Book: Искусство фотографа



Джудит Макнот

Искусство фотографа

Глава 1

Прижав к уху телефонную трубку, Диана Фостер нетерпеливо ходила перед своим столом, не обращая внимания на великолепный вид Хьюстона, открывавшийся перед ней из окна небоскреба, где на одном из этажей размещалась редакция журнала «Образцовое домоводство Фостеров».

— По-прежнему никто не отвечает? — спросила Кристин Нордстром, младший технический редактор журнала.

Диана молча покачала головой, положила трубку и взяла с полки за спиной свою сумку.

— Наверное, все возятся в саду, испытывают какую-нибудь новую невообразимую агротехнику, — пошутила она и, надевая легкий зеленый жакет с белой отделкой, задумчиво добавила:

— А ты замечала, что, когда у тебя особенно интересная новость, ты никак не можешь отыскать людей, с которыми тебе хотелось бы ею поделиться?

— Совершенно верно, — согласилась Кристин и тут же предложила:

— Как насчет того, чтобы поделиться интересной новостью со мной?

Кристин недавно исполнилось тридцать два, она была на два года старше Дианы и выше ее на целую голову. В наследство от предков-северян ей достались голубые глаза и белая кожа. В придачу к этому она была рассудительной, энергичной и надежной, что делало ее незаменимой в такой важной области, как производственная.

Диана расправила белую юбку и, подняв голову, улыбнулась Кристин:

— Ладно, тогда слушай. Я только что решила сделать в Ньюпорте на Род-Айленд серию снимков для рубрики «Идеальная свадьба». Такая возможность возникла только сегодня утром, и нам придется работать в темпе, но грех упускать подходящий случай. Так вот, если ты не слишком загружена, я хотела бы послать тебя в Ньюпорт в помощь нашей обычной команде. Майк Макнейл и Кори тоже будут там. Ты можешь работать с ними на съемках, ты им очень пригодишься, и тебе это будет полезно: узнаешь, как фотографировать на натуре, да еще в спешке и в трудных условиях. Как это тебе?

— Как гром среди ясного неба, — отозвалась Кристин, причем ее лицо выражало искреннее удовлетворение. — Я всегда мечтала поработать с командой Кори. А что касается естественных декораций, то что может быть лучше живописного Ньюпорта. — И, увидев, что Диана направилась к дверям, добавила: Постой, Диана, я хочу поблагодарить тебя за все, что ты для меня сделала.

Работать с тобой настоящая радость…

Диана подняла руку, отмахиваясь от похвалы.

— Продолжай искать Кори, — попросила она Кристин. — И если дозвонишься, передай, чтобы все дома были наготове. Скажи, что у меня есть для них замечательная новость. И для Кори в первую очередь.

— Обязательно скажу. А ты передай Кори, что и жду не дождусь, когда начну работать с ней. — Кристин смолкла, и неуверенная, смущенная улыбка появилась у нее на лице. — Диана, а Кори знает, как она похожа на Мег Райан?

— Советую оставить свое открытие при себе, предупредила Диана. — Ее и так все принимают за Мег Райан и отказываются верить, что это не она. Некоторые даже злятся, считают, что Кори их обманывает.

Зазвонил телефон, и Кристин взяла трубку.

— Это Кори, — протянула она трубку Диане. — Она звонит из машины.

— Ну, слава Богу! — Диана поспешно вернулась к столу. — Кори, куда ты запропастилась? Я ищу тебя целое утро.

Кори почувствовала возбуждение, прозвучавшее в голосе сестры, но все ее внимание было сосредоточено на оранжевого цвета пикапе, пытавшемся втиснуться в тот ряд, где ехала Кори, полностью игнорируя ее присутствие.

— Я все утро провела в типографии, — наконец отозвалась Кори и, признав свое поражение, перешла в другой ряд, уступив место нахальному пикапу: по крайней мере теперь он не оставит оранжевую полосу на боку ее темно-вишневой машины. — Мне показалось, что некоторые снимки, предназначенные для следующего номера, не совсем удачные. Те самые, что иллюстрируют пикник. Я решила заменить их другими.

— Не беспокойся ты об этих снимках, все будет в порядке. У меня есть куда более важная новость. Ты успеешь за двадцать минут добраться до дома? Я хочу объявить ее всем сразу.

— Я что-то не поняла. Неужели это ты успокаиваешь меня насчет следующего номера? Вот уж на тебя не похоже! — шутливо упрекнула Кори всегда сверхосторожную сестру, на этот раз удивившую ее своим оптимизмом. Она взглянула в верхнее зеркало и перешла в другой ряд, чтобы свернуть на Ривер-Оукс, а не ехать в редакцию журнала, как она раньше намеревалась. — Я направляюсь домой, — объявила она, — но требую, чтобы ты сейчас же хотя бы намекнула, о чем речь.

— Хорошо, так и быть. Что ты скажешь, если я тебе открою, как нам повезло?

Ты просто не поверишь! Мать невесты хочет, чтобы мы поместили в рубрике «Идеальная свадьба» целую фотоподборку о свадьбе ее дочери. Видимо, она жаждет повысить свой рейтинг в обществе. Если мы согласимся на ее предложение, она, в свою очередь, предоставит нам полную свободу действий. Мы, как обычно, проведем съемки для рубрики, а она все оплатит, включая дорожные расходы наших сотрудников.

Уже много месяцев Кори с Дианой искали материал в рубрику «Идеальная свадьба» именно для этого номера журнала, но до сих пор отвергали все варианты — то Диана считала расходы непомерно высокими, то Кори находила выбранную свадьбу недостаточно интересной. Диана целиком отвечала за все финансовые вопросы фирмы «Фостер», в то время как Кори обеспечивала высококачественные фотоиллюстрации, достойно украшавшие страницы «Образцового домоводства Фостеров».

— Что касается финансовой стороны, то, кажется, тут все в порядке, а как насчет места съемки? Как все это выглядит? — заволновалась Кори.

— Успокойся, — посоветовала ей Диана. У себя в машине Кори покорно улыбнулась.

— Я готова к любому удару, — призналась она. — Можешь говорить.

— Церемония состоится на лужайке перед домом дяди невесты… прелестным малюсеньким особнячком в сорок пять комнат, построенным в 1895 году с разными излишествами, . такими, как расписные потолки, художественная лепнина и еще множество других архитектурных деталей, которые ты можешь сфотографировать для нашего следующего подарочною альбома. Знаешь, такие толстые роскошные книги с отличной бумагой, которые приятно полистать на досуге? — пошутила Диана.

— Хватит меня томить, — прервала сестру Кори, еле сдерживая нетерпение. Где находится домик?

— Ты готова услышать ответ?

— Да.

— В Ньюпорте, на Род-Айленд.

— Боже мой, вот здорово! — воскликнула Кори, мысленно представив себе живописные ракурсы с роскошными яхтами на заднем плане и сверкающим на солнце синим океанским простором.

— Мать невесты уже прислала мне фотографии дома и парка своего брата и сегодня утром сама позвонила мне. Судя по некоторым деталям, не она, а брат оплачивает все расходы. Да, забыла сказать: она дает нам в помощь шесть человек из местных, они будут работать под нашим началом. Это позволит нам сделать еще и снимки особо интересных комнат в доме, так что рассчитывай на дополнительную съемку. Все материалы и люди, конечно, за их счет, плюс наше проживание в доме.

Свободных номеров в гостиницах уже нет в связи с началом сезона, к тому же нам придется работать допоздна, так что это весьма удачное решение. И еще. В доме много прислуги, на свадьбу приглашены гости, поэтому нам не мешает присматривать за своим оборудованием.

— Пустяки, ради такого случая я готова поселиться даже в доме Синей Бороды, — заверила Кори.

В ответе Дианы послышались тревожные нотки.

— Хорошо, ну а если это не Синяя Борода, а Спенсер Аддисон?

— Я предпочту Синюю Бороду, — без малейшего колебания ответила Кори.

— Так я и думала.

— Может, подыщем какую-нибудь другую свадьбу?

— Ладно, поговорим об этом дома.

Глава 2

К тому времени, когда Кори повернула на Инвуд-драйв, а потом на длинную, обсаженную густыми деревьями аллею, которая вела к дому, она уже точно решила, что поедет в Ньюпорт. Диана, несомненно, знала об этом. И Кори, И Диана готовы были поступиться всем ради блага друг друга, блага семьи и блага фирмы «Фостер». Не сговариваясь, они всегда придерживались этого правила.

Мать и бабушка Кори тоже обязательно отправятся в Ньюпорт, поскольку именно они являлись создателями того самого знаменитого стиля, который все теперь называли «стилем Фостеров». Кори и Диана успешно развили основные особенности стиля и теперь рекламировали его в национальных масштабах через свой журнал и книги по домоводству, но предприятие по-прежнему существовало благодаря совместным усилиям всех членов семьи. Для матери и бабушки новая встреча со Спенсером будет лишь сюрпризом, но никак не трагедией, ведь Спенсер не причинил им такую боль, какую причинил Кори.

Машина Дианы уже стояла перед большим особняком в георгианском стиле, служившим одновременно и родовым гнездом, и «полигоном» для испытания различных новых идей по садоводству, кулинарии и интерьеру, находивших свое воплощение на страницах «Образцового домоводства Фостеров».

Кори выключила мотор и посмотрела на дом, который они с Дианой вместе с остальными членами семьи помогали сохранять и украшать. Сколько памятных событий в ее жизни связано с ним, думала Кори, продолжая сидеть в машине, не спеша войти в дом, где ей придется участвовать в обсуждении свадьбы в Ньюпорте.

Кори исполнилось тринадцать, когда она впервые увидела Диану в холле именно этого дома, а через год Кори познакомилась со Спенсером Аддисоном на лужайке за домом, где она впервые наравне со взрослыми участвовала в пикнике.

Здесь, в этом доме. Кори научилась любить и уважать Роберта Фостера, широкоплечего гиганта с добрым сердцем и блестящим умом, который позже удочерил ее. Роберт встретил мать Кори в городке Лонг-Вэлли, где купил завод, в конторе которого она работала секретаршей, и дальнейшее развитие событий больше походило на волшебную сказку. Очарованный прелестным лицом и милой улыбкой Мери, миллионер из Хьюстона в первый же день пригласил ее поужинать и в тот же вечер решил, что нашел свой идеал.

На следующий день он посетил родителей Мери, у которых она жила вместе со своей дочерью, потом последовал короткий период бурного ухаживания с привлечением на свою сторону всех членов маленькой дружной семьи По вечерам Роберт Фостер появлялся на пороге с огромным букетом цветов, маленькими подарками для каждого из своих новых знакомых и засиживался далеко за полночь, пока все, кроме Мери, не удалялись к себе, а он, обняв Мери за плечи, выходил с ней в сад, и они до рассвета сидели на качелях.

По прошествии двух недель он окончательно подружился с Кори, склонил на свою сторону родителей Мери и развеял сомнения самой Мери, после чего без задержки усадил в собственный самолет невесту и ее дочь и увез их далеко от скромного деревянного домика на окраине Лонг-Вэлли. Спустя несколько часов он на руках внес сначала Мери, а потом Кори в свой дом в Хьюстоне, где они и жили с тех самых пор.

Диана не присутствовала на свадьбе отца, потому что путешествовала по Европе со школьными друзьями и их родителями, и Кори страшилась встречи со своей новой сестрой, когда та наконец вернулась в Хьюстон в конце лета. Диана была на год старше Кори, и, по слухам, большая умница. Кори не сомневалась, что в придачу Диана окажется красавицей с огромным самомнением.

В день возвращения Дианы Кори притаилась на лестнице и подслушала, как ее приемный отец в гостиной сообщал Диане, что, пока она «все лето бездельничала в Европе», он нашел для нее новую мать и даже сестру.

Он познакомил Диану с матерью Кори, но Кори не разобрала слов, поскольку они говорили вполголоса, хотя было ясно, что с Дианой не случилась истерика, когда она узнала новость о женитьбе отца. Это немного успокоило Кори, и тут отчим попросил ее спуститься вниз.

С дрожащими коленками, но с упрямо вздернутым подбородком, что должно было означать «мне все равно, что вы обо мне думаете», Кори спустилась по лестнице.

На первый взгляд Диана Фостер оправдывала все самые худшие ожидания Кори.

Она не только была изящной и прехорошенькой, с зелеными глазами и массой блестящих вьющихся каштановых волос почти до пояса, но еще и выглядела так, будто сошла с картинки молодежного журнала мод: ее очень короткая бежевая юбка отлично сочеталась с клетчатой блузкой бежевых и синих тонов и бежевым блейзером с вышитой эмблемой на кармане. Кремовые колготки подчеркивали стройность ног.

Кори была выше ростом, одета в обычные джинсы и рядом с Дианой чувствовала себя невзрачной и уродливой со своими невыразительными голубыми глазами и прямыми как палки прядями выгоревших светлых волос, собранных на затылке в хвост. В честь торжественного события Кори надела свою любимую майку с изображением белой лошади на груди. Стараясь не падать духом, Кори молча разглядывала Диану, а та, также молча, в упор смотрела на свою новую сестру.

— Что молчите, девочки? — спросил Роберт Фостер доброжелательным, но властным тоном. — Вы теперь сестры!

— Привет, — пробормотала Диана.

— Привет, — отозвалась Кори.

Кори показалось, что Диана уставилась на ее майку, и она еще выше подняла голову. Это ее бабушка в Лонг-Вэлли с любовью нарисовала на майке лошадь, и если Диана Фостер позволит себе хотя бы одно неодобрительное слово, Кори одним ударом свалит эту фарфоровую куколку на пол.

Наконец Диана нарушила неловкое молчание.

— Ты любишь лошадей? — спросила она.

Кори пожала плечами, потом кивнула.

— Мы можем пойти к Барбаре Хейвард, они держат большую конюшню скаковых лошадей. А у брата Барбары Дугласа есть даже пони для игры в поло, — продолжала Диана — Я очень мало ездила верхом, и всегда на спокойных лошадях. Я не удержусь на скаковой лошади, — призналась Кори — Я тоже могу разве только погладить ее, — подхватила Диана. — Весной одна лошадь меня сбросила, — сказала она и поставила ногу на первую ступеньку лестницы, чтобы подняться на второй этаж, где находилась ее спальня.

— Если лошадь тебя сбросит, надо тут же садиться обратно в седло, наставительно произнесла Кори, испытывая радостное облегчение оттого, что Диана с готовностью признавала свои слабости. Кори всегда мечтала иметь сестру, и, может быть — она еще не смела надеяться, — это изящное красивое темноволосое создание станет для нее подругой. Диана, по всей видимости, не страдала высокомерием.

Они вместе поднялись на второй этаж и задержались перед дверями своих комнат. Снизу, из гостиной, доносился веселый смех их родителей, такой молодой и беззаботный, что девочки невольно обменялись улыбками, словно поймав взрослых за несоответствующим их возрасту занятием. Кори почувствовала, что обязана дать Диане какое-то объяснение, и искренне сказала:

— Твой отец очень добрый. Мой бросил нас, когда я была совсем маленькой.

Они с мамой развелись — Моя мама умерла, когда мне было пять лет. — Диана склонила голову набок, прислушиваясь к счастливым голосам, доносившимся из гостиной. — Твоя мама заставляет моего отца смеяться. Мне кажется, она хороший человек.

— Очень хороший.

— Она строгая?

— Иногда. И то не очень. Но потом она раскаивается и делает для меня целую гору шоколадного печенья или пирог со свежей клубникой. — Кори замялась.

— Я хочу сказать, не только для меня, но и для твоего папы.

— Шоколадное печенье, вот здорово! — не без зависти сказала Диана. — А пирог со свежей клубникой — это вообще сказка!

— Мама считает, что следует пользоваться только свежими фруктами и овощами. И бабушка тоже. Вообще никаких фабричных консервов. И замороженных продуктов тоже.

