении целей, условиях подхода к ним и прочее. Следовательно, такой «воздушный контроль» приведет не к укреплению доверия и устранению страха, а, наоборот, к усилению недоверия, страха, а также даст в руки военных материал, угрожающий безопасности народов.

Создание системы воздушного контроля фактически означает создание надежной разведывательной системы. Жуков говорит открыто и искренне о своем отношении к предложению о воздушном контроле. Он убежден в том, что предложение президента Эйзенхауэра исходило от его доброго солдатского сердца, но было недостаточно всесторонне обдумано и подготовлено. К сожалению, Жукову не удалось поговорить об этом предложении в Женеве более подробно с президентом Эйзенхауэром.

ТУАЙНИНГ говорит о том, что американский народ живет в страхе перед Советским Союзом. Причину этого страха он видит в том, что американский народ почти ничего не знает о Советском Союзе. В старые времена, когда не существовало ни межконтинентальных самолетов, ни атомного оружия, Америка, отдаленная от других стран океанами, чувствовала себя в безопасности. С появлением атомного оружия и средств его доставки страх перед тем, что Советский Союз может достичь территории США, значительно возрос. Как известно в прошлом, Соединенные Штаты распускали после войн свои вооруженные силы.

Ныне, впервые в своей истории, США содержат крупные и мощные вооруженные силы. Американские военные руководители полностью осознают тот факт, что Советский Союз и Соединенные Штаты располагают атомным оружием.

В современном мире имеется только два государства — СССР и США, создавшие мощные вооруженные силы. Исходя из этого, американские военные деятели считают, что любой конфликт между ними будет означать взаимоуничтожение, и никто из них не выйдет победителем. США делают все для того, чтобы избежать войны, так как не хотят, чтобы кто-то третий пожинал чужие плоды.

Поэтому мы считаем необходимым создание такой системы контроля, которая бы обеспечивала наблюдение за состоянием вооруженных сил и, в первую очередь, за деятельностью ВВС и исключила бы возможность внезапного нападения. Вот почему президент Эйзенхауэр от всего сердца внес это предложение.

Но, если план «открытого неба» не будет приемлем, президент предпримет какие-либо другие шаги. Как вам известно, наш президент искренне верит в установление дружеских отношений с Советским Союзом и работает во имя укрепления доверия между нашими государствами.

ЖУКОВ замечает, что это ему хорошо известно.

ТУАЙНИНГ, продолжая, заявляет, что все вышесказанное может быть проиллюстрировано примером обсуждения в конгрессе проекта бюджета на ВВС. Как известно, президент окончательно определяет бюджет, но в этом году, впервые в истории США, одна из палат конгресса утвердила бюджет на ВВС на 1,2 миллиарда долларов больше. Президент полон решимости бороться против этого увеличения ассигнований на ВВС. Но что он, Туайнинг, хочет сказать, это то, что конгресс — это голос народа, и он отражает чувства народа. Причиной этого повышения бюджета является недоверие. Американский народ никогда не был воинственно настроенным, он всегда миролюбив. Туайнинг считает, что доверие и взаимопонимание могут быть между нами установлены. Он думает, что этому могли бы способствовать посещения Советского Союза частными лицами, бизнесменами, служителями церкви и т. д. Эти визиты оказали бы соответствующее влияние на конгресс.

ЖУКОВ отвечает, что он говорил уже о проблеме страха с президентом Эйзенхауэром в Женеве и хочет еще раз сказать, что этот страх американского народа не имеет под собой никакой почвы. После смерти Сталина Советское правительство последовательно и настойчиво проводит политику, направленную на укрепление доверия и смягчение международной напряженности. Жуков просит Туайнинга поверить ему как солдату, что Советское правительство не вынашивает никаких агрессивных планов ни против Соединенных Штатов, ни против их союзников. Жуков заявил, что не имеется никаких оснований для существования страха. Чтобы добиться установления доверия и дружбы, надо отбросить и забыть все плохое прошлое.

Жуков говорит, что он хочет коснуться вопроса о военной информации. Вы говорите, что мы многое знаем о вас и что вы публикуете сведения о своих вооруженных силах открыто в печати. Но не всегда это так. Мы же с вами военные люди и отлично понимаем это. Например, вы же не опубликовываете данные об атомном оружии, о своих научно-исследовательских и опытно-констрорских работах по ВВС, ВМС, свои оперативные планы и проч.

Возможно, говорит он, нам следует поискать взаимоприемлемую основу для обмена военной информацией. Может быть вы и мы обдумаем этот вопрос и представим соответствующие предложения на рассмотрение своих правительств. Таким образом, может быть мы найдем приемлемые предложения.

Может быть мы разработаем совместный план относительно того, что нас интересует и что интересует вас; когда, где и что посмотреть, чтобы убедиться в состоянии вооруженных сил и т. д.

Я думаю, что по этому вопросу мог бы иметь место специальный обмен мнениями.

ТУАЙНИНГ отвечает, что это могло бы оказать большую помощь. Мы считаем, чем больше информации получит народ, тем меньше будет его беспокойство.

ЖУКОВ говорит, что можно было бы организовать взаимный показ военной техники и можно обсудить как это лучше сделать. Может быть, говорит Жуков, можно было бы организовать полет американских стратегических бомбардировщиков в Советский Союз, а наши самолеты слетали бы в Вашингтон или в Нью-Йорк. На месте и вы и мы ознакомились бы с ними.

Если вы нам покажете свои межконтинентальные и другие ракеты, мы вам покажем свои. Хотите видеть наши управляемые снаряды «Воздух — Воздух», покажите свои Мы можем показать вам свои зенитные ракеты для борьбы с самолетами, покажите нам, что есть у вас.

Жуков замечает, что он высказывает лишь свои личные соображения и считает, что может быть в дальнейшем СССР и США могут обменяться опытом и в области атомного оружия, и думает, что у нас с вами есть кое-что одинаковое и кое-что разное в атомном оружии. Но во всяком случае мы недалеко ушли друг от друга в этой области.

Что касается наших сухопутных войск, говорит Жуков, то вам известно, что за последние годы мы сократили их почти на 2 млн. человек, а ведь за этими людьми кроются самолеты, танки, артиллерия. Ведь 2 млн. человек — это два крупных фронта.

Некоторым американским деятелям не хочется признавать это крупное сокращение вооруженных сил. Они стремятся извратить его смысл в своих политических целях. Но 2 млн. человек — это 2 млн. человек и вы, как солдат, хорошо знаете им цену.

В ваших вооруженных силах работает до 1,5 млн. вольнонаемных служащих, а у нас эту работу выполняют военнослужащие. Если сравнить численность личного состава наших военных частей с вашими, то у вас в них несколько больше людей, чем у нас.

Жуков считает, что хорошим средством установления доверия было бы посещение соответствующими делегациями войсковых учений и маневров. Он предполагает на следующий год пригласить американскую делегацию на учения и маневры и считает полезным поездку и своих военных в США.

ТУАЙНИНГ вставляет: Замечательно!

ЖУКОВ говорит, что теперь он хочет коснуться вопроса об американских военных базах на территории иностранных государств. Вы в них очень верите.

Правда, они дают некоторые преимущества. Но это относительно. Он понимает, что у США есть планы использования этих баз, а у Советского Союза есть свои контрпланы.

Рассмотрим здраво вопрос о базах в плане установления доверия между нашими государствами. У нас, у советских людей, тоже существует подозрительность, недоверие к американским базам. Кроме того, вам следовало бы учитывать также и отрицательные настроения к ним со стороны народов тех стран, на территории которых они расположены и на которые в случае войны обрушатся атомные удары. Поэтому, как ему кажется, США не совсем политически выгодно сохранять свои базы в этих странах.

Как Жуков уже говорил президенту Эйзенхауэру в Женеве, было бы правильно и полезно для дела укрепления доверия начать оттягивать свои вооруженные силы с иностранных баз и территорий к себе на родину. Такого рода постепенные шаги, несомненно, сыграли бы положительную роль для устранения недоверия и страха.

ТУАЙНИНГ соглашается с этим замечанием Жукова.

ЖУКОВ хотел также сказать несколько слов о выступлениях некоторых военных деятелей. Что касается себя, то он старается быть в своих выступлениях крайне сдержанным для того, чтобы не вызвать ненужной возбужденности у других народов.

Он регулярно читает выступления таких деятелей, как Монтгомери, Грюнтер, Бракер и другие и должен сказать, что они часто бывают неправильными. Они во много раз преувеличивают численность нашего подводного флота, самолетного парка, количество дивизий. Не говоря уже о том, что они выдумывают различные небылицы об агрессивных намерениях Советского Союза и грозят нам своими силами.

Если бы военные деятели жили бы интересами народа, то они не выступали бы с подобными речами, а делали все необходимое для достижения большего доверия между государствами, устранения страха.

Таким образом, говорит Жуков, мы подошли к проблеме «холодной войны». Надо положить ей конец. Мы, военные, иногда задаем тон, докладываем правительству информацию, и от наших предложений во многом зависит решение правительств. Преследуя цель установления лучших взаимоотношений между нашими странами, мы, военные, должны быть объективными.

ТУАЙНИНГ соглашается с замечанием Жукова, что некоторые американские военные деятели в своих выступлениях преувеличивают данные о численности советских вооруженных сил. Но просит иметь в виду, что данные, приводимые ими в выступлениях, являются предельной разведывательной оценкой.

Он высказывает убеждение, что войны между СССР и США не будет. Туайнинг также замечает, что за последние годы и особенно с вступлением президента Эйзенхауэра на пост президента, военные деятели США оказывают большее влияние на решения правительства, хотя оно еще недостаточно.

ЖУКОВ заявляет, что касается его лично, он будет продолжать упорно работать над дальнейшим сокращением вооруженных сил Советского Союза и он верит заявлениям о том, что американцы не готовят войну против СССР и не собираются нападать на Советский Союз.

ТУАЙНИНГ отвечает, что он с большой радостью передаст президенту Эйзенхауэру заявление Жукова о том, что он будет продолжать работу по сокращению вооруженных сил СССР. Президент Эйзенхауэр, говорит Туайнинг, уверен, что Жуков постоянно работает над этим.

В США, говорит Туайнинг, некоторые с подозрительностью отнеслись к приглашению американской военно-авиационной делегации в Советский Союз, но Эйзенхауэр немедленно схватился за это приглашение и принял решение принять его.

Туайнинг заявляет, что будет держать содержание беседы с Жуковым в тайне и доложит о ней только президенту Эйзенхауэру.

ЖУКОВ замечает, что через американских корреспондентов он узнал, что члены объединенной группы начальников штабов хотели бы приехать в Советский Союз вместе с Туайнингом. Он не поверил этому и приказал произвести неофициальный зондаж. Оказалось, что все это было лишь плодом фантазии корреспондентов и у членов объединенной группы начальников штабов не было намерения ехать в Советский Союз.

Жуков добавляет, что, члены объединенной группы начальников штабов пожелают приехать в Советский Союз, то он готов пригласить их в любое время на военные учения — начальника штаба армии на учение сухопутных войск, начальника штаба ВМС на морские учения.

ТУАЙНИНГ принимает к сведению это заявление Жукова и заявляет, что он доложит о нем объединенной группе начальников штабов.

ЖУКОВ говорит, что, по его мнению, США совершают ошибку не признавая Китай и что рано иди поздно они будут вынуждены это сделать. И чем скорее, тем лучше. Китай имеет население в 600 млн. человек, а Туайнинг, как военный деятель, знает, что это значит.

ТУАЙНИНГ сообщает Жукову, что американская военно-авиационная делегация вылетит в США из Москвы в воскресенье 1 июля. Он говорит, что не вел записи беседы и просит для полного и точного доклада о ней президенту Эйзенхауэру послать ему краткую запись беседы.

ЖУКОВ заявляет, что он сделает это.

В заключение ТУАЙНИНГ благодарит Жукова за откровенную дружескую беседу и желает ему здоровья и успехов в работе.

ЖУКОВ отмечает, что беседа была дружеской и откровенной и благодарит Туайнинга.

25 июня 1956 г.

10.00–11.50

Записал Г. Большаков

РГВА. Ф. 41107. Оп. 1. Д. 60. Лл. 2-12. Машинопись.

№ 33 ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ МАРШАЛА СОВЕТСКОГО СОЮЗА Г.К. ЖУКОВА С МИНИСТРОМ АВИАЦИИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ Н. БЕРЧ

26 июня 1956 г.

После обмена взаимными приветствиями БЕРЧ говорит, что Министр Обороны Великобритании Моктон просил передать Жукову горячий привет и выразить надежду на встречу с ним.


ГЕОРГИЙ ЖУКОВ

ЖУКОВ благодарит Берна за переданный им от Моктона привет и просит его передать Мокгону его солдатский привет и наилучшие пожелания. Он высказывает надежду на личную встречу с Моктоном и надеется когда-нибудь побывать в Англии.

БЕРЧ говорит, что он с удовольствием передаст Моктону приветствия от Жукова.

ЖУКОВ спрашивает Берча, довольна ли английская делегация пребыванием в Москве и наблюдает ли он в Советской Союзе какие-либо признаки «железного занавеса».

БЕРЧ отвечает, что он и вся английская делегация довольна своим пребыванием в Москве. Предложенный Советскими властями план пребывания делегации очень интересный и насыщенный. Делегация не имеет никаких дополнений к плану. Что же касается наличия признаков «железного занавеса» в Советском Союзе, то не о какой «железном занавесе» не может быть и речи. Пребывание английской делегации в Москве превзошло всякие ожидания. О том, что сейчас происходит не только нельзя было думать, но и мечтать два-три года тому назад.

ЖУКОВ говорит, что Советское Правительство делает все от него зависящее, чтобы смягчить международную напряженность, укрепить доверие и установить настоящие дружеские отношения со всеми странами. В этих целях Советский Союз сокращает свои вооруженные силы и надеется, что другие государства последуют его благородному примеру.

Жуков считает, что военным деятелям нужно поактивнее бороться за мир и, главным образом, за решение проблемы разоружения. Он шутливо замечает, что военные, пожалуй, быстрее бы договорились по вопросу о разоружении, чем дипломаты. Военным всегда приходится войной исправлять ошибки дипломатов, допущенные в мирное время. Он считает, что лучше завоевывать мир в мирное время, чем завоевывать мир в войне, ценою громадных жертв и человеческой крови. Поэтому, говорит Жуков, неплохо было бы организовать единый фронт военных всех стран, который потребовал бы от своих правительств: «Разоружайтесь!»

БЕРЧ соглашается с Жуковым, что это было бы хорошо. Но он хочет заметить, что он, Берч, гражданский человек, хотя его отец и был военным. Мой отец, говорит Берч, очень любил поговорку «солдаты — лучшие борцы за мир».

ЖУКОВ говорит, что это ему хорошо известно и что для него нет более ненавистного слова, чем война. Он сам, Жуков, участвовал в четырех войнах и двенадцать с половиной лет своей жизни провел на передовых линиях фронта. Он хорошо знает, что такое война. Поэтому он делает все от него зависящее, чтобы предотвратить войну, создать атмосферу доверия и дружбы между народами.

Жуков считает, что этому могут хорошо содействовать контакты между военными.

БЕРЧ соглашается с Жуковым.

ЖУКОВ сообщает Берчу, что вчера, 25 июня, он принял генерала Туайнинга и имел с ним откровенную дружескую беседу. Туайнинг, говорит он, произвел на него хорошее впечатление. Он честный настоящий солдат и с ним можно дружить и ему можно верить.

БЕРЧ говорит, что его мнение о Туайнинге совпадает с мнением Жукова. Берч заявляет, что он весьма сожалеет, что не может остаться в Советском Союзе позднее 29 июня, так как он должен быть к этому времени в Англии, где у него много работы. Он просит Жукова разрешить группе английских офицеров, во главе с вице-маршалом авиации Пайком, остаться в Советской Союзе до 3 июля с тем, чтобы посмотреть все, что предусмотрено программой. Берч высказывает сожаление, что он не сможет совершить поездку в Сталинград, но обязательно посетит Ленинград.

ЖУКОВ говорит, что он сожалеет по поводу того, что Берч не сможет пробыть в Советском Союзе более продолжительное время и хорошо познакомиться со страной и народом. Он особенно сожалеет, что Берч не сможет побывать в Сталинграде, который является знаменитым историческим городом, где советские войска разгромили гитлеровскую армию. Если бы Берч смог посетить Сталинград, то он воочию убедился бы в восстановлении из руин этого замечательного города, побывал бы на местах сражений и самое главное познакомился бы с героическими сталинградцами. Жуков хотел бы, чтобы Берч посетил Сталинград еще и потому, что он, Жуков, лично принимал участие в обороне города и в организации окружения и уничтожения фашистских войск.

БЕРЧ говорит, что он может слетать в Сталинград, но только на один день — 28 июня с тем, чтобы 29 июня вылететь из Москвы в Лондон.

ЖУКОВ говорит, что это можно сделать и он даст соответствующие указания об этом.

БЕРЧ говорит, что он весьма признателен Жукову за его гостеприимство и обязательно посетит Сталинград. Он заявляет, что хотел бы от имени Королевских военно-воздушных сил преподнести Советским военно-воздушным силам подарок — серебряный кубок. (Приглашенный Маршалом Жуковым в кабинет заместитель начальника штаба Королевских ВВС главный маршал авиации Чэмпан вручает Маршалу Жукову серебряный кубок).

ЖУКОВ, принимая кубок, говорит, что он от имени Советских ВВС принимает этот подарок и выражает искреннюю благодарность Королевским военновоздушным силам.

Этот кубок, говорит Жуков, мы выставим в Музее Центрального Дома Советской Армии для народного обозрения.

ЖУКОВ и БЕРЧ обмениваются теплыми рукопожатиями и желают друг другу здоровья и успехов в работе.

Записал Г. Большаков.

27 июня 1956 года

РГВА. Ф. 41107. Оп. 1. Д. 61. Лл. 2–5. Машинопись.

№ 34 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О МЕРОПРИЯТИЯХ, ПРОВЕДЕННЫХ НА ВОЕННО-МОРСКОМ ФЛОТЕ ПОСЛЕ ГИБЕЛИ ЛИНКОРА «НОВОРОССИЙСК»

12 июля 1956 г.

Совершенно секретно

Докладываю о выполнении Постановления ЦК КПСС от 13 февраля 1956 г. о неудовлетворительном состоянии дел в Военно-Морском Флоте и Постановления Совета Министров Союза ССР от 8 декабря 1955 г. № 2049-1108сс о гибели линейного корабля «Новороссийск» Черноморского флота.

Министерством обороны СССР во исполнение требований ЦК КПСС и Правительства проведены следующие мероприятия.

1. Укрепление руководства флотами

В целях укрепления руководства флотами пересмотрен руководящий состав флотов, флотилий и центрального аппарата. Командиры и начальники, не способные навести твердой рукой порядки и укрепить воинскую дисциплину, заменены способными требовательными офицерами.

На должности Командующих Черноморским и Тихоокеанским флотами и Командующих Военно-воздушных сил всех флотов назначены более требовательные и подготовленные адмиралы и генералы. Перестроена организация подводных сил.

Перестроена организация центрального аппарата Главнокомандующего Военно-Морским Флотом с сокращением численности на 21,8 %. Произведено укрепление центральных органов ВМФ за счет наиболее подготовленных офицеров.

2. Направление в строительстве флота и подготовка кадров Выполняя требования ЦК КПСС и Правительства и учитывая мнение руководящего состава Военно-Морского Флота, мнения конструкторов и достижения науки и техники, Министерством обороны отработано и одобрено ЦК КПССнаправление в строительстве флота.

С целью повышения подготовки и выработки единства взглядов адмиралов и старших офицеров на использование флота, на флотах и в Военно-Морской академии проведены командно-штабные учения по массированному использованию подводных лодок на океанских сообщениях противника с применением реактивного оружия по конвоям и по береговым объектам, а также мероприятия по отработке тактики использования реактивного оружия.

Обращено серьезное внимание обучению командиров соединений и кораблей управлению кораблями.

Внесены значительные исправления в тематику научно-исследовательских работ в Военно-Морском Флоте и в программы академий, училищ, а также перерабатываются Боевой Устав ВМФ, Наставление по ведению морских операций и другие оперативно-тактические документы с учетом новых видов оружия.

3. Повышение боеготовности флотов Во исполнение требований Постановления ЦК КПСС и Постановления Совета Министров Союза ССР об устранении серьезных недостатков в боевой готовности флотов, разработана и проверена на флотах система подъема флотов по боевой тревоге, рассредоточения кораблей на случай обострения обстановки, улучшена организация охраны военно-морских баз с моря. Установлены у входов в военно-морские базы флотов постоянные дозоры противолодочных кораблей и выставлены боно-сетевые заграждения и ведется круглосуточно наблюдение за морем и воздухом.

В целях улучшения организации и повышения боеготовности противовоздушной обороны ВМФ разработаны и введены в действие планы истребительного и зенитного артиллерийского прикрытия базирования кораблей в районах рассредоточения, а также новые инструкции по противовоздушной обороне кораблей на переходе морем.

За устранением недостатков в боеготовности флотов установлен постоянный контроль.

4. Меры по уничтожению невытраленных мин В соответствии с требованиями по устранению остаточной минной опасности пересмотрены результаты проведенного траления. Разработан план дополнительных мероприятий, предусматривающий в 1956–1957 гг. протралить повторно 3558 кв. миль и осмотреть водолазами 58 миллионов кв. метров акватории портов и стоянок.

К настоящему времени протралены и осмотрены водолазами стоянки крупных кораблей и произведен водолазный поиск у причалов в основных портах, а также производится поиск плавающих мин и повторное придонное траление. С начала 1956 года поднято 7 донных мин, затралены 3 мины и уничтожена 31 плавающая мина.

Для повышения эффективности борьбы с донными минами созданы электромагнитные тралы повышенной мощности и технические средства обнаружения водолазами мин на грунте.

Обстоятельный доклад по этому вопросу представлен в Совет Обороны.

5. Меры по улучшению живучести на кораблях.

С целью устранения причин, порождающих аварии и катастрофы кораблей, на совещаниях руководящего состава флотов под руководством Министра Обороны и Главнокомандующего ВМФ, а с командирами соединений и кораблей под руководством Командующих флотами, был произведен тщательный разбор обстоятельств и причин, вызвавших гибель линкора «Новороссийск». Установлен строгий порядок и организован постоянный контроль за состоянием вопросов живучести и непотопляемости кораблей.

На кораблях введены специальные круглосуточные дозоры по живучести для контроля за соблюдением мер обеспечения непотопляемости корабля.

Введена «Инструкция по обеспечению непотопляемости кораблей и судов, находящихся в составе ВМФ», и разработаны «Общие требования к проектированию боевых надводных кораблей», с учетом требований по живучести, непотопляемости.

На новых кораблях с 1956 г. будет устанавливаться дополнительное оборудование для организации борьбы за живучесть.

Проведена на флотах подготовка офицеров по вопросам борьбы за живучесть.

Реализованы предложения по дальнейшему использованию устаревших кораблей. Исключено из боевого состава ВМФ 164 корабля, из них 92 корабля сдаются на слом.

Отрабатываются новые образцы спасательных средств, мощных водоотливных насосов и приборов связи с личным составом затонувшего корабля.

Указанные мероприятия улучшают положение дел с обеспечением живучести кораблей.

6. Работа политорганов, партийных и комсомольских организаций

Политорганы стали активнее и конкретнее заниматься вопросами повышения боеготовности и дисциплины, помогая командирам, партийным и комсомольским организациям в выполнении требований Центрального Комитета КПСС.

Партийно-политическая и воспитательная работа стала более нацелена на укрепление дисциплины и повышение боевой готовности.

Улучшилось качество идеологической и всей воспитательной работы, которая более тесно увязывается с задачами по укреплению воинской дисциплины и повышению боеготовности кораблей и частей.

Большое внимание уделяется изжитию случаев бесчинств военнослужащих по отношению к местному населению. Матросам, старшинам и офицерам прививается чувство уважения к общественному порядку и личным правам граждан.

Значительно сократились случаи недостойного поведения военнослужащих на берегу, что отмечается партийными и советскими организациями, Обкомами и Облисполкомами.

Военные советы флотов, командиры и политорганы, опираясь на партийные и комсомольские организации, более решительно ведут борьбу с пьянством военнослужащих.

Улучшена организация отдыха личного состава, усилилась пропаганда здорового быта.

Принимаются меры по предупреждению преступности. Проводится разъяснение личному составу военной присяги и законов. Практикуется проведение открытых судебных процессов. Несмотря на это преступность остается все еще большой. За 5 месяцев 1956 года на ВМФ осуждены 3 161 военнослужащий.

Придавая важное значение дальнейшему укреплению единоначалия, особое внимание обращено на воспитание у личного состава беспрекословного повиновения командирам и начальникам, выполнению приказов и уставов. Всемерно поддерживаются волевые требовательные офицеры, насаждающие воинский порядок и дисциплину.

Наряду с укреплением авторитета офицерского состава повышается роль старшинского и сержантского состава в обучении, воспитании подчиненных и в укреплении воинской дисциплины и в наведении уставного порядка.

7. Состояние воинской дисциплины

В результате проведенных мероприятий заметно повысилась исполнительность и личная ответственность у офицеров за состояние подчиненных им соединений, кораблей, частей. Повысилась ответственность у матросов, старшин и офицеров за исполнение своего служебного долга.

За последнее время на флотах и флотилиях несколько снизилось количество чрезвычайных происшествий с 224 в январе до 85 происшествий в мае. Уменьшилось количество случаев оскорблений офицеров и старшин и гибели личного состава в результате чрезвычайных происшествий и преступлений. Катастроф с кораблями в 1956 году не было, количество аварий кораблей сократилось по сравнению с соответствующим периодом 1955 г. с 29 до 12.

Несмотря на проведенные мероприятия, требования ЦК КПСС об улучшении дел в Военно-Морском Флоте еще не выполнены.

Основными причинами медленного выполнения требований Постановления и письма ЦК КПСС от 13 февраля 1956 года является недостаточно конкретная работа некоторых руководящих офицеров и политорганов по наведению твердого уставного порядка, неравномерная требовательность и слабая еще воспитательная работа с личным составом.

Высокая требовательность к личному составу еще не подкреплена серьезной партийно-политической и воспитательной работой. Не все партийные и комсомольские организации активно включились в работу по укреплению дисциплины. Проверки положения дел на флотах показывают, что личным составом правильно поняты требования ЦК КПСС и Правительства. Проделана серьезная работа по повышению боеготовности флотов, укреплению руководства флотами, подготовке кадров и по наведению порядка и дисциплины в этом деле достигнуты некоторые положительные результаты. Однако, важные задачи, поставленные перед Военно-Морским Флотом, еще полностью не решены, особенно по вопросам дисциплины.

Работа по выполнению этих требований, в соответствии с указаниями ЦК КПСС и Правительства о положении дел в Военно-Морском Флоте и новыми задачами по направлению развития ВМФ, положена в основу всей деятельности руководства Военно-Морского Флота, адмиральского и офицерского состава, политорганов и партийно-комсомольских организаций флотов и флотилий.

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 744. Лл. 39–44. Подлинник. Машинопись.

№ 35 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ПРИЕМЕ ДЕЛЕГАЦИИ ИТАЛЬЯНСКИХ ПАРТИЗАН

19 июля 1956 г.

18 июля с.г. мною была принята делегация итальянских партизан во главе с Председателем Национальной Ассоциации итальянских партизан Ариго Болдрини.

В заключение беседы делегация преподнесла мне итальянскую партизанскую медаль — Золотая Звезда и просила считать меня почетным итальянским партизаном.

Одновременно член делегации Дино Роберто передал на хранение мне две старинные медали с изображением Гарибальди, которыми был награжден в 1870-х годах его дед, за победы в походах Гарибальди. Указанные медали мною переданы на хранение и экспонирование в Музей Советской Армии.

Запись моей беседы с членами делегации прилагается.

Г. ЖУКОВ

ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ

Маршала Советского Союза тов. Жукова Г.К. с членами итальянской делегации партизан Маршал Советского Союза тов. Г.К. Жуков 18 июля принял находящуюся в гостях в Советском Союзе делегацию итальянских партизан в составе Ариго Болдрини (глава делегации), Вальтера Нероцци, Владимиро Росси, Джермо Солари, Марио Андреис, Джангуиоло Боргези, Антонио Дцзокколи, Альберто Козаттини и Дино Роберто.

т. ЖУКОВ: Я рад вас сердечно приветствовать от имени Вооруженных Сил Советского Союза и от себя лично. Как вы погостили в Советском Союзе?

АРИГО БОЛДРИНИ (глава делегации): Мы прежде всего высоко взволнованы тем, что находимся перед человеком, завоевавшим Берлин и стоящим во главе Вооруженных Сил Советского Союза.

Если говорить о нашем мнении о пребывании в Советском Союзе, то коротко можно сказать, что то, что мы видели в вашей стране и то доброжелательное отношение народов Советского Союза, проявленное к нам, итальянцам, еще более укрепляет всех нас в добрых чувствах к вашему народу, к вашей великой стране. Мы восхищены большими достижениями Советского Союза в деле восстановления народного хозяйства, после разрушительной войны с фашистами, а также героической борьбой советского народа с фашистскими оккупантами во второй мировой войне.

Хотя все мы — люди разных политических убеждений, но все мы прежде всего борцы, антифашисты.

Я думаю, что каждый из нас, пожимавший Вашу руку, искренне радуется встрече с Вами и желает еще больших успехов Вам и народам Советского Союза. Мы, как и большинство итальянского народа, знали и знаем, что Вы являлись одним из руководителей в прошедшей второй мировой войне.

Мы, итальянские антифашисты, тоже многое сделали у себя в Италии во время войны в период борьбы с фашистами и сделали это не только во имя итальянского народа, но и народов всего мира.

Борьба за свободу в Италии зародилась очень давно, за эти идеалы боролся еще наш национальный герой Гарибальди.

Мы хотим, чтобы Вы правильно поняли наши чувства, что чувства доброжелательства идут от наших чистых сердец.

В ознаменование побед Советской Армии над фашистскими вооруженными силами и в знак большого уважения к Вам мы просим Вас принять медаль итальянских партизан — золотую пятиконечную звезду и просим считать себя почетным итальянским партизаном.

Итальянские партизаны с гордостью носят эту медаль на своей груди. Одновременно просим принять на хранение две старинные медали с изображением нашего национального героя Гарибальди, которые были изготовлены в 1870-х годах в честь победоносных сражений Гарибальди и которыми был награжден дед члена нашей делегации Дино Роберто.

т. ЖУКОВ: Я бесконечно тронут Вашим подарком и рассматриваю его как выражение хороших чувств со стороны итальянского народа к нашему народу.

Я с большим удовольствием буду считать себя в рядах итальянских партизан. Я буду хранить эту медаль, как самый ценный подарок, а вас буду считать своими лучшими друзьями. Я прошу Вас передать мою большую благодарность за подарок Национальной Ассоциации итальянских партизан и наилучшие пожелания итальянскому народу.

Я думаю, что все люди сейчас считают самым важным делом борьбу за мир во всем мире. Видимо, у нас в этом вопросе расхождений с вами нет.

ДИНО РОБЕРТО: Ваша скромность все равно не исключает всех Ваших заслуг и мы восхищаемся Вами, как крупнейшим военным деятелем, прогнавшим немцев от Москвы и завоевавшим Берлин. Все итальянцы с радостью следили и следят за Вашими успехами.

Передавая Вам на хранение две старинные медали, которыми был награжден мой дед за победы в походах Гарибальди и которые являются нашими семейными реликвиями, я буду считать, что они продолжают храниться у меня дома.

т. ЖУКОВ: Конец войны у нас действительно был хороший, но начало не совсем хорошее. Советский народ понес большие потери в минувшей войне и особенно в ее начальном периоде и только благодаря сознательности и преданности нашего народа своей Родине мы одержали успехи в войне и в восстановлении разрушенного войной народного хозяйства. Наш народ поработал после войны по восстановлению народного хозяйства много и хорошо, добился в этом деле больших успехов. Мы не скрываем то, что у нас еще не все сделано.

Советский народ продолжает упорно трудиться на благо своей Родины, ведет и будет в дальнейшем вести неустанную борьбу за мир во всем мире. Я уверен, что все народы желают мира и в борьбе за мир они будут едины.

Что касается моих личных заслуг, то я дрался так же, как любой советский офицер и солдат. Я думаю, что вы так же, как и мы довольны, что побили Гитлера. Сейчас важно, чтобы не появился новый Гитлер.

Еще раз прошу передать мой привет итальянскому народу и сказать, что у нас лучшие чувства к итальянскому народу.

Записал генерал-майор М. Колобов

АП РФ. Ф. 3. Оп. 53. Д. 41. Лл. 66–69. Подлинник. Машинопись.

№ 36 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И А.С. ЖЕЛТОВА В ЦК КПСС О ЖАЛОБАХ ГЕНЕРАЛОВ И ОФИЦЕРОВ-ОТСТАВНИКОВ НА ИХ ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ В ПЕЧАТИ

31 июля 1956 г.

Считаем необходимым доложить Центральному Комитету, что за последнее время в центральной и местной печати стали часто появляться статьи, фельетоны и рассказы, в которых в крайне неприглядном, отталкивающем виде изображаются офицеры Советской Армии, находящиеся в отставке и запасе.

Характерно, что упор при этом делается не столько на сами факты недостойного их поведения как советских граждан, сколько на их принадлежность к офицерскому корпусу, на то, что они получают большие пенсии, живут якобы в роскоши, пьянствуют и т. п.

Примером подобных выступлений является рассказ «Комсомольский патруль», опубликованный в журнале «Юность» (№ 2, 1956 г.). Автор рассказа М. Ланской, говоря об офицере в отставке Заборенкове, не жалеет красок, чтобы показать его в самом отрицательном свете. «Военнослужащий в отставке, — говорится в рассказе, — он получает крупную пенсию и на жизнь смотрит, прихлебывая спиртное и посмеиваясь». В рассказе с излишними подробностями описывается попытка избиения Заборенкова со стороны родителей друзей его сына.

В рассказе «Мокрый снег», опубликованном в журнале «Огонек (№ 37,1955 г.), нарочито подчеркиваются резкие контрасты в материальном положении и моральном облике персонажей рассказа — «рядового человека» и полковника Советской Армии. Рассказ невольно вызывает антипатию не к конкретному лицу, а вообще к офицерам Советской Армии.

Пасквильные стихи под названием «Генерал» и «Отставник» были включены в сборник произведений поэта И. Рядченко, выпущенный Одесским областным издательством. Стихи вызвали возмущение большой группы офицеров и генералов, которые обратились по этому поводу с жалобой в Одесский обком партии и в Министерство Обороны.

В саратовской областной газете «Коммунист» (рассказы Г. Боровикова) и вгазете «Сталинградская правда» (фельетон в номере за 6 апреля 1955 г.) былиопубликованы материалы, в которых офицеры в отставке изображаются опустившимися, никчемными людьми, носителями чуждых нам пережитков прошлого.

Следует также упомянуть о пьесе А. Борщаговского «Жена», в которой грубо искажен облик Советской Армии. Автор наделил образ подполковника Величко всеми низкими и мерзкими чертами, присущими лишь проходимцам, потерявшим человеческий облик.

Наша печать должна активно бороться с фактами аморального, недостойного поведения отдельных граждан, в том числе и военнослужащих в запасе и отставке. При этом, по нашему мнению, офицеров в запасе и отставке, нарушивших нормы советской морали, следует критиковать в печати прежде всего как советских граждан, не подчеркивая их принадлежности к Советской Армии и не допуская подрыва авторитета высокого звания офицера.

Неправильное обобщение в печати, особенно в художественных произведениях, единичных отрицательных явлений, противопоставление офицеров рядовым советским гражданам объективно ведут к дискредитации офицерского корпуса Советской Армии и могут способствовать созданию у части советских людей, особенно у призываемой в армию молодежи, неверного представления о командном составе наших Вооруженных Сил, о тех людях, которым Родина доверила обучение и воспитание советских воинов в мирное время, а в случае войны — вести их в бой.

В Министерство Обороны поступило несколько писем от генералов и офицеров в отставке, в том числе и коллективные письма, в которых выражаются жалобы на участившиеся случаи унижения в печати достоинства звания советского офицера. Копии трех таких писем прилагаются.[40]

Поскольку подобного рода факты наносят ущерб авторитету наших Вооруженных Сил в глазах советского народа, полагаем, что данный вопрос заслуживает внимания ЦК КПСС.

Г. ЖУКОВ

А. ЖЕЛТОВ

СПИСОК

некоторых статей, рассказов, очерков, пьес, в которых офицеры и генералы Советской Армии, находящиеся в отставке, изображаются в отрицательном свете


1. Очерк М. Ланского «Комсомольский патруль». Журнал «Юность» № 2, 1956 г., стр. 92–93.

2. Рассказ В. Устиновой «Мокрый снег». Журнал «Огонек» № 37, 1955 г.

3. Одноактная пьеса С. Михалкова «Соринка». «Литературная газета», 4 июля 1953 г.

4. Стихи И. Рядченко «Отставник» и «Генерал» в сборнике «Первая любовь», выпущенном Одесским областным издательством.

5. Рассказ Г. Боровикова «Разрыв». Опубликован в саратовской областной газете «Коммунист» 16 августа 1955 года.

6. Фельетон «Отцы тоже виноваты». Опубликован в газете «Сталинградская правда» за 6 апреля 1955 года.

7. Пьеса А. Борщаговского «Жена». Постановка Московского драматического театра им. А.С. Пушкина. Рецензия А. Крона и С. Михалкова в защиту этой пьесы. «Литературная газета» 23 июня 1956 г.

8. Статья В. Монастырева «Человек ушел в отставку». «Литературная газета», 21 июля 1956 года.

9. Очерк А. Софронова «В Оренбургских степях». Журнал «Огонек» № 30, 1956 г., стр. 16

АП РФ. Ф. 3, оп 34. Д. 191. Лл. 73–75. Подлинник. Машинопись.

№ 37 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ВОССТАНОВЛЕНИИ ДЕНЕЖНЫХ ВЫПЛАТ НАГРАЖДЕННЫМ ОРДЕНАМИ И МЕДАЛЯМИ ЗА БОЕВЫЕ ПОДВИГИ

7 августа 1956 г.

Секретно

Министерство обороны еще раз рассмотрело вопрос о восстановлении денежных выплат по боевым орденам и медалям СССР и просит ЦК КПСС рассмотреть следующие предложения:

Восстановить с 1 октября 1956 года выплату денежного вознаграждения награжденным орденами и медалями СССР за боевые подвиги, проявленные в боях при защите Советской Родины и за успешное выполнение специальных заданий Советского Правительства.

Выплату вознаграждения по орденам и медалям СССР производить только солдатам, матросам, сержантам, старшинам и младшим офицерам (до капитана включительно), состоящим в запасе и на действительной военной службе в Вооруженных Силах.

Денежное вознаграждение награжденным орденами и медалями СССР за непосредственное участие в боях при защите Родины выплачивать в следующих размерах в год:

по ордену ЛЕНИНА, полученному награжденным одновременно с присвоением звания Героя Советского Союза и вручением медали Золотая Звезда — 400 рублей;

награжденному второй медалью Золотая Звезда — 600 рублей;

награжденному третьей медалью Золотая Звезда — 800 рублей;

по ордену ЛЕНИНА — 240 рублей;

по ордену Красное Знамя — 180 рублей;

по орденам Отечественной войны I и II ст. ст.

и Красная Звезда — 120 рублей;

по ордену Славы I ст. — 120 рублей;

по ордену Славы II ст. — 100 рублей;

по ордену Славы III ст. — 60 рублей;

по медалям: «За отвагу», Ушакова и Нахимова — 40 рублей.

Министерство обороны считает, что указанные размеры вознаграждения по орденам и медалям СССР являются небольшими. Вместе с тем, установление этого вознаграждения, несомненно, будет встречено советским народом с большим удовлетворением, как проявление внимания и заботы Коммунистической партии и Советского Правительства о лицах, исполнивших свой воинский долг при защите Советской Родины, что будет иметь большое воспитательное значение для советской молодежи.

Расходы на выплату денежного вознаграждения по орденам и медалям СССР

ориентировочно составят не более 200 млн. рублей в год.

* * *

Одновременно Министерство обороны считает возможным пересмотреть выплату на содержание прислуги взамен ординарцев генералам, адмиралам и офицерам, установленную Постановлением Совета Министров № 1160-478 от 3 июня 1946 года, и значительно сократить расходы на эти цели.

Генералам, адмиралам и офицерам, проходящим службу в высших военноучебных заведениях, учреждениях, в управлениях соединений, армий, округов, флотов, флотилий, а также в центральных управлениях Министерства обороны, деньги на содержание прислуги с 1 октября 1956 года не выплачивать. Что же касается офицеров — командиров рот, батарей, эскадрилий, батальонов, дивизионов, полков, кораблей и судов, то отмена выплаты этих денег значительно снизила бы их денежное содержание, чего в настоящее время нельзя допустить.

Учитывая изложенное, а также имеющиеся трудности в бытовом устройстве офицеров полкового звена, необходимо сохранить им эту выплату и в дальнейшем, сократить ее размеры с 300 до 100 рублей в месяц и включить эту сумму в должностные оклады содержания офицеров.

Осуществление этого мероприятия сократит расходы по смете Министерства обороны на сумму до 340 млн. рублей в год, из которых 200 млн. рублей могут быть обращены на выплату вознаграждения по орденам и медалям СССР.

Предлагаемые Министерством обороны мероприятия следует одновременно провести по Министерству внутренных дел и Комитету государственной безопасности при Совете Министров СССР.

Проекты постановлений ЦК КПСС, Указа Президиума Верховного Совета

СССР и Постановления Совета Министров представляю3.

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 53. Д. 6. Лл. 65–67. Подлинник. Машинопись.

№ 38 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКЕ СТУДЕНТОВ И КУРСАНТОВ

9 августа 1956 г.

В настоящее время военная и военно-морская подготовка студентов ВУЗов и курсантов высших и средних специальных учебных заведений проводится в соответствии с постановлением Совета Министров Союза ССР от 29.7.1954 г. № 1542-692 с и имеет цель подготовить для Советской Армии и Военно-морского флота офицеров запаса.

Военная подготовка студентов состоит из теоретических занятий в учебном заведении (от 360 до 540 часов) и одного 30-дневного учебного лагерного сборав войсках армии и флота по окончании предпоследнего курса.

Курсанты высших мореходных, арктических и речных училищ, готовящиеся по профилям Военно-морского флота, кроме того, по окончании учебных заведений проходят 6-месячную стажировку на кораблях и в частях ВМФ.

Как установлено, студенты, проходящие военную подготовку по командным профилям сухопутных войск, получая соответствующую теоретическую подготовку, вовсе не получают практики в командовании подразделениями и слабо знают условия жизни и быт армии, что является существенным недостатком в военном обучении студентов.

В целях привития командных и практических навыков студентам, проходящим военную подготовку в ВУЗах, Министерство обороны СССР вносит на утверждение следующие предложения:

1. Ввести с 1957 года для студентов, проходящих военную и военно-морскую подготовку (неплавающий состав) по командным профилям, кроме проводимого 30-дневного сбора, месячную стажировку в войсках после окончания ими учебного заведения.

На стажировку ежегодно будет привлекаться около 35–40 тысяч студентов

(расчет в приложении[41]).

2. Установить для студентов, проходящих военную подготовку в ВУЗах по профилю «офицер штурманской службы», помимо одного 30-дневного лагерного сбора, дополнительно 2-месячную летнюю стажировку по окончании учебных заведений. Начиная с 1959 года ежегодно будут проходить стажировку 400–500 человек.

3. Сократить для курсантов высших и средних мореходных и речных училищ закрытого типа срок стажировки на кораблях и в частях флотов и флотилий с шести до 4-х месяцев, а курсантов, проходящих военно-морскую подготовку по электромеханической специальности (2 230 чел.) — вовсе освободить от стажировки ввиду полного совпадения военно-морского профиля с их гражданскими специальностями.

Министерства морского флота, речного флота и рыбной промышленности против сокращения сроков стажировки возражений не имеют.

4. Освободить от учебных сборов студентов, проходящих военно-морскую подготовку по профилям:

— инженер по материальной части морской артиллерии и боеприпасам (405 чел.);

— инженер по телемеханике автоматике и электронно-вычислительной технике

(37 чел.);

— инженер-электрик кораблей и береговых частей (71 чел.);

— инженер-электрик по размагничивающим устройствам (43 чел.);

Профиль военно-морской подготовки этих студентов совпадает с их гражданской специальностью.

5. За время стажировки в войсках продолжать выплачивать стипендии студентам, имеющим право на ее получение, по смете министерств и ведомств по подчиненности высшего учебного заведения, в размерах полученной ими за предшествующий месяц.

Выдачу студентам дипломов об окончании учебного заведения производить в тех же ВУЗах по окончании стажировки.

6. В целях лучшего военного обучения студентов и привития им практических навыков, создать в ВУЗах прочную материальную базу, для чего министерству обороны пересмотреть табели по обеспечению военных кафедр вооружением, обеспечив их, в пределах возможного, современным оружием и боевой техникой.

Министерствам и ведомствам по подчиненности ВУЗов обеспечить полностью военные кафедры учебными пособиями и принадлежностями, приобретаемыми через торговую сеть, а также принять меры по оборудованию лабораторий, учебных классов, парков, стрелковых тиров, полигонов и т. д. в соответствии с проводимым профилем военной подготовки.

Вышеизложенные предложения с Министерством высшего образования согласованы.

Проект постановления ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР по этому вопросу представляется.[42]

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 33. Д. 81. Лл. 142–144. Подлинник. Машинопись.

№ 39 ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И В.Д. СОКОЛОВСКОГО В ЦК КПСС О ВВОДЕ СОВЕТСКИХ ВОЙСК НА ТЕРРИТОРИЮ ВНР

24 октября 1956 г.

ОСОБАЯ ПАПКА

Совершенно секретно

Докладываем.[43]

В соответствии с решением Правительства СССР об оказании помощи Правительству Венгерской Народной Республики в связи с возникшими в стране политическими беспорядками Министерством Обороны проведены следующие мероприятия.

1. К 23.00 23 октября с.г. подняты по боевой тревоге:

— особый корпус советских войск в Венгрии в составе двух механизированных дивизий;

— стрелковый корпус Прикарпатского военного округа в составе одной стрелковой и одной механизированной дивизий;

— одна механизированная дивизия отдельной механизированной армии, дислоцирующаяся в Румынии, вблизи румыно-венгерской границы.

Всего по боевой тревоге поднято пять дивизий советских войск в составе:

людей — 31550, танков и САУ— 1130, орудий и минометов — 615, зенитных орудий — 185, бронетранспортеров — 380, автомашин — 3930.

Одновременно приведена в боевую готовность наша авиация — одна ИАД и одна БАД в Венгрии и одна ИАД и одна БАД Прикарпатского военного округа, всего — истребителей — 159 и бомбардировщиков — 122.

2. Войскам, поднятым по боевой тревоге, поставлены задачи:

— особому корпусу — главными силами корпуса войти в Будапешт, захватить важнейшие объекты города и восстановить в нем порядок. Частью сил прикрыться со стороны австро-венгерской границы;

— стрелковому корпусу ПрикВО войти на территорию Венгрии и занять крупные административные центры в восточной части страны — Дебрецен, Ясберень и Сольнок;

— механизированной дивизии ОМА войти в южную часть Венгрии и занять города Сегед и Кечкемет.

3. Выполняя поставленные задачи, войска к 12.00 24 октября с.г. занимали положение:

— особый стрелковый корпус, вступив 24 октября в период с 2.00 до 4.00 по местному времени в Будапешт, занял важнейшие объекты города и, продолжая устанавливать порядок, очищает от демонстрантов район радиостанции, а также редакцию партийной газеты «САБАДНЕП» и гостиницу «Астория». В ряде районов города идет перестрелка. Имеются отдельные убитые и раненые как в частях корпуса, так и среди венгерского населения. Потери уточняются. В городе, совместно с советскими войсками, действуют части венгерской госбезопасности и внутренней охраны;

— стрелковый корпус ПрикВО в ночь на 24 октября перешел советско-венгерскую границу и главными силами проходит города Ньиредьхаза и Дебрецен, имея передовой отряд на подступах к городу Сольнок;

— механизированная дивизия ОМА 24 октября в 4.15— 6.20 по местному времени главными силами вступила на территорию Венгрии и к 9.20 вышла в район города Кечкемет. Один полк дивизии оставлен в городе Сегед;

— истребительная авиация прикрывает войска на марше. Бомбардировочная авиация в готовности на аэродромах.

Г. ЖУКОВ

В. СОКОЛОВСКИЙ

РГАНИ. Ф 89. Пер 45. Док. № 6. Ксерокопия.

Опубликовано: Исторический архив, 1993, № 5.

№ 40 ИНФОРМАЦИЯ О ПОЛОЖЕНИИ В ВЕНГРИИ ПО СОСТОЯНИЮ НА 12.00 4 НОЯБРЯ 1956 годаa

4 ноября 1956 г.

ОСОБАЯ ПАПКА

Совершенно секретно

В 6 часов 15 мин. 4 ноября с.г. советские войска приступили к проведению операции по наведению порядка и восстановлению народно-демократической власти в Венгрии.

Действуя по заранее намеченному плану, наши части овладели основными опорными пунктами реакции в провинции, какими являлись Дьер, Мишкольц, Дьендьеш, Дебрецен, а также другими областными центрами Венгрии.

В ходе операции советскими войсками заняты важнейшие узлы связи, в том числе мощная широковещательная радиостанция в Сольнок, склады боеприпасов и оружия и другие важные военные объекты.

Советские войска, действующие в г. Будапешт, сломив сопротивление мятежников, заняли здания Парламента, ЦК ВПТ, а также радиостанцию в районе парламента. Захвачены три моста через р. Дунай, связывающие восточную и западную части города и арсенал с оружием и боеприпасами.

Весь состав контрреволюционного правительства Имре Надя скрылся. Ведутся розыски.

В г. Будапешт остался один крупный очаг сопротивления мятежников в районе кинотеатра «Корвин» (юго-восточная часть города). Мятежникам, обороняющим этот опорный пункт, был предъявлен ультиматум о капитуляции. В связи с отказом мятежников сдаться, войска начали штурм.

Основные гарнизоны венгерских войск блокированы. Многие из них сложили оружие без серьезного сопротивления. Нашим войскам дано указание возвратить к командованию венгерских офицеров, снятых мятежниками, а офицеров, назначенных взамен снятых, арестовывать.

С целью недопущения проникновения в Венгрию вражеской агентуры и бегства главарей мятежников из Венгрии нашими войсками заняты венгерские аэродромы и прочно перекрыты все дороги на австро-венгерской границе.

Войска, продолжая выполнять поставленные задачи, очищают от мятежников территорию Венгрии.[44]

Г. ЖУКОВ

РГАНИ. Ф. 89. Пер. 45. Док № 23. Ксерокопия.

Опубликовано: Исторический архив, 1993, № 5.

№ 41 ИНФОРМАЦИЯ О ПОЛОЖЕНИИ В ВЕНГРИИ ПО СОСТОЯНИЮ НА 21.00 4 НОЯБРЯ 1956 года

4 ноября 1956 г.

ОСОБАЯ ПАПКА

Совершенно секретно

В течение дня 4 ноября советские войска в Венгрии продолжали очищать населенные пункты от отдельных групп мятежников, продолжавших кое-где оказывать сопротивление.

В г. Будапешт нашими войсками полностью захвачены важнейшие правительственные здания и сопротивление мятежников в основном сломлено. В городе осталось два очага сопротивления — кинотеатр «Корвин» и площадь им. Москвы в западной части Буды.

В кинотеатре, который вместе с прилегающими зданиями занимает целый квартал, сосредоточено значительное количество повстанцев с танками и артиллерией.

Войскам поставлена задача произвести необходимую перегруппировку и полностью ликвидировать оставшиеся очаги сопротивления в Будапеште.

Во всех населенных пунктах, занятых нашими войсками, установлен комендантский порядок.

Ведется подсчет разоруженных мятежников и личного состава венгерских частей, а также захваченного оружия и боеприпасов.[45]

Г. ЖУКОВ

РГАНИ. Ф. 89. Пер. 45. Док. № 24. Ксерокопия.

Опубликовано: Исторический архив, 1993, № 5.

№ 42 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И А.С. ЖЕЛТОВА В ЦК КПСС О МЕРАХ ПО ИСКОРЕНЕНИЮ ИЗВРАЩЕНИЙ В ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ПРАКТИКЕ

(На документе имеется виза В.Д. Соколовского. — Сост.)

15 ноября 1956 г.

Секретно

Докладываем о мерах, принятых Министерством Обороны по записке тт. Крюкова и Щеблыкина, разосланной 11 октября с.г. членам и кандидатам в члены Президиума ЦК КПСС.[46]

В записке поставлен важный вопрос. Из писем, поступающих непосредственно в Министерство Обороны, а также из личных наблюдений наших работников при проверках войск известно много фактов, свидетельствующих о том, что за последнее время некоторые командиры и начальники, проводя большую работу по укреплению в войсках дисциплины, стали подменять высокую требовательность к подчиненным грубостью и оскорблениями их человеческого достоинства. В связи с этим серьезные внушения были сделаны Маршалу Советского Союза тов. Чуйкову В.И., Маршалу авиации тов. Судец В.А., генерал-полковнику тов. Иванову В.Д.

27 октября с.г. издан приказ, обязывающий главкомов и начальников политуправлений видов Вооруженных Сил, а также военные советы округов и флотов принять немедленные меры по искоренению извращений в дисциплинарной практике. В приказе осуждается увлечение отдельных офицеров и генералов предельно крайними мерами наказания. Запрещено налагать на военнослужащих по несколько взысканий за один и тот же проступок и огульно наказывать за него всех прямых начальников провинившегося. Вопрос о снижении офицеров в воинском звании предложено решать впредь только в аттестационном порядке.

За выполнением этого приказа установлен контроль. Перед Главной Инспекцией и работниками Главного Политического Управления поставлена задача — при проверках войск глубоко вникать в состояние дисциплинарной практики и на месте принимать меры по исправлению выявленных недостатков.

В мае с.г. вопрос о жалобах военнослужащих обсуждался на Коллегии Министерства Обороны. Командирам и начальникам всех степеней вменено в обязанность лично разбираться с жалобами и заявлениями, больше проявлять заботы о нуждах и запросах подчиненных. В целях упорядочения приема посетителей, обращающихся с просьбами в Министерство Обороны, установлены приемные дни у Министра, его заместителей, начальников главных и центральных управлений.

Учитывая, что значительное число жалоб, поступающих от военнослужащих, является следствием того, что в частях и на кораблях слабо поставлена работа по разъяснению действующих законов, принято решение издать «Справочник по советскому законодательству для офицеров Армии и Флота». Войска получат его в начале 1957 года.

В отношении конкретных лиц, письма которых приводятся в записке тт. Крюкова и Щеблыкина, расследованием установлено:

1. Подполковник Кутепов, бывший заместитель по политической части начальника тыла береговой обороны Рижской ВМБ, снят с должности правильно.

В 1956 г. он дважды предупреждался о неполном служебном соответствии и привлекался к партответственности за запущенность воспитательной работы и крайне низкое состояние дисциплины в подразделениях базы. При рассмотрении жалобы тов. Кутепова, командующий и начальник Политуправления Краснознаменного Балтийского флота нашли возможным не увольнять его в запас, а подыскать ему другую, менее ответственную должность.

2. Факты, изложенные в письме лейтенанта Щербакова, подтвердились полностью.

Командир 350 отдельной роты местных стрелковых войск майор Морозов действительно допускал непозволительную грубость в обращении с подчиненными и даже рукоприкладство. В настоящее время Морозов от командования ротой отстранен и будет уволен из армии.

3. Соответствует действительности и то, о чем пишет тов. Рубайло. В армии и на флоте имеют место факты бездушного, бюрократического отношения к офицерам, увольняемым в запас или отставку. По этому вопросу в июле с.г. Министерством Обороны была издана специальная директива, требовавшая от старших начальников чутко и внимательно относиться к увольняемым, проявлять заботу об удовлетворении их нужд.

4. Начальник политотдела Киевского высшего инженерного радиотехнического училища ВВС полковник Шутов Политуправлением ВВС был намечен к увольнению в запас по состоянию здоровья и именно поэтому его освободили от занимаемой должности. Утверждения тов. Шутова о том, что с ним никто предварительно не беседовал, ложны. С тов. Шутовым беседовали: начальник отдела кадров и начальник Политуправления Киевского военного округа, начальник отдела кадров и заместитель начальника Политуправления ВВС.

26 сентября с.г. он был принят начальником Главного Политического Управления, который удовлетворил его просьбу о предоставлении возможности дослужить в армии до 25 лет. Этот срок кончился 25 октября и сейчас тов. Шутов проходит врачебную комиссию, после чего будет решен вопрос об увольнении его в запас.

5. Факты, приведенные в жалобе тов. Ширина, при расследовании не подтвердились. Его обвинения в адрес подполковника Толстоброва являются вымышленными.

Ширин снят с должности начальника склада решением Военного Совета армии после неоднократных предупреждений. Из-за его нераспорядительности склад систематически не выполнял плана переработки грузов.

6. Тов. Исаев уволен в запас правильно. Он слабо подготовлен в военном отношении, имеет низкую общеобразовательную подготовку. Вывод об увольнении тов. Исаева был сделан не тов. Кузнецовым, а окружной аттестационной комиссией. Правильным является и назначение на должность начальника штаба полка тов. Иноземцева. Это хороший офицер.

7. При проверке жалобы старшины сверхсрочной службы Романюка не установлено случаев увольнения сверхсрочников из-за невозможности представить им жилплощадь, хотя в Прикарпатском военном округе положение с жильем для семей военнослужащих тяжелое. Тов. Романюк до недавнего времени проживал в доме офицерского состава. После капитального ремонта этого дома командир дивизии, в целях улучшения квартирно-бытовых условий офицеров, принял решение о переселении оттуда всех сверхсрочнослужащих. Тов. Романюку, как и остальным сверхсрочникам, предоставлена жилплощадь в другом здании.

8. Письмо, подписанное фамилией Марковича, фактически является анонимным.

По указанному адресу Маркович не проживает и не проживал.

Г. ЖУКОВ

А. ЖЕЛТОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 400. Лл. 79–82. Подлинник. Машинопись.

№ 43 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ С.С. БИРЮЗОВА В СВЯЗИ С УПРАЗДНЕНИЕМ ДОЛЖНОСТИ

21 ноября 1956 г.

В целях сокращения количества должностей заместителей Министра обороны СССР вношу предложения:

— об упразднении должности заместителя Министра обороны СССР — Главнокомандующего войсками противовоздушной обороны страны;

— об освобождении в связи с этим Маршала Советского Союза БИРЮЗОВА С.С. от должности заместителя Министра обороны СССР, с оставлением его Главнокомандующим войсками противовоздушной обороны страны и членом Коллегии Министерства обороны СССР.

Проекты решений ЦК КПСС и Совета Министров СССР по этому вопросу

представляю.[47]

Г. ЖУКОВ

РГАНИ. Ф.5. Оп.47. Д.115. Л.150. Подлинник. Машинопись.

№ 44 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦК КПСС «О ПРИВЕТСТВИИ ТОВАРИЩУ ЖУКОВУ Г.К. ОТ ЦК КПСС И СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР И НАГРАЖДЕНИИ ЕГО ОРДЕНОМ ЛЕНИНА И ЧЕТВЕРТОЙ МЕДАЛЬЮ «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА»

1 декабря 1956 г.

В связи с шестидесятилетием со дня рождения Министра обороны СССР тов. Жукова Г.К. и отмечая его выдающиеся заслуги перед Коммунистической партией и советским народом, утвердить:

а) прилагаемый текст приветствия тов. Жукову Г.К. от ЦК КПСС и СоветаМинистров СССР;

б) прилагаемый проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о награждении тов. Жукова Г.К. орденом Ленина и четвертой медалью «Золотая Звезда».

Секретарь ЦК

Приложение

Товарищу ЖУКОВУ

ГЕОРГИЮ КОНСТАНТИНОВИЧУ

Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза и Совет Министров Союза ССР горячо приветствуют Вас, выдающегося полководца, видного деятеля Коммунистической партии и Советского государства, в день Вашего шестидесятилетия.

Коммунистическая партия и советский народ высоко ценят Ваши заслуги в строительстве Вооруженных Сил, в защите Социалистического Отечества. В суровые годы Великой Отечественной войны Вы умело и мужественно руководили советскими войсками в решающих сражениях за свободу и независимость нашей Родины. В годы мирного труда Вы неустанно отдаете все силы и знания дальнейшему строительству Советского государства, делу укрепления обороноспособности страны.

Сердечно желаем Вам, наш друг и товарищ, дорогой Георгий Константинович, доброго здоровья, многих лет жизни и дальнейшей плодотворной деятельности на благо советского народа во имя торжества коммунизма.

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ СОВЕТ МИНИСТРОВ

КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОЮЗА ССР

Приложение

УКАЗ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СОЮЗА ССР

О награждении Министра обороны СССР Героя Советского Союза

Маршала Советского Союза Жукова Г.К. орденом Ленина

и четвертой медалью «Золотая Звезда»

В связи с шестидесятилетием со дня рождения Министра обороны СССР Героя Советского Союза Маршала Советского Союза Жукова Г.К. и отмечая его выдающиеся заслуги перед Коммунистической партией и советским народом, наградить товарища Жукова Георгия Константиновича орденом Ленина и четвертой медалью «Золотая Звезда».

Председатель Президиума Верховного Совета СССР К. ВОРОШИЛОВ

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. ГОРКИН

Москва, Кремль 1 декабря 1956 года

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д. 150. Лл. 93–95. Подлинник. Машинопись.

№ 45 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И А.С. ЖЕЛТОВА В ЦК КПСС О ВОЕННЫХ СОВЕТАХ

28 декабря 1956 г.

ОСОБАЯ ПАПКА

Совершенно секретно

Учитывая усложнившиеся задачи по руководству войсками Советской Армии и Флота в связи с непрерывным оснащением их современным вооружением и боевой техникой, новой организацией войск, в целях повышения ответственности командующих, а также более широкого и всестороннего использования ими опыта и советов начальников родов войск и служб в руководстве войсками, Министерство обороны считает целесообразным ныне действующие Военные Советы военных округов, групп войск, округов ПВО, флотов, отдельных армий, армий Дальней Авиации и отдельных флотилий преобразовать в Военные Советы при командующих, расширив их состав с четырех до девяти-одиннадцати человек.

В армиях, входящих в состав военных округов и групп войск, в связи с упразднением в них корпусного звена и сокращения в них общего количества войск, а также во флотилиях, входящих в состав флотов, Военных Советов не иметь. Командующих этими армиями и флотилиями ввести в состав Военных Советов при командующих войсками округов, групп войск и флотами.

Включение командующих армиями (флотилиями) в Военные Советы округов(флотов) даст возможность Военным Советам в своей работе шире использоватьопыт командующих и приблизить их к реальной жизни войск.

В целях повышения роли и значения политических управлений округов и флотов, начальника политического управления ввести в состав Военного Совета, а должность члена Военного Совета из военных, освобожденного от других работ, упразднить. В политических управлениях округов, групп войск и флотов, в политических отделах отдельных армий, армий Дальней Авиации и отдельных флотилий ввести должность первого заместителя начальника Политуправления (политотдела). Начальнику политотдела армии (флотилии), входящей в составокруга, группы войск, флота, присвоить функции заместителя командующего армией (флотилией) по политической части.

Данное предложение рассмотрено и одобрено Коллегией Министерства обороны.

Представляем проекты: Постановления ЦК КПСС, Постановления Совета Министров СССР и Положения о Военных Советах при командующих войсками военных округов, групп войск, округов ПВО, флотами, отдельными армиями, армиями Дальней Авиации и отдельными флотилиями.[48]

Г. ЖУКОВ

А. ЖЕЛТОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 116. Лл. 74–75. Подлинник. Машинопись.

№ 46 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС ОБ УВОЛЬНЕНИИ ИЗ ВМФ КОНТР-АДМИРАЛА В.М. НАРЫКОВА

5 марта 1957 г.

Секретно

В ночь на 1 января 1957 г. уполномоченный Балтийской группы Управления государственной приемки кораблей Военно-морского флота контр-адмирал Нарыков В.М., будучи в нетрезвом состоянии и одетым в гражданский костюм, встретил у подъезда своего дома вышедших из этого же дома с девушками матросов Кондратьева и Карпеченко, беспричинно придрался к ним и, не называя себя, потребовал, чтобы они немедленно удалились.

На просьбу матросов, принимавших Нарыкова за гражданское лицо, оставить их в покое, Нарыков стал натравливать на них свою собаку.

В дальнейшем Нарыков, догнав уходивших в свою часть матросов, потребовал, чтобы они остановились, угрожая применением оружия. Матрос Кондратьев пытался обезоружить Нарыкова, но последний выстрелил в него, нанеся тяжелое телесное повреждение.

Установлено, что матросы Кондратьев и Карпеченко вели себя спокойно и никаких грубостей в отношении Нарыкова не допускали.

Нарыков В.М. 1904 года рождения, член КПСС с 1928 г., по службе характеризуется отрицательно. Ранее неоднократно наказывался в дисциплинарном порядке, в апреле 1956 г. за неспособность навести порядок в соединении снят с должности командира 19 дивизии охраны водного района 8 ВМФ. Пять раз привлекался к партийной ответственности, трижды женат.

По своим деловым и морально-политическим качествам не соответствует службе в Военно-морском флоте и воинскому званию контр-адмирала.

Контр-адмирал Нарыков В.М. уволен мною из Военно-морского флота по п. «е» статьи 59.

Вношу предложение о снижении Нарыкова в воинском звании до капитана 1 ранга42.

Г. ЖУКОВ

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12 Д. 188. Лл. 42–43. Копия. Машинопись.

№ 47 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС «О НЕДОСТОЙНОМ ПОВЕДЕНИИ КОНТР-АДМИРАЛА НАРЫКОВА В.М.»

П 81/XL 11 марта 1957 г.

Принять предложение Министерства обороны СССР (т. Жуков) о снижении контр-адмирала Нарыкова В.М. в воинском звании до капитана 1 ранга и увольнении его из рядов военно-морского флота в запас.[49]

Утвердить прилагаемый проект постановления Совета Министров СССР.

Секретарь ЦК КПСС Н. ХРУЩЕВ

К пункту XL прот[окола] № 81

Совет Министров СССР

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от "__» марта 1957 г. Москва, Кремль

О снижении контр-адмирала Нарыкова В.М. в воинском звании до капитана 1 ранга

Совет Министров Союза ССР постановляет:

За недостойные действия, выразившиеся в том, что контр-адмирал Нарыков В.М., будучи в нетрезвом состоянии, беспричинно нанес серьезное огнестрельное ранение матросу Кондратьеву и по служебному несоответствию снизить контр-адмирала Нарыкова Василия Максимовича в воинском звании до капитана 1 ранга.

Председатель Совета Министров Союза ССР Н. БУЛГАНИН

Управляющий делами Совета Министров СССР А. КОРОБОВ

РГАНИ. Ф.3. Оп. 14. Д. 106. Лл. 13, 92. Подлинник. Машинопись.

№ 48 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О СОЗДАНИИ ВОЕННОГО СОВЕТА ПРИ НАЧАЛЬНИКЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР

28 марта 1957 г.

Секретно

Положением о Министерстве обороны СССР на Генеральный Штаб возлагаются большие и ответственные задачи по развитию, организации и оперативному использованию всех видов Вооруженных Сил, по руководству военно-научной и научно-исследовательской работой, а также по обеспечению мобилизационного развертывания Вооруженных Сил.

Учитывая исключительно большой и разнообразный круг вопросов, которые приходится решать Начальнику Генерального Штаба Вооруженных Сил и необходимость их всесторонней подготовки, Министерство обороны считает необходимым создать при Начальнике Генерального Штаба Военный Совет в составе 9 человек, без освобождения их от прямых обязанностей.

Члены Военного Совета при Начальнике Генерального Штаба Вооруженных Сил назначаются приказами Министра Обороны из числа заместителей Начальника Генерального Штаба, начальников главных штабов (штабов) видовВооруженных Сил и заместителя Министра Обороны по радиоэлектронике.

Вношу на рассмотрение проект Постановления Совета Министров СССР об учреждении Военного Совета при Начальнике Генерального Штаба Вооруженных Сил и проект Положения об этом Военном Совете.[50]

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 19. Л. 58. Подлинник. Машинопись.

№ 49 ПИСЬМО И.П. МАРКОВА В ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ СССР, ПРЕЗИДИУМ ЦК КПСС, ПРЕЗИДИУМ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР

[Не позднее 17 мая 1957 г.[51] ]

СЕССИИ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

ПРЕЗИДИУМУ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

ПРЕЗИДИУМУ ЦК КПСС

ПРЕЗИДИУМУ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР

Вношу предложение о присвоении звания Генералиссимуса Советского Союза

министру Вооруженных Сил маршалу Советского Союза тов. Жукову.[52]

МАРКОВ

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 241. Л. 12. Автограф.

№ 50 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ПРОВЕДЕНИИ ВОЕННО-НАУЧНЫХ КОНФЕРЕНЦИЙ

21 мая 1957 г.

Секретно

В порядке информации докладываю.

В период с 13 по 20 мая с.г. Министерством Обороны была проведена военно-научная конференция Вооруженных Сил, основной целью которой являлось: обсудить состояние военного дела в современных условиях, наметить направления дальнейшего развития советского военного искусства и определить важнейшие задачи военно-научной работы.

К работе конференции привлекался руководящий состав армии, авиации и флота, а также военных академий и центрального аппарата Министерства Обороны — всего свыше 200 человек.

На конференции были обсуждены доклады Начальника Генерального Штаба т. Соколовского В.Д., Начальника Главного штаба сухопутных войск т. Попова М.М., Командующего Киевским военным округом т. Чуйкова В.И., Начальника академии бронетанковых войск т. Голикова Ф.И., Начальника Главного штаба ВВС т. Руденко С.И., Начальника Главного штаба ВМФ т. Фокина В.А. и Начальника штаба войск ПВО страны т. Демидова П. К.

На пленарном заседании конференции и ее секциях выступило 99 человек.

Предварительные итоги работы конференции подведены мною в выступлении на заключительном заседании.

Главное внимание конференции было уделено обсуждению вероятного характера будущей войны и способов ее развязывания; начальному периоду войны и основам применения в этот период видов вооруженных сил, особенно авиации, ракет, атомного оружия и средств ПВО. На конференции рассмотрены такие важные вопросы, как борьба за господство в воздухе в стратегическом и оперативном масштабах, ведение наступательных операций на большую глубину в условиях массового применения атомного оружия, организация системы ПВО страны в современных условиях, ведение морских операций на удаленных коммуникациях противника и по уничтожению его береговых объектов.

Широкое и свободное обсуждение этих вопросов показало, что наша оценка характера будущей войны, вытекающая из анализа политических, экономических и военно-стратегических факторов, в целом правильна и обоснованна. Конференция выявила общность взглядов руководящего состава армии, авиации и флота по важнейшим вопросам вооружения, организации, подготовки и боевого применения всех видов вооруженных сил.

Участниками конференции было высказано много полезных теоретических и практических соображений, направленных на дальнейшее развитие советского военного искусства и военной науки в целом. Эти соображения, несомненно, помогут решить многие важные вопросы, возникающие в настоящее время в деле совершенствования наших вооруженных сил.

Одновременно в ходе конференции выявился ряд серьезных недостатков. Военно-научная работа во всех видах вооруженных сил еще не полностью отвечает современным требованиям и разработка военной теории отстает от уровня развития военной техники. В результате этого не всегда своевременно, с опозданием, проводятся организационные мероприятия, задерживается издание уставов, наставлений и учебных пособий.

Наши военно-научные кадры очень робко подходят к разработке и изданию новых, оригинальных самостоятельных трудов, которые необходимы для развития военного искусства и повышения боеспособности наших вооруженных сил.

Военно-научная конференция подобного характера проведена в наших вооруженных силах впервые. Она помогла определить наиболее важные задачи военнонаучной работы и будет способствовать ее дальнейшему развитию и повышению боевой готовности вооруженных сил.

Генеральному Штабу, Главнокомандующим и Командующим, Начальникам академий, руководителям и организаторам военно-научной работы поставлена задача изучить и обобщить материалы конференции и широко использовать их в дальнейшей работе.

Признано целесообразным военно-научные конференции вооруженных сил проводить ежегодно, а в округах и флотах — не менее двух раз в году.

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 103. Лл. 93–95. Подлинник. Машинопись.

№ 51 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА И И.А. СЕРОВА В ЦК КПСС О ПОРЯДКЕ НАГРАЖДЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

3 августа 1957 г.

В соответствии с поручением Президиума ЦК КПСС от 5 июня 1957 года вносим на рассмотрение следующие предложения по вопросам порядка награждения военнослужащих за долголетнюю и безупречную службу в Вооруженных Силах СССР:

Существующий ныне порядок награждения военнослужащих за выслугу лет изжил себя, так как награждение, установленное этим порядком, стало массовым и это привело к снижению значения наград. Следовательно от такого порядка награждения за выслугу лет надо отказаться.

В целях создания стимула и заинтересованности в службе у офицеров, солдат, матросов, сержантов и старшин сверхсрочной службы, следует учредить министерскую медаль «За безупречную службу» трех степеней и предоставить право Министру обороны СССР, Министру внутренних дел СССР и Председателю Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР награждать этой медалью подчиненных им военнослужащих за 10, 15 и 20 лет безупречной службы.

На дальнейшее установить, что маршалов, генералов, адмиралов и офицеров Советской Армии, Военно-морского Флота, войск Министерства внутренних дел, войск и органов Комитета государственной безопасности при увольнении в запас или в отставку, безупречно прослуживших 25 и более календарных лет при наличии особых показателей в служебной деятельности и заслуживающих быть отмеченными правительственной наградой, награждать орденом Красного Знамени, а имеющих особые заслуги перед Вооруженными силами и Советским государством, орденом Ленина.

Кроме того, необходимо признать целесообразным, в связи с отменой награждения орденами за выслугу лет, более широко награждать правительственными наградами отдельных военнослужащих за отличные показатели в боевой и политической подготовке, за отличное освоение новой сложной боевой техники, за образцовое руководство войсками, а также за другие выдающиеся заслуги.

Проекты Постановления ЦК КПСС и Указа Президиума Верховного Совета СССР по этому вопросу прилагаются.

Г. ЖУКОВ

И. СЕРОВ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦК КПСС

Принять предложение Министерства обороны СССР (тов. Жукова Г.К.) иКомитета государственной безопасности при Совете Министров СССР (тов. Серова И. А.) о порядке награждения военнослужащих Вооруженных Сил СССР на дальнейшее.

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О награждении орденами и медалями СССР военнослужащих Вооруженных Сил СССР 1. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1944 года о награждении орденами и медалями генералов, офицеров и сержантского состава сверхсрочной службы за выслугу лет в Красной Амии, а также Указы от 25 сентября 1944 года и 2 октября 1944 года о распространении действия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1944 года на военнослужащих Военноморского Флота и личный состав НКВД и НКГБ СССР отменить.

2. Награждение орденами СССР маршалов, генералов, адмиралов и офицеров Советской Армии, Военно-Морского флота, войск Министерства внутренних дел, войск и органов Комитета государственной безопасности производить при увольнении в запас или отставку военнослужащих, прослуживших безупречно 25 и более календарных лет при наличии особых показателей в служебной деятельности, — орденом Красного Знамени, а имеющих особо важные заслуги перед Вооруженными силами и Советским государством — орденом Ленина.

3. Установить награждение орденами и медалями СССР военнослужащих Вооруженных Сил СССР за отличные показатели в боевой и политической подготовке, за отличное освоение новой сложной боевой техники, за образцовое руководство войсками, а также за другие выдающиеся заслуги по представлениям Министра обороны СССР, Министра внутренних дел СССР и Председателя Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР.

4. Разрешить Министру обороны, Министру внутренних дел и Председателю Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР учредить медаль «За безупречную службу» трех степеней и предоставить право Министру обороны СССР, Министру внутренних дел СССР и Председателю Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР награждать этой медалью от имени Президиума Верховного Совета СССР подчиненных им военнослужащих за 10, 15 и 20 лет безупречной службы.

Председатель Президиума Верховного Совета СССРСекретарь Президиума Верховного Совета СССР

(К. ВОРОШИЛОВ)

(М. ГЕОРГАДЗЕ)

Москва, Кремль.

АП РФ. Ф. 3. Оп. 53. Д. 14. Лл. 113, 115–117. Подлинник. Машинопись.