— Вот здорово! — снова восхитилась Диана. — А наша повариха Кончита добавляет во все блюда красный перец.

— Знаю, — рассмеялась Кори. — Но мама уже сама распоряжается на кухне.

Внезапно Кори почувствовала, что и они с матерью могут сделать что-то хорошее для Дианы и ее отца.

— Теперь, когда моя мама стала и твоей мамой, тебе не придется больше есть перец Кончиты, — сказала она и, поддразнивая, добавила:

— Подумать только, ты будешь есть пироги без перечной начинки!

— И больше никогда никаких блинчиков с перечной подливкой! — включилась в игру Диана.

Девочки вдруг смолкли, и их смущенные и растерянные взгляды встретились, словно они понимали, что их будущее зависит от тех слов, которые они произнесут в эти первые минуты знакомства. Кори первая набралась смелости нарушить молчание:

— Твой отец подарил мне на день рождения замечательный фотоаппарат. Я научу тебя снимать, и ты можешь пользоваться им, когда захочешь.

— Мне кажется, что теперь мы обе должны называть его отцом.

Это было откровенное предложение поделиться отцом и его любовью. Кори прикусила задрожавшую от волнения губу.

— Я всегда мечтала иметь сестру, — призналась она.

— Я тоже, — подхватила Диана.

— Мне нравится твой костюм, он элегантный, — похвалила Кори.

Диана посмотрела на белую лошадь, скакавшую поперек груди Кори.

— Мне нравится твоя майка! — объявила она.



— Она правда тебе нравится?

— Правда, — энергичным кивком подтвердила Диана.

— Я позвоню бабушке и скажу ей об этом. Она сделает тебе такую же, только выбери цвет. Мою бабушку зовут Роза Бриттон, но она захочет, чтобы ты тоже называла ее бабушкой, как и я.

Глаза Дианы засияли.

— У тебя в придачу и бабушка есть?

— Да. Бабушка не только художница, она еще умеет выращивать цветы. Дедушка тоже любит копаться в земле, только вместо цветов он выращивает овощи. И еще он умеет плотничать! Он может запросто пристроить к дому веранду или мансарду или переоборудовать кухню — Чтобы подкрепить свои слова, Кори попыталась щелкнуть пальцами, но от волнения у нее ничего не вышло. — Заказывайте все, что хотите, он вам все построит. Надо только попросить.

— Ты хочешь сказать, что у меня будет еще и дедушка? Кори кивнула и с удовольствием увидела, как Диана подняла глаза к потолку и радостно воскликнула:

— Сестра, мама, бабушка и дедушка! Вот так удача! Дальше все пошло словно в волшебном сне. Как и предполагала Кори, дедушка с бабушкой полюбили Диану с первого взгляда, и девочки столько времени проводили в Лонг-Вэлли с Розой и Генри Бриттонами, что отец объявил им, что он их ревнует. Когда весной следующего года Мери скромно намекнула, что хотела бы, чтобы ее родители жили поближе, Роберт быстро разрешил проблему, пригласив архитектора, который подготовил план перестройки и расширения стоящего в парке домика для гостей, после чего с почтительным изумлением наблюдал, как Генри Бриттон взял на себя почти все плотницкие работы. Постройка теплицы для розы и разбивка огорода были для Генри уже сущим пустяком.

Щедрый жест Роберта окупился тысячу и тысячу раз вкусными блюдами, приготовленными из овощей и фруктов, выращенных на его собственной земле, и букетами цветов, украсившими дом. Более того, стол теперь накрывали в самых разных комнатах и местах, в зависимости от каприза и настроения тех, кого Роберт привычно называл «мои повелительницы».

Иногда они ели в просторной кухне с кирпичными стенами и медными сковородами и кастрюлями, развешанными над газовой плитой и электрическими духовками; иногда обедали в саду под зеленым в белую полоску тентом и на такой же зеленой в белую полоску скатерти, в другой раз — рядом с бассейном, сидя на удобных стульях, которые смастерил дедушка Генри из деревянных планок; случалось, они ели на одеяле, расстеленном на лужайке, но при этом пользовались хруcтальными бокалами и тонкой фарфоровой посудой, что Мери называла «единством противоположностей».

Умение Мери сервировать стол, готовить кушанья и принимать гостей удостоилось особой похвалы, когда через год после брака с Робертом она впервые устроила настоящий прием в качестве его жены. Сначала мысль о таком приеме для друзей обеспокоила Роберта и напугала Мери, так как она страшилась, что эти люди будут смотреть на нее свысока, более того, сочтут ее выскочкой, но Кори и Диана были совершенно противоположного мнения. Они знали: за что бы Мери ни бралась, она вкладывала в дело всю душу и умение. Роберт Фостер поддержал девочек. Обняв жену, он сказал:

— Ты их покоришь, милая. Оставайся самой собой и делай все, как ты привыкла.

После недельной дискуссии, в которой приняла участие вся семья. Мери наконец решила организовать вечеринку по-гавайски: у плавательного бассейна под пальмами. Как и предсказал Роберт, Мери действительно поразила гостей, и не только обильным вкусным угощением, прекрасно накрытыми и украшенными столами и настоящей гавайской музыкой, но и тем, какой умелой и радушной хозяйкой она оказалась. Одетая в яркий саронг, подчеркивающий ее стройную фигуру, под руку с мужем, она переходила от одной группы гостей к другой и дарила каждой женщине венок из выращенных в собственной теплице орхидей, снимая его со своего запястья. Венки были нанизаны на ее руку до самого локтя, Когда несколько гостей-мужчин похвалили удивительно вкусную еду, а затем посетовали, что Роберт Фостер превратил часть обширной лужайки в огород, Мери позвала своего отца, и тот с гордостью предложил им совершить прогулку по огороду при лунном свете. Генри Бриттон водил джентльменов в смокингах между овощными грядками, где применялись только органические удобрения, и рассказывал обо всем с таким заражающим энтузиазмом, что несколько мужчин тут же объявили о желании завести собственные огороды.

Когда дамы спросили Мери, кто ее бакалейщик, она поразила их, назвав собственную семью. А когда Марджори Крамбейкер, которая вела в «Хьюстон пост» колонку светских новостей, поинтересовалась, в каком цветочном магазине Мери заказывает цветы, Мери на секунду задержалась с ответом и все-таки сказала правду, не боясь показаться чудачкой: несмотря на широко распространенное мнение, что все домашние обязанности — это тяжелый груз и что любая интеллигентная женщина стремится найти для себя другое, более полезное занятие, Мери призналась, что любит стряпать, заниматься огородом, выращивать цветы и шить. Она как раз рассказывала о том, что любит консервировать фрукты и овощи, когда ее взгляд упал на пожилую седую женщину, сидевшую поодаль от всех, обхватив руками плечи, как будто ей было холодно.

— Простите, — прервала свой рассказ Мери, — но, кажется, миссис Бредли замерзла, надо принести ей шаль.

Она послала Кори и Диану в дом за шалью, и, возвращаясь, они услышали, что Мери говорит с бабушкой Розой о своем интервью, данном Марджори Крамбейкер.

— Знаешь, я вела себя так, будто мы все деревенщина и не знаем ничего, кроме огорода! — жаловалась Мери. — Я даже не стану читать, что она напишет о нас в своей газете.

Мери взяла у девочек шаль и попросила бабушку Розу отнести ее миссис Бредли, а сама направилась к группе гостей.

Кори и Диана очень расстроились, услышав, что могут стать всеобщим посмешищем.

— Ты думаешь, Марджори Крамбейкер выставит нас дураками? — спросила Диана бабушку.

Улыбнувшись, Роза обняла девочек за плечи.

— Ни в коем случае, — успокоила она их и понесла шаль миссис Бредли, в душе надеясь, что она права и ничего плохого не случится.

Миссис Бредли обрадовалась пушистой, связанной крючком шали.

— Когда-то я тоже любила вязать крючком, — сказала она, расправив шаль и любуясь кружевным узором. Ее длинные аристократические пальцы были изуродованы артритом. — Теперь я не могу держать крючок, даже если он очень большой, вроде тех, что продаются в магазинах.

— Вам нужен крючок с толстой ручкой, сделанный специально для вас, заметила Роза.

Она оглянулась, ища Генри, который неподалеку разговаривал с одним из гостей о пользе съедобных цветов. Роза подозвала его к себе. Узнав о проблеме, Генри согласно закивал головой:

— Вам, мэм, нужен вязальный крючок с большой толстой деревянной ручкой, сделанной как раз по вашей руке, и с небольшими углублениями для пальцев, чтобы вы не могли его выронить.

— Не думаю, что кто-нибудь делает такие крючки, — заметила миссис Бредли.

Вопреки утверждению, в ее голосе все же прозвучала надежда.

— Вы правы, не делают, но я сделаю для вас такой крючок. Приезжайте к нам послезавтра и останьтесь на пару часов, чтобы я мог подогнать крючок по вашей руке. — Генри коснулся ее узловатых пальцев и сочувственно добавил:

— Артрит настоящее проклятие, я сам от него страдаю, но вязать вы будете.

Он отошел в сторону, и миссис Бредли проводила его восхищенным взглядом, словно он был сказочным рыцарем-освободителем в сияющих доспехах. Миссис Бредли медленно перевела взгляд на Розу и вежливо предложила ей заняться другими гостями.

— Мой внук Спенсер сейчас у друзей, неподалеку отсюда. Я попросила его заехать за мной в одиннадцать. Так что не беспокойтесь обо мне.

Роза оглядела банкетные столы и, уверившись, что все в порядке, села рядом с миссис Бредли.

— Я с удовольствием поговорю с вами, — сказала она — Для крючка, сделанного Генри, вам потребуется толстая шерсть. Я собиралась научить вязать крючком Диану и даже подыскала для нее образцы декоративных салфеток для обеденного стола, думала, она заинтересуется. Но она и слушать не захотела о том, чтобы вязать обычные прямоугольники. Предложила связать салфетки в форме яблок, лимонов, клубники и всяких других фруктов и ягод, даже сделала несколько набросков, очень простых и выразительных. Вам понравится ее идея.

— Диана? — удивилась миссис Бредли. — Вы имеете в виду маленькую Диану Фостер?

— Именно ее, — гордо кивнула Роза. — У этой девочки художественный талант, да еще какой. У Кори тоже. Диана отлично пишет маслом и рисует углем. А Кори увлекается фотографией и неплохо снимает. Роберт купил ей к дню рождения оборудование для проявления пленок. Ей уже исполнилось четырнадцать.

Миссис Бредли посмотрела туда, куда показывала Роза, и улыбнулась, увидев девочек.

— Не завидую вам, когда молодые люди начнут обращать на них внимание, усмехнулась она.

Не замечая, что на них смотрят, девочки со стороны — они расположились неподалеку от столов с десертом — наблюдали за ходом праздника. Это мероприятие не было рассчитано на подростков, и они пребывали в одиночестве. По просьбе отца Кори осуществляла функции «выездного фотографа»и приближалась то к одной, то к другой группе, стараясь поймать настроение и заснять отдельные лица, не привлекая к себе внимания.

— Может, хватит? Пойдем в дом, — сказала Диана. — Посмотрим какой-нибудь фильм.

— Хорошо, только вот кончу эту пленку. Кори примеривалась, кого бы еще снять, и пришла к выводу, что уделила мало внимания членам своей семьи. Она начала вглядываться в толпу в поисках родных лиц.

— Вон бабушка Роза, — сказала она и направилась к ней. — Давай-ка ее снимем… — Кори замолкла, увидев отделившегося от толпы высокого молодого человека в белом смокинге.

— Вот это да! — воскликнула Кори и с такой силой схватила Диану за руку, что та резко остановилась. — Вот это да, — уже тише повторила она. — Кто это? Тот, кого представляют бабушке? — уточнила она.

Диана проследила за направлением ее взгляда.

— Это Спенсер Аддисон. Он внук миссис Бредли и живет здесь, когда нет занятий в университете в Далласе. Сколько я себя помню, он всегда жил здесь. Диана попыталась отыскать в памяти еще какие-нибудь сведения о Спенсере и добавила:

— У него еще где-то есть мать и сводная старшая сестра, но он с ними мало общается… Постой, я вспомнила, почему он живет с бабушкой. Его мать без конца меняла мужей, и миссис Бредли решила, что Спенсер должен жить с ней. Это случилось уже очень давно. Спенсеру, наверное, сейчас девятнадцать или двадцать, я точно не знаю.

Кори никогда прежде вот так сразу не влюблялась и с презрением относилась к подругам, которые были подвержены этой слабости. Юноши — это юноши, и не более того. По крайней мере ей всегда так казалось.

Взглянув на Кори, погруженную в созерцание Спенсера, Диана подавила смешок.

— Хочешь я тебя с ним познакомлю? — спросила она.

— Я предпочла бы сразу выйти за него замуж, — вздохнула Кори.

— Сначала все-таки следует познакомиться, — заметила Диана со свойственными ей практичностью и любовью к соблюдению приличий. — После чего ты можешь сделать ему предложение. А пока давай поторопимся, а то он уйдет…

Диана схватила Кори за руку и потянула за собой, но та в панике вырвала руку.

— Только не сейчас! Я не хочу ни с того ни с сего навязаться к нему со знакомством. Не могу, и все тут. Он меня примет за ненормальную и вообще за какую-то там девчонку-школьницу.

— Если не слишком приглядываться, тебе можно дать лет шестнадцать.

— Ты не шутишь? — спросила Кори, всей душой желая верить словам Дианы.

Хотя Диана была всего на год старше, для Кори она являлась, несмотря на юность, образцом мудрости и утонченности: сдержанная, воспитанная и внешне уверенная в себе. Сегодня, как считала Кори, она особенно хорошо смотрится в матросском костюме, состоявшем из темно-синих «клешей»и коротенького, до талии, темно-синего жакета с золотыми галунами на рукавах, золотыми якорями на плечах и золотыми звездами на отворотах воротника. Диана помогла ей выбрать сегодняшний наряд и уложила густые светлые волосы Кори в модный пучок, придававший ей, как они обе решили, более взрослый вид. И вот теперь, мучаясь нетерпением. Кори ждала приговора Дианы.

— Нет, не шучу, — наконец изрекла Диана, окинув ее оценивающим взглядом, тебе можно дать шестнадцать.

— Он не примет меня за идиотку?

— Конечно, нет.

Диана уже двинулась вперед, но Кори ухватила ее за платье.

— Но я не знаю, что ему сказать! Как себя вести!

— У меня есть идея. Нет, подожди, захвати с собой фотоаппарат, — сказала Диана, увидев, что Кори кладет его на садовое кресло. — И прекрати сходить с ума.

Кори не сходила с ума, она была в растерянности. Судьба вмиг превратила ее из подростка в девушку, и она, набравшись мужества, уже не хотела возвращаться в безопасный и привычный мир детства.

— Привет, Спенсер, — поздоровалась Диана, когда они наконец приблизились к желаемому объекту.

— Неужели это Диана? — изумился Спенсер, словно не веря своим глазам. — Да ты совсем взрослая.

— Надеюсь, что я все еще достаточно молода, — ничуть не смущаясь, пошутила Диана, и Кори про себя решила, что в дальнейшем будет держаться с такой же непринужденностью. — Мне еще расти и расти, чтобы достать тебе хотя бы до плеча. И, повернувшись к Кори, представила:

— Знакомься, это моя сестра Каролина.

Наступил тот самый миг, которого одновременно боялась и желала Кори.

Благодарная Диане за то, что та назвала ее полным именем, звучавшим более солидно, Кори заставила себя перевести взгляд с белой, плиссированной на груди рубашки Спенсера чуть выше, сначала на его загорелый подбородок, потом еще выше, где и встретилась с его карими глазами, отчего у нее вдруг подогнулись колени.

Спенсер протянул ей руку, и, словно издалека, она услышала его низкий голос, бархатный, проникновенный и ласкающий, который повторил ее имя.