№ 52 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС «О ПОРЯДКЕ НАГРАЖДЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР»[53]

/5 августа 1957 г.

Совершенно секретно

Принять в основном предложение Министерства обороны СССР (т. Жукова) и Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР (т. Серова) о порядке награждения военнослужащих Вооруженных Сил СССР.

Поручить Секретариату ЦК КПСС окончательно отредактировать проект Указа Президиума Верховного Совета СССР по данному вопросу, а также подготовить предложения о порядке награждения орденами и медалями СССР работников гражданских ведомств.

СЕКРЕТАРЬ ЦК

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 141. Лл. 5–6. Подлинник. Машинопись.

РАЗДЕЛ III. КУРСОМ XX СЪЕЗДА КПСС

№ 1 РЕЧЬ Г.К. ЖУКОВА НА XX СЪЕЗДЕ КПСС

18 февраля 1956 г.

Утреннее заседание

ЖУКОВa. Товарищи! Огромный политический и трудовой подъем, которым отвечает советский народ на работу XX съезда нашей партии,[54] свидетельствует о его безграничном доверии и полной поддержке политики Коммунистической партии, неустанно ведущей борьбу за интересы народа, за победу коммунизма в нашей стране, за мир во всем мире. (Аплодисменты.)

Личный состав Вооруженных Сил, как и весь советский народ, пришел к XX съезду тесно сплоченным вокруг своей родной Коммунистической партии. Советские воины безгранично преданы своему народу, Коммунистической партии и Советскому правительству и всегда готовы с честью и достоинством выполнить свой воинский долг по защите нашей любимой Родины. (Аплодисменты.)

Товарищи! Наша Партия и Правительство делают все для того, чтобы сохранить мир, укрепить доверие и дружбу между народами. В целях смягчения международной напряженности и установления доверия между государствами Советское правительство внесло предложения по сокращению вооружений, запрещению оружия массового поражения и вместе с тем предприняло конкретные меры к сокращению своих Вооруженных Сил.[55] В августе истекшего года Советское правительство приняло решение сократить численность Вооруженных Сил Советского Союза на 640 тысяч человек. Я докладываю XX съезду, что это решение Министерством обороны выполнено полностью и в точно установленный срок. (Аплодисменты.)

Наряду с сокращением армии наше правительство уменьшило в 1956 году военные расходы почти на 10 млрд. рублей. Мы вывели войска из военных баз в Порт-Артуре и Порккала-Удд и расформировали.

Стремясь к ослаблению международной напряженности и установлению доверия между государствами, примеру Советского Союза последовали страны народной демократии — Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария и Албания, сократив свои вооруженные силы на 180 тыс. человек. Все это означает, что Советский Союз и страны народной демократии не на словах, а на деле принимают меры к смягчению международной напряженности. (Аплодисменты.)

Советский народ твердо верит а торжество ленинской политики международного сотрудничества, ибо она есть единственно правильная политика. О том, как относятся народы к ленинской политике мирного сотрудничества, убедительным фактом являетсяa искренне сердечный прием, оказанный народами Индии, Бирмы и Афганистана товарищам Хрущеву и Булганинуb, посетившим эти страны.[56] (Аплодисменты.)

Однако советской народ не может не учитывать, что эта политикаc встречает сопротивление со стороны агрессивных круговd. Одной из главных причин международной напряженности является проводимая в США политика «с позиции силы», порождающая гонку вооружений, систему военных блоков и замкнутых при так называемых «местных конфликтах» группировок, направленных против социалистического лагеря. Несмотря на некоторое смягчение международной напряженности, главные капиталистические страны не сократили своих вооруженных сил. Они прилагают дальнейшие усилия к расширению блоков, к увеличению военных бюджетов и дальнейшей гонке вооружений.

Декабрьская сессия Совета Северо-Атлантического блока, в который включена Германская Федеральная Республика, высказалась за вооружение армии НАТО атомным оружием, за дальнейшее увеличение военно-воздушных сил в Западной Европе, за ускоренное вооружение Западной Германии. Американские и английскиеe деятели делают основную ставку на вооруженные силы Западной Германии, рассчитывая на них, как на главные силы сухопутных войск в Западной Европе. Они не жалеют средств для быстрейшего вооружения западногерманской армии, в том числе и атомным оружием. Одновременно проявляют заботу и о том, чтобы создаваемая западногерманская армия уже сейчас получила возможность накапливать боевой опыт.

Для этой цели бывший гитлеровский генерал Хойзингер, ныне являющийся председателем высшего военного совета Германской Федеральной Республики, рекомендует использовать, как он выразился, «удобный случай в Алжире и Марокко», где западногерманские войска могут обучаться в «настоящих боевых условиях».[57]

С этими опасными для дела мира рассуждениями одного из руководящих военных деятелей Западной Германии вполне согласуются планы создания в составе западногерманских войск специальных авиадесантных частей, которые будут находиться в распоряжении верховного командования НАТО для использования и так называемых местных конфликтовg. Точнее говоря, эти западногерманские авиадесантные части готовятся для подавления народов, борющихся против колониального рабства, за национальную независимость.

Таким образом, в Западной Германии снова возрождаются агрессивные силы, принесшие в недавнем прошлом неисчислимые бедствия, горе и страдания народам Европы и самому немецкому народу. Видно, что не все руководящие государственные и политические деятели в Западной Германии извлекли нужные уроки из той национальной катастрофы, которую пришлось пережить германскому народу в результате преступной авантюристической политики Гитлера и его вдохновителей — германских милитаристов.

Что касается германского народа, то мы уверены в том, что он не забыл и не забудет напрасно пролитой крови, горя и бедствий, причиненных ему войной, организованной преступным фашистским руководствомa. Германской народ будет достойным борцом за мир и не допустит развязывания новой войны на своей родной земле. (Аплодисменты.)

На Дальнем Востоке делаются почти аналогичные усилия возродить японский милитаризм, несмотря на нежелание японского народа, который на собственном трагическом опыте испытал разрушительную силу атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки. Другой важнейшей причиной международной напряженности является наличие военных баз США на чужих территориях. Правительство Соединенных Штатов Америки не только не ликвидировало ни одну из своих многочисленных баз в Европе, Азии и Африке, но, наоборот, оно не жалеет средств на их расширение и строительство новыхb.

Государственные деятели США пытаются приписать всем этим базам оборонительное значение. Однако всякому грамотному в военном деле человеку понятно, что военные базы, удаленные на тысячи километров от прикрываемой ими территорииc, не могут служить оборонительным целям. Нельзя не отметить и того, что правительства государств, предоставившие свои территории для американских военных баз, играют с огнем и жертвуют национальными интересами народов своих стран, ставящихd их жизнь под угрозу, ибо по логике вооруженной борьбы на эти базы должны обрушиться ответные удары независимо от того, на чьей территории они расположены. (Аплодисменты.)

Не так давно государственный секретарь Даллес выступил в печати с восхвалением внешней политики СШАе. Вопреки известным фактам он пытался доказать, что политика «с позиции силы», прямая угроза применять атомные бомбы, якобы способствовала прекращению военных действий в Корее, в ИндоКитае и предотвратила возникновение военных действий в районе острова Тайвань.[58] Он даже сформулировал своего рода теорию «холодной войны»: «быть на гране войны, но не в войне». Широкая мировая общественность, в том числе и прогрессивная общественность США должным образом осудила эти вредные для дела мира идеи.

Я хотел бы обратить внимание на участившиеся заявления некоторых деятелей США о готовности силой американского оружия с применением атомных бомб содействовать Чан Кайши в продолжении оккупации китайского острова Тайвань, других прибрежных островов Китая.

Как известно, остров Тайвань принадлежит только Китайской Народной Республике, распоряжаться его судьбой может только правительство Китайской Народной Республики, китайский народ, а не Чан Кайши и правительство Соединенных Штатов Америки. Военными угрозами китайский народ не запугать, он не из пугливых и, как это уже доказано, сумеет постоять за себя. (Бурные аплодисменты.) Китайский народ сам должен решать свои дела без вмешательства других государств. Мы искренне приветствовали бы правительство США, если бы оно от слов «о правах человека на свободу», декларированных в так называемом Вашингтонском заявлении Эйзенхауэра и Идена6, перешло бы к делу и прекратило вмешательство во внутренние дела Китая, а также и в дела других государств. (Аплодисменты.)

К сожалению, на деле мы видим, что вся практика международных отношений капиталистических государств свидетельствует о том, что определенные круги этих государств заинтересованы не в установлении прочного мира, доверия и дружбы между народами, а в гонке вооружений, в созданииa страха и неверия в возможность мирного сосуществования со странами социалистического лагеря.

В связи с этим, насчитаю, товарищи, себя обязанным кратко доложить съезду об основных направлениях в развитии вооруженных сил крупнейших капиталистических государств и в первую очередь в США.

Главнейшее внимание ими уделяется атомному оружию, разработке целой серии его образцов, отличающихся различной взрывной мощностью, а также разработке способов использования атомного оружия авиацией, флотом, артиллерией и реактивными средствами. В системе военных блоков США монополизируют в своих руках создание мощной стратегической авиации и авианосителей атомного оружия, планируя применение их главным образом с военновоздушных баз, расположенных вокруг Советского Союза. На своих партнеров по военным блокам они возлагают создание сухопутных войск, фронтовой авиации и вспомогательных войск, делая основную ставку на формируемые западногерманские вооруженные силы. Сухопутные войска усиливаются бронетанковыми, противо-танковыми средствами, безоткатной и атомной артиллерией. Особое внимание уделяется изучению способов действия войск в условиях применения атомного оружия.

В подготовке военно-морского флота главное внимание направлено на создание средств обеспечения дальних морских перевозок, высадку морских десантов, на создание средств противолодочной обороны и авианосной авиации. Проводятся большие работы по вооружению надводных кораблей и подводных лодок ракетным оружием.

За последнее время в заявлениях политических и военных деятелей США все чаще и чаще высказывается мысль о том, что американская стратегия должна основываться на использовании атомного оружия, как они выражаются, в «тактических целях», т. е. в рамках операций на полях сражений и театрах военных действий.

Что скрывается за такими умозаключениями?

Учитывая географическую отдаленность Америки, эти господа заботятся о том, чтобы атомное оружие нашло свое главное применение прежде всего на территории Европы и, конечно, подальше от индустриальных центров Америки.

Американские монополисты понимают реальность ответных атомных ударов и, как видно, не возражают, если в ходе вооруженной борьбы будут уничтожены этим смертоносным оружием миллионы людей и огромные ценности в союзных им странах — Западной Германии, Италии, Франции, Англии и других.

Могут ли осуществиться замыслы этих «хитроумных стратегов»? Нет, не могут. Теперь уже нельзя воевать, не подвергаясь ответным ударам. Если хочешь наносить атомные удары по врагу, то будь готов получить такие же, а может быть и более мощные с его стороны. (Бурные аплодисменты.)

Война — активный процесс двусторонней борьбы. Времена карательных военных экспедиций и колониальных войн XVIII и XIX веков ушли в прошлое. Да и народы Европы едва ли захотят ценою своей гибели спасать благополучие заокеанских монополистов, мечтающих и в будущем загребать жар чужими руками, как это им удавалось в прошлых войнах.

Товарищи! Советский Союз никому не угрожает и ни на кого не собирается нападать. Но в связи с тем, что соглашение по сокращению вооруженных сил и запрещению атомного оружия еще не достигнуто, а также в связи с тем, что коллективная безопасность в Европе еще не создана и нет пока надежных гарантий прочного мира, мы вынуждены иметь такие Вооруженные Силы, которые были бы способны надежно защищать интересы нашей Родины, чтобы никакая провокация врагов не была бы для нас неожиданной. (Бурные продолжительные аплодисменты.)

Советский народ, занятый мирным трудом, не может не считаться с теми военными приготовлениями, которые ведутся в капиталистических государствах. Если международная обстановка станет менее напряженной и будут создаваться новые гарантии мира, мы готовы пойти на дальнейшее сокращение наших Вооруженных Сил.

В строительстве Советских Вооруженных Сил мы исходим из того, что способы и формы будущей войны во многом будут отличаться от всех минувших войн. Будущая война, если она будет развязанаa, будет характеризоваться массовым применением военно-воздушных сил, разнообразного ракетного оружия и различных средств массового поражения, таких как атомное, термоядерное, химическое и бактериологическоеb. Однако мы исходим из того, что новейшее оружие, в том числе и средства массового поражения, не умаляет решающего значения сухопутных армий, флота и авиации. Без сильных сухопутных войск, без стратегической дальней фронтовой авиации и современного военно-морского флота, без хорошо организованного взаимодействия их успешно вести современную войну нельзя.

Благодаря постоянным заботам Партии и Правительства об обороноспособности нашей страны Советские Вооруженные Силы коренным образом преобразованы и в качественном отношении далеко шагнули вперед от того уровня, на котором они находились в концеc Отечественной войны. Возросшие возможности советской экономики, прежде всего крупнейшие достижения тяжелой промышленности, позволили перевооружить нашу армию, авиацию и флот первоклассной боевой техникой. Организация войск и подготовка их приведена в соответствие с условиями применения новейшей боевой техники.

В составе наших вооруженных сил значительно возрос удельный вес военновоздушных сил и войск противовоздушной обороны страны, осуществлена полная механизация и моторизация армии. Советские вооруженные силы имеют теперь разнообразное атомное и термоядерное оружие, мощное ракетное и реактивное вооружение разных типов, в том числе ракеты дальнего действия. (Аплодисменты.) Стрелковые соединения перевооружены новым, более эффективным оружием и полностью моторизированы. В их состав организационно включены высококачественные танки и самоходные артиллерийские установки. Механизированы и танковые соединения, по своей боевой мощи, маневренности и способности к самостоятельным действиям они превосходят механизированные танковые соединения периода минувшей войны. В отношении артиллерии мы добились крупных успехов в ее качественном улучшении.

Центральный Комитет партии и Правительство уделяют особое внимание развитию военно-воздушных сил, как важнейшего средства в обеспечении безопасности нашей Родины. В настоящее время мы располагаем первоклассной реактивной авиацией, способной решить любые задачи, которые возникнут перед ней в случае нападения агрессора. (Аплодисменты.)

В строительстве Военно-Морского флота мы исходим из того, что борьба на военно-морских театрах в будущей войне приобретет неизмеримо большее значение, чем это было в минувшей войне. Наш Военно-Морской флот в настоящее время вместе с армией и авиацией способен надежно защитить морские границы нашей Родины.

С учетом реальной угрозы с воздуха, особенно ракет дальнего действия, а также развития реактивной стратегической авиации проведена большая работа по организации противовоздушной обороны нашей страны. В настоящее время противовоздушная оборона страны располагает современной сверхзвуковой истребительной авиацией, высококачественной зенитной артиллерией, зенитным ракетным оружием и другими средствами обеспечения противовоздушной обороны страны.

Разрешите мне, товарищи, от имени воинов Вооруженных Сил выразить глубокую признательность нашим ученым, конструкторам, рабочим, инженерам и техникам оборонной промышленности, которые своим самоотверженным и инициативным трудом обеспечивают Советскую Армию, Авиацию и Военно-Морской Флот высококачественной техникой и вооружением. (Аплодисменты).

За последние годы в сухопутных войсках, авиации и флоте проведена большая работа по обучению войск искусству ведения боевых действий в условиях применения атомного оружия и других новых средств борьбы. Соединения и части всех видов Вооруженных Сил получили необходимую практику в решении боевых задач в сложной наземной, воздушной и морской обстановке.

Наша победа в Великой Отечественной войне во многом была обеспечена преимуществами советской военной науки. Неуклонно руководствующаяся марксистсколенинской теорией советская военная наука в послевоенный период сумела обобщить опыт войны и последующего развитияa техники и на основе этого дать правильное направление в строительстве и подготовке наших Вооруженных Сил.

Учитывая дальнейший научно-технический прогресс, появление новых средств поражения и военной техники, мы обязаныb своевременно определять наиболее целесообразные способы и формы вооруженной борьбы, всесторонне исследовать их и вводить в учебную практику наших войск.

Мы считаем, что военная техника, даже самая эффективная, сама по себе не может решить участь боя и операции, не может добиться победы. Исход вооруженной борьбы в будущей войне будут решать люди, в совершенстве владеющие боевой техникой, верящие в правоту целей войны, глубоко преданные своему правительству и всегда готовые отстоять интересы своего народа. (Аплодисменты.)

Со времени XIX съезда партии командиры, политотделы и партийные организации Вооруженных Сил под руководством Центрального Комитета нашей партии добились дальнейших успехов в деле политического и войсковогоa воспитания личного состава. Однако нам нужно еще очень много работать над улучшением всей партийно-политической работы в войсках, добиваясь тесной связиее с практическими задачами повышения качества боевой подготовки войск и укрепления воинской дисциплины. Советские Вооруженные Силы имеют опытные кадры, способные успешно решать задачу обучения и воспитания войск. Наши командующие, командиры соединений и частей — это заслуженные маршалы, генералы и офицеры, имеющие богатый боевой опыт Отечественной войны и не раз доказавшие свое умение успешно руководить войсками в боях и операциях. (Аплодисменты.)

Я должен, товарищи, с удовлетворением отметить, что в повышении боеспособности Вооруженных Сил существенное значение имеет то обстоятельство, что прибывающая за последние годы в Вооруженные Силы призывная молодежь по своему общеобразовательному, техническому и культурному уровню способна в более короткий срок овладеть современной сложной боевой техникой.

В связи с сокращением численности Вооруженных Сил известная часть призывного контингента в дальнейшем не будет попадать в войска. Мы должны принять меры к тому, чтобы освобождаемая от призыва молодежь могла и вне армии получить военные навыки, необходимые для выполнения своего долга по защите Родины. В силу этого работа Добровольного общества содействия армии, авиации и флоту требует дальнейшего улучшения. Ленинский комсомол, школы министерства просвещения и трудовых резервов обязаны сделать все для того, чтобы молодежь нашей страны еще лучше воспитывалась в духе коммунистического отношения к труду, физически выносливой, дисциплинированной, в духе любви и преданности своему народу и постоянной готовности с честью постоять за нашу социалистическую Родину. (Аплодисменты.)

Задача обороны тыла страны никогда еще не стояла так остро, как в современных условиях. Интересы безопасности советских людей требуют дальнейших усилий для улучшения организации местной противовоздушной обороны и подготовки всего населения по линии гражданских организаций.

Товарищи! Вместе с Вооруженными Силами Советского Союза на страже мира и безопасности своих народов стоят вооруженные силы великой Китайской Народной Республики и других стран народной демократии. (Продолжительные аплодисменты.) Наши Вооруженные Силы и армии наших союзников представляют собой подлинно братскую и дружную семью воинов, борющихся за светлое будущее своих народов и готовых, не щадя жизни, защититькровьюc интересы своих народов. В этом наша сила и преимущества над вооруженными силами капиталистического лагеря. (Бурные аплодисменты.)

Разрешите, товарищи, заверить XX съезд нашей родной Коммунистической партии, Советское правительство, весь наш народ, всех наших друзей в том, что Вооруженные Силы Советского Союза всегда готовы с честью и достоинством выполнить свой долг перед Родиной. (Бурные, продолжительные аплодисменты.)

РГАНИ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 26. Лл. 109–130. Подлинник. Машинопись. Ф. 1. Оп. 2. Д. 65.

Лл. 109–130. Машинопись.

Опубликовано: XX съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. I. M. 1956. С. 475–483.

№ 2 МАТЕРИАЛЫ К ПРОЕКТУ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС О ПОЛОЖЕНИИ БЫВШИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ, НАПРАВЛЕННЫЕ Г.К. ЖУКОВЫМ ЧЛЕНАМ КОМИССИИ ЦК КПСС

№ 1039 11 мая 1956 г. Экз № 1 Секретно

Товарищам: Фурцевой Е.А.

Горшенину К. П.

Руденко Р.А.

Серову И.А.

Золотухину В. В.

Во исполнение постановления Президиума ЦК КПСС от 19 апреля с.г.,[59] посылаю подготовленный проект представления в ЦК КПСС по вопросу о положении вернувшихся из плена военнослужащих Советской Армии и лиц, не находящихся на службе в Армии.

Прошу с указанным проектом представления и прилагаемыми к нему материалами ознакомиться с тем, чтобы мы могли в ближайшее время собраться и обсудить их.[60]

Г. ЖУКОВ

Секретно

ЦК КПСС

В соответствии с Постановлением Президиума ЦК КПСС от 19 апреля 1956 г. нами изучено положение вернувшихся из плена военнослужащих Советской Армии и лиц, не находящихся на службе в армии.

В результате изучения докладываем:

В Великой Отечественной войне советские воины, как и весь наш народ, руководимые Коммунистической партией и Советским Правительством, честно и самоотверженно выполнили свой долг. Они героически сражались с фашистскими захватчиками, с презрением относились к трусам и паникерам. Советским воинам была чужда сама мысль о возможности сдачи в плен врагу.

Однако, в силу тяжелой обстановки, сложившейся в первый период войны, значительное количество советских военнослужащих, находясь в окружении и исчерпав все имевшиеся возможности к сопротивлению, оказалось в плену у противника. Многие военнослужащие попали в плен ранеными, контуженными, сбитыми во время воздушных боев или при выполнении боевых заданий по разведке в тылу врага.

Советские воины, оказавшиеся в плену, сохранили верность Родине, вели себя мужественно и стойко переносили тяготы плена и издевательства гитлеровцев. Многие из них, рискуя жизнью, бежали из плена и сражались с врагом в партизанских отрядах или пробивались через линию фронта к советским войскам.

Советскими органами по репатриации было учтено 2016 480 военнослужащих, находившихся в плену. Из них 1 836 562 человека, в том числе 126 тысяч офицеров, были репатриированы на Родину. Кроме этого, по данным трофейной немецкой картотеки, в немецком плену погибло свыше 600 тысяч советских военнопленных. Есть все основания полагать, что какое-то нам неизвестное количество бывших военнопленных продолжает еще находиться за рубежом.

По советскому законодательству, действовавшему до войны, в период войны и действующему в настоящее время, сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой, считается тяжким воинским преступлением и, согласно статье 22 Положения о воинских преступлениях (ст. 193—22 УК РСФСР), карается высшей мерой наказания — расстрелом с конфискацией имущества. Кроме того, советским законодательством предусмотрена ответственность за прямой переход военнослужащего на сторону врага, бегство или перелет за границу. Эти преступления рассматриваются как измена Родине и караются расстрелом с конфискацией имущества, а совершеннолетние члены семьи изменника привлекаются к уголовной ответственности (ст. ст. 58—1«б», 58-1«в» УК РСФСР).

Таким образом, из советского законодательства явствует, что военнослужащий, попавший в плен по независящим от него обстоятельствам, в условиях, вызванных боевой обстановкой, привлечению к ответственности не подлежит. В нашем законодательстве нет также никаких ограничений в отношении материального обеспечения, выдачи пособий и оказания льгот членам семей военнослужащих, попавших в плен.

Однако как во время войны, так и в послевоенный период в отношении военнопленных и лиц, выходивших из окружения и фактически не находившихся в плену, были допущены грубейшие нарушения советской законности, массовый произвол и различные незаконные ограничения их прав. Эти извращения проявились в огульном политическом недоверии к военнослужащим, выходившим из окружения, совершавшим побег из плена и освобожденным Советской Армией. В отношении их применялись меры, унижавшие их личное достоинство и препятствовавшие их дальнейшему использованию в армии. С 1941 года военнослужащие, выходившие из окружения, бежавшие из плена и освобожденные советскими частями, направлялись через сборно-пересыльные пункты под конвоем войск НКВД в тыловые лагери НКВД для спецпроверки (фильтрации), проводившейся органами НКВД. Условия содержания военнопленных в этих спецлагерях были приказами НКВД установлены такие же, как и для особо опасных государственных преступников: лагери были изолированы высокими заборами и колючей проволокой, охрану их несли конвойные войска, военнопленным запрещалась переписка, свидания с родственниками и т. п.

Наряду с разоблачением некоторого числа лиц, действительно совершивших преступления, в результате «фильтрации» и незаконных, провокационных методов следствия, было необоснованно репрессировано большое количество военнослужащих, честно выполнявших свой воинский долг и ничем не запятнавших себя в плену. Многие военнопленные незаконно осуждались как изменники Родине за то, что они выполняли в плену обязанности врачей, санитаров, старших бараков, переводчиков, поваров, кладовщиков и различные работы, связанные с бытовым обслуживанием самих военнопленных.

Семьи военнослужащих, попавших в плен, неправильно лишались весь период войны денежных пособий и всех установленных льгот, независимо от причин и обстоятельств пленения этих военнослужащих.

Серьезным извращением являлась установленная Постановлением ГОКО от 4 ноября 1944 г. практика направления всех бывших военнопленных офицеров, находившихся на проверке в спецлагерях НКВД, на формирование штурмовых батальонов.

В послевоенный период органы МГБ продолжали необоснованно привлекать к уголовной ответственности бывших военнопленных. Большое количество из них было незаконно осуждено судами и репрессировано Особым Совещанием НКВД.

С 1945 года все освобождаемые и репатриированные военнопленные, даже если на них не было вообще никаких компрометирующих сведений, сводились в батальоны и направлялись на постоянную работу на предприятия угольной и лесной промышленности, находящиеся в отдаленных районах.

После войны продолжалась незаконная практика различных ограничений для бывших военнопленных и их ближайших родственников в области трудового устройства, при поступлении на учебу, при перемене местожительства и т. п. В письмах и жалобах бывших военнопленных в ЦК КПСС, Верховный Совет СССР, Министру обороны и другие инстанции приводятся многочисленные факты неправильного отношения к ним со стороны местных органов.

Неправильное отношение к бывшим военнопленным сказывалось также и при решении вопроса об их партийности. Многим членам КПСС, проявившим мужество и стойкость в боях с врагом и ничем не запятнавшим себя в плену, отказывали и нередко отказывают теперь в восстановлении их в рядах КПСС.

Грубейшие извращения, допущенные во время войны и после её окончания в отношении бывших военнопленных, имели место в результате нарушений социалистической законности, явившихся следствием преступной деятельности Берия, Абакумова и их сообщников.

Решение вопросов о судьбе советских военнопленных фактически было изъято из ведения Наркома обороны и находилось в руках только НКВД, где в этом отношении допускался произвол.

Развязыванию произвола и массовых необоснованных репрессий в отношении бывших военнопленных и военнослужащих, вышедших из окружения, способствовало господство культа личности И.В. Сталина, единолично принимавшего решения от имени Государственного Комитета Обороны и Ставки Верховного Главного Командования по важнейшим государственным и военным вопросам.

В изданных в годы войны Постановлениях ГОКО и приказах Верховного Главнокомандующего вопросы, связанные с отношением к лицам, вернувшимся из плена или вышедшим из окружения, рассматривались односторонне, с позиции всемерного развязывания репрессий против них и их семей. Вследствие этого широкое распространение получили незаконная практика внесудебных репрессий против военнослужащих, попавших в плен, и нарушения законности при рассмотрении дел на военнопленных в судах.

Военнослужащие, совершившие геройский побег из плена или показавшие образцы мужества и стойкости в период пребывания в плену, не награждались и вообще никаким образом не поощрялись, что являлось серьезным упущением.

Пробелы в советском законодательстве по вопросу о военнопленных также способствовали произволу и извращениям. Отсутствовали законоположения, четко определяющие правила поведения и ответственность военнослужащих, оказавшихся в плену, порядок обеспечения их семей и их правовое положение по возвращении из плена.

Все это в корне противоречит основам нашего социалистического строя, советской Конституции и является следствием забвения ленинских принципов внимательного и чуткого отношения к советским людям.

Извращения в отношении бывших военнопленных нанесли и продолжают наносить большой морально-политический ущерб нашей партии и государству. Обстанрвка огульного политического недоверия, созданная по отношению к бывшим военнопленным, порождает среди них и членов их семей настроения недовольства, что отрицательно сказывается на их производственной и общественной деятельности.

Допущенные извращения широко используются врагами нашего государства в пропаганде среди советских граждан, еще находящихся за границей, с целью удержания их от возвращения на Родину и вовлечения их в антисоветскую деятельность.

Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 г., наряду с советскими гражданами, сотрудничавшими в период войны с оккупантами, были амнистированы и находящиеся еще за границей бывшие советские военнопленные. Однако действие этого Указа не распространяется на военнослужащих, осужденных за добровольную сдачу в плен, отбывших или отбывающих наказание.

В целях ликвидации грубейших извращений, допущенных в отношении вернувшихся из плена военнослужащих Советской Армии и лиц не находящихся на службе в армии, считаем необходимым:

1. Принять Постановление ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР, в котором осудить, как неправильную и противоречащую интересам Советского государства, практику огульного политического недоверия к бывшим советским военнослужащим, находившимся в плену или окружении противника. Обязать этим Постановлением партийные, советские и хозяйственные органы полностью устранить допущенные ограничения как в отношении бывших военнопленных, так и членов их семей, в месячный срок предоставить им работу по специальности, не чинить препятствий при поступлении в учебные заведения, выдать на общих основаниях нуждающимся ссуды на индивидуальное строительство жилых домов.

Поручить рассмотреть вопрос о целесообразности оставления в анкетах и других учетных документах вопросов о пребывании в плену, в окружении, на спецпроверке, об интернировании, проживании на оккупированной территории.

Время пребывания в плену, если пленение не было добровольным и если военнослужащий, находясь в плену, не совершил каких-либо преступлений против Родины, засчитывать в срок службы в армии, а также в общий трудовой и непрерывный стаж работы.

2. Распространить действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 г. об амнистии на бывших советских военнослужащих, осужденных за сдачу в плен. 3. При пересмотре судебных дел на бывших военнослужащих Советской Армии и Флота, находившихся в плену, выявить и реабилитировать тех из них, которые попали в плен в условиях, вызванных боевой обстановкой, и необоснованно осужденных за то, что, будучи в лагерях, выполняли административно- хозяйственные функции по обслуживанию бытовых нужд самих военнопленных.

4. Комитету государственной безопасности при Совете Министров СССР и Министерству внутренних дел отменить изданные ранее НКВД и НКГБ приказы и инструкции, способствовавшие произволу и извращениям в отношении военнослужащих Советской Армии, находившихся в плену или в окружении противника. 5. Пересмотреть в персональном порядке все дела бывших военнопленных советских офицеров, лишенных воинских званий без решения судебных органов, и во всех необходимых случаях восстановить их в офицерских званиях и правах. Представить к правительственным наградам бывших военнопленных, имеющих ранения или совершивших побег из плена, но не отмеченных правительственными наградами. Вручить всем бывшим военнопленным медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», если они не совершили преступлений.

6. Поручить областным и краевым комитетам КПСС, ЦК компартий союзных республик и Главному Политическому управлению пересмотреть дела о партийной принадлежности бывших военнопленных, исключенных из партии в связи с пребыванием в плену.

7. Внести необходимые уточнения и дополнения в статьи Положения о воинских преступлениях, устанавливающие ответственность за сдачу в плен и за преступное поведение в плену.

8. Поручить Министерству обороны рассмотреть и внести в ЦК КПСС предложения об уточнениях в существующие Положения о денежном довольствии военнослужащих за время нахождения в плену, а также о порядке пенсионного обеспечения этих военнослужащих них семей.

9. Включить в боевые уставы пехоты, артиллерии, авиации и флота статью, определяющую отношение советского воина к плену, примерно в следующей редакции: «Советский воин в плен не сдается и обязан до конца выполнять свой воинский долг на поле боя.

Если же военнослужащий при ранечии, контузии или исчерпав все возможности сопротивления, будет захвачен противником в плен, он обязан и в плену считать себя советским воином, свято хранить военную тайну; решительно отвергать все попытки противника использовать его против Родины, честно и достойно вести себя в отношении товарищей по плену, и принимать все меры к побегу из плена для продолжения борьбы с противником».

10. Поручить Министерству культуры и Министерству обороны внести предложения о подготовке книг, брошюр, шнофильмов, пьес и других художественных произведений, посвященных героическому поведению советских военнослужащих в фашистском плену, их смелым побегам из плена и борьбе в партизанских отрядах. 11. Публиковать в партийной, советской и военной печати статьи, рассказы и очерки о подвигах советских воинов в плену. 12. Возложить доведение мероприятий Советского Правительства в отношении бывших военнопленных до сведения советских граждан, находящихся за границей, на следующие министерства и организации:

— Министерство иностранных дел;

— Министерство культуры;

— Комитет государственной безопасности при Совете Министров;

— Совинформбюро; — Комитет содействия возвращению на Родину;

— Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца;

— Создаваемый Советский Комитет ветеранов войны. Просим рассмотреть вносимые предложения и утвердить прилагаемые проекты Постановлений ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР.[61]

Г. ЖУКОВ Е. ФУРЦЕВА К. ГОРШЕНИН Р. РУДЕНКО И. СЕРОВ В. ЗОЛОТУХИН

«___» мая 1956 г.

Проект ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦК КПСС

ЦК КПСС отмечает, что во время Великой Отечественной войны и в послевоенный период были допущены грубые нарушения советской законности в отношении военнослужащих Советской Армии, оказавшихся в плену или в окружении противника.

Советские воины в Великой Отечественной войне героически сражались с фашистскими захватчиками, честно и самоотверженно выполнили свой долг перед Родиной. Однако в силу тяжелой обстановки, сложившейся в первый период войны, значительное количество советских военнослужащих, находясь в окружении и исчерпав все возможности к сопротивлению, оказалось в плену у противника. Многие военнослужащие попали в плен ранеными, контуженными, сбитыми во время воздушных боев или при выполнении боевых заданий в тылу врага.

Советские воины, оказавшиеся в плену, сохранили верность Родине, вели себя мужественно и стойко переносили тяготы плена и издевательства гитлеровцев. Многие из них, рискуя жизнью, бежали из плена и сражались с врагом в партизанских отрядах или пробивались через линию фронта к советским войскам. Несмотря на это и в нарушение советских законов, по отношению к бывшим военнопленным проявлялось огульное политическое недоверие, широко применялись необоснованные репрессии и незаконно ограничивались их права.

Военнослужащие, выходившие из окружения, бежавшие из плена и освобожденные советскими частями, направлялись для проверки (фильтрации) вспециальные лагери НКВД, где содержались в таких же условиях, как и опасные государственные преступники.

Наряду с разоблачением некоторого числа лиц, действительно совершивших преступления, в результате «фильтрации» и незаконных, провокационных методов следствия было необоснованно репрессировано большое количество военнослужащих, честно выполнивших свой воинский долг и ничем не запятнавших себя в плену.

Семьи военнослужащих, попавших в плен, неправильно лишались весь период войны денежных пособий и других льгот, независимо от причин и обстоятельств пленения этих военнослужащих.

Серьезным извращением являлась практика разжалования без суда в рядовые офицеров, бывших в плену или окружении противника, и направления их в штурмовые батальоны.

Военнослужащие, совершившие геройский побег из плена или показавшие образцы мужества и стойкости в период пребывания в плену, никак не поощрялись.

С 1945 года все освобожденные и репатриированные военнопленные, даже если на них не было никаких компрометирующих данных, сводились в батальоны и направлялись для постоянной работы на предприятия угольной и лесной промышленности, находящиеся в отдаленных районах.

Органы госбезопасности в послевоенный период продолжали необоснованно привлекать к уголовной ответственности бывших военнопленных, причем многие из них были незаконно репрессированы. Широкое распространение получили различные незаконные ограничения в отношении бывших военнопленных и их родственников в области трудового устройства, общественной деятельности, при поступлении на учебу, при перемене местожительства и т. п.

Неправильное отношение к бывшим военнопленным сказывалось также и при решении вопроса об их партийности. Многим членам КПСС, проявившим мужество и стойкость в боях с врагом и ничем не запятнавших себя в плену, отказывали и нередко отказывают и теперь в восстановлении в рядах КПСС.

Грубые нарушения советской законности, допущенные по отношению к бывшим военнопленным, имели место прежде всего в результате преступной деятельности Берия, Абакумова и их сообщников, насаждавших массовый произвол и репрессии. Нарушениям законности способствовали также и пробелы в советском законодательстве по вопросу о военнопленных.

Все это в корне противоречит основам нашего социалистического строя, советской Конституции, ленинским принципам внимательного и чуткого отношения к советским людям. Допущенные нарушения наносят большой морально- политический ущерб нашей партии и государству. Обстановка недоверия и подозрительности по отношению к бывшим военнопленным порождает среди них и членов их семей настроения обиды и недовольства. Такое отношение к бывшим военнопленным широко используется врагами нашего государства в пропаганде среди советских граждан, еще находящихся за границей, с целью удержания их от возвращения на Родину и вовлечения их в антисоветскую деятельность.

Исходя из решений XX съезда КПСС по укреплению советской законности и необходимости быстрейшей ликвидации последствий грубых извращений, допущенных в отношении бывших военнопленных и членов их семей, ЦК КПСС ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Осудить практику огульного политического недоверия к бывшим советским военнослужащим, находившимся в плену или окружении противника, как противоречащую интересам Советского государства. Обязать партийные, советские, профсоюзные, комсомольские и хозяйственные органы полностью устранить разного рода ограничения, имеющие место в практике их работы в отношении бывших военнопленных и членов их семей.

2. ЦК Компартий союзных республик, крайкомам, обкомам, горкомам, райкомам КПСС и Главному политическому управлению Министерства обороны СССР пересмотреть дела о партийной принадлежности бывших военнопленных, необоснованно исключенных из рядов КПСС в связи с пребыванием в плену.

3. Одобрить проект Постановления Совета Министров СССР об устранении последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и членов их семей.

4. Поручить Президиуму Верховного Совета СССР рассмотреть вопрос о распространении действия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 года об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., на бывших военнослужащих Советской Армии и Флота, осужденных за сдачу в плен противнику, отбывших или отбывающих наказание.

5. Министерству юстиции СССР (тов. Горшенин) и Прокуратуре СССР (тов. Руденко) при пересмотре судебных дел на бывших военнослужащих Советской Армии и Флота, находившихся в плену, выявить и реабилитировать тех из них, которые попали в плен в условиях, вызванных боевой обстановкой, и необоснованно осуждены как изменники Родине.

6. Министерству культуры СССР (тов. Михайлов) по согласованию с Министерством обороны СССР включить в тематические планы издательств, кино студий, театров и культурно-просветительных учреждений подготовку художественных произведений, посвященных героическому поведению советских воинов в фашистском плену, их смелым побегам из плена и борьбе с врагом в партизанских отрядах.

Публиковать в партийной, советской и военной печати статьи, рассказы и очерки о подвигах советских воинов в фашистском плену.

7. Министерству иностранных дел (тов. Молотов) и Комитету государственнойбезопасности при Совете Министров СССР (тов. Серов) использовать мероприятия Советского правительства по устранению последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных в пропагандистской работе среди советских граждан, находящихся за границей, с целью ускорения возвращения их на Родину. АПРФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 510. Лл. 42–57. Подлинник. Машинопись.

№ 3 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС ОБ ОСВЕЩЕНИИ В ПЕЧАТИ НАЧАЛЬНОГО ПЕРИОДА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

12 мая 1956 г.

Редакция журнала «Военный Вестник» в передовой статье № 4-го осветила некоторые вопросы неудач наших войск в начальном периоде Великой Отечественной войны, вытекающих из последствий культа личности, о чем говорилось на XX съезде КПСС.

9-го мая в редакционной статье, посвященной Дню Победы, редакция газеты «Красная Звезда» подвергла критике эту статью «Военного Вестника», обвинила журнал в том, что он допускает «совершенно неправильные, вредные суждения», когда утверждает в названной статье, что «нашей армии пришлось отступать, вести тяжелые оборонительные сражения якобы из-за неприведения войск в боевую готовность.»

Редакция «Красной Звезды» считает весьма странными и неубедительными «суждения журнала о каких-то разрозненных, необъединенных действиях отдельных войсковых соединений — действиях, порожденных неготовностью Вооруженных Сил СССР», она также утверждает, что в статье «Военного Вестника» грубо искажается вопрос о мобилизационной готовности и возможностях нашей промышленности. По мнению редакции «Красной Звезды» авторы статьи «Военного Вестника» этим самым принизили значение нашей победы в минувшей войне, принизили решающую роль советского народа и его Вооруженных Сил в завоевании победы.

Эта критика, по справке Главного редактора газеты, дана по указанию тов. Шепилова Д.Т. Считаю, что обвинения, выдвинутые по поводу передовой статьи в № 4 журнала «Военный Вестник» являются необоснованными и неправильными.

В статье «Военного Вестника» события начального периода войны и их причины освещены на основе действительных фактов и в полном соответствии с их оценкой, данной в материалах XX съезда партии.

Нет также оснований обвинять редакцию журнала в умалении роли советского народа, партии и Вооруженных Сил, тем более, что на первых страницах № 4 журнала решающая роль нашего народа, партии и Вооруженных Сил взавоевании победы показана ярко.

Необоснованное выступление редакции «Красной Звезды» с критикой передовой статьи в № 4 «Военного Вестника» принесло явный вред. Оно дезориентирует наши кадры в вопросах перестройки освещения начального периода Великой Отечественной войны в соответствии с материалами XX съезда и по существу идет вразрез с принятым решением съезда по вопросу культа личности.

Вместе с тем, необдуманное выступление газеты в юбилейной статье дало основания враждебной нам печати за рубежом развернуть клеветническую кампанию.

Считаю, что работники аппарата ЦК КПСС и Главное Политическое управление Министерства обороны, давшие санкцию на опубликование редакционной статьи «Красной Звезды» с необоснованной критикой журнала «Военный Вестник», без соответствующего указания Президиума ЦК КПСС, допустили серьезную ошибку.[62]

Объяснения Главного Политического управления Министерства обороны и

Главного редактора «Красной Звезды» прилагаются.

Г. ЖУКОВ

Приложение

Маршалу Советского Союза тов. ЖУКОВУ Г.К.

Представляю Вам объяснение главного редактора газеты «Красная Звезда» по поводу поправки передовой статьи журнала «Военный вестник» № 4 за 1956 год.

Статья «Красной Звезды» — «Великий подвиг советского народа», в которой отмечаются ошибки журнала «Военный вестник», была предварительно просмотрена в Главном Политическом Управлении.

Генерал-полковник А. ЖЕЛТОВ

10 мая 1956 г.

[Не позднее 10 мая 1956 г.]

Начальнику Главного Политического Управления Министерства Обороны СССР Генерал-полковнику тов. ЖЕЛТОВУ А. С.

По поводу критического замечания в адрес «Военного вестника», содержащегося в статье, опубликованной нашей газетой за 9 мая с.г. докладываю следующее:

29 апреля меня вызвали в отдел пропаганды и агитации Центрального Комитета КПСС и ознакомили с ошибочными утверждениями, содержащимися в передовой статье «Военного вестника», № 4 за 1956 г. Здесь же, по указанию секретаря ЦК тов. Шепилова мне было предложено в готовящейся к печати статье ко Дню Победы указать «Военному вестнику» на его неправильные утверждения, причем указать на те места его передовой, где говорится о начальном периоде войны и о которых можно сказать в открытой печати.

Это и было нами сделано. Главный редактор полковник Н. МАКЕЕВ

[Не позднее 10] мая 1956 г.

Начальнику Главного Политического Управления Министерства Обороны СССР Генерал-полковнику тов. ЖЕЛТОВУ А. С.

Докладываю Вам о тех обстоятельствах, которые заставили редакцию в опубликованной 9 мая с.г. статье «Великий подвиг советского народа» подвергнуть критике передовую статью журнала «Военный вестник» № 4 за 1956 год.

Во-первых, в своей статье журнал утверждает, что Советской Армии в течение лета и осени 1941 года пришлось отступать, вести тяжелые оборонительные бои «прежде всего из-за непринятия необходимых мер приведения войск в боевую готовность». При чем в статье безапелляционно говорится о неготовности к отпору агрессии всех Вооруженных Сил СССР. Журнал прямо пишет «Именно такая неготовность Вооруженных Сил и явилась основной причиной (подчеркнуто мною) разрозненных, необъединенных действий отдельных наших войсковых соединений в самом начале войны».

Таким образом, журнал берет одну, причем теневую сторону тяжелого положения в начальный период войны. Он объясняет это положение главный образом неготовностью Вооруженных Сил СССР и, следовательно, всю вину за неудачи начального периода сваливает на Вооруженные Силы.

Это неверно. Это — клевета на нашу армию. Можно привести много примеров, говорящих о том, что уже в первые дни войны для наших войск в целом были типичны и присущи не разрозненные и необъединенные действия, а действия целеустремленные, организованные, отличающиеся невиданной стойкостью и храбростью личного состава армии, многих и многих командиров, военачальников. Ведь это же факт, что за свое продвижение вглубь нашей страны немецкие фашисты расплачивались потерей сотен тысяч своих войск, ибо они встретили на советском фронте такое сопротивление, такую стойкость, каких не встречали за все время войны в Европе. Об этом неоднократно заявляли сами представители немецко-фашистского командования.

Следовательно, в целом наши Вооруженные Силы были готовы к отпору врагу. Несмотря на исключительно тяжелую обстановку, наша армия, ее генералитет не растерялись, а смело вступали в бой, громили живую силу и технику врага. Утверждать, что основной причиной наших неудач в начальный период войны была неготовность Вооруженных Сил, значит сводить на нет ту огромную организаторскую работу, которую провели накануне войны партия, Центральный Комитет, правительство по воспитанию и укреплению армии и флота, значит, вольно или невольно, вызывать в нашем народе чувство недоверия к своим Вооруженным Силам.

Авторы статьи и редакция журнала при подготовке материала для передовой, очевидно, пользовались известным Вам докладом товарища Н.С.Хрущева на XX съезде КПСС. Но ведь в этом докладе нет утверждения о неготовности Вооруженных Сил вообще, как нет и утверждений о разрозненных, необъединенных действиях наших войск. Наоборот, в докладе говорится: «Бессмертны заслуги советских воинов, наших военных командиров и политработников всех степеней, которые в первые же месяцы войны, лишившись значительной части армии, не растерялись, а сумели перестроиться на ходу, создать и закалить в ходе войны могучую и героическую армию и не только отразить натиск сильного и коварного врага, но и разгромить его» (подчеркнуто мною). Очевидно

«Военному вестнику», как открытому органу печати надо было положить в основу той части статьи, где речь идет о начальном периоде войны, именно это положение доклада.

Во-вторых. Журнал утверждает, что «одной из важнейших причин наших военных неудач в первом периоде Великой Отечественной войны является также тот факт, что советская промышленность не была вовремя и по-настоящему мобилизована для производства необходимого вооружения и снаряжения».

Действительно, такое положение имело место. Но, говоря об этом в открытой печати, нельзя ограничиваться только такого рода утверждением, надо дать правильное, толковое объяснение коренных причин, обусловивших неготовность нашей промышленности к массовому производству вооружения. Журнал не учел этого и поэтому свел на нет значение борьбы народа и партии за индустриализацию страны, за создание мощной тяжелой индустрии, за усиление технической оснащенности войск. Ведь товарищ Н.С. Хрущев, говоря в своем докладе о недостаточной подготовленности нашей промышленности к войне, в то же время сказал, что когда в ходе войны была потеряна почти половина всей нашей промышленности, советский народ сумел организовать производство военных материалов в восточных районах страны и обеспечить наши Вооруженные Силы всем необходимым для разгрома врага. Бесспорно, что журналу надо было прежде всего взять эту сторону вопроса.

В-третьих. В передовой «Военного вестника» содержатся и другие ошибочные формулировки, о которых нельзя было сказать в газете, как открытом органе печати. Так, например, журнал пишет, что нападение Германии «никак нельзя было считать внезапным для высшего руководства страной». Но ведь всем известно, что высшее руководство страной у нас принадлежит партии в целом, ее Центральному Комитету. Утверждение журнала, что это высшее руководство было сосредоточено в руках Сталина, не спасает положения. Журнал бьет по культу личности, и в то же время, тут же бьет по партии, ее ЦК, по правительству, олицетворяющим высшее руководство страной. А что это означает на деле? Это означает посеять в глазах народа недоверие к руководству партии, правительства, подорвать их авторитет, умалить роль партии в подготовке страны к отпору фашистским агрессорам.

Далее. В статье (7 стр.) говорится, что в ходе боев «часто не принимался вовнимание такой важный вопрос, как потери и материально-технические издержки». У читателей открытого органа печати может создаться мнение, что никто — ни партия, ни правительство, ни командование войск — не интересовались жизнями миллионов людей, сражавшихся на фронте, что многие жертвы были напрасны, неоправданы. Вряд ли можно признать правильным выносить такого рода суждения в открытую печать.

Все это вместе взятое послужило основанием для «Красной звезды» выступить с критическим замечанием в адрес «Военного вестника». Причем, сделать это замечание было предложено Центральным Комитетом партии, в частности секретарем ЦК тов. Шепиловым. Статья «Красной звезды» после ее окончательного редактирования посылалась в ЦК. Там была дописана еще одна формулировка, а именно: «Хотели или не хотели того авторы указанной выше статьи «Военного вестника», но они принизили значение нашей победы в минувшей войне, принизили решающую роль советского народа и его Вооруженных Сил в завоевании этой победы».

Из всего сказанного можно сделать следующие выводы:

1) Редакция «Красной звезды» поступила правильно, подвергнув критикепередовую статью журнала «Военный вестник».

2) Предложить редакции «Военного вестника» выступить со статьей, в которой поправить свои ошибочные суждения по поводу начального периода войны. Главный редактор полковник Н. МАКЕЕВ РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 184. Лл. 22–29. Подлинник. Машинопись.

№ 4 ПРОЕКТ ВЫСТУПЛЕНИЯ Г.К. ЖУКОВА НА ПЛЕНУМЕ ЦК КПСС[63]

[Не позднее 19 мая 1956 г. ] Секретно

Состояние и задачи военно-идеологической работы

Товарищи!

В своем выступлении я хочу доложить Пленуму ЦК12 о состоянии и задачах военно-идеологической работы. Главным недостатком во всей военно-идеологической работе у нас в стране до последнего времени являлось засилие в ней культа личности.

Должен отметить, что у некоторых товарищей имеется мнение о нецелесообразности дальше и глубже ворошить вопросы, связанные с культом личности, так как по их мнению углубление критики в вопросах, связанных с культом личности, наносит вред делу партии, нашим Вооруженным Силам, принижает авторитет советского народа и тому подобное.

Я считаю, что подобные настроения вытекают из несогласия с решением XX съезда партии, полностью одобрившего предложения, изложенные в докладе ЦК по ликвидации последствий культа личности. Если пойти по пути свертывания работы по ликвидации последствий культа личности, то мы не выполним тех решений, которые единодушно были приняты XX съездом партии. Мы не можем забывать, что культ личности и все то, что с ним было связано, принес нам много вреда и в деле обороны нашей страны. Мы обязаны из этого извлечь все необходимые уроки, продолжать настойчиво разъяснять антиленинскую сущность культа личности, преодолевая боязнь обнажения фактов, мешающих ликвидации культа личности.

Как известно, особенно широкое распространение культ личности приобрел в вопросах, связанных с Великой Отечественной войной.

Отдавая должное заслугам, энергии и организаторской деятельности Сталина, я должен сказать, что культ личности Сталина в освещении войны приводил к тому, что роль нашего народа, Партии и Правительства, наших Вооруженных Сил принижалась, а роль Сталина непомерно преувеличивалась. Во имя возвеличивания Сталина в нашей военно-идеологической работе было допущено грубое искажение ряда исторических фактов, замалчивание неудач, ошибок, недочетов и их причин, а достижение успехов приписывалось исключительно руководству Сталина. Все это создавало извращенное представление об исторических фактах и их оценке. Тем самым нарушалась основа партийности в нашей идеологической работе — ее историческая правдивость.

На протяжении нескольких лет перед Отечественной войной советскому народу внушалось, что наша страна находится в постоянной готовности дать сокрушительный отпор любому агрессору. На все лады восхвалялась наша военная мощь, прививались народу опасные настроения легкости победы в будущей войне, торжественно заявлялось о том, что мы всегда готовы на удар врага ответить тройным ударом, что, несомненно, притупляло бдительность советского народа и не мобилизовало его на активную подготовку страны к обороне.

Действительное же состояние подготовки нашей страны к обороне в то время было далеким от этих хвастливых заявлений, что и явилось одной из решающих причин тех крупных военных поражений и огромных жертв, которые понесла наша Родина в начальный период войны.

Накануне войны организация и вооружение наших войск не были на должной высоте, а что касается противовоздушной обороны войск и страны, то она была на крайне низком уровне.

До 1941 года у нас было очень мало механизированных соединенийa и только зимой 1941 года было принято решение о формировании 15-ти механизированных корпусов за счет ликвидации кавалерии, но это решение было крайне запоздалым.

К моменту возникновения войны большинство наших механизированных корпусов и дивизий находилось еще в стадии формирования и обучения, в силу чего они вступили в бой несколоченными и слабо вооруженными.

Качество нашей авиации оказалось ниже немецкой, да и та из-за отсутствия аэродромов была крайне скученно расположена в приграничной зоне, где и попала под удар авиации противника.

Артиллерия, особенно зенитная, была очень плохо обеспечена тягачами, вследствие чего не имела возможности передвигаться и в какой-либо степени обеспечить маневр наших войск на поле боя. Очень много артиллерии из-за отсутствия артиллерийских тягачей было брошено при отходе наших войск.

У Генерального штаба не было законченных и утвержденных Правительством оперативного и мобилизационного планов.

Промышленности не были выданы конкретные мобзадания по подготовке мобилизационных мощностей и созданию соответствующих материальных резервов.

Особенно плохо обстояло дело с руководящими военными кадрами, которые в период 1937–1939 гг., начиная от командующих войсками округов до командиров дивизий и полков включительно, неоднократно сменялись в связи с арестами. Вновь назначенные к началу войны оказались слабо подготовленными по занимаемым должностям. Особенно плохо были подготовлены командующие фронтами и армиями.

Огромный вред для Вооруженных Сил нанесла подозрительность Сталина по отношению к военным кадрам. На протяжении только четырех лет, с 1937 по 1941 гг., в наших Вооруженных Силах дважды упразднялось единоначалие и вводился институт военных Комиссаров, что сеяло недоверие к командным кадрам, подрывало дисциплину в войсках и создавало неуверенность у командного состава.

Слабые стороны в подготовке нашей страны и армии к войне, выявленные в ходе советско-финляндской войны и событий на Дальнем Востоке, не только не устранялись, но по-серьезному даже и не обсуждались ни в ЦК, ни в Совнаркоме, так как все эти вопросы находились в руках Сталина и без его указаний никто не мог принять какого-либо решения.

Вследствие игнорирования со стороны Сталина явной угрозы нападения фашистской Германии на Советский Союз, наши Вооруженные Силы не были своевременно приведены в боевую готовность, к моменту удара противника не были развернуты и им не ставилась задача быть готовыми отразить готовящийся удар противника, чтобы, как говорил Сталин, «не спровоцировать немцев на войну».

Знал ли Сталин и Председатель Совнаркома В.М. Молотов о концентрации гитлеровских войск у наших границ? — Да, знали. Кроме данных, о которых на XX съезде доложил тов. Н.С. Хрущев, Генеральный штаб систематически докладывал Правительству о сосредоточениях немецких войск вблизи наших границ, об их усиленной авиационной разведке на ряде участков нашей приграничной территории с проникновением ее вглубь нашей страны до 200 километров. За период январь — май 1941 г. было зафиксировано 157 разведывательных полетов немецкой авиации.

Чтобы не быть голословным, я оглашу одно из донесений Начальника Генерального штаба Главе Правительства тов. В.М. Молотову:

«Докладываю о массовых нарушениях государственной границы германскими самолетами за период с 1 по 10.4.1941 г. Всего за этот период произведено 47 нарушений госграницы.

Как видно из прилагаемой карты, нарушения в преобладающей своей массе ведутся: а) на границе с Прибалтийским Особым военным округом и особенно врайонах Либава, Мемель и Ковно;

б) на Львовском направлении на участке госграницы Сокаль, Перемышль.

Отдельные случаи нарушения госграницы произведены в направлениях на Гродно, Белосток, Ковель и Луцк, а также на госгранице с Румынией.

Полеты немецких самолетов производились на глубину 90—200 км от госграницы как истребителями, так и бомбардировщиками. Это говорит о том, что немцы производят как визуальную разведку, так и фотографирование.

Прошу доложить этот вопрос тов. Сталину и принять возможные мероприятия.

Начальник Генерального штаба Красной Армии

генерал армии — Жуков

11 апреля 1941 г.

№ 503727».

Никаких реальных мер ни по этому донесению, ни по ряду других не последовало и должных выводов не было сделано.

Примером полного игнорирования Сталиным, сложившейся военно-политической обстановки и беспрецедентной в истории дезориентации нашего народа и армии является сообщение ТАСС, опубликованное в печати 14 июня 1941 г., т. е. за неделю до нападения фашистской Германии на Советский Союз. В этом сообщении указывалось, что «по данным СССР, Германия также неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско- германским отношениям».

Это заявление дезориентировало советский народ, партию и армию и притупляло их бдительность. Неудачи первого периода войны Сталин объяснял тем, что фашистская Германия напала на Советский Союз внезапно. Это исторически неверно.

Никакой внезапности нападения гитлеровских войск не было. О готовящемся нападении было известно, а внезапность была придумана Сталиным, чтобы оправдать свои просчеты в подготовке страны к обороне.

22 июня в 3 ч. 15 мин. немцы начали боевые действия на всех фронтах, на неся авиационные удары по аэродромам с целью уничтожения нашей авиации, по военно-морским базам и по ряду крупных городов в приграничной зоне. В 3 ч. 25 м. Сталин был мною разбужен и ему было доложено о том, что немцы начали войну, бомбят наши аэродромы, города и открыли огонь по нашим войскам. Мы с тов. С. К. Тимошенко просили разрешения дать войскам приказ о соответствующих ответных действиях. Сталин, тяжело дыша в телефонную трубку, в течение нескольких минут ничего не мог сказать, а на повторные вопросы ответил: «Это провокация немецких военных. Огня не открывать, что бы не развязать более широких действий. Передайте Поскребышеву, чтобы он вызвал к 5 часам Берия, Молотова, Маленкова, на совещание прибыть вам и Тимошенко».

Свою мысль о провокации немцев Сталин вновь подтвердил, когда он прибыл в ЦК. Сообщение о том, что немецкие войска на ряде участков уже ворвались на нашу территорию не убедило его в том, что противник начал настоящую и заранее подготовленную войну. До 6 часов 30 мин. он не давал разрешения на ответные действия и на открытие огня, а фашистские войска тем временем, уничтожая героически сражавшиеся части пограничной охраны, вклинились в нашу территорию, ввели в дело свои танковые войска и начали стремительно развивать удары своих группировок.

Как видите, кроме просчетов в оценке обстановки, неподготовленности к войне, с первых минут возникновения войны в Верховном руководстве страной в лице Сталина проявилась полная растерянность в управлении обороной страны, использовав которую противник прочно захватил инициативу в свои руки и диктовал свою волю на всех стратегических направлениях.

Я не сомневаюсь в том, что если бы наши войска в западной приграничной зоне были приведены в полную боевую готовность, имели бы правильное построение и четкие задачи по отражению удара противника немедленно с началом его нападения, — характер борьбы в первые часы и дни войны был бы иным и это сказалось бы на всем ее последующем ходе. Соотношение сил на театре военных действий, при надлежащей организации действий наших войск, позволяло по меньшей мере надежно сдерживать наступление противника.

Неправильным является утверждение о том, что Сталин, разгадав планы немецко- фашистского командования, решил активной обороной измотать и обескровить врага, выиграть время для сосредоточения резервов, а затем, перейдя в контрнаступление, нанести сокрушительный удар и разгромить противника. В действительности такого решения не было, а «теория активной обороны» понадобилась для скрытия истинных причин наших неудач в начальном периоде войны.

Что же произошло в действительности, почему наши войска понесли поражение на всех стратегических направлениях, отступали и оказывались в ряде районов окруженными?

Кроме неподготовленности страны к обороне и неполной подготовленности Вооруженных Сил к организованному отражению нападения противника, — у нас не было полноценного Верховного командования. Был Сталин, без которого по существовавшим тогда порядкам никто не мог принять самостоятельного решения, и надо сказать правдиво, — в начале войны Сталин очень плохо разбирался в оперативно-тактических вопросах. Ставка Верховного Главнокомандования была создана с опозданием и не была подготовлена к тому, чтобы практически взять в свои руки и осуществить квалифицированное управление Вооруженными Силами.

Генеральный штаб, Наркомат обороны с самого начала были дезорганизованы Сталиным и лишены его доверия.

Вместо того, чтобы немедля организовать руководящую группу Верховного командования для управления войсками Сталиным было приказано: Начальника Генерального штаба на второй день войны отправить на Украину, в район Тарнополя для помощи Командующему юго-западным фронтом в руководстве войсками в сражении в районе Сокаль, Броды; Маршала Б.М. Шапошникова послать на помощь командующему западным фронтом в район Минска, а несколько позже 1-го Заместителя начальника Генерального штаба генерала Н.Ф. Ватутина — на северо-западное направление.

Сталину было доложено, что этого делать нельзя, так как подобная практика может привести к дезорганизации руководства войсками. Но от него последовал ответ: «Что вы понимаете в руководстве войсками, обойдемся без вас». Следствием этого решения Сталина было то, что он, не зная в деталях положения на фронтах, и будучи недостаточно грамотным в оперативных вопросах, давал неквалифицированные указания, не говоря уже о некомпетентном планировании крупных контрмероприятий, которые по сложившейся обстановке надо было проводить.

Наши войска, не будучи развернутыми в правильных оперативных построениях, фактически дрались отдельными соединениями, отдельными группировками, проявляя при этом исключительное упорство, нанося тяжелые поражения противнику. Не получая своевременных приказов от высшего командования, они вынуждены были действовать изолированно, часто оказывались в тяжелом положении, а иногда и в окружении.

Положение осложнялось тем, что с первых дней наша авиация, ввиду своей отсталости в техническом отношении, была подавлена авиацией противника и не могла успешно взаимодействовать с сухопутными войсками. Фронты, не имея хорошей разведывательной авиации, не знали истинного положения войск противника и своих войск, что имело решающее значение в деле управления войсками.

Войска, не имея артиллерийских тягачей и автотранспорта, сразу же оказывались без запасов горючего и боеприпасов, без должной артиллерийской поддержки. В последующем, будучи значительно ослаблены в вооружении, без поддержки авиации, не имея танков и артиллерии, часто оказывались в тяжелом положении.

Все это привело наши войска к тяжелым жертвам и неудачам в первый период войны и оставлению врагу громаднейшей территории нашей страны.

И только величайшая патриотическая любовь советского народа и его Вооруженных Сил к своей Родине, преданность их Коммунистической партии и Советскому Правительству, дали возможность под руководством нашей партии преодолеть тяжелую обстановку, которая сложилась вследствие ошибок и промахов сталинского руководства в первый период войны, а затем вырвать у врага инициативу, добиться перелома в ходе войны в нашу пользу и завершить ее блестящей победой всемирно-исторического значения.

Отношение Сталина к личному составу наших Вооруженных Сил

Я уже говорил о подозрительности и недоверии к военным кадрам, которое проявлялось у Сталина в предвоенные годы. Всю вину за наши неудачи в начальный период войны он постарался возложить на личный состав Вооруженных Сил.

Был организован судебный процесс над командованием Западного фронта, по которому были расстреляны командующий войсками Павлов, Начальник штаба Климовских, начальник связи Григорьев и ряд других генералов. Был обвинен в измене и переходе на сторону противника командующий армией Качалов, фактически погибший на поле боя при прорыве из окружения. Без всяких оснований были обвинены в измене и другие генералы, в силу сложившейся обстановки попавшие в плен, которые, возвратясь из плена, и по сей день являются честнейшими патриотами нашей Родины.

Был издан ряд приказов, в которых личный состав наших войск, особенно командиры и политработники, огульно обвинялся в малодушии и трусости.

Уже после того, как наши войска показали себя способными не только обороняться, но и наносить серьезные удары по врагу, Сталин нашел нужным в одном из своих приказов написать: «Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то. что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток».

Таким приказом Сталин незаслуженно опорочил боевые и моральные качества наших солдат, офицеров и генералов.

Как показывают действительные факты, наши солдаты и офицеры, части и соединения дрались, как правило, с исключительным упорством, не щадя своей жизни, нанося большие потери противнику.

Даже наши враги и те вынуждены были отметить боевую доблесть советских воинов в начальном периоде войны. Вот что писал в своем служебном дневнике начальник Генерального штаба германских сухопутных сил генерал-полковник Гальдер: 24 июня — «Противник в приграничной полосе почти всюду оказывал сопротивление.

Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны ДОТ'ов взрывали себя вместе с ДОТ'ами, не желая сдаваться в плен».

27 июня — Он отмечает, что русские войска и командование на Украине «действует хорошо и энергично».

29 июня — «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека. Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бои по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволять себе известные вольности и отступления от уставных принципов, что теперь уже недопустимо».

6 июля — «На отдельных участках экипажи танков противника покидают свои машины, но в большинстве запираются в танках и дают себя сжечь с машинами».

11 июля — «Противник сражается ожесточенно и фанатически».

Даже в том случае, когда наши войска попадали в окружение, они продолжали драться с противником. 20 июля Гальдер записал в дневнике: «Отдельные группы противника, продолжая оставаться в нашем тылу, являются для нас настоящим бедствием».

В том же дневнике Гальдером записаны потери за период с начала войны по 10 декабря 1941 года, т. е. еще до завершения битвы под Москвой и развертывания наших зимних наступательных операций. Немцами было потеряно убитыми, ранеными и без вести пропавшими 775 078 человек, что составляет 24,22 % от численности боевых частей на Восточном фронте, общая численность которых составляла 3,2 миллиона человек.

Эти факты и цифры, скорее преуменьшенные, чем преувеличенные убедительно свидетельствуют о том, что наши воины в тяжелейших условиях начального периода честно и доблестно выполняли свой боевой долг, защищая свою социалистическую Родину. Зачем понадобилось Сталину издавать приказы, позорящие нашу армию?

Я считаю, что это сделано с целью отвести от себя вину и недовольство народа за неподготовленность страны к обороне, за допущенные лично им ошибки в руководстве войсками и те неудачи, которые явились их следствием.

О так называемых «сталинских операциях», «сталинской военной науке» и задачах по ликвидации последствий культа личности

Многие здесь присутствующие знают, как возникали операции фронтов, как планировались, готовились и проводились наступательные операции наших войск, в последующем получившие название «Сталинские».

Надо быть неграмотным в военном деле, чтобы поверить в то, что один человек мог обдумать, рассчитать, распланировать и подготовить современную фронтовую операцию или операцию группы фронтов, проводимых на громаднейшем пространстве, с участием всех видов Вооруженных Сил и родов войск.

Был ли Сталин творцом вообще каких-либо операций?

Да, к сожалению был. Об одной такой операции на XX съезде доложил тов. Н.С. Хрущев.[64] По замыслу Сталина также планировалась и проводилась операция в Прибалтике в районе Либавы, которая безрезультатно повторялась несколько раз и, кроме тяжелых жертв, ничего не дала. За неудачи этой операции Сталин сменил трех командующих фронтами.

Исключительно безграмотно проводились операции севернее Варшавы, в результате которых погибли многие десятки тысяч наших людей. Сталину неоднократно докладывали о том, что по условиям местности там нельзя проводить операцию, однако такие доводы отвергались как «незрелые», и операция многократно повторялась с одними и теми же результатами.

О непонимании Сталиным основ управления войсками можно многое рассказать из истории оборонительных сражений за Москву, но достаточно только небольшого факта, чтобы уяснить непонимание Сталиным способов управления войсками.

В тяжелый момент упорной борьбы, когда противник с ожесточением рвался к Москве, Берия доложил Сталину, что немцы захватили деревню Дедово и Красную Поляну. Сталин, вызвав к телефону меня и НА. Булганина, изругав как полагалось, приказал немедленно выехать мне в Дедово, а НА. Булганину в Красную Поляну и взять обратно эти деревни. Наши попытки доказать невозможность в такой тяжелый момент бросать командный пункт и управление войсками фронта, были встречены угрозой расстрела. И в то время, когда мы с НА. Булганиным брали эти деревни, не имеющие никакого значения, противник прорвал фронт в другом месте — в районе Нарофоминска, ринулся к Москве и только наличие резерва фронта в этом районе спасло положение.

Я не могу обойти молчанием и того, что Сталин принуждал представителей Ставки Верховного Главнокомандования и командующих фронтами без всякой к тому необходимости проводить наспех организованные операции, без достаточного материального и технического их обеспечения, что приводило к чрезмерно большим потерям.

Во многих случаях наспех и плохо организованные операции не давали положительных результатов.

Так было на Северо-западном, Западном, на Воронежском и других фронтах.

Можно привести еще немало отрицательных фактов из оперативного творчества Сталина, чтобы оценить, чего стоят на самом деле его полководческие качества и «военный гений».

Последствия культа личности до настоящего времени дают себя чувствовать во многих областях военного дела, особенно в вопросах военной теории и военной истории.

В угоду культу личности у нас настойчиво прививалось неправильное представление о том, что Сталиным, якобы, заново разработана советская военная наука. Отдельные его высказывания по случайному поводу превращались в «энциклопедию военной науки». Старые, давно известные положения, вроде знаменитого суворовского афоризма — «готовить войска тому, что необходимо на войне» — расценивались, как новые гениальные открытия. Высказывание о постоянно действующих факторах, в котором новым была форма, а не существо вопроса, превратилось в основу основ всей советской военной науки, а такой важный и давно известный фактор, как внезапность стали рассматривать лишь как принадлежность авантюристической стратегии.

Возводилось в культ контрнаступление, чем по существу оправдывались ошибки, допущенные в начальный период Отечественной войны, и неправильно ориентировались наши военные кадры о возможных способах ведения войны в будущем.

В угоду культу личности замалчивался тот факт, что советская военная наука создавалась коллективным трудом руководящих партийных, государственных и военных деятелей, трудом многих военно-научных работников и наших ученых, выращенных партией.

Культ личности в военной науке сковывал творческую мысль наших научных кадров и приучал их к тому, что их роль заключается не в самостоятельной разработке военной теории, а в умелом комментировании и популяризации сталинских положений.

Мы должны ликвидировать эти серьезные недостатки и пробудить творческую мысль наших научных кадров, основанную не на рабском следовании цитате, а на научном, объективном и всестороннем анализе живой действительности и перспектив развития техники, способную к глубоким обобщениям в интересах дальнейшего укрепления оборонной мощи Советского государства,

Надо повернуть нашу военную науку прежде всего к современным и перспективным задачам. Сейчас наука и техника выдвигают все новые и новые вопросы, на которые военная теория должна своевременно дать правильный ответ. Особенно это относится к средствам массового поражения, так как неосведомленность народа и личного состава Вооруженных Сил в этих вопросах может отрицательно сказаться при возникновении войны.

Огромное значение для правильного воспитания не только Вооруженных Сил, но и всего советского народа имеет правдивое освещение военных событий и научное обобщение опыта войн.

Однако, несмотря на то, что со времени окончания войны прошло 11 лет, у нас еще нет трудов, исторически правдиво освещающих события Отечественной войны, правильно раскрывающих роль советского народа, его Вооруженных Сил, организующую деятельность Коммунистической партии в завоевании исторических побед.

В исследовании военных событий нет глубокого анализа явлений, научной критики фактов и действий.

Неудачные операции наших войск, как правило, не исследовались, а если и описывались, то без соблюдения исторической правды.

В описаниях военных событий почти нет имен коллектива военачальников, которые непосредственно планировали операции и руководили боевыми действиями войск. Культ личности бесцеремонно вычеркнул из истории имена действительных героев, а их коллективные заслуги беззастенчиво присваивались Сталину.

Установившееся в периодизации Великой Отечественной войны наименование первого периода — «Активная оборона советских Вооруженных Сил» — не дает правильного представления о фактическом характере действий советских войск в 1941 году и противоречит принятому у нас понятию активной обороны. Исходя из фактической обстановки, первый период войны правильнее называть «Периодом отступления и срыва планов «молниеносной» войны фашистской Германии против Советского Союза», предоставив историкам научно установить хронологические рамки этого периода.

При составлении истории Великой Отечественной войны и истории советского военного искусства нужно осветить нашу боевую дружбу с вооруженными силами стран народной демократии, строительство которых началось при помощи Советского Союза на полях сражений в борьбе с общим врагом — германским фашизмом.

Одним из существенных недостатков военно-идеологической работы является недооценка буржуазной военной науки, выразившаяся в чванливом ее отрицании. Нами явно недостаточно изучаются формы и методы военно-идеологической работы в капиталистических странах, а также сильные и слабые стороны империалистических военных систем.

В результате извращенного понимания задач борьбы против неоправданного преклонения перед заграницей отрицалась какая-либо ценность зарубежной военной мысли, военной техники, игнорировались ее достижения, а задачи в области военно-идеологической борьбы сводились к огульному охаиванию всего того, что находится за пределами наших границ.

Надо улучшить дело научной информации о зарубежной военной литературе и военной технике, изучать сильные и слабые стороны империалистических военных систем и основные направления военно-идеологической работы в их армиях, вскрывать новые процессы, связанные с подготовкой их к будущей войне, разоблачать реакционную сущность буржуазной военной идеологии и военной науки.

Говоря о нашей практике военно-идеологической работы в Армии и Флоте, необходимо отметить ее низкое качество, а порой и отрыв ее от задач воспитания войск, на что сейчас необходимо обратить серьезное внимание командиров, политорганов и партийных организаций Вооруженных Сил.

В системе идеологического воспитания наших военных кадров надо развернуть глубокое изучение марксистско-ленинского учения о войне и армии, тесно увязывая изучение теории с конкретными задачами подготовки войск, с их качественными и организационными изменениями. С этой целью надо подготовить и издать труд по основам марксистско-ленинского учения о войне и армии, в котором правильно отразить роль В.И. Ленина в развитии этого учения и обобщить опыт войн современной эпохи.

Разоблачить неправильность и вредность утверждения о том, что В.И. Ленин не являлся «знатоком военного дела», так как подобное утверждение не соответствует действительности и умаляет роль В.И. Ленина, как организатора Вооруженных Сил, внесшего много новых принципиальных идей в советскую военную науку.

В ближайшее время необходимо возобновить издание военно-теоретических трудов М.В. Фрунзе и других советских военных теоретиков.

Необходимо также отметить явно недостаточное развертывание военно-идеологической работы в широких массах советского народа, особенно молодежи, направленной на воспитание советского патриотизма, национальной военной гордости, любви к своим Вооруженным Силам и готовности к сокрушительному разгрому любого агрессора, развязавшего войну.

Чтобы устранить этот недочет, мы должны значительно улучшить военноидеологическое воспитание широких масс советского народа, особенно молодежи в духе патриотизма, любви к своим Вооруженным Силам и постоянной готовности с честью и достоинством защищать свою Родину. Надо организовать выпуск правдивых кинофильмов и литературных произведений о патриотическом долге советских людей по защите своей Родины, постоянной их бдительности и активности в подготовке обороны страны. Это особенно важно в настоящее время, когда наше государство значительно сокращает численность Вооруженных Сил. Пассивное отношение к военно-идеологической работе может породить настроение пацифистского благодушия и беспечности.

У нас мало уделяется внимания историческим памятникам военной славы нашего Отечества, на которых воспитывались бы патриотизм и военная гордость советского народа. У нас почти нет памятников в местах, где происходили важнейшие события гражданской и Отечественной войн. В Москве и городах-героях до сих пор нет монументальных памятников подвигу советского народа в Отечественной войне. В этом отношении мы серьезно отстаем от других государств. Это явно ненормальное положение необходимо устранить в ближайшее время.

Об устранении неправильного отношения к бывшим военнопленным, возвратившимся на Родину из фашистского плена

В идеологической работе нам нанесен большой морально-политический вред произволом бериевской шайки в отношении советских военнослужащих, которые в период Отечественной войны находились в плену у наших противников.

В силу обстановки, сложившейся в начале войны на ряде фронтов, значительное число советских военнослужащих нередко попадало в составе целых подразделений и частей в окружение и, исчерпав все возможности к сопротивлению, вопреки своей воле, оказалось в плену. Многие попадали в плен ранеными и контуженными.

Советские воины, попавшие в плен, как правило, сохраняли верность своей Родине, вели себя мужественно, стойко переносили лишения плена, издевательства гитлеровцев, нередко проявляли подлинный героизм. Многие советские военнослужащие, с риском для жизни бежали из гитлеровских лагерей и продолжали сражаться с врагом в его тылу, в партизанских отрядах, или пробивались через линию фронта к своим войскам.