— Каролина, — сказал Спенсер.

— Да, — чуть слышно подтвердила Кори, глядя ему в глаза и протягивая свою дрожащую руку. У него были теплая широкая ладонь и крепкое рукопожатие. Она ответила на него и не сразу догадалась отпустить его пальцы, задержав их в своих.

Диана пришла ей на помощь, стараясь отвлечь внимание миссис Бредли и бабушки от застывшей в немом обожании Каролины:

— У Кори есть еще несколько кадров, миссис Бредли.. Мы подумали, не захотите ли вы сфотографироваться вместе со Спенсером.

— Какая чудесная мысль! — обрадовалась миссис Бредли и разрушила очарование, обратившись прямо к Кори:

— Ваша бабушка говорит, что вы отличный молодой фотограф!

Кори через плечо взглянула на миссис Бредли и кивнула, по-прежнему сжимая руку Спенсера Аддисона.

— Как бы ты, Кори, хотела снять Спенсера и миссис Бредли? — упорствовала Диана.

— Я должна подумать… — сказала Кори. Она выпустила руку Спенсера и оторвала взгляд от его лица. Охваченная внезапной жаждой деятельности, она отступила назад, поднесла к глазам фотоаппарат, посмотрела в видоискатель и направила объектив прямо на Спенсера, почти ослепив его неожиданной вспышкой.

Спенсер рассмеялся, и Кори сделала второй снимок.

— Я немного поторопилась, — извинилась Кори и снова быстро поймала Спенсера в фокус. На этот раз он смотрел прямо в объектом и улыбался ленивой улыбкой, его зубы казались особенно белыми на загорелом лице. Сердце Кори подскочило, отчего, наверное, вздрогнул и фотоаппарат, когда она сделала этот снимок, а за ним еще один. Она ликовала, что утром у нее будет сразу несколько фотографий Спенсера, которыми она сможет любоваться, и совсем забыла о бедной миссис Бредли, быстро сняв Спенсера еще два раза подряд.

— А теперь как насчет того, чтобы снять миссис Бредли со Спенсером? — со значением сказала Диана, явно сдерживая смех. — А если снимки получатся, добавила она, обращаясь к Кори, — то мы дня через два отвезем их миссис Бредли прямо домой.

Мысль о том, что она совсем забыла о миссис Бредли, заставила Кори покраснеть до корней волос, и она тут же поклялась себе сделать такую фотографию миссис Бредли вдвоем со Спенсером, чтобы ей позавидовал любой профессиональный фотограф. Поставленная цель и технические тонкости ее осуществления целиком захватили Кори, и красавец Спенсер на несколько минут превратился для нее лишь в объект съемки.

— Тут трудности с освещением, — объяснила Кори и, уже подняв аппарат, обратилась к Спенсеру:

— Наверное, вам лучше стать за креслом вашей бабушки. А теперь, миссис Бредли, смотрите на меня… И вы тоже… Спенсер.

Кори произнесла его прекрасное имя, и холодок пробежал у нее по спине. Она приостановилась, чтобы перевести дыхание.

— Вот так будет хорошо. — Кори сделала снимок, но когда пара хотела разойтись, выразила недовольство напряженностью их поз. — Давайте я сниму вас еще рая, — предложила она и подождала, пока Спенсер оказался в кадре. — А теперь, Спенсер, положите руку на левое плечо бабушки — Есть, адмирал, — откликнулся Спенсер, намекая на ее кокетливый матросский костюм, и подчинился приказу.



Услышав милую шутку, Кори ничем не выдала своих чувств, но спрятала ее в глубине своего сердца, чтобы потом наедине с собой проникнуть в ее тайный смысл — Миссис Бредли, прошу вас, смотрите на меня. Вот так, — попросила она, тем временем наблюдая игру света на лице Спенсера и прикидывая, как это получится на фотографии. Ей нравилось, что его большая мужская ладонь, словно защищая, лежала на плече бабушки.

— А теперь, прежде чем я нажму на кнопку, я хочу, чтобы вы вспомнили особо памятный для вас обоих момент, только для вас двоих, например, когда Спенсер был маленьким мальчиком. Может быть, посещение зоопарка, или когда Спенсер впервые сел на трехколесный велосипед. Или когда ему показалось, что он ел самое вкусное в жизни мороженое…

В видоискатель она увидела, как тень улыбки скользнула по лицу Спенсера и он с нежностью посмотрел на белую голову бабушки. В свою очередь, лицо миссис Бредли смягчилось от воспоминаний, огоньки вспыхнули в ее глазах, она посмотрела на Спенсера, подняла руку и прикрыла ею ладонь внука на своем плече.

Кори сделала быстрый снимок, потом еще один Девушка была в восторге, что ей удалось поймать это неожиданное трогательное проявление чувств, которое, она была уверена, ей удалось запечатлеть на пленке.

Кори опустила фотоаппарат и, улыбаясь, посмотрела на Спенсера и миссис Бредли.

— Я отдам проявить эти снимки в фотомагазин. Сама я не хочу их трогать: боюсь испортить, а они такие замечательные — Большое тебе спасибо, Кори, — искренне поблагодарила миссис Бредли, ее глаза все еще сияли от пробужденных воспоминаний.

— Я бы тоже хотела сняться с тобой, Спенс, и тогда мы можем идти, иначе опоздаем! — произнес умоляющий женский голос, и Кори впервые заметила, что Спенсер пришел с девушкой. Очень красивой девушкой, с тонкой талией, большой грудью и длинными, стройными ногами. Кори поникла, но тем не менее послушно отступила назад, чтобы сделать снимок. Она подождала, пока ее соперница примет особенно эффектную позу, и только тогда нажала на кнопку.

На следующей неделе негативы Кори были готовы, а в «Хьюстон пост» появилась колонка Марджори Крамбейкер. Вся семья собралась в столовой вокруг стола и затаив дыхание следила, как Роберт раскрывает газету на полосе светских новостей. Всю полосу целиком занимали фотографии гостей, празднично накрытых столов, букетов, цветочных композиций и даже теплицы и огорода.

Но особую гордость семья почувствовала, когда Роберт Фостер громко прочитал вслух:

«Любезная хозяйка этого удивительно удачного вечера миссис Роберт Фостер (до замужества Мери Бриттон из Лонг-Вэлли) проявила свое щедрое гостеприимство и согрела особым вниманием всех без исключения приглашенных, что, несомненно, позволит ей занять почетное место в высшем обществе Хьюстона. Праздник также украсили своим присутствием мистер и миссис Бриттон, родители миссис Фостер, которые любезно согласились показать многим восхищенным гостям и будущим огородникам и плотникам (как жаль, что у нас на все нет времени!) новый сад и огород, теплицу и столярную мастерскую, построенные Робертом Фостером на участке вокруг его особняка в Ривер-Оукс…»

Глава 3

Большой успех имели не только прием, но и сделанные Кори фотографии Спенсера Аддисона и его бабушки. Сама Кори была так ими довольна, что заказала две копии особо удачного снимка Спенсера — одну для себя, а другую для миссис Бредли.

Свой снимок она вставила в рамку и поместила на ночном столике, затем легла на кровать, положив голову на подушку, и проверила, видна ли ей фотография. Убедившись, что все сделано как надо, она посмотрела на Диану, сидевшую в ногах кровати.

— Ну разве он не красавец? — вздохнула Кори. — Мэтт Диллон и Ричард Гир, вместе взятые… Только им все равно далеко до него. Он Том Круз и этот тип Форд… Как его там, не помню…

— Гаррисон Форд, — подсказала Диана.

— Верно, Гаррисон Форд, — согласилась Кори, взяв со столика фотографию Спенсера и поднося ее к лицу. — Когда-нибудь я обязательно выйду за него замуж.

Я это точно знаю.

И хотя Диана была старше Кори и определенно значительно разумнее и рассудительнее, она тем не менее не могла устоять перед энергичным напором сестры и заразительной энергией, с которой та атаковала любые жизненные проблемы.

— Хорошо, — согласилась Диана, вставая и подходя к телефону, — но все же нам лучше удостовериться, что твой будущий муж дома, прежде чем везти фотографии миссис Бредли. Кстати, мы можем пойти туда пешком, это всего две мили отсюда.

Миссис Бредли не просто понравились фотографии, она была от них в восторге.

— У тебя талант, Кори! — воскликнула она, погладив лицо Спенсера на снимке своими слегка дрожащими, изуродованными артритом пальцами. — Я поставлю эту фотографию у себя на комоде. Нет, лучше здесь, в гостиной, где ее все могут видеть. Спенсер! — позвала она.

Спенсер, прыгая через две ступеньки, бежал вниз по лестнице, направляясь к входной двери. Услышав зов бабушки, он повернул в гостиную. В белой футболке и брюках, с теннисной ракеткой в руках он показался Кори еще более красивым, чем в смокинге.

Не замечая, что Кори густо покраснела, миссис Бредли кивком указала на девочек:

— Ты ведь знаком с Дианой и, конечно, помнишь Кори? Она фотографировала нас на вечере в субботу.

Скажи он «нет», Кори умерла бы от унижения и разочарования прямо тут, на персидском ковре миссис Бредли. Им только и оставалось бы, что вынести ее тело из дома и похоронить.

Но Спенсер с улыбкой взглянул на Кори и кивнул.

— Привет, дамы, — сказал он, и Кори почувствовала, что ей по меньшей мере двадцать.

— Девочки преподнесли мне необыкновенный подарок, — пояснила миссис Бредли. Она протянула Спенсеру снимок в рамке. — Помнишь, как Кори попросила нас подумать об особенно счастливом моменте в нашей жизни? И вот что из этого получилось!

Спенсер взял фотографию, и вежливый интерес на его лице сменился выражением изумления и удовольствия.

— Какой прекрасный снимок, Кори! — сказал он, обратив на нее все очарование магнетического взгляда и глубокого проникновенного голоса. — Ты очень талантлива. — Он вернул фотографию, нагнулся и быстро поцеловал бабушку в лоб. — Я еду в клуб. У меня через полчаса партия в теннис, — сказал он ей и повернулся к девочкам:

— Могу я подвезти вас домой? Мне это по пути.

Поездка со Спенсером Аддисоном в синей спортивной машине с открытым верхом сразу возглавила список «Важнейшие события моей жизни», который вела Кори, и в ближайшие несколько лет ей удалось добавить в него еще несколько эпизодов равного значения. Действительно, Кори проявляла особую изобретательность, выдумывая предлоги для посещения миссис Бредли именно в те редкие уик-энды, когда Спенсер приезжал домой из университета. А миссис Бредли, сама того не подозревая, способствовала замыслу Кори, отправляя Спенсера к Фостерам с печеньем собственного изготовления или с просьбой прислать ей кулинарные рецепты или модели для вязки тем самым удобным большим крючком, что изготовил для нее дедушка Кори-Генри.

Шли недели и месяцы, и Кори использовала свое увлечение фотографией как дополнительную уловку, чтобы чаще видеть Спенсера и увеличить коллекцию столь дорогих ее сердцу снимков. Под предлогом совершенствования в искусстве фоторепортажа она посещала матчи поло с участием Спенсера, теннисные турниры и вообще любые мероприятия, где он мог появиться. Коллекция фотографий росла, и Кори завела для них особый альбом, который прятала под кроватью, а когда он был заполнен, начала новый, а за ним и следующий. Но самые удачные портреты Спенсера украшали стены ее спальни, так что его лицо всегда было у нее перед глазами. Когда же бабушка Роза поинтересовалась, почему большинство снимков в комнате внучки — это фотографии Спенсера Аддисона, Кори пустилась в долгие туманные объяснения относительно особой фотогеничности Спенсера и того, что работа с одним объектом в разном окружении способствует развитию художественного мастерства. Для вящей убедительности Кори использовала массу профессиональных терминов, пространно объясняя зависимость конечного результата от размера диафрагмы и величины выдержки. В полной растерянности и недоумении бабушка вышла из спальни Кори и больше никогда не возвращалась к этой теме.

Остальные члены семьи, несомненно, догадывались об истинных мотивах поведения Кори, но, жалея ее, воздерживались от комментариев. Что же касалось объекта ее непоколебимой верности, то он вел себя с ней непринужденно, будто и не подозревал, что Кори живет встречами с ним, а встречи были частыми, поскольку миссис Бредли то и дело посылала Спенсера к Фостерам с разными поручениями. Кори мало интересовали причины его приезда, главным было то, что Спенсер обычно не торопился покидать их дом.

Если Кори заранее узнавала о предстоящем визите, то она целые часы проводила перед зеркалом, пробуя разные прически, примеривая наряды и мысленно выбирая подходящую тему для разговора в надежде, что ей удастся с ним поговорить. Но как бы она ни выглядела и какую бы тему ни выбрала, Спенсер неизменно обращался с ней со снисходительной любезностью, которая к пятнадцати годам Кори переросла в нечто похожее на братскую любовь. С этого времени у Спенсера вошло в привычку называть Кори Герцогиней и делать ей шутливые комплименты относительно ее внешности. Он хвалил ее снимки, рассказывал смешные истории, давал советы насчет выбора колледжа, в который она должна поступить.

Случалось, он даже оставался обедать.

Мать Кори утверждала, что Спенсер навещает их и проводит с ними время, потому что у него никогда не было настоящей семьи и он ценит их семейную атмосферу. Отец Кори считал, что Спенсеру нравится беседовать с ним о нефтяном бизнесе. Со своей стороны, дедушка Генри в равной мере не сомневался, что Спенсера интересуют сад, огород и тепличное хозяйство. Бабушка Роза придерживалась мнения, что Спенсер любит хорошую кухню, что было ее коньком.

Кори цеплялась за надежду, что ему нравится видеться и разговаривать с ней, а Диана в силу своей молодости и преданности Кори поддерживала сестру в ее заблуждении.

Глава 4

Каким-то образом Кори удавалось притворяться, что она испытывает к Спенсеру только платоническое чувство, и так продолжалось до ее шестнадцати лет. До шестнадцати она сдерживала себя не только из-за боязни испугать Спенсера своим пылом и потерять его, но и оттого, что у нее не было возможности продемонстрировать ему, что она достаточно взрослая и готова к более романтическим отношениям Судьба подарила ей такой случай за неделю до Рождества Спенсер явился с горой подарков от бабушки для всех членов семьи Фостер, но для Кори у него был свой особый подарок Он остался ужинать и потом сыграл две партии в шахматы с дедушкой Генри. Кори не стала сразу раскрывать пакет, а подождала, пока все уйдут к себе наверх. Она настояла, чтобы Спенсер остался, пока она распаковывает его подарок. Дрожащими руками Кори сняла крышку с большой коробки, развернула папиросную бумагу и вынула толстый, в красивом переплете альбом фотографий пяти лучших фотографов мира.

— Какая красота, Спенс! — восхитилась она. — Большое спасибо! Я навсегда сохраню твой подарок.

Кори знала, что Спенсер спешит на рождественскую вечеринку к своим друзьям, и, провожая его до дверей, впервые в туфлях на высоких каблуках, в длинной клетчатой юбке, белой шелковой блузке и бархатном блейзере цвета густого красного вина, она чувствовала себя необыкновенно уверенной и взрослой.

Она заранее знала, что Спенсер приедет к ним, и зачесала волосы в высокий шиньон, выпустив несколько завитых прядей над ушами; эта прическа делала ее старше и, как утверждала Диана, с чем Кори тоже соглашалась, подчеркивала и увеличивала ее голубые глаза.

— Веселого Рождества, Кори, — пожелал ей Спенсер уже на пороге.

Кори заговорила, даже не осознав, что делает; если бы она раздумывала, то ни за что не решилась бы на такой шаг. Весь дом был украшен к празднику сосновыми ветками и остролистом, а с хрустальной люстры в холле свешивался целый пучок омелы, перевитый красными и золотыми лентами.

— Спенс, — решилась Кори, — разве ты не знаешь, что нельзя нарушать рождественские традиции друзей? Это может принести им несчастье.