Однако, как во время войны, так и в послевоенный период в отношении бывших военнопленных были допущены грубейшие извращения советской законности, противоречащие ленинским принципам и самой природе советского строя. Эти извращения шли по линии создания по отношению к ним обстановки недоверия и подозрительности, а также ни на чем не основанных обвинений в тяжких преступлениях и массового применения репрессий.

При решении вопроса о судьбе бывших военнопленных не принимались во внимание ни обстоятельства пленения и поведение в плену, ни факт бегства из плена, участие в партизанской борьбе и другое. Наши офицеры, попавшие в плен ранеными, мужественно державшиеся в плену, огульно лишались офицерского звания и без суда посылались в штрафные батальоны, наравне с лицами, совершившими преступления.

Некоторые советские и партийные органы до сих пор продолжают проявлять неправильное отношение к бывшим военнопленным, ничем себя не запятнавшим, относятся к ним с недоверием, устанавливают незаконные ограничения в отношении продвижения по службе, использования на ответственной работе, избрания депутатами в Советы депутатов трудящихся, поступления в высшие учебные заведения и другие, ущемляя их права и достоинство советских граждан.

Наиболее грубые извращения нарушений законных прав военнопленных были связаны с необоснованным привлечением их к уголовной ответственности. Значительное количество военнопленных, возвратившихся на Родину, было подвергнуто различным наказаниям, начиная со ссылки на спецпоселение и кончая высшей мерой наказания.

Советское законодательство предусматривает суровую ответственность за преднамеренную сдачу в плен, за сотрудничество с врагом и за другие преступления, направленные против Советского государства. Однако, из советских законов не вытекает, чтобы военнослужащий, попавший в плен вследствие ранения, контузии, внезапного захвата и при других обстоятельствах, независящих лично от военнослужащего, должен нести уголовную ответственность.

Незаконным репрессиям подвергались и те военнослужащие, которые помимо своей воли попав в плен, руководствуясь чувством воинского долга, бежали затем из плена и возвратились на Родину, проявляя при этом нередко личный героизм, подвергая свою жизнь опасности.

Приведу лишь два примера:

— Капитан Фурсов Д.Т., член КПСС, в Советской Армии служил с 1929 года, в августе 1946 года был осужден к 8-ми годам лишения свободы, с поражением в правах на 3 года, с конфискацией имущества и лишением воинского звания «гвардии капитан». Его обвинили в том, что он, находясь с конца 1941 года в плену, в феврале 1943 года добровольно поступил на службу в организованную немцами «офицерскую казачью школу». Что же установлено теперь? Капитан Фурсов, попав в окружение немецких войск, пытался выйти из окружения, но был ранен и оказался в плену у немцев. Не имея возможности бежать из плена, он решил поступить в «казачью офицерскую школу» с тем, чтобы бежать к партизанам. Получив в школе оружие, Фурсов 17 июня 1943 года вместе с группой курсантов этой школы в количестве 69 человек с оружием перешли к партизанам, захватив с собой, находившихся в опьяненном состоянии, начальника школы и командира эскадрона.

В партизанском отряде Фурсов был командиром отделения, а затем командиром диверсионной группы и выбыл из отряда в связи с ранением. После излечения в госпитале Фурсов продолжал служить в Советской Армии и активно участвовал в боях, был три раза ранен и награжден двумя орденами и медалью.

И вот этого отважного советского патриота, возвратившегося на Родину с победой над врагом, в 1945 году осудили и посадили в тюрьму.

— Старший лейтенант Анухин Е.С., член КПСС, 31 марта 1950 года был осужден к лишению свободы на 25 лет, якобы за то, что 9 августа 1944 года при выполнении боевого задания, когда самолет Ил-2, управляемый Анухиным, был сбит противником, а Анухин пленен, он на допросе в румынском штабе выдал сведения, составляющие военную тайну, сообщив противнику о летнотехнических свойствах самолета. Как теперь установлено, Анухин в плену у румын был всего 11 дней, а затем вместе с другими нашими военнослужащими бежал из плена и прибыл в свою часть. До конца войны он принимал активное участие в боях летчиком-штурмовиком, совершил 160 боевых вылетов, из них 120 вылетов после побега из плена. Трофейными документами установлено, что Анухин при допросе румынами гордо заявил, что война кончится победой Советского Союза, а Румыния станет свободным государством.

Через пять лет после войны, в которой Анухин принимал самое активное участие, он был осужден и посажен в тюрьму.

Нет необходимости доказывать, что с точки зрения подлинной советской законности, расценивать в подобных случаях советских военнослужащих, попавших в плен к врагу, как изменников Родины, не было абсолютно никаких оснований. Не было оснований и для применения к ним каких-либо репрессивных мер.

Более того, советские военнослужащие, по независящим от них обстоятельствам попавшие в плен и затем бежавшие из плена на Родину, — достойны поощрения и правительственных наград. Такой порядок существовал даже при царском режиме и имел большое значение для воспитания народа, солдат и офицеров.

Некоторая часть военнослужащих, попав в плен и зная о неизбежности для них репрессий на Родине, естественно не проявляли стремления к тому, чтобы бежать из плена. А по окончании войны угроза незаслуженных репрессий могла заставить некоторых военнослужащих отказаться от репатриации на Родину.

Неправильные действия местных органов власти, создание по отношению к бывшим военнопленным атмосферы недоверия, порождает среди них, членов их семей справедливые настроения обиды, бесперспективности, ощущение неравноправия, отрицательно сказываются на их производственной, общественной деятельности.

Воспитывая военнослужащих в духе высокой стойкости, ненависти к врагу и презрения к плену, мы недостаточно популяризируем примеры доблестного поведения советских воинов в плену, примеры смелых побегов наших людей из плена.

Нужно снять с бывших военнопленных моральный гнет недоверия, реабилитировать незаконно осужденных, ликвидировать ограничения в отношении бывших военнопленных.

* * *

Товарищи! Культ личности причинил большой ущерб нашей военно-идеологической работе. Наша задача заключается в том, чтобы решительно очистить от последствий этого культа всю работу по воспитанию советского народа и личного состава Вооруженных Сил, все виды и формы военно-идеологической работы в области военной науки, пропаганды, военно-художественной литературы, а также связанные с военной тематикой искусство и кино и прочно поставить их на марксистско-ленинскую основу.

Во всей нашей военно-идеологической работе мы должны исходить из непреложного марксистско-ленинского положения, что творцом истории является народ, а в основе военного могущества Советского государства лежит его общественный и политический строй, передовая экономика, морально-политическое единство советского народа, мощь его Вооруженных Сил и руководящая деятельность нашей славной Коммунистической партии.

РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 188. Лл. 5-30. Подлинник. Машинопись.

Опубликовано: Источник, 1995, № 2.

№ 5 ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС ОБ ИЗДАНИИ ОЧЕРКА «БИТВА ПОД СТАЛИНГРАДОМ»

30 июля 1956 г. товарищу ХРУЩЕВУ Н.С.

По Вашему указанию я лично разобрался в вопросе об издании краткого очерка «Битва под Сталинградом».

При организации экскурсии для военно-воздушных делегаций иностранных государств в г. Сталинград встал вопрос как быть, если делегации попросят дать им что-либо почитать о Сталинградской битве. Имеющиеся у нас грифованные и открытые труды по соображениям цензурного порядка, а также и по тому, что они пропитаны культом личности Сталина, не могли быть даны иностранцам, а отказ им в этом мог поставить нас и гостей в неловкое положение.

В связи с этим Военно-историческим отделом Генерального Штаба была подготовлена краткая историческая справка о битве под Сталинградом. Подготовили справку полковники Паротькин И.В. и Морозов В.П. Верстку просматривали генерал-лейтенант Платонов С.П., генерал-лейтенант Скоробогаткин К.Ф., генерал-майор Сычев К.В., генерал-полковник Покровский А.П. и генерал армии Курасов В.В.

Справка была издана в виде краткого очерка в количестве 200 экземпляров, из которых около 70 экземпляров было вручено членам делегаций. В продажу очерк не поступал.

По содержанию очерк представляет собой тезисы, излагающие в общих чертах ход событий Сталинградской битвы, без анализа этих событий и выводов.

При написании очерка авторы и лица, просматривавшие рукопись, не подчеркнули роль руководящего состава в достижении победы под Сталинградом и при названии фронтов ограничились упоминанием в очерке только фамилий командующих фронтами, представителей Ставки Верховного Главнокомандования и члена Государственного Комитета Обороны.

Вследствие этого оказалась неотмеченной в очерке Ваша большая работа на фронте, направленная на достижение победы в Сталинградской битве.

Однако, как доложил мне сопровождавший военно-авиационные делегации США, Великобритании, Франции и Турции в Сталинград первый заместитель Начальника Генерального Штаба генерал армии Малинин М.С., при посещении Музея обороны Царицына — Сталинграда внимание членов делегаций было обращено на имеющуюся в музее увеличенную фоторепродукцию, на которой изображено Ваше выступление перед бойцами Сталинградского фронта в августе 1942 г. Членам делегаций было сообщено, что в период Сталинградской битвы Н.С. Хрущев был членом военного совета Сталинградского и ЮгоВосточного фронтов.

Полагал бы целесообразным изданный очерк исправить и, если с Вашей стороны не будет возражений, во втором издании очерка отметить Вашу большую организаторскую, политическую, военную и хозяйственную работу, направленную на истощение и разгром врага под Сталинградом.

Одновременно с внесением такого дополнения намечается несколько развить военную часть очерка, а также упомянуть фамилии первых членов военных советов фронтов, участвовавших в Сталинградской битве. В новой редакции очерк отпечатать тиражом 20–25 тысяч экземпляров и распространить путем открытой продажи через книготорговую сеть.

Прошу Вашего согласия на издание краткого очерка «Битва под Сталинградом» с указанным дополнением и поправками. Г. ЖУКОВ

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 184. Лл. 98–99. Подлинник. Машинопись.

№ 6 ЗАПИСКА Г. К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ПРЕДСЕДАТЕЛЕ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ И ГЛАВНОМ ВОЕННОМ ПРОКУРОРЕ

19 ноября 1956 г.

Председатель Военной Коллегии Верховного Суда СССР генерал-лейтенант юстиции Чепцов А.А. и Главный военный прокурор и Заместитель Генерального Прокурора СССР генерал-майор юстиции Барской Е.И. в период 1946–1951 гг. своими действиями способствовали незаконному осуждению генералов Советской Армии по сфальсифицированным на них делам бывшим Министерством госбезопасности.

Так, Чепцов А.А. в 1946 году санкционировал арест Главного Маршала авиации Новикова А.А., генерал-полковника инженерно-авиационной службы Репина А.К., генерал-полковника авиации Шиманова Н.С., генерал-лейтенанта инженерно-авиационной службы Селезнева Н.П. и им же было утверждено на них и Шахурина А.И., Будникова А.В., Григорьяна Г.М. обвинительное заключение. Все эти лица реабилитированы в своих правах и из-под стражи освобождены, причем реабилитация проходила при участии Чепцова А.А.

Барской Е.И. в 1947–1948 гг. утверждал обвинительные заключения на арестованных генералов Герентьева В.Г., Варенникова И.С., Минюк Л.Ф., Крюкова В.В., Филатова А.А. Все эти генералы в период войны 1941—45 гг. были моими адъютантами и для особо важных поручений, дела на них были явно сфальсифицированы, причем все они вынуждались к даче ложных показаний и на меня.

Помимо этих дел на совести Чепцова и Барского лежит и ряд других подобных дел.

В настоящее время со стороны многих лиц имеется большое недовольство бывшими незаконными действиями Чепцова и Барского, их двуличностью, выразившейся в выдаче санкций на арест и проведение судебных процессов над ни в чем неповинными людьми, а впоследствии в пересмотре и реабилитации этих осужденных лиц.

В связи с этим считаю, что Чепцов и Барской в период 1946–1948 гг., находясь в органах прокуратуры и суда, нарушая социалистическую законность, себя полностью дискредитировали, за что и подлежат снятию с занимаемых ныне должностей.

Вместо них рекомендуются: на должность Председателя Военной Коллегии Верховного Суда СССР Борисоглебский В.В., работающий в настоящее время Заместителем Председателя Военной Коллегии Верховного Суда СССР, и на должность Главного военного прокурора и Заместителя Генерального Прокурора СССР Афанасьев Н.П., работающий в настоящее время Военным прокурором Уральского военного округа.

Проект Постановления ЦК КПСС представляю.[65]

Прошу утвердить.[66]

Г. ЖУКОВ

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 47. Д. 154. Лл. 167–168. Подлинник. Машинопись.

№ 7 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ПОДДЕРЖКЕ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР ПО РЕАБИЛИТАЦИИ НЕВИННО ОСУЖДЕННЫХ ГРАЖДАН

22 марта 1957 г. Совершенно секретно

Посылаю записку председателя Военной коллегии Верховного суда СССР тов. Борисоглебского В.В. с предложениями по быстрейшему завершению работы по реабилитации невинно осужденных граждан.

Со своей стороны предложения тов. Борисоглебского поддерживаю.

Прошу рассмотреть.[67]

Г. ЖУКОВ

Приложение

16 марта 1957 г. Совершенно секретно

МИНИСТРУ ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА тов. ЖУКОВУ Г.К.

Пересмотр уголовных дел на граждан, в прошлом репрессированных в связи с неправильным обвинением в совершении контрреволюционных преступлений, показывает, что подавляющее большинство необоснованных арестов и осуждений советских граждан было произведено в 1935–1940 гг. В этот период только Военной коллегией Верховного Суда СССР осуждено около 50 тысяч человек из числа руководящих военных, партийных и советских работников.

Многие тысячи советских граждан в то время были осуждены другими судами по сфальсифицированным органами предварительного следствия материалам. Еще большее количество граждан было репрессировано постановлениями внесудебных органов (Особым совещанием, «тройками», «двойкой»).

Военной коллегией по подавляющему большинству пересмотренных в 1954–1956 гг. дел вынесены определения о полной реабилитации осужденных (по приговорам Военной коллегии — в отношении 99,1 % и по решениям внесудебных органов — 95,6 %).

В дальнейшем предстоит пересмотреть еще не менее 30 000 дел на осужденных в прошлом Военной коллегией и значительно большее количество дел, рассмотренных военными трибуналами и внесудебными органами. В частности, по состоянию на 1 марта с.г. в Военной коллегии осталось нерассмотренными с протестами Главного военного прокурора 3 578 дел на репрессированных внесудебными органами и 6 046 дел на осужденных Военной коллегией.

В Военную коллегию идет поток жалоб от осужденных и их родственников с просьбой ускорить пересмотр дел. Только за 1956 год поступило таких жалоб около 30 тысяч, и до 150 человек ежедневно обращаются по этому поводу в приемную Военной коллегии.

Установленный действующим законом порядок пересмотра этих дел в заседаниях Военной коллегии и военных трибуналов сопряжен с длительной судебной процедурой, с написанием мотивированных определений и не содействует быстрому рассмотрению дел. Строго соблюдаемая форма судопроизводства по этим делам затянет реабилитацию неосновательно осужденных еще на многие годы.

Опыт работы комиссий Президиума Верховного Совета СССР по пересмотру дел на лиц, находившихся в местах лишения свободы, свидетельствует о том, что и дела на лиц, осужденных в прошлом по обвинению в совершении контрреволюционных преступлений, вполне возможно, без существенных ошибок, пересматривать не в судебных органах, а в комиссиях.

В целях быстрейшего завершения работы по реабилитации невинно осужденных граждан и создания нормальных условий для работы Военной коллегии Верховного Суда СССР и военных трибуналов по отправлению правосудия и оказанию помощи командованию и политорганам по укреплению воинской дисциплины в войсках, целесообразно установить следующий порядок пересмотра дел этой категории:

1. Дела на лиц, необоснованно репрессированных во внесудебном порядке постановлениями «двойки» (Прокурора СССР и НКВД СССР), должны прекращаться постановлением Генерального Прокурора СССР и Председателя КГБ при Совете Министров СССР.

2. Дела на лиц, репрессированных во внесудебном порядке постановлениями быв. Особого совещания НКВД — МГБ — МВД СССР и на осужденных до 1953 года Верховным Судом СССР, передать на разрешение центральной комиссии.

3. Дела на лиц, репрессированных во внесудебном порядке постановлениями бывших «троек» ПП ОГПУ, НКВД — УНКВД и на осужденных до 1953 года военными трибуналами, верховными судами союзных и автономных республик, краевыми и областными судами, передать на разрешение соответственно республиканских, краевых и областных комиссий. Прошу поддержать эти предложения перед ЦК КПСС.

ПРИЛОЖЕНИЕ: на 3 листах.

Председатель военной коллегии Верховного суда Союза ССР полковник юстиции В. БОРИСОГЛЕБСКИЙ

Проект

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

В целях быстрейшего исправления допущенных в прошлом нарушений социалистической законности и ускорения реабилитации граждан, необоснованно обвиненных в совершении контрреволюционных преступлений, считать целесообразным установить следующий порядок пересмотра дел этой категории:

1. Дела на лиц, необоснованно репрессированных во внесудебном порядке постановлениями «двойки» (Прокурора СССР и НКВД СССР), должны прекращаться постановлением Генерального Прокурора СССР и Председателя КГБ при Совете Министров СССР.

2. Дела на лиц, репрессированных во внесудебном порядке постановлениями бывшего Особого совещания НКВД — МГБ — МВД СССР и на осужденных до 1953 года Верховным Судом СССР, передать на разрешение центральной комиссии.

3. Дела на лиц, репрессированных во внесудебном порядке постановлениями бывших «троек» ПП ОГПУ, НКВД — УНКВД и на осужденных до 1953 года военными трибуналами, верховными судами союзных и автономных республик, краевыми и областными судами, передать на разрешение соответственно республиканских, краевых и областных комиссий.

Проект УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР О порядке пересмотра дел на лиц, репрессированных до 1953 года внесудебными органами и судами по обвинению в контрреволюционных преступлениях

Президиум Верховного Совета Союза ССР — ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Образовать Центральную и местные республиканские, краевые и областные комиссии Президиума Верховного Совета СССР для пересмотра уголовных дел на лиц, репрессированных внесудебными органами и судами по обвинению в контрреволюционных преступлениях. Утвердить состав комиссий Президиума Верховного Совета СССР согласно приложению.

2. Возложить на Центральную комиссию проверку дел на осужденных Особым совещанием НКВД — МГБ — МВД СССР и Верховным Судом СССР. На местные комиссии возложить проверку дел, возбужденных на территории соответственно края, области, автономной республики или союзной республики, не имеющей областного деления, и рассмотренных тройками ПП ОПТУ, НКВД — УНКВД и любым судом, кроме дел, указанных в части 1-й настоящей статьи.

3. Предоставить комиссиям право принимать решения: а) об отмене постановлений в отношении необоснованно репрессированных и прекращении дела; б) о соответствующем изменении постановления; в) об отсутствии оснований к пересмотру дела.

4. Возложить на Генерального Прокурора СССР и Председателя КГБ при Совете Министров СССР пересмотр дел на лиц, репрессированных во внесудебном порядке постановлениями «двойки» (Прокурора СССР и НКВД СССР), с правом принимать решения в соответствии со ст. 3 настоящего Указа. 5. Комиссиям Президиума Верховного Совета СССР закончить работу к Председатель Президиума Верховного Совета СССР Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 47. Д. 213. Лл. 33–38. Подлинник. Машинопись.

№ 8 ВЫСТУПЛЕНИЕ Г.К. ЖУКОВА НА ИЮНЬСКОМ (1957 г.) ПЛЕНУМЕ ЦК КПСС

22 июня 1957 г.

Товарищи, за последние годы, особенно после XX съезда партии, советский народ под руководством нашей партии проделал огромнейшую работу. Наша партия вместе со всем советским народом вправе искренне радоваться тем политическим, экономическим и культурным достижениям, с которыми мы уверенно идем к 40-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

Эти успехи неопровержимо доказывают правильность генеральной линии партии во всех областях строительства коммунизма в нашей стране, правильность внешней и внутренней политики нашей партии.

Мы имеем прекрасные вооруженные силы, безраздельно преданные своей Родине, своему народу и всегда готовые по первому зову партии и правительства встать грудью на защиту интересов нашего государства и разгромить любого врага, который попытается на нас напасть. (Бурные аплодисменты.)

Личный состав Советских Вооруженных Сил заверяет свою родную партию, Центральный Комитет Коммунистической партии о своей безграничной любви и непоколебимой преданности своей Родине. (Аплодисменты.)

Настоящий Пленум, как видите, является необычным по своему характеру. Как здесь уже докладывали, он явился результатом требования членов Центрального Комитета,[68] с тревогой наблюдавших последние четыре дня заседания Президиума ЦК, которое было созвано по требованию Маленкова, Кагановича, Молотова, Шепилова, Булганина, Первухина; Сабурова не было, он отсутствовал, но наверняка он тоже был бы в этом списке.[69] Я уверен, что мы все горячо одобряем инициативу членов ЦК КПСС, явившихся в Президиум с требованием немедленного созыва Пленума ЦК партии. (Бурные аплодисменты.)

Я думаю, товарищи, что я выражу общую радость за наш ленинский Центральный Комитет, бдительно охраняющий Коммунистическую партию от всяких случайностей, от всяких попыток расколоть единство Центрального Комитета, от всяких попыток искривления или изменения политического курса, провозглашенного XX съездом партии. (Бурные аплодисменты.)

Но я, товарищи, не могу без горечи и гнева в сердце говорить о том, как были встречены наши товарищи, члены Центрального Комитета, прибывшие на заседание Президиума с просьбой созвать этот Пленум. Здесь об этом ужеa сказано и даны некоторые справки. Сообщение о прибытии делегаций несколькос вывело из равновесия тт. Маленкова, Кагановича, Молотова, Шепилова, Сабурова и других, что они, не стесняясь в выражениях, стали недопустимо кричать на Хрущева и других товарищей.

Голоса. Позор.

ЖУКОВ. В чем только не обвиняли Хрущева, каких только ярлыков ему не приклеивали! В конце концов они заявили, что теперь он не может пользоваться доверием Центрального Комитета (шум в зале). По их словам, якобы не исключено, что вслед за ворвавшимися — я повторяю «ворвавшимися» — в Президиум членами ЦК (шум в зале)…

Голос. Позор. ЖУКОВ…в Кремль могут ворваться танки, а Кремль может быть окружен войсками. (Смех, шум в зале.)

До чего можно докатиться в своих нечестных устремлениях. Я никогда не видел у Маленкова, Кагановича, Молотова, Шепилова и Сабурова таких озлобленных лиц Это было весьма странно еще потому, что накануне Маленков, нападая на тов. Хрущева, говорил, что вот, мол, соберется Пленум и мы расскажем своему родному ЦК (шум в зале). А на другой день, когда эти родные товарищи пришли и попросили выслушать о своей тревоге за то, что тут происходит, посоветоваться, то их не только не приняли, а даже взяли под подозрение, что это пришла специально организованная группа каких-то буянов, чтобы сорвать и мешать работе Президиума. Вот так встретили родных членов Центрального Комитета.

Голос. Позор.

ПОЛЯНСКИЙ. А Булганин и Ворошилов назвали членов ЦК, даже парламентариями.

ЖУКОВ. Теперь о Президиуме, как он проходил. Как было здесь доложено, а было доложено совершенно объективно и с достаточной полнотой, он был созван по боевой тревоге в полном смысле этого слова. Многих не было, и мне пришлось выехать со скоростью 120 км в час из района Солнечногорска, чтобы приехать на заседание этого Президиума. Я опоздал на целый час. Это была невероятная спешка. При отсутствии многих секретарей, членов Президиума, о чем здесь докладывали, проходило заседание. Первый секретарь с первого слова был, по существу, отстранен и заменен тов. Булганиным.

Голос. Это безобразие.

ЖУКОВ. Президиум проходил в крайне нервном состоянии. Булганин в нетоварищеском, крайне нервном состоянии стучал кулаком по столу (шум в зале).

Я сидел рядом с тов. Маленковым, и у меня даже графин подпрыгнул на столе.

Голос. Он даже способен не только кулаком стучать по столу, но и делать большее.

ЖУКОВ. Из выступлений Маленкова, Кагановича, Молотова и особенно Шепилова, и даже сказать особенно было бы неправильно, потому что у них примерно в одном плане и одинаковом содержании шли озлобленные выступления, видно, что к этому Президиуму они готовились задолго. Они тщательно подготовились, неплохо согласовали между собой роли, даже распределили их не только по форме, но и по содержанию. Здесь уже было сказано, чего они хотели. Они хотели главное: сразу же ликвидировать Первого секретаря Хрущева, снять его с должности Первого секретаря, изменить состав Секретариата. Они хотели сердце нашего Центрального Комитета взять в свои руки, организовать дело по-своему, так, как это они замышляли.

Суслов здесь объективно и правильно доложил, в чем они обвиняли тов. Хрущева. Они это делали с разных позиций и обдуманно. Я бы сказал, пошло, недостойно членам Президиума так выдумывать и пришивать всякие ярлыки. Я не хочу повторять, здесь тов. Суслов достаточно правильноi изложил.

У тов. Хрущева, как и у каждого из нас, имеются недостатки и некоторые ошибки в работе, о которых Хрущев со всей присущей ему прямотой и чистосердечностью рассказал на Президиуме.

Но, товарищи, ошибки Хрущева, я бы сказал, не давали никакого основания обвинять его хотя бы в малейшем отклонении от линии партии и предъявлять ему какие-либо серьезные претензии, потому что тов. Хрущев ведет совершенно правильную линию. Он борется заа линию партии и защищает ее всеми силами.

Голоса. Правильно. (Бурные аплодисменты.)

ЖУКОВ. Какую же все-таки цель преследовали Маленков, Молотов, Каганович, Шепилов, Сабуров и другие? Атакуя Хрущева, они собирались устранить его со сврего поста. Это было совершенно ясно.

Как всем известно, по ряду принципиальных вопросов они были длительный период не согласны с ним. Так было по вопросу о Югославии,[70] по австрийскому вопросу,[71] по целинным и залежным землям,[72] по перестройке управления промышленностью и строительством[73] и по ряду других вопросов принципиального порядка. Они не были согласны и с Президиумом по существу. А отсюда значит и их взаимоотношения, как личного порядка, так и принципиального порядка, обрушены были на тов. Хрущева.

Конечно, сняв Хрущева с поста Первого секретаря, они явно рассчитывали взять в свои руки руководство Центральным Комитетом и проводить свою политику.

Голос. Гнилую политику.

ЖУКОВ. Совершенно правильное добавление, очень уместное и точное: гнилую.

О единстве. Наша ленинская партия всегда была едина и сплочена. Единство и монолитная сплоченность партии это великая и решающая сила. Раскол, групповщина — это страшная вещь, товарищи.

Голоса. Правильно.

ЖУКОВ. Как вам известно, современная международная обстановка, положение в братских наших партиях и странах народной демократии в целом требуют особой бдительности со стороны ЦК нашей партии и примера монолитного единства, сплоченности руководства в партии. Но, товарищи, я считаю, что единство должно покоиться на принципиальной партийной основе.

Голоса. Правильно.

ЖУКОВ. На основе генеральной линии партии.

Голоса. Правильно. (Аплодисменты).

ЖУКОВ. На безусловном выполнении решений партии, а не на основе групповых интересов и их устремлений. Эта истина, конечно, хорошо известна группе — тт. Маленкову, Кагановичу, Шепилову, Молотову и другим. Однако они, сговорившись между собой, пошли на подрыв этого единства в ЦК, для чего они решили использовать некоторые недостатки в работе Президиума ЦК, Секретариата ЦК и лично Первого секретаря тов. Хрущева. Неоспоримо, что они имели в виду свести свои личные счеты с тов. Хрущевым…

Голоса. Правильно.

ЖУКОВ. Под различными предлогами убрать Хрущева, изменить состав Секретариата и подобрать такой состав руководства партии в центре, а в дальнейшем и на местах, который бы проводил их политику, не раз осужденную партией, как не соответствующую интересам партии и нашей страны.

Голоса. Правильно.

(Продолжительные аплодисменты.)

ЖУКОВ. Я уверен, товарищи, что Пленум вынесет нужное решение по существу вопроса, строго осудит раскольническую деятельность Маленкова, Кагановича и других партнеров и даст указание Президиума ЦК об улучшении его работы и укреплении единства.

Несколько слов о Первом секретаре ЦК и на местах. Кроме оргструктурного значения, товарищи, этот вопрос имеет особо важное политическое значение в жизни и деятельности нашей партии, в жизни и деятельности братских нам коммунистических партий. Нам предлагают ликвидировать должность первых секретарей в центре и на местах. Спрашивается, кто же будет руководить в ЦК, в обкомах? Говорят, секретариаты, но ведь это неизбежно породит безответственность и неорганизованность.

Голоса. Правильно.

МОЛОТОВ. Надо знать…

Голоса. Объясните потом.

ЖУКОВ. Это неизбежно принизит роль и влияние партии во всей жизни страны.

Голоса. Правильно.

ЖУКОВ. Подобное предложение надо отмести, как неприемлемое. Неоспоримо, товарищи, что надо совершенствовать организационные формы партийного руководства, но это надо делать в интересах улучшения качества руководства и усиления влияния на все стороны жизни и деятельности нашей партии и народа…

Голоса. Правильно.

ЖУКОВ…а не в интересах сведения личных счетов, в интересах группы.

Об ответственности Маленкова, Кагановича, Молотова за злоупотребление властью. Я, товарищи, не могу так сказать умолчать об этом вопросе. Я выступал по этому вопросу на Президиуме и считаю себя обязанным, как член ЦК, высказать свои соображения здесь, на Пленуме, по этому вопросу.

На XX съезде партии, как известно, по поручению Президиума ЦК тов. Хрущев доложил о массовых незаконных репрессиях и расстрелах,[74] явившихся следствием злоупотребления властью со стороны Сталина. Но тогда, товарищи, по известным соображениям не были названы Маленков, Каганович, Молотов, как главные виновники арестов и расстрелов партийных и советских кадров.

Голос. Об этом везде в партийных организациях говорят, а Президиум не разбирал.

ЖУКОВ. Но потом, товарищи, когда прошел съезд, когда избрали новый ЦК, почему эти товарищи не сочли себя обязанными рассказать о своей виновности?

Я согласен, что на съезде нельзя было, слишком народу было много, говорить об этом нам политически было невыгодно, но, когда избрали новый состав ЦК, почему бы этому ЦК, который является главным, ответственным за деятельность нашей партии, не выйти и не сказать перед тем, как быть избранными в Президиум? Почему они не вышли и не сказали? Имея в виду, что на съезде говорили об этом, но там по известным причинам не сказали, позвольте рассказать о себе, открыть клапаны и, как говорит т. Ворошилов, позвольте опорожниться (смех в зале). Это был бы единственный выход, но этогоа не было сделано. Я думаю, что они умолчали умышленно, сознательно, потому что, если бы они только все рассказали о себе, я не хочу заниматься гаданием, но думаю, что многие из них, безусловно, не вошли бы в состав Президиума.

Голоса Правильно, смалодушничали.

ЖУКОВ. Мне говорили эти товарищи, что тогда было такое время, что мы могли сделать, тогда самим надо было садиться в тюрьму. Конечно, период был довольно тяжелый. Я сам испытал тяжесть этого периода, выходя вот через эту дверь.[75]

Голоса. Знаем.

ЖУКОВ. Многие товарищи знали, было сказано: Жуков, я не понял, молод был годами или умом.

Голос. Говорили, не дозрел.

ЖУКОВ. Может быть, не дозрел. Конечно, время тогда было тяжелое, но если вы все-таки не шкурники, то вы должны были бы рассказать своему ЦК, как это происходилоc, при каких обстоятельствах, и ЦК тогда решил бы, кого стоит и кого не стоит оставлять во главе партии и государства, могли ли вы при всех обстоятельствах правильно, объективно и твердо проводить в жизнь ленинскую политику нашей партии по объединению и сплочению нашего ЦК.

Чтобы не быть голословным, я хочу огласить некоторые факты, которые я лично узнал только в последний период времени. Из этих фактов видно, что эти преступления делались не только под влиянием Сталина, но и по своей собственной инициативе, когда воля Сталина, когда культ Сталина не довлел над этими товарищами, а они, засучив рукава, с топором в руках рубили головы. Я образно выражаюсь.

Голоса. Правильно.

ЖУКОВ. Я сейчас об этом скажу. У меня есть материал, я отвечаю за каждое свое слово, на документах есть подлинные подписи этих товарищей, о которых я буду говорить.

Из документов, имеющихся в архиве Военной коллегии трибуналаe, в архиве ЦК, видно, что с 27 февраля 1937 года по 12 ноября 1938 года НКВД получил от Сталина, Молотова, Кагановича санкцию на осуждение Военной коллегией, Верховным судом, санкцию на высшую меру на 38 679 человек.

Санкция давалась, как правило, на руководящих работников партийных, советских, комсомольских и профсоюзных органов, а также на наркомов, их заместителей, крупных хозяйственных руководителей, видных военных работников, писателей, руководителей культуры и искусства.

Давая санкцию на предание суду Военной коллегии, Сталин, Молотов, Каганович заранее определяли меру наказания, а Военная коллегия только оформляла эту меру наказания, этот приговор, по существу, формально выполняя свою обязанность. Посылаемые в ЦК Сталину Ежовым списки составлялись на чрезвычайно большое количество лиц. В этих списках лиц, которые представлялись к расстрелу, указывались только фамилия, имя и отчество осужденных и по какой категории их следует судить. Ежов предлагал это заранее. В этих списках даже не указывался год рождения, не указывалась партийная принадлежность, не указывалось, за что надо осудить к расстрелу этого человека.

Санкция на осуждение давалась также на большое количество сразу. Например, Сталин и Молотов в один день, — обратите внимание, — 12 ноября 1938 года санкционировали к расстрелу 3 167 человек.

ЖУКОВ. Я не знаю, прочитали ли ониа список. Ведь на 3 167 человек, знаете сколько листов надо прочитать, не говоря о том, что надо было спросить, за что, кто этот человек? Как скот, по списку отправляли: быков столько-то, коров столько-то, овец столько-то.

21 ноября 1938 года НКВД был представлен список для санкции на осуждение к расстрелу на 292 человека, в том числе бывших членов и кандидатов в члены ЦК 45 человек, бывших членов КПК и КСК, членов Ревизионной комиссии 28 человек, бывших секретарей обкомов и крайкомов 12 человек, бывших наркомов, зам. наркомов, председателей облисполкомов 26 человек, ответственных работников наркоматов 149 человек и т. д. После рассмотрения этого списка Сталиным, Молотовым, Кагановичем были санкционированы к высшей мере наказания 229 человек, в том числе бывших членов и кандидатов ЦК 23, бывших членов КПК и КСК 22, бывших секретарей обкомов 12, бывших наркомов 21, бывших работников наркоматов 136, бывших военных работников 15.

Списки арестованных, которые посылались в ЦК для получения санкции на их осуждение, составлялись НКВД небрежно, с искажениями фамилий, имен и отчеств, а некоторые фамилии повторялись в этих списках дважды и трижды. Препроводительные к этим спискам составлялись Ежовым на клочках грязной бумаги. Так, например, в томе № 9, стр. 210, хранится письмо Ежова к Сталину, написанное на клочке бумаги, такого содержания: «Товарищу Сталину. Посылаю списки арестованных, подлежащих суду Военной коллегии по первой категории. Ежов». Резолюция: «За расстрел всех 138 человек. И. Ст., В. Молотов».

В числе этих людей, обреченных на смерть, с Алкснис, Антонов, Бубнов, Дыбенко, Межлаук, Рудзутак, Чубарь, Уншлихт и др. (Шум в зале).

Следующая записка Ежова. Секретно. «Посылаю на утверждение 4 списка на лиц, подлежащих суду: на 313, на 208, на 5 жен врагов народа, на военных работников — 200 человек. Прошу санкции осудить всех к расстрелу. 20.VIII.38 г. Ежов».

Резолюция Сталина: «За. И. Ст., В. Молотов 20.VIII». В тот же день, 20-го, прибыл список, и 20-го же судьбу решили: «за» — и пуля в лоб.

Вы Якира все или большинство знаете, известный растущий крупнейший работник. Он был ни за что арестован. 29 июня 1937 года накануне своей смерти он написал письмо Сталину, в котором обращается: «Родной, близкий товарищ Сталин! Я смею так к Вам обратиться, ибо все сказал и, мне кажется, что я честный и преданный партии, государству, народу боец, каким я был многие годы. Вся моя сознательная жизнь прошла в самоотверженной, честной работе на виду партии и ее руководителей. Я умираю со словами любви к Вам, партии, стране, с горячей верой в победу коммунизма».

На этом заявлении имеется такая резолюция: «В мой архив. Ст. Подлец и проститутка. Сталин. Совершенно точное определение. Молотов. Мерзавцу, сволочи и б… — одна кара — смертная казнь. Каганович». (Шум в зале). (Возгласы: Палачи! Давайте ответ.)

ЖУКОВ. Это может Каганович выйти и сказать, что обстановка была такая, он не имел в виду выходитье в эту дверь, а оттуда ходил, там кормушка есть. Вот вам дальнейшая деятельность Кагановича. Тут Сталин ни при чем.

1 августа 1937 года нарком путей сообщения Каганович пишет Ежову: «Арестовать Филатова — заместителя начальника Трансторгпита, ранее работавшего нач. подора Юго-Восточной дороги, как троцкиста-вредителя». Каганович сам определил, что он троцкист и вредитель.

В письме далее указывалось, что он работал и был ближайшим человеком у Шеболдаева.

Из материалов дела видно, что Филатов — член партии, состоял в партии с 1917 года по 1937 год. Старейший член партии, работал на партийной работе, характеризовался исключительно с положительной стороны. 14 августа он был арестован и расстрелян, а сейчас посмертно реабилитирован без каких-либо претензий, и никакого состава преступления за ним нет.

У меня есть еще справка. По неполным данным, с санкции и по личным запискам Кагановича в 1937–1938 годах было арестовано свыше 300 человек. Это уже было без влияния Сталина, здесь нельзя сослаться на мертвого, здесь сам лично дай ответ, ни на кого не ссылаясь.

11 мая 1937 года Каганович на имя Ежова представил список на арест сразу 17 руководящих работников железнодорожного транспорта, в том числе по его письму были арестованы: зам. начальника Дальневосточной дороги Бирюков, член партии с 1918 года; начальник Красноярского паровозоремонтного завода Николаев, член партии с 1918 года; военный инженер Каменев, член партии с 1931 года, и другие.

Каганович в письме к Ежову пишет: «Мною были командированы на Пролетарский паровозоремонтный завод в город Ленинград Россов и Курицын. Россов вскрыл, что на заводе орудует шайка врагов и вредителей. Прошу арестовать следующих людей…», и далее следует список на 8 человек, среди которых технический директор, начальник технического отдела и другие руководящие работники завода.

Тут, товарищи, нельзя сослаться на Сталина или на какую-то тройку, которая довлела над волей, тут надо рассказать, почему Каганович представлял к истреблению наших коммунистов, наших людей.

О Маленкове. Я не буду занимать ваше время, у меня есть материал, который я объявлял на Президиуме в эти дни, как по его письмам предлагались люди к аресту. Вина Маленкова больше, чем вина Кагановича и Молотова, потому что он наблюдал и ему было партией поручено наблюдение за НКВД, с одной стороны, а с другой стороны, он был непосредственным организатором и исполнителем этой черной, нечестной, антинародной работы по истреблению наших людей, наших кадров. Маленков не только не раскаялся перед ЦК в своей преступной деятельности, но до последнего времени хранил в своем сейфе документы оперативного наблюдения НКВД. Я как-то зашел по делам к Булганину, и Булганин с возмущением показал мне документы, которые были изъяты из личного сейфа Маленкова. Что это за документы? Это документы с материалами наблюдения за рядом маршалов Советского Союза, за рядом ответственных работников, в том числе за Буденным, за Тимошенко, за Жуковым, за Коневым, за Ворошиловым и другими, и с записью подслушанных разговоров в 58 томах; везде прослушивалось и все фиксировалось. И у него этот материал хранился в личном сейфе и изъят был случайно, когда МВД понадобилось арестовать его личного секретаря.[76]

Голос. Помощника.

ХРУЩЕВ. За то, что тот проворовался.

ЖУКОВ. Не понимаю, почему Маленков хранил эти материалы у себя. В том числе был обнаружен документ, написанный лично рукою тов. Маленкова, а я его руку хорошо знаю, потому что у Сталина много раз составляли документы, я видел руку Маленкова, это об организации специальной тюрьмы для партийных кадров.[77] (Шум, оживление в зале). И была нарисована схема.

БРЕЖНЕВ. Имел специальных инструкторов, они живы.

ЖУКОВ. Вот какие документы хранил у себя Маленков.

Мы, товарищи, и наш народ носим их в своем сердце как знамя, верим им, в их чистоту, объективность, а на самом деле вы видите, насколько это «чистые» люди. Если бы только народ знал, что у них с пальцев капает невинная кровь, то он встречал бы их не аплодисментами, а камнями.

Голоса. Правильно.

ЖУКОВ. Я считаю, что надо обсудить этот вопрос здесь, на Пленуме, и потребовать объяснений от Маленкова, Кагановича, Молотова за их злоупотребление властью, за антипартийные дела. Нужно сказать, что виновны и другие товарищи, бывшие члены Политбюро. Я полагаю, товарищи, что вы знаете, о ком идет речь, но вы знаете, что эти товарищи своей честной работой, прямотой заслужили, чтобы им доверял Центральный Комитет партии, вся наша партия, и я уверен, что мы их будем впредь за их прямоту, чистосердечные признания признавать руководителями. (Бурные аплодисменты).

В интересах нашей партии, в интересах нашего партийного руководства, чтобы не давать врагам пищу, для того, чтобы не компрометировать наши руководящие органы, я не предлагаю сейчас судить эту тройку или исключать из партии. Это должно быть достоянием только партии и не должно пока выйти за пределы партии. Здесь, на Пленуме, не тая, они должны сказать все, а потом мы посмотрим, что с ними делать.

Голоса. Правильно.

ЖУКОВ. В заключение я ставлю так вопрос: могут ли они в дальнейшем быть руководителями нашей партии? Я вношу предложение: вслед за мной дать объяснение по делу этим трем товарищамe и пусть заодно они расскажут о своих раскольнических замыслах.

РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 225. Лл. 29~55. Подлинник. Машинопись; д. 259. Лл. 5–7.

Типографский экземпляр.

Опубликовано: Молотов, Маленков, Каганович. 1957. М., 1998, с. 33–41.

№ 9 РЕЧЬ МАРШАЛА СОВЕТСКОГО СОЮЗА Г.К. ЖУКОВА[78]

15 июля [1957 г.]

ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ (ВСК)

МНЕ КАК БЫВШЕМУ РАБОЧЕМУ ОЧЕНЬ ТРУДНО ОТВЕТИТЬ СЛОВАМИ НА ТАКОЙ ТЕПЛЫЙ РАДУШНЫЙ ПРИЕМ СО СТОРОНЫ РАБОЧИХ, СЛУЖАЩИХ, ИНЖЕНЕРОВ И ТЕХНИКОВ ВАШЕГО ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО ЗАВОДА[79] (БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ, ВОЗГЛАСЫ «УРА (ВСК)»).

ПОЗВОЛЬТЕ, ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ, ПЕРЕДАТЬ ВАМ ОТ ПРЕЗИДИУМА ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА, СОВЕТСКОТО ПРАВИТЕЛЬСТВА И ВООРУЖЕННЫХ СИЛ САМЫЙ СЕРДЕЧНЫЙ ПРИВЕТ И НАИЛУЧШИЕ ПОЖЕЛАНИЯ. (БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ).

К БОЛЬШОМУ СОЖАЛЕНИЮ, ПО НЕЗАВИСЯЩИМ ОТ МЕНЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ МНЕ НЕ ДОВЕЛОСЬ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЯ В ВАШИХ ТОРЖЕСТВАХ, ПОСВЯЩЕННЫХ СЛАВНОМУ ЮБИЛЕЮ ГОРОДА И ВРУЧЕНИЮ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ НАГРАД.

ПОЭТОМУ, ХОТЯ И С НЕКОТОРЫМ ОПОЗДАНИЕМ, РАЗРЕШИТЕ МНЕ, ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ, ОТ ВСЕГО СЕРДЦА ПОЗДРАВИТЬ ВАС И В ВАШЕМ ЛИЦЕ ВСЕХ ЛЕНИНГРАДЦЕВ С 250-ЛЕТИЕМ И НАГРАЖДЕНИЕМ ЛЮБИМОГО ВСЕМ СОВЕТСКИМ НАРОДОМ ГОРОДА ЛЕНИНГРАДА ВТОРЫМ ОРДЕНОМ ЛЕНИНА. (БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ, ВОЗГЛАСЫ «УРА (ВСК)»).

Я ТАКЖЕ СЕРДЕЧНО ПОЗДРАВЛЯЮ ВСЕХ ВАС И ТОВАРИЩЕЙ, НАГРАЖДЕННЫХ ВЫСОКИМИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМИ НАГРАДАМИ. ЭТО — ВЫСОКАЯ ЧЕСТЬ, КОТОРАЯ ОКАЗАНА ВСЕМУ ВАШЕМУ КОЛЛЕКТИВУ, ВСЕМ ЛЕНИНГРАДЦАМ. ЭТО — ВЫСОКАЯ ОЦЕНКА ВАШИХ ОБЩИХ ТРУДОВ, ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ ЛЕНИНГРАДЦЫ (ВСК) (БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ).

ЗДЕСЬ, В ЛЕНИНГРАДЕ, ВОССТАВШИЙ ПРОЛЕТАРИАТ, РЕВОЛЮЦИОННЫЕ СОЛДАТЫ И МАТРОСЫ ПЕТРОГРАДА, РУКОВОДИМЫЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИЕЙ ВЕЛИКИМ ЛЕНИНЫМ, СВЕРГНУВ ВЛАСТЬ КАПИТАЛИСТОВ И ПОМЕЩИКОВ, ВОДРУЗИЛИ КРАСНОЕ ЗНАМЯ ПОБЕДОНОСНОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ЛЕНИНГРАДЦЫ МНОГО ПРИЛОЖИЛИ СИЛ И МУЖЕСТВА В БОРЬБЕ ЗА УКРЕПЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В НАШЕЙ СТРАНЕ, НА ВСЕХ ФРОНТАХ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ, НА САМЫХ ОТВЕТСТВЕННЫХ УЧАСТКАХ. ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА ВЛАСТЬ СОВЕТОВ. ИХ ГЕРОИЧЕСКИЕ ПОДВИГИ НИКОГДА НЕ ЗАБУДЕТ СОВЕТСКИЙ НАРОД.

И В МИРНОМ ТРУДЕ ВАШ ГОРОД, А В ТОМ ЧИСЛЕ И ВАШ ЗАВОД ВСЕГДА ШЛИ В ПЕРВЫХ РЯДАХ. ГОРОД СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ИНДУСТРИИ, ЦЕНТР НАУКИ, ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА И ПЕРЕДОВОЙ КУЛЬТУРЫ

ТАКИМ СТАЛ ЛЕНИНГРАД В ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ.

БЕССМЕРТНОЙ СЛАВОЙ ПОКРЫЛ СЕБЯ ГОРОД ЛЕНИНА В СУРОВЫЕ ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ВРАГ НАДЕЯЛСЯ ВЗЯТЬ ВАШ ГОРОД ШТУРМОМ, НО ЭТОТ ЗАМЫСЕЛ БЫЛ СОРВАН. ПО ПЕРВОМУ ЗОВУ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ЛЕНИНГРАДЦЫ ВСЕ КАК ОДИН ПОДНЯЛИСЬ НА ЗАЩИТУ СВОЕГО РОДНОГО ГОРОДА.

ФАШИСТЫ ХОТЕЛИ СЛОМИТЬ ВОЛЮ ЛЕНИНГРАДЦЕВ КОСТЛЯВОЙ РУКОЙ ГОЛОДА, ВАРВАРСКИМИ БОМБЕЖКАМИ И АРТИЛЛЕРИЙСКИМИ ОБСТРЕЛАМИ МИРНОГО НАСЕЛЕНИЯ, НО И ЭТО ИМ НЕ УДАЛОСЬ. ЛЕНИНГРАДЦЫ, СРАЖАЯСЬ С ВРАГОМ НА ФРОНТЕ, РАБОТАЯ НЕ ПОКЛАДАЯ РУК НА ТРУДОВОМ ПОСТУ, СТОЙКО И МУЖЕСТВЕННО ПЕРЕНОСИЛИ ВСЕ ЛИШЕНИЯ И ТРУДНОСТИ БЛОКАДЫ.

КОМАНДУЯ ВОЙСКАМИ ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА ОСЕНЬЮ 1941 ГОДА, В САМЫЙ ТЯЖЕЛЫЙ, КРИТИЧЕСКИЙ МОМЕНТ, КОГДА НЕМЦЫ ПРОРВАЛИСЬ К ПУЛКОВСКИМ ВЫСОТАМ, А ОТДЕЛЬНЫЕ ТАНКИ НЕМЦЕВ ВЫШЛИ К МЯСОКОМБИНАТУ, Я ВИДЕЛ, КАК ЛЕНИНГРАДЦЫ, НЕ ЩАДЯ СВОЕЙ ЖИЗНИ, ЗАЩИЩАЛИ СВОЙ РОДНОЙ ГОРОД.

ОНИ БЫЛИ ГОТОВЫ УМЕРЕТЬ, НО НЕ СДАТЬ ЛЕНИНГРАД- ВПОСЛЕДСТВИИ, КООРДИНИРУЯ ДЕЙСТВИЯ ЛЕНИНГРАДСКОГО И ВОЛХОВСКОГО ФРОНТОВ ПО ПРОРЫВУ БЛОКАДЫ, Я СНОВА ВОСХИЩАЛСЯ ГЕРОИЗМОМ ЛЕНИНГРАДЦЕВ, ИХ САМООТВЕРЖЕННОЙ БОРЬБОЙ ЗА СВОЙ РОДНОЙ ГОРОД ВО ИМЯ ОБЩЕЙ ПОБЕДЫ НАД ВРАГОМ.

ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ (ВСК) МЫ С ВАМИ ПРИБЛИЖАЕМСЯ К 40-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. ВЕСЬ СОВЕТСКИЙ НАРОД ВСТРЕЧАЕТ СВОЙ ВЕЛИКИЙ ПРАЗДНИК НОВЫМИ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМИ ТРУДОВЫМИ УСПЕХАМИ ВО ВСЕХ ОБЛАСТЯХ ПОЛИТИЧЕСКОГО, ХОЗЯЙСТВЕННОГО И КУЛЬТУРНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА. СОВЕТСКИЙ НАРОД ПОД РУКОВОДСТВОМ СВОЕЙ РОДНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ УСПЕШНО ВЫПОЛНЯЕТ ГРАНДИОЗНЫЕ ЗАДАЧИ, ВЫДВИНУТЫЕ XX СЪЕЗДОМ НАШЕЙ ПАРТИИ. ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ТРУДОВЫЕ УСПЕХИ НАШЕЙ РОДИНЫ НЕОПРОВЕРЖИМО ДОКАЗЫВАЮТ ПРАВИЛЬНОСТЬ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ЛИНИИ ПАРТИИ ВО ВСЕХ ОБЛАСТЯХ СТРОИТЕЛЬСТВА КОММУНИЗМА.

СОВЕТСКИЙ НАРОД ЕДИНОДУШНО ОДОБРЯЕТ И ГОРЯЧО ПОДДЕРЖИВАЕТ ЛЕНИНСКУЮ ПОЛИТИКУ НАШЕЙ ПАРТИИ.

КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК НАШЕЙ РОДИНЫ БЕЗЗАВЕТНО ТРУДИТСЯ НА СВОЕМ БОЛЬШОМ ИЛИ МАЛОМ ПОСТУ, КАЖДЫЙ ВНОСИТ СВОЙ ПОСИЛЬНЫЙ ВКЛАД В ОБЩЕЕ ДЕЛО ДАЛЬНЕЙШЕГО РАСЦВЕТА НАШЕГО ГОСУДАРСТВА. НО, КАК ГОВОРИТСЯ, «В СЕМЬЕ НЕ БЕЗ УРОДА». КАК ВАМ УЖЕ ИЗВЕСТНО, НАШЛИСЬ ТАКИЕ УРОДЫ И В ПРЕЗИДИУМЕ ЦК НАШЕЙ ПАРТИИ. ВЫ УЖЕ ЗНАЕТЕ, О КОМ ИДЕТ РЕЧЬ. РЕЧЬ ИДЕТ ОБ АНТИПАРТИЙНОЙ ГРУППЕ МАЛЕНКОВА, КАГАНОВИЧА, МОЛОТОВА И ШЕПИЛОВА.

КАК ИЗВЕСТНО, ОНИ СОПРОТИВЛЯЛИСЬ МЕРОПРИЯТИЯМ ПО РЕШИТЕЛЬНОМУ ПОДЪЕМУ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА. ОСОБЕННО ОНИ БЫЛИ ОЗЛОБЛЕНЫ ПРОТИВ ВЫДВИНУТОГО ЦЕНТРАЛЬНЫМ КОМИТЕТОМ ПО ИНИЦИАТИВЕ НИКИТЫ СЕРГЕЕВИЧА ХРУЩЕВА ЛОЗУНГА — ДОГНАТЬ В БЛИЖАЙШИЕ ГОДЫ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ ПО ПРОИЗВОДСТВУ НА ДУШУ НАСЕЛЕНИЯ МЯСА, МОЛОКА И МАСЛА, ЛОЗУНГА, КОТОРЫЙ БЫЛ ЕДИНОДУШНО ОДОБРЕН ВСЕМ СОВЕТСКИМ НАРОДОМ. (БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ).

АНТИПАРТИЙНАЯ ГРУППА ВЫСТУПАЛА ПРОТИВ РАСШИРЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ, ХОЗЯЙСТВЕННЫХ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ПРАВ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК, ВИДИМО НЕ ЖЕЛАЯ РАССТАТЬСЯ С ПРАВАМИ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕРЖАЛА В СВОИХ РУКАХ ОКОЛО ТРИДЦАТИ ЛЕТ. НЕ ЗНАЯ ПОЛОЖЕНИЯ НА МЕСТАХ, ОНИ НЕ ВЕРИЛИ, ЧТО НАШИ БРАТСКИЕ РЕСПУБЛИКИ СМОГУТ БЕЗ ИХ «МУДРОГО» РУКОВОДСТВА ПРАВИЛЬНО РЕШАТЬ СВОИ ВНУТРЕННИЕ ДЕЛА. ЭТО ЯВИЛОСЬ СЛЕДСТВИЕМ ИХ ОТОРВАННОСТИ ОТ ЖИЗНИ.

ОНИ ПРОГЛЯДЕЛИ, КАК ВЫРОСЛИ ПОЛИТИЧЕСКИ И КУЛЬТУРНО РУКОВОДИТЕЛИ ПАРТИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВ В НАШИХ РЕСПУБЛИКАХ, А ПРОГЛЯДЕВ ИХ РОСТ, НЕ ВЕРИЛИ В ИХ СИЛЫ. ЖИЗНЬ МЕЖДУ ТЕМ ПОКАЗАЛА, ЧТО УЧАСТНИКИ АНТИПАРТИЙНОЙ ГРУППЫ САМИ ОТСТАЛИ ОТ ДЕЛА, ОТОРВАЛИСЬ ОТ НАРОДА, СЕРЬЕЗНО ОТСТАЛИ ПОЛИТИ

ЧЕСКИ И УТРАТИЛИ ПРАВО ПРЕТЕНДОВАТЬ НЕ ТОЛЬКО НА РОЛЬ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ПАРТИИ И ГОСУДАРСТВА, НО И НА ЗВАНИЕ ПОЛНОЦЕННЫХ ЧЛЕНОВ НАШЕЙ ВЕЛИКОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ. АНТИПАРТИЙНАЯ ГРУППА МАЛЕНКОВА, КАГАНОВИЧА, МОЛОТОВА УПОРНО СОПРОТИВЛЯЛАСЬ МЕРОПРИЯТИЯМ, ПРОВОДИМЫМ ПАРТИЕЙ ПО ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ КУЛЬТА ЛИЧНОСТИ, ОСОБЕННО В ЧАСТИ РАЗОБЛАЧЕНИЯ И ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГЛАВНЫХ ВИНОВНИКОВ, ДОПУСТИВШИХ В СВОЕ ВРЕМЯ НАРУШЕНИЯ ЗАКОННОСТИ. ТЕПЕРЬ, КОГДА ВСКРЫЛИСЬ ИХ ДАЛЕКО НЕ ПАРТИЙНЫЕ ДЕЛА, СТАЛО ЯСНО, ПОЧЕМУ ОНИ БЫЛИ ПРОТИВ РАЗОБЛАЧЕНИЯ СОВЕРШЕННЫХ БЕЗЗАКОНИЙ. ОНИ БОЯЛИСЬ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПЕРЕД ПАРТИЕЙ, ПЕРЕД НАРОДОМ ЗА ПРЕВЫШЕНИЕ СВОИХ ПРАВ И НЕЗАКОННЫЕ ДЕЙСТВИЯ.

ЗАТЕМ Г.К. ЖУКОВ ПРИВЕЛ ФАКТЫ НАРУШЕНИЯ ЗАКОННОСТИ УЧАСТНИКАМИ АНТИПАРТИЙНОЙ ГРУППЫ — МАЛЕНКОВЫМ, КАГАНОВИЧЕМ И МОЛОТОВЫМ.

ЗАКАНЧИВАЯ РЕЧЬ, Г.К. ЖУКОВ ГОВОРИТ: ПОЗВОЛЬТЕ МНЕ ОТ ИМЕНИ НАШИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ЗАВЕРИТЬ ВАС, ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ, И В ВАШЕМ ЛИЦЕ ВСЕХ ЛЕНИНГРАДЦЕВ В ТОМ, ЧТО СОВЕТСКАЯ АРМИЯ И ВОЕННО-МОРСКОЙ ФЛОТ УВЕРЕННО И КРЕПКО СТОЯТ НА СТРАЖЕ ИНТЕРЕСОВ НАШЕЙ ВЕЛИКОЙ РОДИНЫ И ВСЕГДА ГОТОВЫ ВЬПОЛНИТЬ ВОЛЮ СВОЕГО НАРОДА, КОТОРОМУ ОНИ ВЕРНО СЛУЖАТ ПОЧТИ СОРОК ЛЕТ. (БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ).

ОТ ВСЕЙ ДУШИ ЖЕЛАЮ ВСЕМ ВАМ — РАБОЧИМ И ИНЖЕНЕРАМ, ТЕХНИКАМ И СЛУЖАЩИМ, РУКОВОДИТЕЛЯМ И ВЕТЕРАНАМ ЗАВОДА, ВАШИМ СЕМЬЯМ ХОРОШИХ УСПЕХОВ В ТРУДЕ И СЧАСТЛИВОЙ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ. (БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ).

ДА ЗДРАВСТВУЮТ ЛЕНИНГРАДЦЫ, ДОСТОЙНЫЕ СЫНЫ ГЕРОИЧЕСКОГО СОВЕТСКОГО НАРОДА (ВСК) (БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ, ВОЗГЛАСЫ «УРА» (ВСК).

ДА ЗДРАВСТВУЕТ НАША РОДНАЯ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ (ВСК) (БУРНЫЕ, ДОЛГО НЕ СМОЛКАЮЩИЕ АПЛОДИСМЕНТЫ, ВОЗГЛАСЫ «УРА» (ВСК).

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 238. Лл. 52–56. Телетайпная лента.

Опубликовано: «Правда», 1957, 16 июля.

РАЗДЕЛ IV. ПОЕЗДКА В ЮГОСЛАВИЮ И АЛБАНИЮ

№ 1 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ПРИГЛАШЕНИИ ПОСЕТИТЬ АЛБАНИЮ

22 апреля 1957 г. Секретно

Министр Народной Обороны Народной Республики Албании генерал-лейтенант Бекир Балуку прислал на мое имя письмо, в котором он по поручению Правительства Народной Республики Албании приглашает меня посетить Албанию в подходящее для меня время.

В личной беседе с советником посольства СССР в Албании т. Хошевым (телеграмма спец. № 154) т. Бекир Балуку подчеркнул, что они ожидают мое прибытие вместе с военной эскадрой в весенне-летний период текущего года.

С своей стороны считаю, что посещение Албании будет очень полезным, особенно в связи с тем, что во время плавания предоставится возможность ознакомиться с наиболее важной для нас частью Юго-Западного театра военных действий: болгаро-турецким направлением, что явится дополнением к проведенной мною рекогносцировке этого направления в сентябре 1956 года, Черноморской проливной зоной и территорией, прилегающей к Эгейскому, Средиземному, Ионическому и Адриатическому морям.

Если ЦК КПСС считает необходимым провести это мероприятие, прошу дать согласие и определить время посещения, после чего мною будет дан ответ т. Бекир Балуку.[80]

Г. ЖУКОВ АП РФ Ф 3 Оп. 50 Д. 238. Л. 91 Подлинник. Машинопись.

№ 2 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ПЛАНИРУЕМОЙ ПОЕЗДКЕ В АЛБАНИЮ

27 апреля 1957 г. Секретно В соответствии с поручением Президиума ЦК КПСС от 25 апреля с.г. докладываю предложения, связанные с моим посещением Албании:

1. Поездку осуществить в период сентябрь-октябрь месяцы с.г.

2. Желательно было бы эту поездку совместить с поездкой в Албанию товарища Хрущева Н.С. В этом случае мое посещение Албании с военной точки зрения будет менее значимо и пройдет менее заметно.

3. Представляю проект Постановления ЦК КПСС, прошу его утвердить.[81]

Г. ЖУКОВ АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 238. Л. 139. Подлинник. Машинопись.

№ 3 ЗАПИСКА Н.С. ПАТОЛИЧЕВА В ЦК КПСС О ПРИГЛАШЕНИИ Г.К. ЖУКОВУ ПОСЕТИТЬ ЮГОСЛАВИЮ

22 июля 1957 г.

Секретно

Государственный секретарь по делам народной обороны ФНР Югославии генерал армии И. Гошняк 12 июля с.г. передал устно через заместителя Государственного секретаря по иностранным делам ФНР Югославии Д. Видича послу СССР в Белграде т. Фирюбину (телеграмма № 573) официальное приглашениеМинистру обороны СССР Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову посетить ФНР Югославию в удобное для него время.

МИД СССР полагает целесообразным сообщить Государственному секретарю по делам народной обороны ФНР Югославии генералу армии И. Гошняку через посла СССР в Белграде т. Фирюбина, что Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г.К. Жуков принимает его приглашение. О времени посещения тов. Г.К. Жуковым ФНР Югославии можно было бы договориться с югославами позднее.

Проект постановления прилагается.[82] Прошу рассмотреть.

Н. ПАТОЛИЧЕВ

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д. 247. Л. 34. Копия. Машинопись.

№ 4 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС «О ПРИГЛАШЕНИИ МИНИСТРА ОБОРОНЫ СССР т. ЖУКОВА ПОСЕТИТЬ ЮГОСЛАВИЮ»

П103/ХII 26 июля 1957 г. Строго секретно

1. Считать целесообразным посещение Министром обороны СССР т. Жуковым ФНР Югославии.

2. О времени посещения т. Жуковым Югославии договориться с югославами позднее. Утвердить прилагаемый проект указаний Послу СССР в Белграде.

Секретарь ЦК КПСС Н. ХРУЩЕВ

Приложение

К пункту XII прот. № 103

БЕЛГРАД

совпосол

Посетите заместителя Государственного секретаря по иностранным делам ФНР Югославии Д. Видича и сообщите ему, что министр обороны СССР Маршал Советского Союза Жуков Г.К. с благодарностью принимает приглашение Государственного секретаря по делам народной обороны ФНР Югославии генерала армии И. Гошняка посетить ФНР Югославию.

О времени посещения т. Жуковым Югославии будет сообщено дополнительно.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 137. Лл. 5, 46. Подлинник. Машинопись.

№ 5 ЗАПИСКА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О МЕРОПРИЯТИЯХ, СВЯЗАННЫХ С ПОЕЗДКОЙ В ЮГОСЛАВИЮ И АЛБАНИЮ

7 августа 1957 г.

В соответствии с поручением Президиума ЦК КПСС от 3 августа с.г.4 представляю проект постановления ЦК КПСС о мероприятиях в связи с моей поездкой в Югославию и Албанию.[83]

Прошу утвердить.

Г. ЖУКОВ

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д. 253. Л. 62. Копия. Машинопись.

№ 6 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС О ПОЕЗДКЕ Г.К. ЖУКОВА В ЮГОСЛАВИЮ И АЛБАНИЮ

15 августа 1957 г. Строго секретно

П107/XI. О мероприятиях в связи с поездкой т. Жукова в Югославию и Албанию (тт. Хрущев, Микоян, Жуков)

1. Утвердить сроки поездки Маршала Советского Союза Г.К. Жукова в Югославию с 8 по 16 октября и Албанию с 17 по 25 октября 1957 года. Обязать МИД СССР (т. Громыко) согласовать с Правительствами ФНРЮ иНРА сроки поездки Маршала Советского Союза Г.К. Жукова в соответствии с настоящим решением.

2. Поручить МИД СССР (т. Громыко) совместно с Министерством обороны(т. Жуковым) согласовать с Правительствами Югославии и Албании программупребывания т. Жукова в этих странах.

3. Включить в число сопровождающих Маршала Советского Союза Г.К. Жукова следующих лиц: 1) Командующего войсками Одесского военного округа генерал-полковникаРадзиевского А.И.;

2) Заместителя Командующего Черноморским флотом вице-адмирала Чурсина С.Е.;

3) Заместителя Начальника Главного Политического Управления генераллейтенанта Степченко Ф.П.;

4) Генерала для поручений при Министре Обороны СССР.

4. Обязать ТАСС (т. Пальгунова) совместно с отделом печати МИД СССР обеспечить освещение в советской печати поездки Маршала Советского Союза Г.К. Жукова в Югославию и Албанию.

5. Все расходы, связанные с поездкой Маршала Советского Союза Г.К. Жукова и сопровождающих его лиц, произвести за счет резервного фонда Совета Министров СССР. 6. Обязать Министерство финансов СССР (т. Зверева) выделить необходимый валютный фонд для покрытия расходов, связанных с поездкой Маршала Советского Союза Г.К. Жукова и сопровождающих его лиц в Югославию и Албанию. Секретарь ЦК КПСС

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 141. Лл. 4–5. Подлинник. Машинопись.

№ 7 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС «ПРОЕКТ УКАЗАНИЙ ПОСЛУ СССР В ЮГОСЛАВИИ ОТНОСИТЕЛЬНО ПУБЛИКАЦИИ СООБЩЕНИЯ О ПРЕДСТОЯЩЕМ ВИЗИТЕ т. ЖУКОВА Г.К. В ЮГОСЛАВИЮ»

П110/27 3 сентября 1957 г. Строго секретно

Утвердить проект указаний послу СССР в Югославии6 (прилагается).

Секретарь ЦК

Приложение

К пункту 27 прот. № 110

Секретно

БЕЛГРАД СОВПОСОЛ

Посетите Кочу Поповича и скажите ему, что в связи с предстоящим визитом Министра обороны СССР Г.К. Жукова в Югославию мы считали бы целесообразным уже теперь опубликовать одновременно в Белграде и Москве сообщение следующего содержания:

«К предстоящему приезду в ФНРЮ Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

По приглашению Правительства Федеративной Народной Республики Югославии 8 октября этого года ожидается прибытие в Югославию Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

Министра обороны СССР Г.К. Жукова во время его визита будут сопровождать несколько генералов, адмиралов и высших офицеров Советской Армии и Военно-Морского Флота».

О согласии югославской стороны и приемлемой для них конкретной дате публикации телеграфьте.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 145. Лл. 61, 87. Подлинник. Машинопись.

№ 8 СООБЩЕНИЕ ГАЗЕТЫ «ПРАВДА» ОБ ОТЪЕЗДЕ Г.К. ЖУКОВА В ЮГОСЛАВИЮ

5 октября 1957 г.

Отъезд в Югославию Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г.К. Жукова

4 октября из Москвы в Крым отбыл на самолете Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Он направляется с визитом в Федеративную Народную Республику Югославию в ответ на приглашение, которое от имени югославского правительства сделал ему генерал армии И. Гошняк во время посещения Советского Союза летом нынешнего года.

На Центральном аэродроме Маршала Г.К. Жукова провожали Маршал Советского Союза И.С. Конев, заместители Министра иностранных дел СССР Н.С. Патоличев и Н.П. Фирюбин, адмирал С.Г. Горшков, маршал авиации С.И. Руденко, генералы армии М.С. Малинин и Г.К. Маландин, генерал-полковники А.В. Герасимов, А.А. Грызлов, Н.И. Гусев, А.С. Желтов, С.У. Рубанов, Е,Г. Троценко, М.А. Шалин, комендант города Москвы генерал-майор И.С. Колесников, другие генералы и офицеры Советской Армии, исполняющий обязанности начальника отдела внешних сношений Министерства обороны СССР полковник Д.Ф. Чикин, заместители заведующих отделами МИД СССР П.С. Дедушкин и К.А. Кочетков, представители печати.

Среди провожавших были дипломатический состав посольства Югославии в СССР, посол Народной Республики Албании в СССР Михаль Прифти, военный атташе Албании полковник X. Аранитаси.

Собравшиеся на аэродроме сердечно попрощались с Маршалом Г.К. Жуковым, самолет которого в восемь часов утра поднялся в воздух. На борту самолета по приглашению Маршала Г.К. Жукова находится военный атташе Югославии в СССР полковник Сава Попович.

СЕВАСТОПОЛЬ. 4 октября. (ТАСС). Сегодня в полдень на самолете из Москвы в Севастополь прибыл Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, направляющийся с визитом в ФНРЮ. В 15 часов 25 минут Маршал Г.К. Жуков поднимается на катер у Графской пристани и обходит миноносцы, стоящие в Южной бухте. Министр обороны СССР здоровается с личным составом миноносцев и поздравляет моряков с походом в дружественную Югославию. Над бухтой разносится многоголосое матросское «ура!». Катер направляется к борту крейсера «Куйбышев», на палубе которого выстроился экипаж корабля.

По парадному трапу Маршал Г.К. Жуков поднимается на корабль. Раздается команда вахтенного офицера «Смирно!». На грот-стеньге взвивается флаг Министра обороны СССР. Командир отряда кораблей контр-адмирал А.Н. Тюняев докладывает о готовности кораблей к походу.

Командир корабля капитан первого ранга В.В. Михайлин отдает рапорт.

Тов. Г.К. Жуков обходит строй почетного караула. Корабельный оркестр исполняет Гимн Советского Союза. Затем Министр обороны СССР направляется к личному составу. В ответ на приветствие раздается громкое: «Здравия желаем, товарищ Маршал Советского Союза».

Министра обороны СССР Маршала Г.К. Жукова и сопровождающих его лиц провожали: заместитель главнокомандующего Военно-Морским Флотом адмирал А.Г. Головко, командующий Черноморским флотом адмирал В.А. Касатонов, первый секретарь Крымского обкома КП Украины В. Г. Комяхов, председатель исполкома Крымского областного Совета депутатов трудящихся И.М. Филиппов и другие.

Корабли снимаются с якоря и выходят из Севастопольской бухты. На кораблях, стоящих в бухте, и на береговых постах поднимаются сигналы: «Желаем

счастливого плавания». Сигнальщики крейсера «Куйбышев» поднимают в ответ сигнал: «Благодарим за доброе пожелание». Многие жители города-героя пришли на Приморский бульвар, чтобы проводить товарища Г.К. Жукова в Федеративную Народную Республику Югославию.

(ТАСС). «Правда», 1957, 5 октября.

№ 9 ЗАПИСКА Н.С. ПАТОЛИЧЕВА В ЦК КПСС ОБ УКАЗАНИЯХ ПОСЛУ СССР В АЛБАНИИ В СВЯЗИ С ВИЗИТОМ Г.К. ЖУКОВА

9 октября 1957 г. Секретно

Совпосол в Албании сообщил, что в связи с предстоящим визитом в Албанию Маршала Г.К. Жукова албанские друзья интересуются, когда целесообразно опубликовать одновременно в албанской и советской печати сообщение об этом визите (телеграмма из Тираны № 493 от 7 октября с.г.[84]).

В этой связи МИД СССР представляет проект текста соответствующих указаний Посольству СССР в Тиране. Проект постановления прилагается.[85]

Н. ПАТОЛИЧЕВ

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д. 283. Л. 45. Копия. Машинопись.

№ 10 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС О НЕЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ НАГРАЖДЕНИЯ ЧЛЕНОВ СОВЕТСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ АЛБАНСКИМИ ОРДЕНАМИ

11 октября 1957 г.

П 116/LXVII. О награждении албанскими орденами группы советских военных работников (тт. Микоян, Хрущев, Булганин)[86]

Считать нецелесообразным награждение албанскими орденами группы советских военных работников. Поручить МИД СССР направить послу СССР в Албании ответ в духе состоявшегося обмена мнениями на заседании Президиума ЦК.[87]

Секретарь ЦК КПСС Н. ХРУЩЕВ

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 154. Л. 23. Подлинник. Машинопись.

№ 11 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС «ПРОЕКТ УКАЗАНИЙ ПОСЛУ СССР В АЛБАНИИ В СВЯЗИ С ПРЕДСТОЯЩИМ ВИЗИТОМ т. ЖУКОВА В АЛБАНИЮ»

П117/3 12 октября 1957 г. Строго секретно

Утвердить проект указаний послу СССР в Албании (прилагается).

Секретарь ЦК

Приложение

К пункту 3 прот. № 117 Секретно

ТИРАНА СОВПОСОЛ

Посетите албанских друзей и скажите, что в связи с предстоящим визитом Министра обороны СССР Г.К. Жукова в Албанию мы считали бы целесообразным опубликовать одновременно в Тиране и Москве 13 октября сего года сообщение следующего содержания:

«К предстоящему визиту в HP Албанию Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

По приглашению Правительства Народной Республики Албании 17 октября 1957 года в Албанию прибудет Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г.К. Жуков.

Маршала Г.К. Жукова во время его визита будут сопровождать несколько генералов, адмиралов и высших офицеров Советской Армии и Военно-Морского Флота».

О согласии албанской стороны телеграфьте.


РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 156. Л. 9, 29. Подлинник. Машинопись.

№ 12 ТЕЛЕГРАММА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС ОБ ОСВЕЩЕНИИ ЕГО ВИЗИТА В ЮГОСЛАВИЮ СОВЕТСКОЙ ПЕЧАТЬЮ

12 октября 1957 г.

Вне очереди Строго секретно

Товарищу ХРУЩЕВУ Н.С.

На обеде 8 октября у государственного секретаря по делам народной обороны Югославии Гошняка были произнесены речи Гошняком и мною.

Все югославские газеты полностью опубликовали тексты этих речей. Наша же «Правда», ограничилась лишь оговоркой, что министр обороны СССР Г.К. Жуков и государственный секретарь по делам народной обороны Югославии Гошняк обменялись речами.[88]

Я считаю, что такое отношение советской печати к моему пребыванию в Югославии может быть неблагоприятно расценено югославскими руководящими товарищами и общественностью.

Если ЦК КПСС считает нецелесообразным опубликовывать речи полностью, то я считаю их следовало бы объявить хотя бы в изложении до моего отъезда из Югославии.

Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 239. Лл. 37–38. Подлинник. Машинопись.

№ 13 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС «ТЕЛЕГРАММА Т. ЖУКОВА ИЗ БЕЛГРАДА ОТ 12 ОКТЯБРЯ 1957 г. № 857»

П117/15 14 октября 1957 г. Строго секретно

Утвердить прилагаемый текст ответа т. Жукову на его телеграмму от 12 октября 1957 г. № 85712.

Секретарь ЦК

Приложение

К пункту 15 прот. № 117

БЕЛГРАД

Тов. ЖУКОВУ.

857. Мы учитывали, что в настоящее время за границей находятся две советских делегации: делегация Верховного Совета СССР в Китайской Народной Республике[89] и военная делегация — в Югославии. При решении вопросов, связанных с порядком опубликования в советской печати материалов об этих двух делегациях, мы исходили из того, что нецелесообразно выдвигать на первый план материалы, связанные с пребыванием советской военной делегациив Югославии. Это могло бы быть превратно истолковано мировой общественностью, а с другой стороны, может быть неправильно воспринято в Китайской Народной Республике. Мы хотели бы, чтобы вы правильно поняли эти наши соображения. Что касается вашего предложения о том, чтобы до отъезда вашей делегации из Белграда осветить итоги ее пребывания в Югославии, то мы с этим согласны и об этом уже даны соответствующие указания советской печати.