Он обернулся, уже держась за ручку двери.

— Неужели? — спросил он. Кори медленно кивнула. Она сплела пальцы за спиной, чтобы не выдать своей нервной дрожи.

— Какую же традицию я нарушил? Вместо ответа Кори запрокинула голову и со значением посмотрела на пучок омелы.

— Вот эту, — ответила она, боясь, что у нее прервется голос.

Спенсер взглянул вверх, на омелу, потом вниз, на Кори. Его лицо выражало недоумение и нерешительность, и Кори окончательно пала духом.

— Конечно, традиция не требует, чтобы ты поцеловал именно меня, торопливо забила она отступление. — Ты можешь поцеловать кого угодно в доме. И, окончательно смутившись. Кори попыталась обратить все в шутку:

— Ты можешь поцеловать горничную. Или нашу повариху Кончиту. Или даже нашу кошку. Или мою собаку…

Спенсер рассмеялся и отпустил ручку двери, но вместо того, чтобы наклониться и поцеловать ее в щеку — о большем Кори и не мечтала, — он остановился, в нерешительности глядя на нее.

— А ты уверена, что достаточно взрослая для этого? Кори смотрела прямо в его карие глаза, зачарованная золотистыми искорками, вспыхивающими в их глубине.

«Да, — молча подтвердила она. — Ну чего ты ждешь?

Поцелуй меня. Я достаточно взрослая и уже целую вечность жду твоего поцелуя». Она знала, что он читает красноречивый ответ в ее глазах, слегка улыбнулась и, все так же держа руки за спиной, тихо, но ясно произнесла слово «нет».

Это было намеренное, но в то же время непроизвольное кокетство, смелый вызов… И Спенсер принял его. С удивленным хриплым смешком он взял ее двумя пальцами за подбородок и медленно провел губами по ее губам. Туда и обратно.

Всего один раз. Это было некое подобие поцелуя, но Спенсер не сразу отпустил ее подбородок. А Кори не сразу открыла глаза.

— С Рождеством тебя. Герцогиня, — тихо сказал Спенсер. Он открыл дверь, и ледяной ветер пронизал Кори. А когда дверь за ним закрылась. Кори, не понимая, что делает, автоматически погасила в прихожей все огни и застыла в темноте, вспоминая нежность, прозвучавшую в его голосе после поцелуя. Целых два года она прожила в мечтах о Спенсере Аддисоне, но не могла и вообразить, что его голос способен волновать и ласкать с такой же силой, как и поцелуй.

Глава 5

Одна-единственная вещь омрачала счастье Кори: Спенсер объявил, что собирается провести весенние каникулы в своем университете, готовясь к последним экзаменам, и вернется в Хьюстон только в июне, после выпускной церемонии.

Кори, которая мало интересовалась другими представителями мужского пола, решила использовать время с января по июнь, чтобы глубже изучить мужскую психологию и с этой целью встречаться с самыми разными молодыми людьми. Спенсер был почти на шесть лет старше Кори и в сто раз опытнее, и ее начала беспокоить собственная наивность в общении с мужчинами, что в конца концов могло смутить Спенсера и вообще явиться причиной прекращения их дальнейших отношений.

Кори пользовалась успехом в школе, и лестное количество молодых людей хотело с ней встречаться, но она остановила свой выбор на Дугласе Хейварде, он стал ее постоянным спутником, а также исповедником.

Дуглас оканчивал школу, был председателем дискуссионного клуба и полузащитником в школьной футбольной команде, но, с точки зрения Кори, самым привлекательным в нем было то, что он тоже был безнадежно влюблен в девушку, которая жила далеко от здешних мест. Поэтому Кори могла свободно говорить с ним о Спенсере и получать мужские советы от старшего по возрасту юноши, тоже умного и спортивного, для которого она была скорее сестрой, чем любимой девушкой.

Именно Дуглас объяснил Кори, что мужчины любят в девушках, и давал ей советы, как привлечь внимание Спенсера, чтобы потом завладеть его сердцем. Кое-какие рекомендации Дугласа могли принести пользу, другие никуда не годились, а третьи вызывали у Кори неудержимый смех.

В мае, сразу после того как Кори исполнилось семнадцать, они с Дугласом подробно обсудили технику поцелуев, предмет, в котором Кори чувствовала себя абсолютным профаном. Но когда Дуг попытался показать Кори новые приемы, они оба чуть не задохнулись от смеха. Если он предлагал Кори положить ладонь ему на затылок, Кори делала угрожающую гримасу и хватала его за горло. А когда Дуг попытался нежно поцеловать ее в ухо, она начала хихикать, потом хохотать; в конце концов в результате разных манипуляций пострадал нос Дуга.

Когда Дуглас провожал Кори до дома, они все еще смеялись.

— Сделай мне одолжение, — шутливо упрашивал он Кори уже у самых дверей ее дома, — не упоминай моего имени, если решишь рассказать Аддисону о наших сегодняшних опытах. Я вовсе не хочу, чтобы очумевший от ревности футболист сломал мне шею.

Они уже не впервые обсуждали способы заставить Спенса ревновать и таким образом привлечь его внимание к Кори, но все предлагаемые Дугом уловки, по мнению Кори, были слишком незамысловатыми и неизвестно, куда могли привести.

— Не представляю, чтобы Спенс мог к чему-то меня приревновать, — вздохнула Кори. — А тем более к кому-то.

— Не будь так в этом уверена, — с жаром сказал Дуг. — Даже самый уравновешенный тип выйдет из себя, если узнает, что его девушка целовалась с кем-то другим. — И добавил, уже повернувшись, чтобы уйти:

— Я проверил это на собственном опыте.

Думая над его словами, Кори следила, как Дуглас идет к машине, и новая, еще неопределенная идея уже зародилась у нее в голове.

Она все еще стояла на веранде, хотя задние огни машины Дуга давно исчезли вдали. Когда наконец Кори вошла в дом, она приняла окончательное решение и теперь обдумывала мельчайшие детали плана.

В июне, как только Спенс вернулся домой, она через Диану намекнула матери, что было бы неплохо как-нибудь на неделе пригласить Спенса на ужин, и миссис Фостер с радостью согласилась.

— Спенс был очень доволен, — объявила она, вешая телефонную трубку.

— Этот молодой человек ценит здоровую домашнюю пищу, — подхватила бабушка Роза.

— И еще он любит наши беседы о бизнесе и о том, как зарабатывать деньги, вступил в разговор мистер Фостер.

— Пожалуй, мне надо закончить начатую работу в столярной мастерской, задумчиво сказал дедушка Генри. — Спенсер понимает в столярном деле. Ему бы следовало учиться на архитектора, а не на финансиста. Его интересует все, что связано со строительством.

Диана и Кори обменялись заговорщическими улыбками. Им было все равно, по какой причине Спенс придет на ужин, — главное, чтобы пришел, тогда Кори могла бы увести его в сад и осуществить задуманное. Помощь Дианы заключалась в том, чтобы после ужина уговорить всех других отправиться в кино. Диана специально выбрала фильм, который Кори уже смотрела, чтобы никто не удивлялся, почему она остается дома.

В назначенный день Спенс позвонил в дверь, и Кори открыла ему. Внешне невозмутимая, она наградила его спокойной улыбкой и, приветствуя, дружески обняла. За ужином она сидела напротив Спенса и, пока он рассказывал о своих планах поступить осенью в аспирантуру, тайком изучала перемены, произошедшие за полгода в любимом лице. Кори показалось, что его каштановые волосы немного потемнели, черты потеряли юношескую мягкость и стали более мужественными, но ленивая, ироничная улыбка, от которой у Кори замирало сердце, осталась прежней.

Всякий раз, когда он улыбался какой-нибудь шутке Кори, сердце ее таяло, но в ответной насмешливой улыбке не было и капли обожания. С тех пор как они расстались в тот рождественский вечер, Кори, по ее собственным подсчетам, сорок шесть раз принимала приглашения молодых людей, и, хотя большинство приглашений исходило от Дугласа, шестимесячный ускоренный курс обучения основам кокетства и умению обращаться с молодыми людьми определенно пошел ей на пользу.

Кори очень рассчитывала на приобретенные знания, но когда Диана усадила всех членов семьи в машину, она вдруг заметила, что Спенс надевает свой спортивный пиджак, собираясь последовать за остальными.

— Ты не мог бы задержаться еще немного? — попросила Кори, притворяясь озабоченной. — Мне… мне нужен твой совет.

Спенсер кивнул, недоуменно нахмурившись.

— Какой тебе нужен совет, Герцогиня?

— Я не хочу говорить об этом здесь, давай лучше выйдем в сад. Погода прекрасная, к тому же я не стану беспокоиться, что нас подслушает экономка.

Он шел рядом с ней, перекинув пиджак через плечо, придерживая его за вешалку одним пальцем, и Кори завидовала его непринужденности. Вечер был теплым, но не душным, как это обычно бывает в Хьюстоне, когда влажная летняя жара превращает город в парилку.

— Хочешь, посидим? — предложила Кори, когда они миновали столики под зонтами и направились к плавательному бассейну подальше от дома. — Здесь нам будет удобно. — Кори показала на плетеный диван на краю бассейна, подождала, пока Спенс сядет, и смело опустилась рядом с ним. Закинув голову, она сквозь ветви цветущего мирта посмотрела на звезды, мерцавшие на темном безлунном небе, и приказала себе успокоиться. Она хотела думать лишь о рождественском поцелуе Спенса и о последующей нежности в его голосе и глазах. Кори не сомневалась, что тогда Спенсер испытывал к ней особое чувство. Теперь ей надо было пробудить в нем воспоминание о том вечере и то прежнее чувство. Вот только как это сделать…

— Скажи, Кори, зачем ты меня сюда привела и о чем хочешь спросить?

— Мне трудно тебе объяснить, — начала она с нервным смешком, — но я не могу спросить об этом маму, иначе она расстроится, — торопливо добавила Кори, отрезая ему путь к отступлению. — И я не хочу говорить об этом с Дианой. Она только и думает о том, как осенью начнет учиться в колледже.

Кори бросила быстрый взгляд на Спенсера и заметила, что он, прищурившись, наблюдает за ней. Глубоко вздохнув, она приступила к главному, словно прыгнув с вышки в холодную воду:

— Спенс, ты помнишь, как ты меня поцеловал на Рождество?

— Да. — Его ответ последовал не сразу.

— Ты, наверное, заметил, что в то время мне недоставало опыта? — Последний вопрос не входил в отрепетированную ею речь, и все же она ждала, что он скажет «нет».

— Да, — без обиняков подтвердил он.

По непонятной причине Кори почувствовала обиду.

— Так вот, с тех пор я приобрела значительный опыт! Очень большой опыт! высокомерно информировала она Спенса.

— Поздравляю, — коротко ответил он. — А теперь скажи мне, в чем дело.

Голос Спенсера прозвучал так резко и нетерпеливо, что Кори от неожиданности повернула к нему голову. Никогда прежде он не осмеливался говорить с ней таким тоном.

— Хорошо, — сказала она, нервно потирая ладонями колени. — Я найду кого-нибудь еще, с кем посоветоваться.

— Кори, — взорвался он, — скажи мне, ты беременна? Кори неестественно захохотала и откинулась на спинку дивана.

— От чего? От поцелуев? — смеялась она, закатив глаза и изображая ужас. Ты что, в школе не посещал уроков здоровья и гигиены?

Во второй раз за эти несколько минут она увидела на лице Спенсера Аддисона несвойственное ему чувство, и этим чувством было раздражение.

— Похоже, ты действительно не беременна, — сказал он с притворным сожалением.

Обрадовавшись, что на этот раз ей удалось вывести его из равновесия, Кори продолжала поддразнивать Спенсера, едва скрывая свое удовлетворение.

— А что, разве в университете футболистов не учат биологии? Послушай, если ты идешь в аспирантуру только по этой причине, не проще ли будет сэкономить деньги и поговорить с Тедом Моррисом в Лонг-Вэлли в Техасе? У него отец врач, и Тедди в восемь лет на детской площадке у качелей посвятил нас во все тайны. Когда Кори заканчивала свой рассказ, плечи Спенсера тряслись от смеха. — В качестве наглядного пособия Тедди использовал пару черепах. Возможно, теперь у них наконец все получилось.

Кори замолчала, а у Спенсера все еще подергивались уголки рта. Он выпрямил спину и вытянул правую ногу, упершись каблуком в каменный бордюр бассейна; в прошлом году он дважды повредил правую ногу в футбольных матчах. Его левая нога, согнутая в колене, находилась совсем рядом с бедром Кори.

— Пошутили, и ладно, — снисходительно произнес он, скрестив руки на груди и подняв брови. — А теперь рассказывай.

— Тебя беспокоит твое колено? — сделала попытку уйти от ответа Кори.

— Меня беспокоит твоя проблема, — подчеркнул Спенс.

— Ты еще не знаешь, в чем она состоит.

— Именно это меня и беспокоит.

Легкое подшучивание и обмен безобидными колкостями были теперь для Кори знакомой сферой общения, к тому же Спенс выглядел таким спокойным и уверенным, таким сильным и надежным, что, казалось, мог взять на свои широкие плечи все беды мира. Кори вдруг охватило безумное желание забыть о поцелуях, прижаться к нему и положить голову ему на грудь. С другой стороны, если она успешно осуществит свой план, она не только сможет прижаться к нему, но вдобавок он ее еще и поцелует. Последний вариант был куда более предпочтительным, и Кори быстро окинула себя мысленным взором, чтобы удостовериться, достаточно ли она привлекательна. Конечно, сейчас ей бы не помешало глубокое декольте и узкое, обтягивающее фигуру платье вместо белых шортов и вязаного топа, но они так хорошо подчеркивали ее загар!

— Кори, хватит увиливать, — строго приказал Спенс. — Так в чем же проблема?

— Проблема… — запинаясь начала Кори. — Это связано с поцелуями…

— Я это уже слышал. Что ты хочешь знать?

— Я хочу знать, когда следует остановиться.

— Когда следует остановиться… — повторил Спенс, словно не веря своим ушам, но тут же взял себя в руки и твердо, наставительно пояснил:

— Когда тебе слишком нравятся поцелуи, вот тогда и надо остановиться.

— Ты тогда и останавливаешься? — задала Кори вопрос в лоб.

У него хватило совести смутиться, но он немного рассердился.

— Речь идет не обо мне.

— Верно, — согласилась Кори, довольная его растерянностью. — Речь идет о ком-то другом, к примеру, о некоем Дугласе Джонсоне!

— Давай не будем играть в кошки-мышки, — сказал раздраженно Спенс. Значит, ты встречаешься с неким Джонсоном, и он хочет получить от тебя больше того, что ты согласна дать. Вот тебе мой совет: пошли его подальше, куда-нибудь, где он выпустит пар, забивая сваи!

Так как Кори не знала, какую тактику применит Спенс, чтобы избежать ловушки, у нее было заготовлено сразу несколько ответных ходов, задуманных с одной целью: заставить его продемонстрировать свое умение целоваться. Она попробовала первый прием.

— Это не помогает! Я встречаюсь с самыми разными молодыми людьми, и стоит нам начать целоваться, как ситуация выходит из-под контроля.

— Что ты хочешь от меня? — осторожно спросил Спенс.

— Я хочу знать, как определить, что ситуация выходит из-под контроля, и я хочу, чтобы ты дал мне свои указания.

— Нет, от меня ты их не получишь.

— Прекрасно, — сказала Кори, испытывая горечь поражения, но скрывая ее, чтобы спасти свою гордость. — Но если я окажусь в приюте для матерей-одиночек из-за того, что ты все от меня скрывал, то это будет и твоя вина!

Она сделала попытку встать, но он схватил ее за руку и заставил снова сесть рядом.