Инстанция.[90]


РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 156. Лл. 12, 40. Подлинник. Машинопись.

№ 14 ТЕЛЕГРАММА Г. К. ЖУКОВА В ЦК КПСС ОБ ОТНОШЕНИИ К ЮГОСЛАВИИ

16 октября 1957 г.[91]

Строго секретно Товарищу Хрущеву Н.С.

На № 623.

Я отлично понимаю значение Китая и не думаю его теперешнюю роль сравнивать с Югославией. Но если мы хотим полностью привлечь на свою сторону югославский народ, Союз коммунистов, которые искренне стремятся к настоящей дружбе с нами, нам надо уделять больше внимания и уважения югославам, без ущерба для их самолюбия.

Дело, ведь, не в отдельных руководителях, которые одни по политической незрелости, другие по своему нутру не являются полноценными коммунистами- интернационалистами, дело в народе, в Союзе коммунистов Югославии, которых в интересах боеспособности социализма и борьбы с империализмом надо полностью привлечь на свою сторону.

Если мы будем постоянным своим подчеркиванием напоминать югославам об их неполноценной роли, то из этого ничего хорошего не получится.

Я прошу и Вас также правильно понять мою заботу и тревогу. Мы великая страна, материальная и духовная база мирового коммунистического и рабочего движения, мы не должны в интересах Китая давать повод малым странам к тому, чтобы они обижались. Я думаю, что не случайно югославы сократили сейчас в печати опубликование материалов о нашем пребывании в Югославии.

15/Х-57 г. Г. ЖУКОВ

СПРАВКА: № 623 (исх. № 27130) от 14/Х-57 г.

т. Патоличев передал телеграмму Инстанции для т. Жукова, в которой сообщалось из чего исходила Инстанция при решении вопросов, связанных с порядком опубликования в советской печати материалов о делегации Верховного Совета СССР в КНР и военной делегации в Югославии.

АПРФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 239. Лл. 41–42. Подлинник. Машинопись.

№ 15 ТЕЛЕГРАММА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ХОДЕ ВИЗИТА И ПЕРЕГОВОРАХ С РУКОВОДИТЕЛЯМИ ЮГОСЛАВИИ

16 октября 1957 г.[92]

Строго секретно

1. С 8 по 14 октября я с группой генералов, находясь в Югославии, посетил Задар (порт нашего прибытия в Адриатическом море), Белград, Загреб (центрреспублики Хорватия), Риску, Опатию, Любляну (центр республики Словения).

Из военных объектов югославские товарищи показали нам Высшую военную академию в Белграде, учебный технический центр югославской армии в Загребе, танковую бригаду в Ястребарско, тактическое учение усиленного батальонагорно-пехотной бригады в районе Загреба, боевую артиллерийскую стрельбу артиллерийского дивизиона в районе Любляны, учебный центр связи югославской армии в Любляне.

Посетил объекты народного хозяйства: судостроительный институт в Загребе, судостроительную верфь в Риске, завод «Литострой» в Любляне.

По Югославии мы совершили путь в 1425 километров, из них по воздуху 475 километров, железнодорожным транспортом — 550 километров и на автомашинах 400 километров, что дало возможность хорошо ознакомиться с путями сообщения и характером местности.

Морем мы проплыли 2400 километров. Особенно полезным для нас было личное ознакомление с проливной зоной Босфора и Дарданелл, а также многочисленными греческими островами, имеющими особо важное значение в Эгейском море, где они преграждают путь подводным и надводным силам при выходе в Средиземное море и обратно в Черное море.

2. Югославские руководящие товарищи в центре, в республиках и на местах встретили нас исключительно организованно, торжественно и тепло. Особенно по-дружески и тепло везде и всюду встречали нас рабочие, военные и население, с которыми мы провели многочисленные беседы. Хорошо, я бы сказал, просто, по-душевному нас встретили тт. Тито, Ранкович, Гошняк, Веселинов, Симич, Блажевич в Хорватии, Маринко и Крайгер в Словении и другие, особенно те, кто побывал у нас в Советском Союзе.

Т. Гошняк организовал показ югославских вооруженных сил так, что мы смогли увидеть военную организацию, многочисленное вооружение и боевую технику, в том числе и американскую.

3. Из личных разговоров, наблюдений и обобщений я прихожу к выводу, что не только наш советский народ, наша партия и ЦК КПСС хорошо не знают истинного положения в Югославии, но и видимо, нас, в свое время, информировали далеко неправильно, что и создало не совсем объективное понимание положения дел в стране, в Союзе коммунистов, в обороноспособности югославских вооруженных сил.

О вооруженных силах Югославии

Югославская армия является лучшей армией из всех социалистических стран Восточной Европы и только уступает в моторизации и механизации Чехословацкой армии. Очень хорошее впечатление производит личный состав вооруженных сил, боевая подготовка которого стоит высоко, особенно хорошее впечатление производят генералы, офицеры и сержантский состав. Весьма хорошо продумана организация обучения молодых солдат, различных специалистов и офицеров через учебные центрыa армии, а также система допризывной подготовки и подготовки кадров запаса для обеспечения мобилизационного развертывания и комплектования войск в случае развертывания боевых действий.

Военным обучением в мирное время по существу охвачено все мужское население, которое должно быть способно в любое время встать под ружье, а в сочетании с природными (горными) условиями местности Югославия представляетиз себя очень серьезную военную мощь, способную к длительной войне даже против значительно превосходящих сил противника. В этом отношении оценки нашего Генерального штаба являются далеко неправильными и заниженными.

Но в обороноспособности Югославии имеются и очень серьезные слабости. Это, прежде всего, относится к противовоздушной обороне страны и войсковой ПВО, которые серьезно неспособны преградить путь воздушному противнику. Слабы бронетанковые войска своей техникой, которые имеют на вооружении танки США и Англии, хотя некоторые образцы из них и имеют стабилизационное устройство в вертикальной плоскости. В ВВС заслуживает лишь внимания самолет типа «Сейбер», имеющий на вооружении реактивное оружие.

О Союзе коммунистов

В центре и на местах, в армии и на производстве партийные организации являются многочисленными и едиными. Партийное руководство в центре и на местах связано с народом и хорошо знает положение в стране. Данные о том, что парторганизации на местах не занимают руководящего положения и занимаются только политпросветработой не совсем отвечают действительности.

В жизни парторганизаций на местах, не только на производстве, но и в армии широко развиты критика и самокритика, а коммунисты, независимо от служебного положения, отчитываются перед своим партийным коллективом освоей деятельности.

Что касается крестьянства, то здесь дело обстоит значительно хуже. В деревне нет партийных организаций и работа по идеологическому перевоспитанию крестьянства не ведется, что является серьезным недостатком в вопросах выработки политического мировоззрения всего югославского народа. Короче говоря, в деревне пока что не чувствуется работы партии.

В самом народе чувствуется единство вокруг правительства и Союза коммунистов. Члены Союза коммунистов на производстве и в армии пользуются хорошим авторитетом, особенно, как здесь многие говорят, после проведенной чистки партии.

4. Из длительного разговора с Тито, Ранковичем, Гошняком и другими югославскими руководящими товарищами, можно сделать вывод, что все руководство, партия и народ рады ликвидации ненормальностей, имевшихся в прошлых взаимоотношениях между Советским Союзом и Югославией, особенно рады результатам встречи товарища Хрущева с Тито в Бухаресте,[93] которая, по их словам, воодушевила их и придала им полную уверенность в развитии дружественных взаимоотношений как по государственной, так и особенно по партийной линии. Что же касается военного руководства, в том числе Тито и Гошняка, то они хотели бы неограниченных дружеских взаимоотношений между вооруженными силами СССР и Югославии, включая широкий обмен опытом в организации боевой подготовки, тактики и оперативном искусстве.

Что касается США и других капиталистических стран, то, как видно, они не хотят быть в их зависимости, не хотят влезать к ним в дружбу. Короче говоря, из слов югославских товарищей видно, что они ориентируются на боевое сотрудничество с Советским Союзом как сейчас, так и в будущем.

5. Тов. Тито и другие высказали серьезную обиду на неправильное и формальное отношение нашего ЦК КПСС, проявленное в тезисах к 40-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, где роль Югославии поставлена на последнее место. Тито говорит: «Мы с Вами вместе по настоящему дрались в дни Октября, во Второй мировой войне, многие сотни тысяч югославов сложили свои головы за общее наше дело, а по тезисам не мы, а болгары активно боролись все время вместе с Вами против империализма». Я сказал т. Тито, что в тезисах вначале перечисляются социалистические страны, входящие в социалистический лагерь, а затем сказано о Югославии, и если Югославию указать в начале, то это не будет понятно компартиям стран социалистического лагеря, а также другим коммунистическим и рабочим партиям, кроме того, у нас принято объявлять страны по алфавиту. Т. Тито сказал: «Нам горько и обидно, когда речь идет о 40-й годовщине Октября. В другом случае мы не возражаем». Я лично считаю, что этот вопрос заслуживает того, чтобы его серьезно обсудили в ЦК КПСС.

Затем т. Тито говорил:

1) Что надо чаще встречаться с серьезными работниками, не делать выводовиз других источников, которые, по его словам, иногда носят конъюнктурный характер, а иногда базируются на ложных слухах;

2) На днях они решили официально объявить о признании ГДР, хотя это отрицательно может повлиять на наши дальнейшие взаимоотношения с ФРГ, о чем западные немцы, видимо, предупреждали т. Тито;

3) Надо умнее использовать все наши силы, средства и возможности с цельювоздействия на слабые звенья империализма, а через них воздействовать на США и Англию. Надеяться совершить у них сейчас революцию глупо, но завоевать Эфиопию на свою сторону можно. Постараемся при своем посещении сблизить Эфиопию с Египтом, а это сейчас очень важно на Африканском континенте;

4) В декабре думаю посетить Египет, Эфиопию, Индию, Бирму, Индонезию иобменяться с руководителями этих стран по важнейшим международным вопросам;

5) О поляках — о том, что Гомулка коммунист, ему надо помогать овладеть положением, но, что у них нет единства, твердости и настоящей крепкой власти. В свою очередь я проинформировал Тито и главное руководящее ядро:

— О единстве в партии, в ЦК, особенно после июньского Пленума ЦК КПСС; — О положительных результатах перестройки управления промышленностью и строительством, а также о мероприятиях в области сельского хозяйства и других последних мероприятиях в области внутренней и международной политики. Югославские товарищи одобрительно отозвались о мероприятиях нашей партии и правительства.

Касаясь Сирии и вообще Среднего и Ближнего Востока, Тито сказал, что он целиком согласен с политикой нашего ЦК и, в свою очередь, делает все, чтобы оказать нужное влияние на Турцию.

В очень осторожной форме я дал т. Тито понять, что ряд положений, изложенных в его статье, помещенной в американском журнале, вызывает недоумение и что ряд положений не помогает Советскому Союзу, а наоборот, дает в руки реакционных кругов оружие для обмана общественного мнения во вред СССР.

Тов. Тито вначале оправдывал свою позицию, а затем сказал: «Если бы я сейчас писал эту статью, я ее возможно не написал бы в таком виде». 6) Завтра, 16 октября т. Гошняк хочет показать мне авиационную дивизию, на вооружении которой находятся американские самолеты «Сейбер». 17 октября утром я вылетаю в Албанию.

15. Х.57 г. Г. ЖУКОВ

АПРФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 239. Лл. 43–51. Подлинник. Машинопись.

№ 16 ТЕЛЕГРАММА Г. К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ПЕРЕГОВОРАХ С РУКОВОДИТЕЛЯМИ ЮГОСЛАВИИ

17 октября 1957 г.[94] Строго секретно Срочно

Лично товарищу ХРУЩЕВУ Н.С.

1. Сегодня, по инициативе т. Гошняка (очевидно по указанию т. Тито) имелс ним конфиденциальную встречу, на которой присутствовал начальник Генерального штаба Вучкович, дружески настроенный к Советскому Союзу, в свое время проходивший обучение в нашей Высшей военной академии. В разговоре т. Гошняк сказал: «Мы хотели бы установить с Советским Союзом более интимные отношения по военной линии и просить помочь нам освободиться от американской и западной, так называемой, «военной помощи». Вот они и сейчас обивают наши пороги, предлагая нам ряд новой военно-воздушной, сухопутной и военно-морской техники. Все мы не хотим больше иметь связей с американцами, мы хотим настоящей, большой дружбы с Советским Союзом. Если Ваше правительство отнесется к нам с пониманием, мы в ближайшем будущем пришлем наши просьбы, кроме тех, о которых уже имеется договоренность. Если Вас интересует что-либо из последней техники США, которую они нам дали, мы можем в секретном порядке передать Вам по одному экземпляру, в частности самолет «Сейбр», танк «Паттон», тренажер для обучения полетам в сложных метеорологических условиях, радиолокационные средства и другое».

Я поблагодарил т. Гошняка за его дружеское партийное отношение к нашему общему делу и обещал доложить руководству, выразив мнение, что Президиум ЦК КПСС отнесется с должным пониманием к стремлению югославских товарищей.

Со своей стороны считаю, что югославские товарищи руководствуются стремлением к дружбе с нами, а не конъюнктурными соображениями. Видимо в их сознании наступает перелом, на который оказывают влияние наши успехи в области международных и внутренних достижений, с которыми мы подошли к 40-й годовщине Октября.

2. Сегодня т. Гошняк показал нам недавно построенный аэродром 1-го класса с военным городком и базирующуюся на аэродроме истребительную авиадивизию и корпусный разведывательный авиаполк. На вооружении югославской авиации состоят главным образом самолеты американского производства, которые нам были показаны. Мы ознакомились с истребителем — бомбардировщиком «Тандержет», истребителем «Сейбр» и разведчиком «Р—Т». По своим летным характеристикам некоторые из них уже устарели, но вызывает некоторый интерес установленное на них оборудование. Максимальная скорость реактивных самолетов 900-1100 км/час. На «Сейбре» имеется реактивное вооружение — 8 снарядов класса «воздух — земля» с дальностью стрельбы до 2000 м.

Югославы показали также небольшой реактивный самолет собственной конструкции с небольшим полетным весом 2500 кг и скоростью до 800 км/час, предназначен для обучения летчиков.

Обращает на себя внимание хорошо оборудованный тренажер с автоматическим контролем американского производства, на котором летчики обучаются слепым полетам в сложных метеорологических условиях.

В заключение югославские летчики продемонстрировали на показанных нам самолетах индивидуальный пилотаж и групповой полет, показав при этом хорошую личную подготовку и слетанность.

3. Завтра, 17 октября, в 10 часов по местному времени мы вылетаем в Албанию. 16.Х.57 г. Г. ЖУКОВ АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 239. Лл. 52–54. Подлинник. Машинопись.

№ 17 ТЕЛЕГРАММА В.И. ИВАНОВА В ЦК КПСС С ТЕКСТОМ СООБЩЕНИЯ КОРРЕСПОНДЕНТА ГАЗЕТЫ «ПРАВДА» П.А. САТЮКОВУ

19 октября 1957 г. Строго секретно Вне очереди

Передаем телеграмму корреспондента «Правды»:

«Главному редактору «Правды» т. Сатюкову.

Маршал Советского Союза тов. Г.К. Жуков в личной беседе со мной выразил резкое неудовлетворение тем, что московские газеты дали сокращенные, сухие материалы о его пребывании в Югославии, в то время как белградские газеты печатали обширные материалы и полностью публиковали тексты его речей. 17 октября в краткой форме я проинформировал о вышеизложенном т. Наумова. О пребывании т. Жукова в Албании мы передаем подробные репортажи и отчеты.

Албанский народ оказывает т. Жукову исключительно теплый, сердечный, братский прием, демонстрируя глубокую любовь к КПСС и народам Советского Союза. Албанская печать весьма широко освещает пребывание т. Жукова, полностью публикует тексты всех его выступлений. Ткаченко». 19/Х-57 г.

В. ИВАНОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 239. Лл. 55–56. Подлинник. Машинопись.

№ 18 ТЕЛЕГРАММА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ХОДЕ ВИЗИТА И ПЕРЕГОВОРАХ С РУКОВОДИТЕЛЯМИ АЛБАНИИ

25 октября 1957 г.19

Строго секретно

Вне очереди Особая (Только членам Президиума ЦК КПСС)

1. За время пребывания в Албании мы посетили государственный университет, текстильный комбинат, объединенную офицерскую школу в г. Тирана, побывали в городах Влера и Корча, в сельскохозяйственном кооперативе и присутствовали на войсковом учении в горах вблизи г. Корча. Лично подробно ознакомился с побережьем Адриатического моря от г. Влера до порта Шингин. При поездках по стране мы встречались с рабочими, крестьянами, интеллигенцией, с солдатами и офицерами албанской армии. Все встречи проходили сердечно, на улицы городов, где мы были, выходило почти все население с лозунгами в честь Советского Союза, Коммунистической партии Советского Союза, с портретами членов Президиума ЦК КПСС. Весь албанский народ демонстрировал горячую любовь и дружбу к Советскому Союзу. Любовь и преданность албанского народа к народам Советского Союза особенно ярко продемонстрированы сегодня на 70-ти тысячном митинге в г. Тирана. На митинге выступили с речами т. Мехмет Шеху и я (тексты речей переданы по линии ТАСС). Митинг прошел с большим политическим подъемом. Можно с уверенностью сказать, что в лице албанского народа мы имеем верного и надежного друга.

2. Албанская партия труда тесно связана с народом и пользуется полным авторитетом и доверием. Партия и ее руководство во главе с т. Энвером Ходжа правильно понимают значение дружбы народов Советского Союза, Албании и всего социалистического лагеря. Политбюро партии труда правильно оценивает необходимость дальнейшего улучшения отношения между Албанией и Югославией. Все албанские товарищи с исключительным одобрением относятся к решениям июньского Пленума ЦК КПСС, мероприятиям Советского правительства по перестройке народного хозяйства, к проводимой международной политике нашей партией и, в частности, по сирийскому вопросу.

Можно безошибочно сказать, что албанская партия труда твердо стоит на позициях марксизма — ленинизма и способна, при поддержке Советского Союза, успешно решать задачи строительства социализма в стране.

3. Албанская армия боеспособна. Она имеет хорошие кадры офицерского состава, которые на 100 % являются членами партии труда, большинство из них проходило обучение в Советском Союзе. Солдаты, сержанты и офицеры на проведенном учении показали хорошую выносливость и втянутость при действиях в горах. Идеологическое воспитание в армии поставлено хорошо. Очень слабым местом в подготовке армии являются вопросы противовоздушной и противодесантной обороны, а также устаревшие методы тактической подготовки частей армии.

4. Особого внимания заслуживает вопрос обороны морского побережья Албании и использования его для базирования подводных лодок с целью их действий в Средиземном море. Детально осмотрев порт Влера, строющуюся там базу подводных лодок и линию береговой обороны на Адриатическом море с суши и моря, я пришел к выводу о необходимости серьезного усиления береговой обороны албанского побережья, которое со стратегической точки зрения является исключительно выгодным для всего социалистического лагеря.

Такое мероприятие позволит надежно защитить побережье с моря, вести борьбу с противолодочной обороной противника в Отранском проливе, что сможет обеспечить проход наших подводных лодок в Средиземное море.

5. По всем вопросам, связанным со строительством вооруженных сил Албании у меня завтра 25 октября состоится специальная беседа с тт. Энвером Ходжа, Мехметом Шеху и Бекиром Балуку, которые просили меня поделиться с ними моими замечаниями. 6. 26 октября я буду в Москве. 24/Х-57 г. Г. ЖУКОВ АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 239. Лл. 58–61. Подлинник. Машинопись.

№ 19 ТЕЛЕГРАММА Г.К. ЖУКОВА В ЦК КПСС О ПЕРЕГОВОРАХ С Э. ХОДЖЕЙ

26 октября 1957 г.20 Строго секретно Особая

Только членам Президиума

Сегодня. 25 октября, по личной просьбе т. Энвера Ходжа я имел с ним конфиденциальную беседу в здании ЦК партии. На беседе присутствовали с албанской стороны тт. Мехмет Шеху, Бекир Балуку и Хюсни Капо, с нашей стороныприсутствовал посол СССР в Албании т. Иванов

В начале беседы т. Энвер Ходжа высказал мнение о моем пребывании в Албании. «Наш народ, партия и правительство считают Ваш приезд как очень важное событие. Мы уверены, что Ваш визит сильно укрепил авторитет нашей партии и окажет положительное влияние на дальнейшую работу партии и правительства в строительстве социализма и по укреплению обороны страны» — сказал он.

Затем т. Энвер Ходжа остановился на внутреннем положении страны. «Что касается внутреннего положения, то наша партия считает его крепким, хорошим.

Моральное состояние и настроение народа высокие, партия тесно связана с народом на основе защиты принципов марксизма-ленинизма. Как существуют связь и сплоченность партии и народа, так существует и дружба нашего народа с Советским Союзом, они неразрывно и тесно связаны».

«Несмотря на то, что общекультурный уровень нашего народа сравнительно низкий и мы еще малоопытны, все же мы имеем свои кадры, которые с успехом осваивают технику и в вопросах использования внутренних возможностей нашего народного хозяйства находятся на правильном пути. Наши кадры правильно понимают оказываемую нам Советским Союзом помощь и используют это в своей работе».

«Мы всегда считали и считаем, — продолжает Энвер Ходжа, — что помощь Советского Союза является одним из основных факторов в строительстве социализма. Последнее решение ЦК КПСС о ликвидации нашей задолженности в сумме 422 миллионов рублей дало нам возможность развивать производительные силы более быстрыми темпами. План в 1958 году нами будет перевыполнен по всем областям народного хозяйства, например по нефти в этом году будет выполнен план 1960 года. В этом году мы получили хороший урожай и по сельскохозяйственным культурам: хлопку, пшенице, кукурузе, маслинам, винограду. В связи с хорошими показателями, — говорит далее т. Энвер Ходжа, — мы решили пересмотреть план на остальные три года 2-го пятилетнего плана в сторону увеличения по сельскому хозяйству на 20–25 % и промышленности на 10–15 % без дополнительных капиталовложений. Кроме этого, дополнительный кредит, предоставленный нам Советским Союзом, открывает нам перспективу дальнейшего роста, в особенности в области мелиорации».

Далее т. Энвер Ходжа сказал: «Мы просим Вас, т. Жуков, от имени нашего ЦК партии и правительства передать ЦК КПСС и Советскому правительству, что мы будем делать все для того, чтобы выполнить задачи, вытекающие из общей помощи, осуществляемой Советским Союзом и мы это выполним.

В результате нашей работы, преодолевая значительные трудности, жизненный уровень народа постоянно улучшается, хотя он у нас и сейчас низкий».

Затем т. Энвер Ходжа переходит к вопросам обороны страны.

Как и во всех областях нашей армии, так и в области обороны мы получаем вашу помощь. Наш народ любит армию. Молодые люди идут служить в армию с энтузиазмом, считая армию как школу. Каждый, прослужив в армии, повышает свою грамотность, культуру, получает высокую политическую подготовку и затем уходит в народное хозяйство совершенно иным человеком, что безусловно сказывается на поднятии общего культурного уровня населения.

Морально-политическое состояние армии, вооружение и боевая подготовка позволяют нам считать, что армия много сделала, хотя в ней есть и недостатки, которые мы устраняем. Мы работаем над тем, чтобы наша армия была современной, способной выполнить поставленные ей задачи.

Мы вполне сознаем, что укрепление обороны страны является нашей большой задачей, долгом, вытекающими из обязательств как перед страной, так и перед социалистическим лагерем.

Мы хорошо понимаем, — говорит т. Энвер Ходжа, — что все наше будущее, наша жизнь тесно связаны с Советским Союзом. Мы хотели бы сегодня, здесь в узком кругу по поручению нашего ЦК и правительства внести свои предложения о военно-морской базе во Влере.

Мы оцениваем, что Средиземное море имеет с военно-стратегической точки зрения для нашего социалистического лагеря очень большое значение, так как в нем действуют 6-й американский флот и другие значительные силы стран НАТО, которые безусловно направлены против Советского Союза и нашего социалистического лагеря. Албания, являющаяся частью социалистического лагеря, расположена на побережье Адриатического моря и имеет поэтому важное звачение.

Исходя из этого ЦК партии труда просит ЦК КПСС и Советское правительство превратить военно-морскую базу во Влере в более сильную военно-морскую базу для действий против военно-морских сил НАТО в Средиземном море. Мы считаем, что первая линия обороны Одессы и Севастополя должна проходить здесь, у нас по Адриатическому побережью.

Положительное решение по превращению Влеры в мощную военно-морскую базу является мечтой всего нашего албанского народа и оно будет принято с энтузиазмом.

По всем практическим вопросам, связанным с этим предложением, мы будем заранее согласны. Об этом нашем предложении мы просим Вас, т. Жуков, довести до сведения ЦК КПСС.

Благоприятное решение по этому вопросу положительно скажется и на наших взаимоотношениях с Югославией, которая будет больше считаться с Албанией. Выслушав т. Энвера Ходжа, я поблагодарил его за подробную информацию и согласился с его оценкой о важности стратегического значения Албании.

Я сказал, что ЦК КПСС придает больше значение стратегическому положению Албании и несомненно, что Ваше предложение будет должным образом рассмотрено.

В заключение я просил т. Энвера Ходжа лично поговорить с руководством ЦК КПСС по этому вопросу, когда он будет в Москве на Октябрьском празднике.

25. Х. 57 г. Г. ЖУКОВ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 239. Лл. 62–66. Подлинник. Машинопись.

№ 20 СООБЩЕНИЕ ТАСС О ВОЗВРАЩЕНИИ Г.К. ЖУКОВА В МОСКВУ

27 октября 1957 г. Отъезд из Албании Маршала Г.К. Жукова ТИРАНА. 26 октября. (ТАСС). Сегодня из Тираны отбыл на родину Маршал Г.К. Жуков. В тот же день Маршал Г.К. Жуков возвратился в Москву.[95] «Правда», 1957, 27 октября.

РАЗДЕЛ V. ХРУЩЕВСКАЯ ОПАЛА

№ 1 РАБОЧАЯ ПРОТОКОЛЬНАЯ ЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС

17 октября 1957 г. Совершенно секретно

Протокол № 117 пункт II.

Доклад начальника ГлавПУРа т. Желтова о состоянии политической работы в Советской Армии. (Желтов, Малиновский, Конев, Суслов, Микоян, Булганин, Кириченко, Фурцева, Ворошилов, Мжаванадзе, Мухитдинов, Беляев, Игнатов, Мазуров, Куусинен, Коротченко, Кириленко, Козлов, Поспелов, Первухин, Шверник, Хрущев).

Тов. Желтов сообщает — политработа в армии принижена. Тов. Жуков мне говорил, что он добьется того, что военные советы будут совещательными органами при командующем. Тов. Жуков заявил, что политработникам рыжие бороды попривесить и кинжалы дать, они всех бы командиров перерезали (сказал он это в перерыве совещания политработников) за столом в присутствии Малиновского, Баграмяна, Золотухина, меня, Бирюзова.

Главпур ограничивается в своей деятельности.

В докладе о боевой подготовке (часть доклада) для совещания политработников была изъята из доклада. Мне, как начальнику ПУРа, не разрешено выезжать в войска без разрешения. Министр т. Жуков неприязненно относится ко мне. Из-за чего? Из-за того, что будто я был против назначения его министром.

Возражаю против его возвеличивания.

О картине (т. Жуков на белом коне на фоне горящего рейхстага Васильева).

О кинокартине «Сталинградская битва».

Тов. Малиновский: Сложилось впечатление, что только т. Желтову политорганы близки, а нам чужды. Но это неверно. Мы выглядим вроде старых военспецов. Другое — как сложились отношения у начальника ПУРа с министром.

Больно слышать, что военные маршалы зазнались, но они этого не заслужили упрека. Есть натянутость, но надо все излагать объективно, обижаются низовые работники на Желтова. Не попасть на прием (тов. Пронин).

Изложение об упорядочении поверки войск дано т. Желтовым необъективно. Не допускать ошибок, которые могут принести нам вред.

Тов. Конев — не могу согласиться с оценкой состояния политработы в армии, которую дал тов. Желтов. Нельзя противопоставлять политработника командиру. Не соответствует истине — что военачальник, что хочет, то и делает.

Кадры армии преданы партии. Личные отношения между министром и начпуром ненормальные.

Тов. СУСЛОВ. Морально — политическое состояние армии высокое. Роль политорганов ослаблена. Один командующий армии передал, что на одном совещании тов. Жуков заявил, что политработники привыкли за 40 лет болтать и потеряли нюх как старые коты.

Тов. Беляев. Тов. Желтов не охаивал состояние армии и не противопоставлял командиров политработникам. Но если начальник ПУРа не может без разрешения в войска — это не может [не] вызвать тревоги.

Усилить отдел ЦК.

Тов. Игнатов. Не понял тт. Малиновского и Конева, а они должны помочь ЦК. Армия монолитна — но это заслуга партии. Что за заявление «старые коты». Картина «Георгий победоносец». Командующие боятся в ЦК ходить. Искусственное разделение на политработников и командиров — а цели одни.

Приказ тов. Жукова от 1956 года.

Тов. Мазуров. ЦК наводит порядок. Подошли к военным вопросам.

На роль командира никто не покушается.

Линия в отношении военных советов неправильна.

На политработу направляют людей из командного состава и их обратно на командные должности не берут и меньше им платят. Тов. Куусинен. Наш народ гордится своей армией. К сигналам о неблагополучии надо серьезно отнестись. Тут выступили уважаемые маршалы — будто нет объективных фактов. Но разве со стороны министра презрительное отношение к политработникам необъективный факт? Командующий не может написать в ЦК. Что это такое?

Монополии у министра на связь армии с партией не может быть.

Тов. Коротченко. Выступление тт. Малиновского и Конева ревностное.

Тов. Желтов робко докладывал.

Тов. Кириленко. Нездоровая обстановка — виноват тов. Жуков.

Тов. Козлов. Неблагополучно с политработой в армии.

Товарищи Малиновский, Конев в штыки встретили выступление тов. Желтова. Имеется тенденция увести армию от контроля партийных органов. Пример (о Цебенко и Пигурнове).

Тов. Поспелов. Создалось ненормальное положение, а фактов никто опровергнуть не может. Речь идет о связях партии с армией.

ПУР третируется. Не может связь отдать одному лицу (министру).

Тов. Первухин. Военспецов нет. Но много командиров — специалистов есть, — у них есть настроение пренебрежения к политработникам.

Тов. Шверник. Виноват Жуков. Взял линию осадить политорганы и сделать их ручными, подмять их под себя. Он не понимает их роли, все время мордует Желтова.

Предупредить надо серьезно т. Жукова. Выступление тт. Малиновского и Конева не понимаю. Вспоминают: что же вы комиссаров хотите опять поставить.

Тов. Микоян. Непонятно, от кого тт. Конев, Малиновский защищали армию. Армия квалифицированная. Тем более нельзя создавать такой режим в армии, чтобы люди не могли высказывать свое мнение.

Тов. Желтов отразил наболевшее — нарочито принижают политработников. Т. Конев неправильно трактует, что политработой могут руководить все командиры.

Начальник ПУРа не подчинен министру. В верхушке руководства армией неправильные представления о партийном руководстве в армии. Военный совет при командующем — это неправильно.

Тов. Булганин. Вопрос поставлен правильно. Не о противопоставлении идет речь. Вопрос поставлен о принижении политорганов в армии. Эта линия руководства, министра. Это опасное явление.

Тов. Жуков предложил ликвидировать Главный военный совет при Министерстве, он его и не созывал. О военных советах в округах и армиях — намерение у министра — превратить их в совещательный орган при командующем.

У министра нет потребности позаботиться об авторитете политорганов. Тов. Кириченко. Многое не знали мы. С руководством армией мы связаны через одно лицо. Неправильно противопоставлять политработников командирам.

Тов. Фурцева. Тов. Желтов ничего обидного для руководства министерства не сказал. Меня поэтому поразили заключения тт. Малиновского и Конева. Давайте объективно разбираться.

Надо поднять состояние политработы и партийной работы в армии. Ликвидация военных советов — это стремление неограниченной власти. Тов. Ворошилов. Тов. Желтов может быть недобрал. Но довольно сильный сгусток о ненормальностях.

В верхушке все создалось.

У т. Желтова тоже много упущений: почему он молчал.

Тов. Жуков взял совершенно неправильную линию.

Тов. Мжаванадзе. Речь идет о наметившейся нехорошей тенденции.

У тов. Жукова тенденция к выпячиванию и принижает роль политорганов.

Тов. МУХИТДИНОВ. Сложившиеся отношения между политорганами и командованием нуждаются в серьезном улучшении. Роль начальника политотдела принижена. Идет отрыв военных органов от партийных. Ни одна парторганизация (военная) не прислала в ЦК информацию, как прошли собрания по решениюиюньского Пленума ЦК.

С воспитательной работой в армии не все в порядке (происшествия).

Тов. Шверник. Вроде политорганы мешают, но мы не можем допустить ослабления влияния партии на армию. Тов. Хрущев. Доклад с позиции кричащих недостатков. Реакция тт. Малиновского и Конева тоже однобокая. Но если мы поставим вопрос об усилении партийной работы, никто не может говорить против.

Сила в партии.

Нельзя. Если Жукова подняли, но он хочет на шее сидеть.

Военный совет не собирали — духу не хватило.

Создалась неприкосновенность Министерства обороны.

2 млрд. рублей не используется в МО.

Ликвидировать Военный совет — это значит только я.

Придется объезживать.

Комиссию, резолюцию расширить.

О комсоставе, единоначалии, о партийной работе. Начальника ПУРа сделать зам. министра обороны. Комиссия: Суслов, Кириленко, Кириченко…[96]

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д. 1008. Лл. 12–15 об. Автограф.

№ 2 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС ОБ ОБРАЗОВАНИИ КОМИССИИ ДЛЯ РАЗРАБОТКИ ПРОЕКТА ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦК КПСС ОБ УЛУЧШЕНИИ ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ В СОВЕТСКОЙ АРМИИ

17 октября 1957 г. Строго секретно

П117/II. Доклад начальника ГлавПУРа т. Желтовао состоянии партийно-политической работы в Советской Армии

(тт. Желтов, Малиновский, Конев, Суслов, Микоян, Булганин, Кириченко, Фурцева, Ворошилов, Мжаванадзе, Мухитдинов, Беляев, Игнатов, Мазуров, Куусинен, Коротченко, Кириленко, Козлов, Поспелов, Первухин, Шверник, Хрущев)

Поручить комиссии в составе тт. Суслова (созыв), Кириченко, Беляева, Игнатова, Козлова, Кириленко, Фурцевой, Малиновского, Конева, Желтова, Мжаванадзе, Мухитдинова и Калнберзина на основе состоявшегося обмена мнениями на заседании Президиума ЦК разработать проект постановления ЦК КПСС об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте и свои предложения в двухдневный срок внести в ЦК КПСС.

Секретарь ЦК КПСС Н. ХРУЩЕВ

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 156. Лл. 1–2. Подлинник. Машинопись.

№ 3 РАБОЧАЯ ПРОТОКОЛЬНАЯ ЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС

19 октября 1957 г. Совершенно секретно

Протокол № 118

ПУНКТ 1.

О проекте постановления ЦК «Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Проекте письма к воинам Советской Армии». (Суслов, Микоян, Малиновский, Хрущев, Конев, Серов)

Принять, разослать по телеграфу в войска. 22 октября 1957 г. провести активы военных гарнизонов в Москве, Ленинграде.

В Москве доклад сделать т. Желтову.

Принять участие членам Президиума ЦК в работе активов, может быть выступить Секретариату. Наметить, где провести собрание вместе с маршалами. О Проекте письма к офицерам и воинам Советской Армии (Хрущев, Микоян, Кириченко).


Письмо направить от ЦК, Совмина и Президиума Верховного Совета. К 22 октября дать заключение.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д. 1008. Лл. 17–17 об. Автограф.

№ 4 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС О ПРОЕКТЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦК КПСС «ОБ УЛУЧШЕНИИ ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ В СОВЕТСКОЙ АРМИИ И ФЛОТЕ»

19 октября 1957 г. Строго секретно

П118/1. Об улучшении партийно-политической работыв Советской Армии и Флоте

(тт. Суслов, Микоян, Малиновский, Конев, Серов, Хрущев, Кириченко, Булганин)

Утвердить прилагаемый проект постановления ЦК КПСС об улучшении партийно- политической работы в Советской Армии и Флоте.

Настоящее постановление ЦК КПСС разослать ЦК компартий союзных республик, крайкомам, обкомам, горкомам и райкомам партии и парторганизациям Советской Армии и Флота.

Секретарь ЦК КПСС Н. ХРУЩЕВ

Приложение

К пункту 1 прот. № 118

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КПСС

от 19 октября 1957 года

Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте

Вооруженные Силы Советского Союза, одержав всемирно-историческую победу в Великой Отечественной войне, оказались на высоте своих задач и с честью оправдали любовь и доверие народов СССР.

В послевоенные годы, благодаря заботам Коммунистической партии и Советского правительства, на основе общего подъема народного хозяйства нашей страны, крупных успехов в развитии тяжелой промышленности, науки и техники, Вооруженные Силы СССР поднялись на новую, более высокую ступень в своем развитии, они оснащены всеми видами современной боевой техники и вооружения, в том числе атомным и термоядерным оружием и ракетной техникой. Политико-моральное состояние войск находится на высоком уровне. Командные и политические кадры армии и флота беспредельно преданы своему народу, Советской Родине и Коммунистической партии.

Сложная международная обстановка, гонка вооружений в основных капиталистических странах, интересы защиты нашей Родины требуют от командиров, политорганов и партийных организаций и впредь неустанно совершенствовать боевую готовность войск, укреплять воинскую дисциплину среди личного состава, воспитывать его в духе преданности Родине, Коммунистической партии, заботиться об удовлетворении духовных и материальных потребностей воинов.

Центральный Комитет КПСС считает, что в решении этих задач приобретает особо важное значение дальнейшее улучшение партийно-политической работы в Советской Армии и на Флоте, призванной укреплять боевую мощь наших Вооруженных Сил, сплачивать личный состав вокруг Коммунистической партии и Советского правительства, воспитывать военнослужащих в духе беззаветной преданности Советской Родине, в духе дружбы народов СССР и пролетарского интернационализма. Между тем в практике партийно-политической работы имеются еще серьезные недостатки, а иногда проявляется и прямая недооценка ее.