— Нет, оставайся на месте! Я не хочу, чтобы наш разговор закончился такими словами Если минуту назад Кори считала себя побежденной, то теперь почувствовала, что одерживает верх. Спенс колебался. Потерял уверенность. Он покинул свои прежние укрепленные рубежи. Кори была готова к наступлению, но медленному, шажок за шажком.

— И что же ты на самом деле хочешь знать? — спросил он, явно испытывая неловкость, но храбрясь.

— Я хочу точно знать, когда следует остановиться Должен быть какой-то верный признак.

Почувствовав, что ему приготовили ловушку, Спенс откинулся на спинку дивана и закрыл глаза.

— Есть несколько признаков, — неохотно начал он, — и я думаю, ты их прекрасно знаешь.

Кори широко открыла глаза и невинно спросила:

— Если бы я знала, разве я стала бы тебя спрашивать?

— Подумай, Кори, как я могу изобразить тебе все стадии и последствия поцелуя?

Дверца мышеловки открылась, и Кори оставалось только подтолкнуть Спенса внутрь.

— Может, ты мне покажешь?

— Ни в коем случае! Но я хочу дать тебе хороший совет. Берегись, ты встречаешься не с теми людьми, если тебя принуждают дать больше, чем ты хочешь.

— Наверное, я тебе не все объяснила. Боюсь, я сама веду себя с молодыми людьми не так, как надо, и они меня не правильно понимают. — Кори стояла у открытой мышеловки и широким жестом приглашала Спенса зайти внутрь. — Видимо, все дело в том, как я их целую.

Спенс вошел в мышеловку, и дверца за ним захлопнулась.

— Интересно, как же ты их целуешь? — спросил он и тут же рассердился, осознав свою ошибку. Кори положила руку ему на плечо.

— Не надо волноваться, — сказала она участливо. — Расслабься.

Она ощущала его напряженное плечо под своей рукой, словно он готов был бежать от нее: игрок на футбольном поле, который знает, что его ждет поражение.

Кори невольно улыбнулась, глядя в его прищуренные глаза. Она вела его за собой, она чувствовала уверенность, и это делало ее необычайно счастливой.

— Спенс, — посоветовала она, — я тебе говорю: хватай мяч и беги вперед. Не усложняй, все очень просто.

Ее способность увидеть смешную сторону в его затруднительном положении еще больше разозлила Спенсера.

— Не могу поверить, что ты серьезно хочешь, чтобы я это сделал!

Кори бросила на него умоляющий взгляд из-под ресниц — Ну кого же мне еще попросить? Пожалуй, я могу обратиться к Дугласу, чтобы он объяснил мне, что я такого делаю…

— Хорошо, я согласен, — коротко прервал он ее. Колено Спенса все еще было рядом с ее бедром и мешало ей подвинуться ближе к нему.

— Ты не мог бы убрать свое колено? — попросила Кори. Молча он передвинул левую ногу, но только ногу — сам он остался на прежнем месте. Кори подвинулась ближе и устроилась так, чтобы видеть хотя бы в профиль его лицо.

— Что дальше? — сурово спросил он, скрестив руки на груди.

Именно на этот случай у Кори уже был заранее подготовлен ответ.

— Представь себе, что ты Дуг, а я — это я.

— Я не желаю быть Дугласом Джонсоном, — отрезал Спенс, явно недовольный всем происходящим.

— Будь кем угодно, только будь паинькой, хорошо?

— Хорошо! — почти прокричал он. — Я уже паинька. Кори ждала, когда он сделает хотя бы одно движение, повернется к ней. Сделает хоть что-нибудь.

— Ты можешь начинать, как только будешь готов, — напомнила она, видя его бездействие.

— Это что — обязательно? — возмутился Спенс. Кори взглянула на его упрямое лицо и чуть не расхохоталась. Этим вечером она надеялась осуществить самую заветную мечту своей жизни: добиться от него поцелуя, настоящего поцелуя, а не прежней пародии на поцелуй. Она жаждала его поцелуя больше всего на свете и в то же время нервничала и страшилась испытания. И вот она почти добилась своего, но теперь был в растерянности и нервничал сам Спенсер, а она, напротив, была спокойна и с трудом сдерживала смех.

— Ты должен начинать, — снова повторила Кори. — Так положено.

Спенс оставался неподвижен, и она с притворной заботой спросила:

— Может быть, ты не знаешь, как начинать?

— Нет, знаю, — пробормотал он.

— Потому что, если ты не знаешь, я могу тебе подсказать. В своем большинстве молодые люди…

Кори остановилась, заметив, что Спенс осознал нелепость ситуации, и его глаза насмешливо заблестели.

— Так что же делают в своем большинстве молодые люди? — спросил он лукаво и притянул Кори к себе. — Что, Джонсон начинает вот с этого?

Он наклонил голову, и Кори приготовилась к страстному поцелую, от которого можно упасть в обморок. Но вместо обжигающего прикосновения он неуклюже ткнулся в губы куда-то сбоку, и Кори неодобрительно затрясла головой.

— Что, не то? — Он стиснул ее в медвежьих объятиях и слегка куснул за ухо.

— А как это?

Он шутит с ней, осенило Кори, и она испугалась, что дело ограничится игрой, без намека на серьезность. Нет, она не позволит Спенсу погубить ее тщательно разработанный план, но она не могла удержаться от смеха, когда он принялся, ссылаясь на воображаемого Дуга Джонсона, демонстрировать один прием за другим.

— Могу поклясться, что это его самый любимый, — объявил Спенс, ткнулся носом в ее нос, попробовал добраться до ее губ, и снова ему помешал нос Кори. Что-то мне не везет, — пожаловался он.

Смеясь, Кори прижалась к его крепкой широкой груди и только и могла что кивнуть головой.

Он взял ее за подбородок, повернул в сторону и, как шаловливый щенок, носом потерся о ее шею.

— Сообщи мне, когда я заставлю тебя умирать от страсти, — сказал он, и Кори засмеялась еще сильнее. — Ну как, ты довольна? — спросил он, л его нос защекотал шею Кори за другим ухом. — Скажи, что это у меня плохо получается!

Кори подняла на него смеющиеся глаза и молча энергично закивала головой.

— Ты молодец… — Она запнулась. — Просто Дуг Джонсон совсем в другом роде.

Он усмехнулся в ответ, одобряя ее остроумие, все еще крепко обнимая ее и глядя ей в глаза, как добрый товарищ и хороший друг, и в этот миг Кори не хотела ничего другого, кроме этого молчаливого, спокойного единения с ним. Она была всем довольна, она была в мире с самой собой, и он тоже. Она знала, что сейчас он снова поцелует ее, и это будет совсем другой поцелуй. Она знала, что шутки кончились.

Удерживая своим взглядом ее взгляд, Спенс приподнял ее подбородок и медленно наклонил голову.

— Пришло время рассмотреть проблему с научной точки зрения, — сказал он тихо, и его губы неторопливо приблизились к ее губам.

При первом их прикосновении все тело Кори напряглось в ожидании. Спенс явно заметил ее реакцию, потому что оторвал свои губы от ее губ и переместил их на щеку, целуя ее и при этом нашептывая:

— Для получения надежных данных… — Его рот скользнул вниз, к подбородку.

— Обе стороны… — Его теплые губы были уже около ее уха. — Обе стороны должны сотрудничать на равных в проведении эксперимента. — Он положил руку ей на затылок, поднимая голову повыше.

Его рот сначала слегка, потом сильнее прижался к ее рту, все усиливая давление, заставив губы Кори раскрыться под его настойчивым напором и вызвав в ее теле страстную всевозраставшую дрожь. Стон удовольствия прозвучал где-то в глубине ее груди, так и не вырвавшись наружу; Кори закинула руки Спенсу на плечи и отдалась поцелую, позволив ему раздвинуть ее губы, а языку проникнуть внутрь; ей уже было все равно, она безвольно подчинялась и даже жаждала подчинения.

Его пальцы запутались в ее волосах, расстегнули заколки, тяжелые золотые пряди упали ей на плечи, и это было как сигнал, после которого все вышло из-под контроля. Уже не раздумывая, Кори отвечала на поцелуи Спенса, и его язык бродил по всем закоулкам ее рта.

Его ладони легли на ее груди жестом собственника, и Кори впилась ему в губы, ее ногти царапали его плечи, тело откровенно прижималось к его телу, ощущая растущее в нем возбуждение.

Долгие годы затаенной любви и мечтаний с лихвой возмещали недостаток опыта. Кори с готовностью отвечала на каждый бесконечный жгучий поцелуй, ее ладони гладили напрягшиеся мускулы на его спине и плечах, раскрытые губы подчинялись его губам. Его пальцы, вызывая дрожь, ласкали ее груди, обещая, что это лишь начало. Для Кори перестали существовать время, окружение, обстоятельства, а осталось лишь одно победившее желание и его рот, все с большей жадностью терзавший ее губы… И его колено, настойчиво раздвигавшее ее ноги, и его руки, которые… Его руки внезапно остановились.

Спенсер оторвал свой рот от ее рта и резко отпрянул в сторону, так неожиданно освободив ее от веса своего тела, что Кори оторопела. А когда она увидела выражение его лица, у нее перехватило дыхание.

Его брови были сдвинуты в мрачную недоуменную гримасу, в растерянности он смотрел на свою руку, все еще лежавшую на ее груди. Спенс отдернул руку, словно она была в чем-то виновата. Растерянность на его лице сменилась выражением стыда.

Медленно, все еще сомневаясь, Кори начала понимать причину его растерянности и облегченно вздохнула. Спенсер потерял над собой контроль, и ему это не понравилось. Он и не предполагал, что она способна довести его до такого состояния, тем не менее ей это удалось. Она победила Спенсера. Переполненная гордостью, удовлетворением и любовью. Кори улыбнулась ему и спросила, все еще держа руку на его груди:

— Ну, и как я тебе понравилась?

— Все зависит от того, какие у тебя были дальнейшие планы, — коротко ответил Спенс.

Кори приподнялась, торжествуя, что заставила его пожелать себя; никакие его слова уже не могли погасить ее ликования.

— А теперь, когда ты все продемонстрировал, — поддразнила его Кори, может, скажешь мне, в какой момент ситуация вышла из-под контроля?

— Нет, — сказал он и сел.

Кори села рядом, чувствуя себя хозяйкой положения и улыбаясь самой невинной из своих улыбок.

— Но ведь ты обещал объяснить мне, что я такое делаю, отчего все идет не так. Может быть, повторим?

— Больше никаких демонстраций. — С этими словами Спенсер встал. — Твой отец гонялся бы за мной с ружьем, узнай он, что здесь сегодня произошло. И он был бы прав.

— Но ничего не произошло.

— Если, по-твоему, сейчас ничего не произошло, то почему ты жалуешься, что молодые люди заходят с тобой слишком далеко?

Кори шла рядом со Спенсером и изо всех сил притворялась огорченной, хотя больше всего ей хотелось торжествовать победу.

— Тогда все-таки скажи: когда мы зашли слишком далеко?

— Не зашли. Но могли зайти — вот что главное.

Глава 6

Спенсер уехал в Даллас, и Кори увидела его только в ноябре, в День благодарения. Когда он пришел их навестить, Кори поняла, что ей ни за что на свете не заманить его в укромное местечко, и она решила про себя, что майский поцелуй возымел свое действие и сделал его предельно осторожным.

Диана была склонна согласиться с сестрой, и Кори вновь заручилась ее поддержкой, чтобы окончательно осуществить свою мечту, с которой жила уже не один год. Кори неистово жаждала ее осуществления, и ей даже в голову не приходило, что ее противником в этом деле может выступить сама судьба. Для достижения своей цели она к концу визита Спенса при творилась несколько встревоженной и чуть печальной. Удостоверившись, что Спенс заметил ее взволнованное состояние, Кори оставила его наедине с Дианой в гостиной, а сама притаилась за дверью в соседней столовой.

— Бедняжка Кори, — посочувствовала Диана, как и было между ними условлено.

— Что случилось? — быстро спросил Спенс, и Кори чуть не подпрыгнула от радости, услышав тревогу в его голосе.

— Весь этот семестр Кори только и мечтала, что о рождественском школьном бале. Она уже давным-давно приготовила себе бальное платье.

— И в чем же загвоздка?

— Загвоздка в том, что ее партнером был Дуглас Джонсон — ты знаешь, он играет в Бейлорской футбольной команде, — но он позвонил сегодня утром и сказал, что его семья на Рождество едет на Бермуды и что они и слышать не хотят о том, чтобы он остался дома. Мне очень жаль Кори.

— Наверное, это только к лучшему, — заметил Спенс. — Ты ведь знаешь, какие они, эти футболисты, и чего они требуют от девушки, если удостаивают ее своим драгоценным вниманием.

— Ты сам играл в футбол, — смеясь, заметила Диана.

— Вот откуда я это и знаю.

— Дело в том, что она вообще может не попасть на бал. А это очень важное мероприятие, особенно для выпускников.

— Почему она не попросит сопровождать ее еще кого-нибудь? — спросил Спенс, удивленный, что Диана обращается к нему.

— У Кори много друзей, но все они уже выбрали себе пару. Кори показалось, что прошла вечность, прежде чем Спенс ответил:

— Ты хочешь, чтобы я сопровождал Кори на бал?

— Я только сказала, а ты уж сам решай.

Диана встала и вышла из комнаты. Проходя мимо Кори в столовой, она приветствовала ее ободряющим жестом. Кори уже была на пороге гостиной, когда вдруг сообразила, что широко улыбается, и поспешила придать лицу соответствующее печальное выражение. Но Спенсер ничего не заметил: он как раз надевал куртку, чтобы уходить.

— Моя мать приезжает домой на Рождество, — оповестил он Кори.

— Я рада.

— Я жду ее приезда, — признался Спенс, немного смущенный своей сентиментальностью. — Я не видел ее целых три года, — пояснил он. — Диана сказала мне, что у тебя нет кавалера для рождественского бала. На Рождество я буду здесь, в Хьюстоне, и если ты не стесняешься такого старика, как я, и не можешь найти никого другого, то я с удовольствием буду тебя сопровождать.

У Кори закружилась голова от счастья, но она воздержалась от чрезмерного проявления чувств, чтобы не спугнуть Спенсера. Вместо этого она сдержанно сказала:

— Очень благодарна, что ты меня поддержал.

— Сейчас я еду обратно в Даллас. Ты мне скажешь, когда я должен вернуться, чтобы сопровождать тебя на бал?

— Я могу это сделать прямо сейчас. Бал будет двадцать первого, — поспешно сказала Кори. — Ты мог бы заехать за мной в семь?

— Конечно, нет проблем. Дай мне знать, если найдешь кого получше.

Он застегнул молнию на куртке и уже начал спускаться по ступенькам крыльца, когда Кори, совсем как взрослая, храбро похвалила его:

— Какой ты милый, Спенс!

В ответ он рассмеялся, пощекотал ее под подбородком, как будто она была шестилеткой, и ушел.

Глава 7

Когда двадцать первого декабря в семь часов вечера Кори спустилась вниз в синем шелковом платье и такого же цвета туфлях на высоких каблуках, она и не выглядела, и не чувствовала себя маленькой девочкой. Она была женщиной, и ее глаза сияли счастьем и надеждой; она была Золушкой, ожидающей своего прекрасного принца у окна гостиной.

К сожалению, прекрасный принц опаздывал.

Когда без четверти восемь он все еще не появился, Кори позвонила ему домой. Она знала, что бабушка Спенса вернется из Скотсдейла только на следующий день и что она отпустила прислугу до Рождества, поэтому, когда никто не ответил, Кори решила, что Спенс уже на пути к ней.

Но в восемь пятнадцать его все еще не было, и отец предложил сам отправиться к миссис Бредли и выяснить, что задерживает Спенса и все ли там в порядке. Вся в напряжении и во власти тревожных предчувствий. Кори ожидала возвращения отца, уверенная, что только смерть или в крайнем случае дорожная катастрофа могут помешать Спенсу выполнить обещание.

Мистер Фостер вернулся через двадцать минут. Кори увидела его рассерженный, негодующий взгляд и сразу поняла, что он привез ей плохие новости. Новости оказались не просто плохими, но ужасными. Отец переговорил с шофером, который жил в квартире над гаражом, и тот рассказал мистеру Фостеру, что Спенсер в конце концов решил не приезжать домой на праздники. По словам шофера, мать Спенсера, которую ждали домой к Рождеству, вместо этого отправилась в Париж, в результате чего бабушка Спенсера, миссис Бредли, решила продлить до Нового года свое пребывание в Скотсдейле.

В отчаянии, еле сдерживая слезы. Кори выслушала отца. Но у нее не хватило сил выслушивать еще и соболезнования и законное возмущение членов своей семьи.

Она заперлась в своей комнате, сняла прекрасное платье, выбранное ею с такой тщательностью для того, чтобы ослепить и покорить Спенсера Всю следующую неделю, стоило зазвонить телефону, Кори вскакивала с места в надежде, что это Спенсер, готовый все объяснить и принести извинения.

В первый день нового года Кори, так и не дождавшись от Спенсера ни того ни другого, очень спокойно вытащила из шкафа прекрасное синее шелковое платье и упаковала его в коробку, затем сняла со стен, зеркал и других мест в комнате все до одной фотографии Спенсера.

Она спустилась вниз и попросила всех членов семьи никогда, ни под каким предлогом не говорить Спенсеру, с каким нетерпением она его ждала и как огорчилась, когда он не появился. Все еще в бешенстве от оскорбления, нанесенного Кори, мистер Фостер с горячностью доказывал, что Спенсер слишком легко отделался и что его следует строго наказать, к примеру, отхлестать кнутом, ну а если не кнутом, то хотя бы высказать ему в лицо все, что они о нем думают! Кори с прежним спокойствием ответила, что Спенсер не должен знать, как она, терзаясь и беспокоясь, ждала его у окна.

— Пусть он думает, что я отправилась на бал с кем-то другим, — твердо сказала она.

Когда же мистер Фостер продолжал настаивать, что в качестве отца Кори он имеет право «потребовать объяснений от наглеца», мать Кори положила мужу руку на плечо и сказала:

— Гордость Кори превыше всего, и она хочет ее спасти. Диана была не менее отца зла на Спенсера и все же приняла сторону Кори.

— Мне бы тоже, папа, хотелось наградить его хорошей оплеухой, но Кори права. Мы не должны показывать ему, что он был дорог Кори.

На следующий день Кори отдала прекрасное синее шелковое платье в магазин, торговавший одеждой в благотворительных целях.

Она сожгла некоторые фотографии, но пожалела красивые толстые альбомы, хранившиеся под кроватью, и упаковала их в большую коробку вместе с фотографиями Спенсера, вставленными в рамки. Она отнесла коробку на чердак, думая, что когда-нибудь, если ей понадобятся альбомы или рамки, она выбросит старые фотографии и заполнит их снимками людей, более достойных, чем Спенсер Аддисон.

В ту ночь в постели Кори не плакала, но с тех пор никогда больше не позволяла себе думать о Спенсере Аддисоне. Он? рассталась не только с фотографиями, она рассталась со своей юностью и свойственными ей обольстительными заблуждениями.

В дальнейшем судьба предоставила Кори всего два случая увидеть Спенсера и поговорить с ним, если бы у нее возникло подобное желание, а именно: похороны его бабушки, миссис Бредли, весной того же года и его свадьба летом с дебютанткой из нью-йоркского высшего света. Кори присутствовала ни похоронах вместе со своей семьей, но когда они подошли к Спенсеру, чтобы выразить ему соболезнования, Кори намеренно скрылась в толпе людей, пришедших на похороны.

Устремив взгляд на усыпанный цветами гроб. Кори помолилась за упокой души бабушки Спенсера, и слезы, которых она не замечала, катились у нее по щекам.

Потом Кори незаметно ушла.

Она не присутствовала на свадьбе Спенсера, хотя свадьба состоялась в Хьюстоне, где жили близкие родственники невесты. Не присутствовала она и на приеме, состоявшемся после венчания, хотя все остальные члены семьи Фостер были и на приеме, и в церкви. Свадебную ночь Спенсера она решила провести точно таким же образом, как и он: заняться любовью.

К сожалению, Дуглас Хейвард, которому она решила подарить свою девственность, оказался куда лучшим другом, чем любовником, и дело завершилось исповедью и долгим искренним плачем у него на груди.

Прошло время, и Кори совсем забыла о Спенсере. Начались новые, более интересные события, оттеснившие Спенсера на задний план.

Прежде всего с каждым годом семья Фостер становилась все более известной.

Увлечение семьи садоводством, кулинарией и столярным делом, которое многие считали пустым занятием, превратилось в нечто серьезное, в солидное дело, которое Марджори Крамбейкер продолжала с энтузиазмом пропагандировать в своей газетной колонке.

В тот год, когда Кори училась на первом курсе колледжа, редактор журнала «Лучшие дома и сады» прочла хвалебную колонку Марджори и после посещения дома Фостеров и присутствия на приеме по случаю Дня независимости четвертого июля решила напечатать у себя в журнале обширную статью под названием «Приемы у Фостеров и стиль их жизни».

Номер вышел с многочисленными снимками накрытых столов, уставленных посудой, расписанной бабушкой Розой, и украшенных салфетками ручной работы, а также букетами и композициями из цветов, выращенных матерью Кори в собственном саду и в небольшой теплице. Были и очень удачные снимки любимых блюд семьи, их подробные рецепты, советы, как выращивать зелень и ароматические травы, фрукты и овощи, использованные для приготовления кушаний на снимках. Но самым запоминающимся был конец статьи, где мать Кори объясняла, почему их семья посвятила себя этому нелегкому труду: «Я считаю, что успех любого дела, будь то приготовление обеда, прополка огорода, покупка мебели для спальни или организация вечеринки, зависит от того, с кем и для кого вы это делаете.

Главное — вы должны заниматься этим с людьми, которых любите. Вот тогда вас ждет настоящее удовлетворение, независимо от конечного результата ваших усилий».

Журнал назвал эту мысль «идеал Фостеров», и с тех пор любое начинание или предложение семьи Фостер автоматически обретало это название. После статьи в журнале «Лучшие дома и сады» другие журналы обратились к Фостерам с предложением писать о них и платить за это деньги. Мать Кори и дедушка с бабушкой могли давать только наметки и необработанный материал, который Диана превращала в статьи, а Кори сопровождала фотоснимками.

Сначала это было для Фостеров не более чем семейным хобби.

Роберт Фостер умер от кровоизлияния в мозг в 1987 году, именно в тот момент, когда цены на бирже упали до самого низкого уровня. Его адвокат и бухгалтер открыли членам семьи истинную картину их финансового положения, и Фостеры поняли, отчего в последний год Роберт был нервным и озабоченным, отчего, охраняя их спокойствие, скрывал от них размеры катастрофы. После этого семейное хобби превратилось в бизнес, который позволил им выжить. Колонка Марджори Крамбейкер уже сделала Мери Фостер знаменитой хозяйкой светских приемов, но после смерти Роберта Фостера талант Мери оказался невостребованным и терял всякий смысл.

В конце концов Элиз Ланье, жена одного из ведущих предпринимателей Хьюстона, занимающегося организацией приемов, обедов, ужинов и свадеб, помогла Фостерам остаться на плаву. Спустя месяц после смерти Роберта она позвонила Мери и очень осторожно спросила ее, не возьмет ли она на себя подготовку буфета и оформление Бала орхидей. Мери согласилась, и тогда Элиз использовала все свое значительное влияние, чтобы заинтересовать этой идеей других членов комитета по организации бала.

Впервые за всю историю Бала орхидей на одного человека возлагалась такая огромная ответственность. Элиз проявила себя настоящим другом, и Мери не забыла ее поддержку. Через несколько лет, когда муж Элиз был избран мэром Хьюстона, Мери наконец сумела выразить ей свою благодарность. Она послала Элиз корзину величиной с небольшой автомобиль, до краев наполненную подарками и перевязанную широкой трехцветной лентой.

В корзине были расписанные вручную фаянсовые тарелки, кофейные чашки, подсвечники, кольца для салфеток, солонки и перечницы, а также салфетки ручной работы. Это был полный набор для пикника на двадцать четыре персоны, и в каждом предмете чувствовались любовь и мастерство дизайнера и художника. Каждая вещь была украшена монограммой Ланье красного, белого и синего цветов.

И хотя за один вечер после Бала орхидей Фостеры превратились в самых знаменитых в городе организаторов приемов, они не могли зарабатывать этим достаточно денег для поддержания привычного образа жизни, и очень скоро тяжелая каждодневная работа стала не под силу матери Кори, ее дедушке и бабушке.

Именно Диана решила, что им следует оставить этот изматывающий труд по организации и обслуживанию обедов и приемов, для которого им не хватало ни опыта, ни сил. и посвятить себя написанию статей для различных женских журналов по домоводству, тем более что в этой области они уже заработали себе имя. Диана проявила себя настоящей дочерью предпринимателя, и хотя Роберту Фостеру не повезло и он разделил печальную судьбу многих богатых техасцев семидесятых восьмидесятых годов, Диана определенно унаследовала от отца умение заниматься бизнесом.

Она составила рабочий план, собрала все статьи и рецепты, появившиеся в журналах за прошлые годы, а также многочисленные снимки, сделанные Кори для иллюстрации этих гатей.

— Если мы действительно хотим добиться успеха, — объяснила она Кори, отправляясь к банкиру, который был другом отца, — то должны сразу поставить дело на широкую ногу, получив хорошую финансовую поддержку. Иначе мы потерпим крах не из-за отсутствия опыта и таланта, а из-за недостатка средств, чтобы продержаться первые два года.

Каким-то образом Диане удалось получить необходимые деньги.

Первый номер журнала «Образцовое домоводство Фостеров» вышел через год, и, хотя Фостеры столкнулись с трудностями, причем кое-какие из них граничили с катастрофой, журнал нашел своего читателя. Фостеры начали также выпускать поваренные книги и красивые подарочные альбомы, благодаря которым Кори стала признанным фотографом и существенно пополняла бюджет фирмы.

И вот теперь этот заказ в Ньюпорте, подумала Кори Десять лет работы, тысячи снимков, и она опять там, откуда начинала: она берет фотоаппарат и едет туда, где снова встретит Спенсера Аддисона…

Кори взглянула на часы и поспешно открыла дверцу машины Уже поднимаясь по ступенькам крыльца, она вдруг поняла, что ее волнует будущая встреча со Спенсером. Почти полчаса просидела она в машине, перебирая неприятные воспоминания, некогда похороненные на чердаке вместе с альбомами, заполненными фотографиями Спенсера. Теперь, самостоятельной женщиной, она извлекла их на свет, но не почувствовала прежней боли.

Когда-то она была мечтательным подростком, влюбленным во взрослого мужчину. Этот взрослый мужчина сознательно избегал ее обожания, а потом грубо отверг ее любовь.

Далеко позади осталось то время, ей уже исполнилось двадцать девять, ее окружали друзья, она немалого достигла в жизни, и впереди ее ожидало еще много счастливых дней.

Спенсер… Кем он был для нее теперь? Незнакомцем, чей брак после пяти лет жизни окончился неудачей? Спенсер остался жить на восточном побережье, где поддерживал связь со своими единственными родственниками: сводной сестрой и племянницей, собиравшейся теперь выйти замуж.

Продумав все до мелочей. Кори удивилась, что сначала испугалась встречи со Спенсером. Возможность сфотографировать свадьбу для «Образцового домоводства» была для нее вызовом, проверкой ее профессиональных качеств, а она не сомневалась в своем профессионализме. Сейчас она относилась к Спенсеру с полным безразличием. Прошлое увлечение казалось ей таким по-детски наивным, что она решила достать с чердака коробку с альбомами и заранее отправить ее в Ньюпорт.

Ей самой не нужны старые фотографии, но они рассказывали о молодости Спенсера, и, кто знает, может быть, он захочет их иметь.

Кори вошла в кухню и застала там всю семью, расположившуюся вокруг стола, заваленного списками необходимых покупок и неотложных дел.

— Привет, друзья! — поздоровалась Кори и села к столу. — Так кто же из вас отправляется со мной в Ньюпорт?

Ответом ей были довольные улыбки всех матери, бабушки, дедушки и Дианы.

Своим вопросом Кори подтвердила, что поездка состоится.

— Едут все, кроме меня, — сказал Генри Бриттон и взглянул на стоящую рядом палку, без которой не мог теперь обходиться. — Вы, девушки, всегда умеете взять от жизни лучшее!

Глава 8

Самолет Кори опоздал на два часа, и было уже около шести, когда такси повернуло на тихую улицу с домами, построенными в начале века и похожими на дворцы, где все осталось неизменным с тех самых пор, как Вандербильты и Гульды проводили лето в Ньюпорте. Дом Спенсера находился в самом конце улицы и был одним из самых представительных Изогнутый в виде подковы, он был повернут открытой частью к улице и являл собой трехэтажное чудо во славу архитектуры и человеческого мастерства. Портик со стройным рядом белых колонн соединял концы подковы. Какие бы чувства ни испытывала Кори к Спенсеру Аддисону, она влюбилась в его дом с первого взгляда.

Высокая узорчатая чугунная ограда отделяла зеленую лужайку двора от улицы, а въезд закрывали высокие, такие же замысловатые, как и ограда, но еще более нарядные ворота. Они отворились, когда шофер назвал имя Кори по внутреннему телефону.

Дворецкий открыл парадную дверь, и Кори последовала за ним через восьмигранную переднюю размером с танцевальную залу, окруженную галереей, поддерживаемой колоннами из бледно-зеленого мрамора. Ротонда скорее предназначалась для встречи дам в бриллиантах, бальных платьях и мехах, подумала Кори, но никак не современных деловых женщин в строгих темных костюмах и тем более не женщины-фотографа в голубой шелковой блузке, белых шерстяных брюках и таком же пиджаке Если бы пропуском в этот дворец служили драгоценные украшения, то Кори наверняка бы осталась за дверями, несмотря на ее широкий золотой браслет на запястье и золотые с бирюзой серьги. Это были старинные украшения тонкой работы, но здесь больше подошли бы изумруды и рубины.

— Не скажете ли вы, где я могу найти сотрудников журнала «Образцовое домоводство Фостеров»? — спросила Кори дворецкого, когда они подошли к широкой лестнице, ведущей на второй этаж.

— Насколько я знаю, они на лужайке за домом, мисс Фостер. Если вам угодно, я могу сейчас же провести вас туда, а чемоданы прикажу отнести наверх в вашу комнату Так как Кори больше всего интересовалась ходом подготовки к свадьбе, она с готовностью согласилась.

В комнатах, через которые вел ее дворецкий, по сравнению с тишиной и покоем прихожей кипела оживленная суета десятки людей переставляли мебель, украшали стены гирляндами и расставляли цветы, готовясь к свадебному торжеству.

Заботливая рука матери Кори и ее безупречный вкус ясно чувствовались в столовой, где казавшийся бесконечным стол был покрыт скатертью, отделанной кружевами ручной работы, и уставлен изящной фарфоровой посудой и хрусталем. Но Кори знала, что это еще не все, что утром в день свадьбы стол украсят вазами с цветами — особыми, не сравнимыми ни с чем букетами, известными под названием «Букеты Мери Фостер», по букету на каждую гостью. Во всех букетах будут одни и те же цветы, но каждый составлен по-своему, и каждая гостья после окончания обеда унесет с собой букет как знак уважения к ней хозяйки. Так расшифровала этот замысел в своей колонке в журнале «Образцовое домоводство Фостеров» миссис Мери Фостер.