XX съезд КПСС поставил перед партией и народом задачу: держать нашу оборону на уровне современной военной техники и науки, обеспечить безопасность нашего социалистического государства. В решении этой задачи, наряду с командирами- единоначальниками, важная роль принадлежит Военным Советам, политическим органам и партийным организациям Армии и Флота. Все они должны твердо и последовательно проводить в жизнь политику Коммунистической партии.

Главный источник могущества нашей Армии и Флота состоит в том, что их организатором, руководителем и воспитателем является Коммунистическая партия — руководящая и направляющая сила советского общества. Следует всегда помнить указание В.И. Ленина о том, что «политика военного ведомства, как и всех других ведомств и учреждений, ведется на точном основании общих директив, даваемых партией в лице ее Центрального Комитета и под его непосредственным контролем».

ЦК КПСС постановляет:

1. Обязать Главное Политическое Управление Советской Армии и Флота, на которое согласно Уставу КПСС возложено руководство партийной работой в Вооруженных Силах, значительно улучшить партийно-политическую работу и повседневное руководство политорганами и партийными организациями. Политорганы и партийные организации обязаны со знанием дела активно вникать во все стороны боевой подготовки, воинской дисциплины и воспитания личного состава, на основе критики и самокритики вскрывать недостатки в обучении и воспитании воинов, в партийно-политической работе, в деятельности партийного бюро и политорганов, помогать командирам своевременно принимать меры к устранению недочетов, мешающих повышению боеготовности частей, кораблей и подразделений.

Поручить Министерству обороны СССР, Главному Политическому Управлению Советской Армии и Военно-Морского Флота и Отделу административных органов ЦК КПСС подготовить и представить в ЦК КПСС проект нового «Положения о политических органах Советской Армии и Военно-Морского Флота».

В целях дальнейшего повышения активности комсомольских организаций, политорганам и партийным организациям необходимо улучшить руководство комсомолом, добиваясь примерности комсомольцев в боевой подготовке и воинской дисциплине.

2. Повысить роль Военных Советов в жизни войск. Установить, что Военные Советы располагают правами рассмотрения и решения всех важнейших вопросов жизни и деятельности Армии и Флота и несут ответственность перед ЦК КПСС, Правительством и Министром обороны СССР за состояние и боевую готовность войск.

3. Признать необходимым реорганизовать существующие Военные Советы при Главнокомандующих видами войск в Военные Советы сухопутных войск, Военно-Морского Флота, Военно-Воздушных Сил и войск ПВО страны в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 27 июля 1957 года.

4. Обязать Военные Советы, командиров-единоначальников и политорганы Армии и Флота поддерживать более тесную связь с местными партийными комитетами, общественными организациями, предприятиями, колхозами и учреждениями. Предложить обкомам, крайкомам партии и ЦК компартий союзных республик оказывать необходимую помощь в этом деле. В соответствии с Уставом КПСС проводить заслушивание в парткомитетах докладов начальников политорганов о политработе в воинских частях.

5. Признать целесообразным ввести в состав Совета Обороны Союза ССР начальника Главного Политического Управления Советской Армии и Военно-Морского Флота.

6. В целях усиления партийного контроля за подбором и расстановкой руководящих военных кадров расширить перечень должностей командных и политических работников, утверждаемых ЦК КПСС. Поручить Секретариату ЦК КПСС внести предложение по этому вопросу.

7. Провести в декабре 1957 года совещание членов Военных Советов — начальников политуправлений (политотделов), округов, групп войск, армий ифлотилий, а в первой половине 1958 года — всеармейское совещание секретарей первичных партийных организаций. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 157. Лл. 1, 27–30. Подлинник. Машинопись.

№ 5 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС «О ПРОВЕДЕНИИ СОБРАНИЙ ПАРТИЙНЫХ АКТИВОВ В ВОЕННЫХ ОКРУГАХ, ФЛОТАХ И ГРУППАХ ВОЙСК»

П П9/II 18 и 21 октября 1957 г. Строго секретно

(тт. Хрущев, Суслов, Ворошилов, Микоян, Булганин, Фурцева, Беляев, Шверник)

Окружные партийные активы по разъяснению постановления ЦК КПСС «Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте» провести с участием членов и кандидатов в члены Президиума ЦК КПСС во вторник — 22 октября 1957 г. в городах: Москва — т. Хрущев, Ленинград — т. Козлов, Киев — т. Кириченко, Минск — т. Мазуров, Ташкент — т. Мухитдинов, Тбилиси — т. Мжаванадзе, Рига — т. Калнберзин, Свердловск — т. Кириленко, Ростов — т. Микоян, Горький — т. Игнатов, Куйбышев — т. Беляев, Воронеж — т. Шверник; в среду — 23 октября в городах: Одесса — т. Микоян, Севастополь — т. Кириченко.

Окружные собрания партийных активов в других городах, а также во флотах и группах войск за границей провести в ближайшие дни.[97]

Секретарь ЦК КПСС Н. ХРУЩЕВ

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 158. Лл. 1–2. Подлинник. Машинопись.

№ 6 ВЫСТУПЛЕНИЕ Н.С. ХРУЩЕВА НА СОБРАНИИ ПАРТИЙНОГО АКТИВА ЦЕНТРАЛЬНЫХ УПРАВЛЕНИЙ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ, МОСКОВСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА, МОСКОВСКОГО ОКРУГА ПВО[98]

22 октября 1957 г.

Председатель. Слово имеет Никита Сергеевич Хрущев. (Аплодисменты.)

ХРУЩЕВ. Мы среди членов Президиума Центрального Комитета условились, что следует кому-то из членов Президиума выступить и жребий для выступления выпал на меня. (Аплодисменты.)

Вы знаете, что мы очень много провели совещаний в этом зале.[99] Здесь были колхозники, рабочие совхозов, здесь были инженеры, ученые, а с представителями армий встречаемся первый раз. Я думаю, что это плохо. Я думаю, что это мы сейчас решительно поправим.

Товарищи, тов. Желтов сделал доклад о решении Центрального Комитета партии. Он тоже отказался говорить о достижениях, которые мы сейчас имеем. Товарищи, скоро 40 лет будем праздновать. Какой день по времени — 40 лет Советской власти, 40 лет как наша партия стоит во главе народа и руководит всем. Товарищи, это не только большая дата по времени строительства, но оглянемся, товарищи, на пройденный путь. Чем была Россия? Чем был наш народ и чем он стал сегодня, когда идет к своей 40-й годовщине?

Посмотрите, буквально в любом направлении социалистического строительства, в сельском хозяйстве, начните говорить, то могут сказать, что возвращаться, а некоторые здесь сидящие думают: наверно, из книги говорит, было ли это? Мы товарищи, буквально от сохи начали. Ленин — великий гений с его размахом о 100 тысячах тракторов говорил как о мечте, а теперь, товарищи, это не мечта. Мы захотели помочь Болгарии, приняли решение и десятки тысяч тракторов дали и других машин Болгарии.[100] Болгария имеет 86 % обрабатываемой земли в социалистическом секторе — в колхозах и совхозах. Вот мощь, товарищи.

А кадры в промышленности? А кадры военные? А наука? Вчера закончилось совещание. Мы собирали и слушали конструкторов, ученых, работающих над вооружением. Знаете, нет слов, чтобы выразить чувства признательности нашей партии за то, что она сумела вырастить замечательные кадры, которые дают лучшие образцы вооружения для нашей Советской Армии, которого не имеют хваленые крупнейшие капиталистические страны, какими являются на сегодняшний день Соединенные Штаты Америки. (Аплодисменты.)

Товарищи, когда мы пустили баллистическую ракету, мы сделали сообщение.[101] Это вызвало, знаете, какое-то состояние шока для империалистического мира, но потом они отошли и легко парировали, что это, видимо, пропаганда, что мы мол мастера пропагандировать, есть она эта ракета или нет — неизвестно, наверно ее нет. Тут действительно трудно доказать. Мы же не скажем: приходите, мы покажем, потому что мы не покажем, и поэтому они могли вводить в заблуждение. Но когда мы запустили спутника,[102] — а он сейчас крутится, так он крутится что за собой крутит умы наших врагов (Аплодисменты), тонашелся умник из адмиралтейства Соединенных Штатов Америки адмирал или контр-адмирал, — я уж чина его не помню, — бог с ним, тут главное его особенность та, что этот человек — дурак. Это его примечательность, потому что он ничего другого не мог найти, как сказать: «Ну что же, пустили спутника, можно кусок железа бросить и он будет вертеться». Если такой дурак начнет поддерживать капитализм, то капиталисты от него начнут открещиваться, ибо на него опереться нельзя, потому что он говорит такие вещи, которые не убеждают людей. Это не принижает наших успехов, а, наоборот, поднимает их.

Это сделано рабочим классом, трудовым крестьянством, сделано нашей интеллигенцией, вышедшей из рядов рабочего класса и крестьянства, это сделано нашими учеными. Разве это не гордость за нашу партию в ее строительстве коммунистического общества. (Аплодисменты.)

Возьмите решения XX съезда партии. Я вам не буду перечислять задачи, которые были поставлены съездом, потому что здесь находится актив Советской Армии, и он не только изучал, но и сам пропагандировал и пропагандирует эти решения. Мы подвели итоги, наметили перспективы, мы вскрыли недостатки. Мы так вскрыли недостатки, товарищи, что даже наши друзья нам потом говорили, не хватили ли мы через край. Нет товарищи, мы не хватили через край, потому что то, что было допущено, если бы мы не раскритиковали, то значит мы должны были бы исходить из этих положений, а народ не потерпел бы этого, тогда народ предъявил бы свои требования и в порядке извинения мы должны были бы объяснять партии и народу. Нет, съезд партии проявил инициативу, он сам об этом сказал, сам раскритиковал и поставил задачи, как ликвидировать эти недостатки. Разве это не мудрость, не смелость и не вера в силу, в сплоченность народа и партии, направленные на полное решение задач, которые выдвинуты съездом партии и которые решаются нашим Центральным Комитетом?

Мы раскритиковали культ личности. Это правильно, и это остается в силе и сегодня. Но когда враги захотели использовать это и трепать имя Сталина, мы этого позволить не могли. Мы сами раскритиковали, но то, что сделала наша партия, когда Сталин возглавлял партию, когда вместе мы работали под руководством Сталина, мы никогда этих завоеваний не отдадим и будем бороться за них, как за свое достояние.

Последний Пленум принял решение, которое вы знаете. Большое дело сделал Пленум ЦК.

Это шутка ли сказать большинство в Президиуме заняло неправильные, антипартийные позиции и антипартийные люди не думали, что вопрос будет решен. Пленум собрался и он всю арифметику опрокинул и вынес свои решения. Какие решения — вы знаете. Это правильные решения.

Товарищи сейчас могут сказать: что же случилось, почему такое решение ЦК принял[103] и собрал актив? Сейчас идут активы по многим военным округам.

Товарищи, к этому имеются большие основания. Мы считаем, Президиум ЦК, что неправильно идет воспитание в армии. Неправильно идет руководство армией. Неправильно воспитывается армия и в отношении к Центральному Комитету. А это, товарищи, вы знаете, что значит. Это серьезнейший вопрос. Центральный Комитет вмешивается и я думаю, что мы это легко поправим потому, что вся партия стоит на этих позициях и актив военных работников сам в состоянии понять решения ЦК и поправить это дело.

Товарищи скажут: а почему сейчас? Вы знаете, что по капельке собирается ручеек, из ручейка собирается поток, а из потоков образуется море. Так и в этом деле. Было по капельке, все шло по капельке, друг на друга осматривались, удивлялись, давали замечания, но как говорится, он делал по Крылову: а Васька слушает да ест.

Наконец надоело смотреть, что этот Васька слушает да ест, и приходится в это дело вмешаться по-настоящему, как это всегда делает Центральный Комитет партии, когда это нужно.

Например, я вам скажу свое мнение и это мнение Президиума. Мы провели войну тяжелую, войну с миллионными жертвами, которые были принесены для того, чтобы одержать победу. Народ вынес на плечах эту войну.

Мы начали эту войну, я бы сказал, слабыми кадрами, потому, что кадры, воспитанные в Красной Армии, были истреблены, вы это знаете. Я вам могу сказать, не знаю военные знают, я знаю Киевский военный округ, когда я был секретарем ЦК Украины, то был членом военного совета этого округа. Командующим был тов. Кирпонос. Он погиб как храбрый и честнейший коммунист. Но, товарищи, в начале войны он начал командовать огромной армией на этом участке, а опыт у него был такой, что он больше как дивизией никогда ничем не командовал. А вы знаете, что в любом деле нужны знания и не только знания, но надо еще и опыт приобрести.

Армия терпела поражения, отходила, закалялась, перестраивалась, остановила врага, перешла в наступление и разгромила его. Это все сделано нашим народом.

Сталин, это я считаю умнейший человек среди руководителей, которые с ним были, но в результате своей старости и других качеств, которые у него были, недостатков — он возомнил.

Вы знаете, товарищи, когда армия отступала, то Сталин не подписывал никаких документов никогда, как Главнокомандующий Красной Армией. Все время давались распоряжения Генеральным Штабом, а когда стала победа — то Главнокомандующий, маршал, генералиссимус и всякое такое прочее. Напялил маршальский китель, — я говорю «напялил» потому, что когда военный надевает такой китель, то его это украшает, но когда человек, которому по положению присвоено это звание, надевает этот китель, то это смешно, да смешно. Это моя точка зрения.

Вот идут картины «Битва под Сталинградом», «Падение Берлина»[104] — вот когда еще картина «Битва под Сталинградом», то там еще были люди, а вот когда шла картина «Падение Берлина», то там уже пустые стулья и Поскребышев и все. И вот это возмущало нас, возмущало политически зрелых зрителей потому, что это извращение истории, это дурно воспитывает народ и неправильно идет воспитание партии.

Теперь мы поправили и Центральный Комитет вынес решение, и я считаю совершенно правильное, о том, что разработка материалов войны и написание истории Отечественной Войны нужно взять в Центральный Комитет, чтобы в Центральном Комитете разрабатывались положения для того, чтобы не дать в обиду людей, которые сражались против врага.[105]

А вы знаете почему не дать в обиду? Вот мы узнаем, что Генеральный Штаб группы создал для разработки этих материалов — и почему мы записали, чтобы в Центральном Комитете эти материалы разрабатывались — вам требуется разъяснить почему? Так вот товарищи, если один культ нас не удовлетворил, то это не значит, что культ Петра будет лучше культа Ивана, этот культ Ивана может быть хуже. (Аплодисменты.)

Товарищи, я не видел картины новой, но мне говорили о картине «Сталинградская битва», что она начинается так: «Операцию Сталинградской битвы разработал маршал Жуков и маршал Василевский», и затем в картине идут факты, подтверждающие это. А вы что, в это время в кости играли? Где вы были? Это чепуха. Я это заявляю прямо, как член Военного Совета. И я говорю это не потому, что мой гражданский костюм претендует на роль военного деятеля, я претендую только на роль члена партии, которого поставили на Военный Совет и я участвовал в этом деле и знаю эту историю.

Можно поднять документы в Генеральном Штабе и проверить, — мы с Еременко А. И. написали Сталину, и изложили свою точку зрения и писали, — что если бы было, — а мы могли только так писать, — если-бы, возможно было бы, если бы была возможность и если есть резервы вооружения, то мы видим, что у противника фланги пустые и мы провели разведку — такой был командир дивизии фамилия у него украинская, на ченко кончается, — он стоял против румын и говорит, дайте мне разведку провести и он пошел.[106]

Он пришел, он там набил столько людей, что мы его потом ругали. Он набирал кучами пленных. Они потом привозили отдельные части солдат и вели пропаганду против нас. В других районах проведены такие же операции.

Противник сосредоточил свои усилия на Сталинград. Наша 28-я армия стояла в Астрахани, там совсем не было фронта, а были отдельные оазисы. Я убежден, что есть достаточное количество командиров, которые знают это время и эти места. Я не хочу сказать о том, что мы с Еременко были самыми умными и написали об этом. Тов. Рокоссовский — тоже написал об этом, я убежден. Покойный Ватутин, командовал Воронежским фронтом, он написал это же самое. Р.Я. Малиновский говорит, что я тоже написал об этом Сталину.

Это естественно, это же военные люди, это же не олухи царя небесного. Это бывает только в сказках, это можно написать так, как написали о Козьме Пруткове. Но сейчас другие времена. Нельзя этого делать. Зачем это изображать?

Взятие Берлина. Могут сказать, что Жукова поносят. Мы Жукова уважаем и высоко ценим. Когда был жив Сталин, когда он бесновался против Жукова, то я всегда стоял за Жукова и говорил за Жукова. Но, товарищи, не надо злоупотреблять добрым отношением. Это неправильно.

Товарищи генералы, офицеры, политработники, я достаточно много был среди вас и знаю вас, и представляю вашу душу, и с достаточно большим уважением отношусь к вам. Я видел, на что вы способны, видел, как умирают наши люди, а они умирали, как преданные сыны своей партии. (Бурные аплодисменты.

Нельзя командующих армиями, я беру эту категорию, командующих фронтами, нельзя их сводить на положение каких-то, когда к ним приезжают представители Ставки или Генерального штаба, вот они и думают. Я говорю, я утверждаю, давайте рассмотрим все операции, которые были проведены, они все эти операции проводились по разработанным планам фронтов и армий. Так, товарищи, ведь?

Голоса с места. Так, так, да.

ХРУЩЕВ. Я много раз Сталину докладывал и членам Президиума, докладывал также Кирпонос, после него был Тимошенко, но Тимошенко был на другом направлении — Юго-Западном. Потом был я с Жуковым, Иван Степановичем Коневым, с тт. Малиновским, с другими командующими армиями, например, Москаленко, Баграмяном. Я знаю товарищи, знаю эти планы. Давайте возьмем определенные операции, с которыми приезжали командующие фронтами и докладывали Ставке. В чем заключались корректировки этих планов? Как правило меньше давали войск, меньше давали пушек, меньше давали боеприпасов. Вот эти корректировки. Это было закономерным. Так?

Голоса с места. Так.

ХРУЩЕВ. А в смысле замысла, товарищи, который вкладывался в эти операции, всегда оставался замысел, заложенный командующим фронтов. Правильно?

Голоса с места. Правильно.

ХРУЩЕВ. Так зачем же сейчас обижать, зачем изображать это так, что вы сидите, а мы приехали и мы все увидели, а порядка нет.

Товарищи, не надо верить на слово. Давайте документы подымем. Мы это хотим сделать в ЦК — документы поднять, чтобы правильно оценить людей, а не изображать, что всю войну провели два-три человека, а все остальные — немыслящие люди, а сами воспитывали вот, а сами не вкладывали творческого ума и труда в разгром врага. Это, товарищи, имеет огромное значение.

Если говорить об ошибках, товарищи вы знаете их. Вы знаете как началась война, тяжелая для нас война. Плохо мы были подготовлены, кадры были перебиты, не доставало вооружения, были хорошие танки Т—34, но их было единицы, артиллерии было мало, особенно зенитной артиллерии. Зенитных пулеметов почти не было. Ведь в 1941 году, когда нас противник отбросил под Купянск, когда дивизией командовал покойный Тер-Гаспарян, на всю дивизию было несколько пулеметов и то мы их взяли у ВВС из охраны аэродромов. Когда ополчениие призвали в Киеве я позвонил Маленкову, он ответил — чем хотите воюйте, винтовок нет, куйте пики. Винтовки только для Ленинграда и Москвы. Товарищи, это же издевательство! Но люди дрались бутылками и всякими прочими вещами. Белорусский фронт совершенно не оказал сопротивления. Здесь также были ошибки, например я могу сказать, когда противник на нашем направлении, я говорю о своем участке фронта, когда противник прорвался через Луцк, Броды на Ровно, Проскуров, на Киев, штаб фронта оставался в Тернополе. Противник уже подходил к Ровно. Иван Степанович тогда пришел с резервной армией, принял участие, но потом его перебросили на Белорусский фронт. Я позвонил Сталину, просил его. Я ничего не знал, а оказалось, что в Белоруссии ничего нет, все было открыто.

Кирпонос принял решение, я считаю правильное. Противник не наступал. Командующий 6 армией был Музыченко, 12 армией командовал Понеделин. Был дан приказ 6 армии, чтобы она отходила, хотя противник не наступал. Генеральный штаб решил вернуть, занять границу, не отступать. Что это дало нам? Две армии погибли со штабами, а командующие попали в плен.[107] Кто виноват? Я сейчас не буду говорить, кто виноват, но не командующие виноваты.

Я не вижу Семена Михайловича Буденного. Буденный был тогда командующим Юго-Западным направлением. Штаб стоял в Полтаве. Противник ворвался через Гомель в Чернигов, подошел к Курску, на левом фланге занимал Кременчуг. Буденный и я, как член Военного Совета этого направления, написали Сталину, что надо вытянуть войска из Киева. Против Киева 37 армия стояла, никто не наступает. Раз дали отпор и немцы отказались брать Киев в лоб, решили его окружить. Написали, а какой результат? Буденного освободили, прислали Тимошенко. Через полторы недели войска были окружены и уничтожены противником. Это факт, ничего не сделаешь. Остался Потапов — командующий 5 армией. Погиб Кирпонос, погиб Бурмистренко — секретарь ЦК Украины и член Совета Юго-Западного фронта, погиб Киевский и республиканский актив.

Операция по окружению Харькова. Не буду говорить о замыслах, а буду говорить о результатах. Когда проводилась операция, выяснилось, что так как она задумана ее решить нельзя, потому что наша армия двинулась в направление Полтавы, противник совершенно открыл ворота, не сопротивлялся — пожалуйста, идите вперед. Он сосредоточил свои силы на крыльях наших, в районе Знаменска, Балаклеи. Родион Яковлевич знает, командовал Южным фронтом. Городнянский погиб. Котласa, 57 армией командовал, погиб, был преданным сыном своей армии и страны. Там сотни тысяч погибли. Никто не говорит, а я скажу. Когда выяснилась такая обстановка, было принято решение прекратить наступление, вытащить танковые части, противотанковые части поставить по флангам, чтобы не дать противнику замкнуть кольцо. При этом решении отдано распоряжение. Через несколько часов заходит ко мне тов. Баграмян, когда был начальником штаба: тов. Хрущев, и заплакал. Я говорю, в чем дело? «Отменили, — говорит, — наше распоряжение, приказали продолжать наступление в том же порядке, как было определено. Вы только можете вмешаться. Позвоните в Москву*. Я позвонил в Москву т. Василевскому. Я очень уважаю т. Василевского. Я ему говорил: «Товарищ Василевский, Александр Михайлович, Вы посмотрите, Вы видите какое положение для войск создалось. Пойдите к Сталину с картой и скажите, что катастрофа». Он отвечает: «Товарищ Хрущев, я Сталину докладывал, Сталин приказал — надо наступать». Я знаю, что к Сталину иной раз с глобусом приходил, с картой, поэтому я говорю: «Вы карту возьмите, покажите, как сложилась ситуация». — «Я докладывал, — говорит, — больше не буду».

Это Генеральный штаб. Я звонил Сталину на дачу. Подошел Маленков. Я сказал, что хочу говорить со Сталиным, а он спрашивает: в чем дело. Там сидели Маленков, Берия, Микоян, Молотов. Сталин не подошел к телефону, а передал через Маленкова, что надо наступать, надо выполнять задачу.

Через день или через 2–3 дня войска были окружены и погибли. Сталин потом, когда прочитал немецкое сообщение, а там немцы объявили, что они сотни тысяч взяли в плен, — сказал, что немцы врут. Я говорю: «Товарищ Сталин, немцы правду говорят». Проглотил.

А как, должны за это отвечать или нет? Если эти ошибки делаются генералами, которые войсками управляют, они отвечают, так почему не отвечают те, кто руководит. Я это к тому говорю, что сейчас получается, что самые умные в Ставке были. Когда были представители Ставки, то эти люди ничего не понимали, а они управляли войсками, командующими армиями, командующими фронтами, командующими корпусами и дивизиями. Не так это было, товарищи. Поэтому надо историю писать. Надо взять Центральный Комитет, надо отобрать действительно военных партийных людей. Я не хочу сказать, что партийный работник — это значит политработник, это глупо. Партийные люди на всех участках работы. Это главное. (Аплодисменты.)

Поэтому, товарищи, мы видим, что так нельзя. Сегодня тов. Куусинен очень метко, — иной раз он очень остроумно выражает свое мнение, — когда увидел эту фотографию,[108] сказал — «Это, — говорит, — издевательство подслащенное. Человеку нравится, а он издевается над этим человеком». Не беда, что написали эту картину. Подхалимов у нас еще много, наверное они дотянут до коммунизма, черг их знает, а при социализме их много. (Смех в зале.) Дело не в том, что написали картину, а дело в том, что тот, кого написали, когда глянул, загорелся: «вот картина, в музей Советской Армии». Тов. Желтов говорит, это же Георгий — победоносец, это же икона, а он говорит: «Сталин травил, а теперь ты меня травишь». Вот это уже трагедия, товарищи. Может ли Центральный Комитет допустить такие вещи? Нет, не может, потому что это, как говорится, дай пальчик, а потом руку, а где рука, там и голова. Нельзя никому, какой бы он не был уважаемый товарищ, переходить партийные грани, нельзя, а это переход грани. (Аплодисменты.)

Поэтому, товарищ Михайлов, Министр культуры, надо сейчас очень внимательно к вашей продукции относиться. Вот посмотрите, кто это консультировал у вас? Вы помните, как ловко сделана картина «Волга-Волга», вот там Бывалов показан, где ему секретарша докладывает: «Под вашим руководством… «как-как?» Под вашим руководством… «как-как?» Он знает, что она говорит, но хочет, чтобы она много раз повторила: под вашим руководствам», «вы чуткий»… (Аплодисменты.)

Товарищи, а вы думаете, Бываловы у нас подохли после этой картины? Нет. Они живут и, к сожалению, нельзя поручиться, что они передохнут скоро. С ними надо бороться и бороться повседневно.

Надо посмотреть, кто консультировал это дело?

Нам вот говорили, когда мы обсуждали вопросы, что сейчас лекции начинаются в высших учебных заведениях и в академиях, прежде чем излагать тему, обязательно сошлются на изречения, так сказать, власть имущих. Назвать вам — кто власть имущие? Знаете сами? Или сами называете? (В зале шум.) И это бывает, потому что и среди вас как раз есть те, которые это называют.

Правильно ли это будет, товарищи? Правильное ли это воспитание? Неправильное. Надо с этим бороться. Вот мы и собрали вас.

Вот тут написали одну записку такую, с подковыркой: «Почему нет министра обороны на активе?» Да, он сам газеты читает и знает, что он в Албании, но пишет такую записку с подковыркой. Вот это у него вызвало беспокойство, но его не смущает, как это могли быть допущены такие безобразия, о которых сейчас Центральный Комитет вам докладывает. Вот это должно вас беспокоить больше. (Аплодисменты.)

Товарищи, я не буду говорить о приказе, который зачитал тов. Желтови. Но разве это партийный документ? Нет, товарищи, здесь партийности нет, хотя он ссылается на партию. Нельзя такой приказ издавать, неправильно он воспитывает. Я бы сказал, что здесь все же покритиковать нужно тов. Желтова. В чем его покритиковать? По-моему, Вы, тов. Желтов, немного сбились с правильного тона. Нельзя ставить вопрос о «принижении» роли партийного работника и этого не записано, а здесь вопрос поставлен об укреплении и усилении партийной работы в Армии — и это разная постановка вопроса.

Когда мы будем говорить в канун к 40-й годовщине о «принижении», то будет понятно и то, что что-то поднято, а если что-то поднимать, то что-то нужно и принижать. (Аплодисменты.) А это неправильно. А в чем неправильность? У нас бесклассовое общество, бесклассовое государство и сила нашего государства в нашей партии. Многие из вас вели борьбу с белогвардейцами, кулаками, эсерами, анархистами и был период борьбы против советской власти, когда враги говорили, мы «За Советы, но без коммунистов». Вы знаете, поэтому, что организационная форма наших врагов не пугает, а пугает содержание, а содержание социалистического государства, носителем социалистического государства, является партия и если устранить партию, тогда ничего не будет страшного для врагов. Для того, чтобы в дальнейшем вести борьбу и потрясать весь мир нашими достижениями, мы должны усиливать роль партии на всех участках и нужно поставить вопрос о поднятии роли партии в армии.

Кто в этом заинтересован, — разве только политработники? Нет. А командиры? Тоже заинтересованы. Заинтересованы все коммунисты и честные беспартийные, когорые идут за коммунистами. (Бурные аплодисменты.)

Я понимаю тов. Желтова и отношусь к нему с уважением и, конечно, он может сказать — тебе хорошо, ты секретарь, а я почти не дышал, — но товарищ Желтов, нужно внимательно следить за своими словами потому что здесь актив, здесь присутствуют члены Президиума, присутствуют командиры, которые могут сказать, что же значит, теперь первое слово за политработником, а я при политработнике, — это глупости. (Аплодисменты.) Эту сумятицу вносить в умы и так делать нельзя. (Аплодисменты.)

Товарищи, что нужно командиру? Командиру нужно воспитанного бойца, который был хорошо подготовлен, умело владел оружием и слушал своего командира и — это была задача и она остается и сейчас. А что нужно политработнику? Тоже самое, чтобы воспитать бойца, который мог бы хорошо владеть оружием, и чтобы выполнял задачу сознательно. Это нужно и политработнику, и командиру. Имеются ли здесь антагонистические отношения? Нет. Можно ли вести эту работу без политработника? Нельзя.

Почему? Потому что надо, товарищи, воспитывать армию, надо специализировать людей, надо, чтобы они имели квалификацию. Поэтому есть разделение труда коммунисту. И.С. Конев — маршал, но он был командиром корпуса, работал политработником, а теперь, что он будет против политработника? (Шум в зале, смех.)

КОНЕВ. Нет.

ХРУЩЕВ. Видите, говорит, что не будет.

Поэтому, товарищи, без партийной работы, а партийную работу может командир вести, он ее ведет, это большая работа, а поэтому должно быть разделение труда. Значит, политработник должен вести эту работу. Здесь говорили о том, что контр-адмирал сказал, что он убьет. Нужно такого контр-адмирала освободить от работы, таких людей нельзя держать в армии, я не знаю, где ему может быть место. Отсюда выходит, что должно быть содружество в работе командира с политработником. Это — большое дело. Без этого не будет армии. Можно для парада выдрисировать человека, и зайца можно научить, чтобы он спички зажигал. (Смех.)

Нам этого не нужно. Нам нужен сознательный боец, чтобы он знал, за что сражается, а поэтому нужно мозги бойца зарядить положительным зарядом марксистско- ленинского понимания истории и необходимости борьбы за это учение. (Бурные аплодисменты.)

Товарищи, вы смотрите, сколько у нас индивидуальных героев было в этой войне. Комсомолка Зоя — это маленькая девочка, только что окончившая школу, она пошла на виселицу,[109] что же ее разве командир научил? Кто ей дал мужество? Товарищи, мужество ей дал комсомол, партия воспитала ее. Если будут воспитанные люди, то мы пройдем весь континент земного шара и все пойдут за этим марксистско-ленинским учением. (Бурные аплодисменты.)

Товарищи, а если мы только выучим человека, чтобы он только слушал, а значит, дисциплина будет на страхе, то вы знаете, что с такой дисциплиной далеко не уедешь. Верно это, товарищи?

Голоса из зала. Да.

ХРУЩЕВ. Товарищи, давайте поднимать политическую работу и на политической работе работать всем командирам и политработникам. Бойцов-коммунистов, видимо, очень мало в армии, потому что молодежь не успевает быть принятой в партию, а коммунисты в основном командный состав.

Голоса из зала. Правильно.

Голос из Президиума. Коммунистов всего 0,8 процента.

ХРУЩЕВ. Надо нам сейчас подумать над этим вопросом. Должна быть субординация, должно быть единоначалие. Мы должны укреплять единоначалие, но партийная жизнь должна быть у партийных работников. Что это значит? И я думаю, что мы найдем, должны найти, посмотрим сейчас. Мы просто не занимались этим. Мы найдем правильное решение.

Я теперь не буду, следовательно, говорить о принижении всякой роли. Товарищи, я хотел вам еще одно дело сказать. Вот единоначалие — партийная работа и субординация.

Был Пленум ЦК, последний. Все партийные комитеты написали отчеты об обсуждении, которое было проведено в партийных организациях. Из военных округов один только командующий прислал этот отчет. Это был Гречко (Голоса с места: член Военного совета). Я не помню кто подписал, но отчетв ЦК прислали. Больше из командующих никто не прислал. Потом прислал Жуков, подписался с Желтовым. Это тоже хорошо.

Больше из командующих никто не написал. Можно было пройти мимо этого? Пройти мимо этого нельзя, потому что Гречко, написавший этот отчет получил, говоря на русском языке, разнос, мордобой. Это же знаете никуда не годится.

Когда были военные учения в Киеве, я был в отпуску и также заехал в Киев. Вместе со мной были тт. Брежнев, Козлов, Мухитдинов, Кириченко, как хозяин. Это же было в Киеве, а мы как отдыхающие из Крыма. Во время приема я выступил перед командующими и сказал, что никто не написал за исключением Гречко. Товарищ Тимошенко говорит: «ей, ей напиши, говорит, а субординация?»

Давайте разберем, что такое субординация.

Товарищи, есть устав партии. В уставе партии очень четко сказано, это между прочим диктовал Сталин, я был докладчиком на XIX съезде по уставу партии. Там сказано, что каждый член в одинаковой степени отвечает перед партией, перед Центральным Комитетом, а это, товарищи, о партийной работе. Командующий, он должен докладывать. Если какой-нибудь член партии захочет поделиться своими впечатлениями с ЦК, то что же он должен их по команде докладывать? Вот тут и сегодня у нас, на этом заседании будут большие разногласия по этому вопросу. И не случайно некоторые молчат и мычат, другие говорят по команде, а другие в ЦК, а другие говорят я лучше помолчу, как лучше будет. Мы, товарищи, в ЦК считаем, что командующие должны по этим вопросам писать в ЦК, и если командир корпуса написал в ЦК по этому вопросу, то никто не может его за это осуждать. Одним словом, человеку, члену партии или беспартийному, который обращается не по инстанции в Центральный Комитет, никто из партийных людей не может с чистой совестью возражать против этого. Правильно это?

Голоса. Правильно. (Аплодисменты.)

ХРУЩЕВ. Представьте, что какие-то действия командующего фронтом или министра не удовлетворяют его, что он должен написать своему начальству? Это как у Гоголя — вдова сама себя высекла. Я считаю это неправильно, товарищи. Тогда действительно Центральный Комитет отгораживается барьером. А сколько у нас коммунистов? 700 тыс. и, как правило, большинство с высшим и средним образованием. Это цемент, это люди, на которых держится наша армия. Этих людей подвесят через маленькую министерскую ниточку и и отгородятся от Центрального Комитета. Тогда Центральный Комитет перестанет быть Центральным Комитетом партии. Нельзя этого делать, товарищи. (Аплодисменты).

Товарищи, в партии мы всегда говорим человеку, члену партии, выдвигая, мы доверяем, мы верим, но обязательно должны проверять. Ленин говорил прямо — контролировать. Правильно ли это?

Голоса. Правильно.

ХРУЩЕВ. У Сталина рука была тяжелая, зато никто в одном ему не откажет, что весь был предан делу маркизма-ленинизма. Не было другого Сталина, он только этим жил и боролся своими методами, другой раз извращал (и обэтом мы сказали), мы могли дрожать перед Сталиным, но быть спокойны запартию, может быть недосчитаемся друзей, но он отстаивает, защищает партию.

Это ушло в прошлое, Сталина нет. Теперь вернулись к ленинским нормам. Мы собираем съезды, пленумы, оживляем партийную работу, поднимаем и развиваем партийную демократию и общественную демократию. В чем тогда будет выражаться демократия, если ни один из военных коммунистов не смеет обратиться в Центральный Комитет. Это страшное дело, товарищи. Мы с этим не согласны и мы это ломаем. Поэтому такую субординацию мы не признаем. В отношении партийных органов, в отношении Центрального Комитета всегда должны быть открыты двери для каждого коммуниста и беспартийного в любом вопросе. Правильно ли это, товарищи?

Голоса. Правильно. (Аплодисменты.)

ХРУЩЕВ. Теперь, товарищи, еще об одном хочу сказать. Вы знаете, что создан Совет обороны страны. При Совете обороны создан Главный военный совет, в который входят все члены Президиума ЦК старого состава и все командующие округами, а также командующие флотами. Этот военный совет ни разу не собирался. Месяца три тому назад министр обороны внес предложение в ЦК ликвидировать его за ненадобностью.[110] Мы говорим почему? А зачем он? Товарищи, вы согласны с этим?

Голоса. Нет.

ХРУЩЕВ. Мы тоже не согласны. Какому это министру взбрело в голову, что этот военный совет может ему мешать? Центральный Комитет партии хочет знать жизнь армии, но он хочет знать не через маленький каналик, через министра, а и командующих послушать. Сейчас настолько разрослось хозяйство армии, что один товарищ управлять и все знать не может. Надо уподобиться дураку, потому что он ничего не знает и поэтому счастливо живет, думая, что все знает. (Смех, аплодисменты.)

Товарищи, царь и тот имел советы тайные и явные, как они называли. Царь, уж он богом помазан, и тот признавал, что нужно советоваться, нужно слушать своих генералов, адмиралов и советников. Что же это за советская демократия, которая это отрицает? Куда же дальше идти?

Вот здесь критикуют товарищи. Ведь всегда бывает, как у ребенка, когда он начинает учиться ходить, ему надо сделать первый шаг, и он когда этот первый шаг делает, устойчиво не стоит. Я откроюсь, как Президиум поступил, и что же он записал. Надо было бы записать иначе. Мы сказали: отложить этот вопрос и вернуться к обсуждению позже. Вот прошло три месяца, мы еще не вернулись к обсуждению этого вопроса. Теперь мы хотим обсудить этот вопрос и, как говориться, в гроб положить это предложение и гвоздями забить, потому что оно не отвечает политике нашей партии, не отвечает решениям XX съезда партии, а, наоборот, направлено против них.

Теперь, товарищи, командующие армиями, фронтами, округами (округ это фронт) внесли предложение военные советы при командующих создать. Довольн