В данный момент автор колонки стояла на лужайке позади дома и, не обращая никакого внимания на ослепительно синий морской простор и яркие золотисто-розовые краски заката, командовала четырьмя из шести предоставленных ей сестрой Спенсера помощников. Бабушка Роза находилась рядом и вносила свои поправки в то, как лучше установить и украсить цветами арки, под которыми в день свадьбы пройдут невеста и жених.

— Как дела? — спросила Кори, обняв сначала мать, а потом бабушку.

— Сама можешь догадаться, — отозвалась Мери Фостер, целуя дочь в щеку.

— Настоящая неразбериха! — без церемоний объявила бабушка. С возрастом она мало изменилась, если не считать чрезмерной откровенности, приводившей в замешательство окружающих, причину которой врач объяснял преклонными годами бабушки Розы и добавлял, что ею грешат многие старики. Свои суждения бабушка высказывала прямо, хотя и без ехидства.

— Анджела, мать невесты, лезет во все и очень мешает, — со всей откровенностью сказала бабушка.

— А как невеста? — поинтересовалась Кори, избегая спрашивать о Спенсере.

— Она добрая девочка, — ответила бабушка. — И очень хорошенькая. Ее зовут Джой. И еще она глупа как пробка, — добавила она и, заметив неполадку, направилась к одному из помощников.

Кори нервно рассмеялась, посмотрела вокруг и обменялась понимающим взглядом с матерью, которая немного нервничала.

— Я знаю, что репортажи с места событий бесценны для нашего журнала, но для бабушки в ее возрасте такие поездки явно утомительны. Она больше не способна работать в напряженном темпе.

— Ты права, — согласилась Кори, — но ведь бабушка всегда настаивает на своем участии. — Она посмотрела на новую беседку, на банкетные столы под белыми тентами и улыбнулась, довольная ходом приготовлений. — Не сомневаюсь, что все будет замечательно.

— Скажи это матери невесты, пока она не свела нас всех с ума, — отозвалась Мери. — Бедняга Спенс, я не удивлюсь, если он удушит Анджелу еще до свадьбы.

Она вся на нервах и постоянно ноет. А если не жалуется, то следует за тобой по пятам, как бдительный терьер. Она придумала устроить свадьбу Джой именно здесь и поручить нам эту работу, а Спенс платит за удовольствие. Диана очень правильно все предугадала: Анджела только и делает, что причитает, а Спенс молча терпит.

— Непонятно только, почему платит Спенсер, если муж Анджелы немецкий аристократ, у которого, по слухам, целая куча титулованных родственников, удивилась Кори.

Мери нагнулась, чтобы подобрать длинную полосу гофрированной бумаги — Джой говорит, а она настоящая болтушка, что у мистера Рейхардта действительно аристократические предки, но нет денег. В общем, он не так богат, как Спенс, но если подумать, то ведь у Спенса нет других родственников, кроме Джой и Анджелы. Отец Спенса развелся с его матерью и снова женился, когда Спенс был еще в пеленках, и после никогда не хотел видеть своего сына. Ну а мать, пока была жива, только и думала о себе и своих развлечениях. Если быть справедливой, то в конце концов Джой ведь не дочь мистеру Рейхардту. Отец Джой — второй муж Анджелы. Или третий? Как бы там ни было, Джой утверждает, что Спенс оплачивает счета, потому что его сестра хочет, чтобы свадьба прошла с помпой, соответствующей статусу приемной дочери немецкого аристократа.

Кори усмехнулась, услышав подобное объяснение.

— Ну а жених, какой он?

— Ричард? Прямо не знаю, что и сказать. Я его не видела, а Джой о нем помалкивает. Она проводит почти все время в обществе Вилла, сына здешнего ресторатора. Насколько я понимаю, они давно знакомы и с удовольствием встречаются. Кстати, ты уже видела Спенса?

Кори покачала головой:

— Нет, но мы обязательно встретимся, это неизбежно.

— А вот мистер и миссис Рейхардт, а с ними Джой, — кивнула Мери Фостер в сторону трех приближающихся к ним гостей. — Ужин через два часа, так что поздоровайся с ними и иди к себе распаковываться. Эти два часа будут у тебя единственным спокойным временем в ближайшие три дня, до тех пор пока мы не уедем из этого сумасшедшего дома.

— Пожалуй, я воспользуюсь твоим советом. К тому же мне надо успеть до ужина кое-куда позвонить.

— Кстати, — уточнила Мери, — мы с бабушкой едим в маленькой комнатке при кухне, а не в столовой со всей семьей. У Кори эта новость вызвала неожиданное раздражение.

— Уж не хочешь ли ты сказать, мама, что Спенсер обращается с нами как с прислугой?

— Ну что ты! — ужаснулась Мери. — Просто мы предпочитаем есть на кухне.

Поверь, это куда приятнее, чем слушать разговоры мистера и миссис Рейхардт и двух других пар, которые приехали на свадьбу. И Джой обычно ест вместе с нами на кухне. Ей там тоже больше нравится.

Миссис Фостер сравнила Анджелу с терьером, но после встречи с ней у Кори возникла совсем другая ассоциация. Коротко стриженная, с почти белыми волосами и карими глазами, сухощавая и элегантная, Анджела скорее походила на нервную русскую борзую. А ее муж Питер был настоящим доберманом-пинчером: изящным, импульсивным и аристократически возвышенным. Ну а Джой? Джой в свои восемнадцать лет, со светло-коричневыми кудряшками и доверчивыми печальными карими глазами, напоминала миленького коккер-спаниеля. Как только со знакомством было покончено, борзая и доберман, объединив усилия, набросились на бедную Мери и, оставив Кори наедине с Джой, утащили Мери с собой, чтобы показать ей какие-то неполадки в оформлении гостиной.

— Давайте я провожу вас в вашу комнату, — предложила Джой, увидев, что Кори направляется к дому.

— Если у тебя есть какие-то дела, я могу попросить об этом дворецкого.

— Нет, я не занята, — отозвалась Джой и зашагала рядом с Кори. — Я хотела с вами познакомиться, у вас такая симпатичная семья.

— Спасибо, — поблагодарила Кори, почувствовав искреннюю открытость Джой, которую, видимо, куда больше интересовала сама Кори, чем обсуждение деталей будущей свадьбы.

Мощенная камнем терраса, куда выходило несколько стеклянных дверей, окружала дом с двух сторон, и с нее открывался чудесный вид на море Кори направилась было к одной из дверей, но Джой окликнула ее.

— Идите сюда, — позвала она Кори, — так будет быстрее. Мы пройдем через кабинет дяди Спенса.

Кори остановилась, решив отказаться от предложения, но было уже поздно.

Спенсер Аддисон пересекал террасу, направляясь в сад, и, хотя Кори не видела лица, она сразу узнала его по стремительной размашистой походке.

Он заметил ее и остановился, поджидая их с Джой, приветливо улыбаясь и держа руки в карманах. Когда-то именно эта его улыбка заставляла замирать сердце Кори, но теперь она только разбудила старые воспоминания, начисто лишенные того прежнего горячего чувства. В свои тридцать четыре года, одетый в простые серые брюки и белую рубашку с закатанными выше локтя рукавами, он казался таким же красивым и мужественно привлекательным, как и в двадцать три.

Кори подошла ближе, и улыбка на его загорелом лице стала еще шире и теплее, а когда он заговорил, его голос оказался более низким, более проникновенным, чем она помнила.

— Привет, Кори, — сказал Спенсер и, вытащив руки из карманов, сделал движение, словно намереваясь ее обнять.

Кори ответила улыбкой на его улыбку. Улыбкой, какой встречают обычного знакомого, с которым не виделся много лет: в меру дружелюбной, но спокойно-равнодушной.

— Здравствуй, Спенс, — сказала она и специально протянула одну руку, так что ему пришлось довольствоваться только рукопожатием.

Он понял ее намерение и подчинился, но задержал ее руку в своей дольше, чем положено, и она сама высвободила ее.

— Вижу, вы уже познакомились с Джой, — сказал он, вовлекая в разговор свою племянницу. Затем мягко упрекнул Джой:

— Я думал, ты мне скажешь, что Кори приехала.

— Я приехала всего час назад, — объяснила Кори. Когда-то намек, что он хочет ее видеть и даже мечтает об этом, сделал бы Кори счастливейшим человеком на свете. Теперь она была старше, мудрее и знала, как держать себя с ним в эту первую после долгих лет разлуки встречу. И прежде всего она помнила, что Спенсер всегда неотразим и сексуален, но за этим ничего не кроется. Кори похвалила себя за то, как умело руководит их встречей. Она взглянула на часы и с сожалением сказала:

— Прошу извинить, но мне надо до ужина кое-куда позвонить. — И чтобы окончательно отделаться от Спенсера на тот случай, если он предложит свои услуги, обратилась к Джой:

— Ты не покажешь мне мою комнату?

— Ну конечно, — обрадовалась Джой. — Я провожу вас туда.

Кори вежливо кивнула Спенсеру и оставила его стоять на террасе Она знала, что он смотрит ей вслед, так как видела его отражение в стеклянной двери кабинета, но ей было все равно. Она полностью контролировала себя и очень гордилась этим. Кори не могла отрицать, что, увидев Спенса, испытала некоторое волнение и что у нее участился пульс, когда он улыбнулся, глядя ей в глаза, но она нашла этому разумное объяснение в тот миг сработал давний стимул, прежний условный рефлекс, что было вполне естественно. Давным-давно она реагировала подобным образом на его присутствие, но теперь чувства ушли, а рефлекс остался, как у собаки Павлова при звуке колокольчика.

Джой провела ее через зал и вверх по широкой лестнице с удивительной красоты чугунными перилами. На втором этаже лестница выходила на широкую галерею, с трех сторон опоясывающую зал. От галереи отходили длинные широкие коридоры. Джой повернула в первый из них и довела Кори до самого его конца, завершавшегося двойной дверью. Она взялась за медную дверную ручку, но остановилась и пояснила:

— Мама и отчим хотели поселить здесь своих друзей, но дядя Спенс сказал, что комната зарезервирована для вас.

Джой широко распахнула дверь и отступила в сторону, чтобы Кори могла беспрепятственно полюбоваться открывшимся видом, но при этом не спускала глаз с Кори, ловя ее реакцию.

Кори потеряла дар речи.

— Мы называем это «апартаменты Герцогини», — с готовностью пояснила Джой.

В немом изумлении Кори медленно вошла в просторную комнату, которая была словно перенесена сюда из покоев Николая и Александры. Комната была отделана в двух тонах: светло-голубом и золотистом. Высоко над кроватью замысловатая резная корона поддерживала блестящий голубой шелковый полог, изящно задрапированный по четырем углам и спускавшийся вниз до светло-голубого ковра.

Голубое стеганое атласное покрывало довершало убранство кровати, и такой же голубой, стеганой и атласной была спинка кровати.

Ошеломленная Кори оглядывалась вокруг и почти не слушала объяснений Джой.

Голубые шелковые портьеры были подхвачены толстыми золотыми шнурами, в углу стоял изящный, украшенный резьбой секретер, а перед ним — обитое голубым шелком кресло.

— Когда дядя несколько лет назад купил особняк, — тем временем продолжала свой рассказ Джой, — он отреставрировал его целиком, не только дом, но и мебель. Поэтому теперь здесь все выглядит так же, как и сто лет назад, когда дом был построен.

Кори с трудом вернулась к действительности.

— Потрясающе, — только и сумела произнести она. — Я видела такие спальни только на снимках дворцов европейских монархов.

Джой согласно кивнула:

— Дядя Спенс сказал, что, когда вы были в моем возрасте, он назвал вас Герцогиней. Наверное, поэтому он хотел, чтобы вы поселились здесь.

Слова Джой значительно смягчили отношение Кори к Спенсеру. В молодости он пренебрегал ее чувствами, но с возрастом определенно изменился в лучшую сторону. И все же, так ли много он для нее сделал, чтобы простить и даже хвалить его? К примеру, эта комната… Мелкая любезность, которая ему ничего не стоит.

— Значит, ужин в восемь, тогда и встретимся, — сказала Кори.

Глава 9

Нахмурившись, Кори в раздумье разглядывала себя в зеркале. Она остановила свой выбор на узком черном комбинезоне из джерси, с открытыми плечами, глубоким вырезом на спине и узкими лямками, пристегнутыми к корсажу золотыми пряжками.

Костюм облегал ее тело и ноги, словно мягкая перчатка, и лишь у самых щиколоток брюки были слегка расклешены. Кори подумалось, не слишком ли наряден ее туалет для ужина на кухне. А может быть, для здешней обстановки он, наоборот, слишком прост? Спенсу комбинезон наверняка понравится… Спенс, опять Спенс!

Кори рассердилась на себя за то, что хочет ему угодить, и поспешно надела босоножки, вдела в уши серьги в виде золотых дисков и защелкнула на запястье широкий плоский золотой браслет, с которым редко расставалась Она было направилась к двери, но тут же снова вернулась к зеркалу, чтобы бросить последний взгляд на лицо и прическу. Сегодня она распустила волосы по плечам, и это ей нравилось, но, самое главное, ей больше не надо было думать о том, что она слишком молода для Спенсера Аддисона. Кори решила немного прибавить губной помады и быстро подвела губы. Она взглянула на часы и удивилась, что уже так поздно. Стрелки показывали восемь пятнадцать. Сегодня, чтобы одеться к ужину, ей понадобилось ровно вдвое больше времени, чем когда-то на подготовку к последнему Балу орхидей в Хьюстоне. Очень недовольная собой. Кори резко повернулась и пошла к двери.

Маленькая комнатка возле кухни оказалась не мрачной кладовкой, как представляла себе Кори, а уютным помещением с высокими окнами, выходящими на лужайку позади дома. Уже издалека Кори услышала голос матери и, улыбаясь, открыла дверь.

Первым, кого она увидела, был Спенс.

Он сидел в конце стола, небрежно положив руку на спинку стула, который занимала Мери Фостер. Бабушка Роза сидела рядом с Мери, а возле бабушки сидела Джой. Стол был накрыт на пять человек, и четверо из них уже занимали свои места. Кори была пятой. Значит, Спенсер ужинал с ними.

Улыбка исчезла с лица Кори, она чуть не повернула обратно, но вовремя опомнилась, тем более что бабушка Роза уже объявила:

— А вот и Кори. Ты опаздываешь, дорогая. Боже мой, какая ты сегодня нарядная! Это что — обновка?

Кори готова была провалиться сквозь землю. Бабушка намекала, что она специально оделась к ужину, и это, конечно, было правдой, чего Спенсер не мог не заметить.

Спенсер Аддисон действительно заметил, как прекрасно выглядела Кори. Но в первую очередь он обратил внимание на ее реакцию, когда она увидела его за столом. Он понял, что Кори не ожидала встретить его здесь. Она вообще не хотела его видеть. Это открытие озадачило и обидело Спенсера.

Он смотрел, как она шла к столу с той неизменной легкой грацией, присущей ей еще в подростковом возрасте, и улыбнулся ей. Кори ответила ему улыбкой, но при этом смотрела как бы сквозь него, и Спенсеру захотелось встать на ее пути и крикнуть: «Черт возьми, Кори, посмотри на меня!» Он все еще не мог поверить, что эта холодная, сдержанная молодая женщина была той самой Кори Фостер, которую он когда-то знал.

Одно осталось прежним, заметил Спенсер: стоило ей войти, как комната наполнялась теплом и светом. Вот и теперь, не успела она сесть напротив него и заговорить, как вся атмосфера вокруг изменилась. Это по крайней мере осталось таким же, как много лет назад. Только в те дни Кори всегда радовалась встрече с ним.

Картины тех дней… Воспоминания о прелестной девочке-подростке, которая появлялась с фотоаппаратом на всех его теннисных матчах. «Я должна снять тебя в первом сете, Спенс». Он неудачно начал партию и сказал ей об этом. «Ну и пусть, — ответила она с обычной заразительной улыбкой, — но какой снимок! Он у меня здорово получился!»

Когда он, бывало, неожиданно заезжал к ним домой, она так искренне радовалась ему, она сияла от счастья. «Привет, Спенс! Хорошо, что ты нас не забываешь!»

И вдруг однажды, когда ей было почти пятнадцать, он увидел ее в саду: она шла ему навстречу, и ветер раздувал ее распущенные по плечам светлые волосы, солнце золотило выгоревшие пряди, голубые глаза были отражением такого же ярко-голубого летнего неба. Золотая девочка, вся — сияние молодости и сгусток энергии, длинноногая и смеющаяся. С того самого дня она стала для Спенсера его золотой девочкой, изменчивой, но верной и всегда прекрасной.

Даже теперь, стоило ему закрыть глаза, и он видел ее стоящей под пучком омелы с заложенными за спину руками. Тогда ей было уже шестнадцать, и она выглядела совсем взрослой.

«Спенс, разве ты не помнишь, что нельзя нарушать рождественские традиции друзей? Это может принести им несчастье…»

Он тогда спросил ее: «А ты уверена, что достаточно взрослая для этого?»

Конечно, он знал, что Кори безумно влюблена в него, и он знал также, что придет время и она вырастет, вырастет из своей любви к нему. Вырастет и забудет его. Неизбежно и естественно молодые люди ее возраста вытеснят его из ее сердца. Разве может быть иначе?

Он ожидал этого и все-таки, когда это произошло, немного встревожился.

Пожалуй, даже несколько больше, чем следовало. Он не замечал надвигающейся перемены до того самого вечера, когда она предложила ему принять участие в эксперименте с поцелуями. Господи, каким подлецом он себя чувствовал из-за своего поведения в тот вечер, а еще больше из-за того, что хотел с ней сделать, это с неопытной-то, невинной девушкой!

Со своей золотой девочкой.

Он тогда забыл о своем обещании сопровождать ее на рождественский бал, и это погасило остатки ее чувства к нему. Она отправилась на бал с кем-то, кто подвернулся ей в последнюю минуту, как когда-то подвернулся ей и он сам. По словам бабушки Спенса, миссис Бредли, Кори сопровождал кто-то более подходящий ей по возрасту и вообще «более подходящий кавалер для такой невинной девушки».

Затем Кори совсем вычеркнула его из своего сердца, и на похоронах миссис Бредли, спустя несколько месяцев, даже не удосужилась сказать ему хотя бы несколько слов. Диана извинилась за нее. объяснив, что у Кори назначена встреча. Она не появилась и на его свадьбе, хотя получила приглашение прийти вместе со своим молодым человеком. Если, конечно, таковой имеется…

Люди за столом вокруг Спенса ужинали и вели общий разговор, он иногда вставлял одно-два слова, но и только: его мысли были заняты другим, он предпочитал наблюдать за Кори. А так как она смотрела в его сторону очень редко и лишь мельком, у него были для этого неограниченные возможности. Спенсер очень удивился, когда подали десерт; он съел ужин, не замечая вкуса, и уж совсем не хотел сладкого.

А то, что он хотел, было ему недоступно. Хотя бы на один миг Спенсер хотел перенестись назад, в прошлое, в тот далекий вечер, когда он ужинал в доме Фостеров и Диана попросила его сопровождать Кори на рождественский школьный бал. Уже тогда у Кори был молодой человек по имени Дуглас Спенсер не помнил его фамилии — и в придачу еще несколько других. Спенсер больше не играл значительной роли в жизни Кори, но тем не менее она, случалось, одаривала его улыбкой.

То, что теперь в его собственном доме и за его собственным столом Кори не обращала на него никакого внимания, не просто раздражало Спенса, это огорчало его. И он знал почему. Сильнее, чем он мог себе признаться, он ждал встречи с ней и с ее счастливой семьей. Когда он увидел Кори сегодня на лужайке, и ветер играл ее волосами, а солнце золотило светлые пряди, он подумал… Он подумал о недостижимом и неосуществимом.

— Дядя Спенс! — Это Джой прервала его мечтания. — Что ты делаешь со своим стаканом?

— Со стаканом?

— Ну да, со стаканом с водой. Ты не спускаешь с него глаз и вертишь его в руках.

Спенс выпрямился на стуле, готовый забыть о прошлом и вернуться в настоящее.

— Прости, я задумался. О чем вы беседуете?

— В основном о свадьбе, но эта тема уже порядком надоела. Так или иначе, все идет своим чередом, — сказала Джой.

Кори инстинктивно почувствовала, что Спенс готов вступить в разговор, а так как она не хотела с ним разговаривать, то постаралась привлечь внимание к Джой.

— Нет, — поспешила вставить Кори. — Эта тема не может надоесть. Пока все идет гладко, хотя в последнюю минуту могут возникнуть какие-нибудь неполадки.

Иногда что-то действительно важное.

— Например что? — спросила Джой Кори принялась торопливо выискивать в памяти какие-либо упущения.

— Ну, например, вы оформили разрешение на брак? — наконец нашлась она.

— Нет, но судья принесет его с собой.

— Боюсь, что это невозможно, — сказала Кори, забеспокоившись, что Анджела, слишком занятая внешней, показной стороной свадьбы, забыла о более прозаичных деталях. — Я была подружкой невесты на нескольких свадьбах и знаю, что разрешение следует запрашивать заранее, так как его выдают не сразу, а только через несколько дней. Да, забыла — еще требуется анализ крови!

Услышав об анализе крови, Джой вздрогнула.

— Я падаю в обморок при виде шприца. Судья, который поженит нас, друг дяди Спенса, и он сказал, что это не обязательно. Он имеет право решать, нужно ли делать анализ.

— Пусть так, но все-таки как насчет разрешения и испытательного срока? настаивала Кори.

— Я уже обо всем позаботился. Между прочим, здесь, на Род-Айленд, нет испытательного срока, — наконец вмешался Спенс, и хотя Кори уже убедила себя, что ее не трогает этот низкий проникновенный голос, тем не менее при его звуках у нее защемило сердце. Кори начала сознавать, что ностальгия — великая сила.

— Я не знала об этом, — сказала Кори и отвела глаза в сторону, чтобы не смотреть на Спенсера. Она не стала искать другую тему для разговора, а последовала примеру остальных принялась за десерт. К сожалению, Джой мало интересовалась куском торта на своей тарелке, но зато не спускала глаз с Кори и Спенса.

— Удивительно, — заметила она, переводя взгляд с одного на другого, — но я считала, что вы близкие друзья.

Спенсер больше не мог сдерживать обиды, что Кори смотрит на него как на пустое место, и решил заявить о себе и своих чувствах.

— Я тоже считал, что мы друзья, — сказал он резко и с удовлетворением отметил, что вся «галерка» из трех человек одобрила его реплику и повернулась к Кори в ожидании ответа.

Кори подняла голову и встретила его вызывающий взгляд. Мысленно она протянула руку, схватила его тарелку и опрокинула ее содержимое ему на колени.

— Да, мы были друзьями, — сказала она и недоуменно пожала плечами.

— Но вам почему-то не о чем говорить, — удивилась Джой, не скрывая своего разочарования.

«Галерка» посмотрела сначала на Спенсера справа, затем на Кори слева, но Кори положила в рот большой кусок торта и предоставила Спенсеру выкручиваться одному.

— Это было очень давно, — объяснил Спенсер.

— Все это так, дядя Спенс, но два дня назад ты огорчился, что Кори отложила свой приезд на несколько часов. Я было подумала, что, может быть, вас в молодости связывали… какие-то отношения.

Теперь, как и все остальные, Кори в упор смотрела на Спенсера. Она изумленно подняла брови, как бы удивляясь его оплошности и говоря «ты сам навлек на себя беду». Зрители с любопытством наблюдали за их единоборством.

— Я вовсе не огорчился, что Кори отложила свой приезд, — начал оправдываться Спенс. — Я огорчился, что она может вообще не приехать. — Все молча ждали продолжения. — Кори отличный фотограф, и Анджела договорилась с журналом, что именно Кори будет делать все снимки на свадьбе. Мы заключили с ней юридический договор, который, я надеюсь, она выполнит.

Услышав эту вопиющую ложь, Кори открыла от удивления рот, но мать поспешила ей на помощь, чтобы предотвратить столкновение.

— Кори всегда выполняет все свои обязательства, — обратилась она к Джой. Для нее это вопрос чести.

— Между прочим, — добавила Кори, подозревая, что Джой приготовила новый неловкий вопрос, — Спенс был другом всей нашей семьи, а не только моим.

Кори осталась довольна своим объяснением, Джой тоже одобрительно посмотрела на нее, но, к сожалению, бабушка Роза была другого мнения.

— Мне кажется, Кори, — заметила она, — ты немного ошибаешься.

— Нет, бабушка, это так, — твердо сказала Кори, и в ее голосе послышалось предостережение.

— Возможно, это и так, дорогая, но ты была единственной из нас, кто вместо обоев оклеивал стены своей спальни фотографиями Спенсера.

Кори была готова убить бабушку Розу на месте, но ей не оставалась ничего другого, как, не подвергая сомнению главное, сосредоточиться на мелочах.

— Ну уж не вместо обоев! — устыдила она бабушку.

— Твоя комната была храмом во славу Спенсера, — настаивала бабушка. — Если бы ты возжигала там свечи, люди вполне могла бы приходить туда молиться.

Господи, да у тебя под кроватью было полно альбомов с его фотографиями!

— И что же произошло дальше? — спросила Джой.

— Ничего не произошло, — с нажимом произнесла Кори, одновременно пытаясь взглядом усмирить бабушку.

— Вы хотите сказать, что в один прекрасный день дядя Спенсер вдруг вам разонравился и вы сняли со стен его фотографии? Вот так просто, ни с того ни с сего?

Кори одарила Джой безмятежной улыбкой.

— Вот так просто, ни с того ни с сего, — подтвердила она.

— Я не представляла себе, что такое может быть, — мрачно сказала Джой. Разве человек может вдруг сразу разонравиться?

Кори заметила, что теперь Джой не просто любопытствовала, но проявляла кровную заинтересованность.

Бабушка Роза тоже уловила странности в поведении Джой, но обвинила во всем предсвадебное волнение. Она похлопала Джой по руке, почувствовала при этом, что рука нервно сжата в кулак, и успокоительно сказала:

— У Кори была на то серьезная причина, милочка. Тебе, я уверена, это не угрожает.

— Какая?

— Спенсер разбил ей сердце Кори мысленно смирилась с неизбежным — не могла же она заткнуть бабушке рот салфеткой — и покорилась судьбе. Ей оставалось ждать, как растерзают в клочья ее гордость ради того, чтобы извлечь на свет правду и удовлетворить пустое любопытство молоденькой глупенькой невесты. Кори откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди. Ей не оставалось ничего другого, как ждать реакции Спенса, которому тоже приходилось несладко. Его лицо выражало полную растерянность, рука с чашкой кофе застыла на полпути ко рту — Что я сделал? — переспросил он, не понимая, и взглянул на Кори, словно ожидая, что она придет ему на помощь и все разъяснит. Вместо этого Кори подняла брови и пожала плечами, но промолчала.

— Ты разбил ей сердце, — повторила бабушка Роза — Интересно, как я это сделал? — потребовал ответа Спенсер.

Бабушка Роза осуждающе посмотрела на Спенсера, как на труса, неспособного признать свою вину, и обратилась к его племяннице:

— Когда Кори училась в последнем классе, твой дядя Спенсер предложил сопровождать ее на рождественский школьный бал. Я никогда не видела Кори в большем волнении. Они с Дианой, это сестра Кори, обошли все магазины в округе в поисках подходящего платья для Кори, такого, чтобы свести Спенсера с ума, и в конце концов отыскали такое платье. Наступил день бала, и Кори до самого вечера прихорашивалась у себя в комнате перед зеркалом и только перед самым приездом Спенсера спустилась в гостиную. Боже мой, как шло ей это платье! Она выглядела настоящей красавицей и совсем взрослой девушкой, мы с дедушкой любовались ею со слезами на глазах. Мы ее сфотографировали, а потом собирались снять их вместе со Спенсером.

Бабушка остановилась, чтобы выпить глоток воды, а заодно паузой подогреть интерес слушателей. У Кори мелькнула мысль, что у бабушки открылся невостребованный драматический талант. Джой вытянула шею и передвинулась на самый кончик стула, ловя каждое слово и неодобрительно поглядывая на дядю, готовая осудить его за неблаговидный поступок. Вопреки всему Кори наслаждалась ситуацией.

— И что было дальше? — умоляюще спросила Джой. Бабушка медленно поставила стакан с водой на стол и печально посмотрела на Джой:

— Твой дядя подвел Кори и не явился.

Джой устремила негодующий взор на дядю, пригвоздив его к позорному столбу.

Кори почувствовала, как в ее собственной душе зашевелилась жалость к Спенсеру.

— Неужели, дядя Спенс? Неужели ты мог так поступить?

— Еще как поступил! — развеяла последние сомнения бабушка Роза. Спенсер открыл рот, видимо, для того чтобы замолвить за себя словечко, но бабушка опередила его:

— Я смотрела, как она ждет его у окна, и у меня сердце разрывалось на части. Она никак не могла поверить, что он ее подвел.

— И вы так и не попали на бал? — спросила Джой Кори со всем сочувствием и жалостью, на которые способны женщины в подобных обстоятельствах.

— Нет, попала, — вмешался Спенсер.

— Нет, не попала.

Последние слова принадлежали бабушке.

— Мне кажется, вы ошибаетесь насчет этого и кое-чего еще, — сказал Спенсер, раздраженный тем, что его обвиняют в большем преступлении, чем он совершил на самом деле. — Я не отрицаю, что обманул Кори в тот вечер, продолжал он, адресуясь в первую очередь к своей племяннице, смотревшей на него широко открытыми глазами. — Я забыл о том, что обещал сопровождать Кори на бал, и отправился на каникулы в Аспен вместо того, чтобы ехать домой в Хьюстон.

Конечно, я не должен был поручать моей бабушке извиняться за меня перед Кори, но она настаивала, и я согласился. Я признаю, что виноват в этих двух вещах, но остальное… — Спенсер замялся, не зная, как поделикатнее сказать, что бабушка Кори сильно ошибается. — У меня сохранилось об этом совсем другое представление. У Кори уже был сопровождающий, и она уже приготовила себе платье, но случилось так, что ее молодой человек отказался в последнюю минуту.

Другие знакомые молодые люди Кори уже договорились со своими девушками, поэтому Диана попросила меня пригласить Кори, что я и сделал. Я был не добровольцем, а скорее рекрутом, и . сама Кори остановила на мне свой выбор, потому что не было никого другого. Даже когда я не появился, она все равно нашла кого-то еще. Я был для Кори чем-то вроде запасного игрока, — завершил Спенсер свое оправдание.

— Высказав все это, Спенсер с примирительной улыбкой посмотрел на бабушку Розу и добавил:

— Я тоже не могу особенно похвастаться своей памятью, но все это я прекрасно помню, так как сильно переживал, что забыл о рождественском бале. Для меня было большим облегчением узнать, что Кори нашла кого-то еще.

— Не сомневаюсь, что у тебя прекрасная память, — ядовито заметила бабушка Роза. — Жаль только, что ты не мог быть на моем месте и видеть, как Кори пошла к себе в комнату в своем великолепном синем платье — я бы даже уточнила, темно-синем, потому что это был твой любимый цвет и она специально его искала, — и там его сняла. Не знаю, почему ты решил, что она избрала тебя в качестве замены, но уверена: если бы ты слышал, как она рыдала, пока не уснула, ты бы запомнил это на всю свою жизнь. Она была в отчаянии, бедная девочка!

Хотя кое-что из рассказа пожилой женщины и показалось Спенсу не правдоподобным, он сердцем чувствовал, что она говорит правду. Племянница Джой тоже это знала. Сгорая от стыда, он смотрел на их укоризненные лица и мысленно представлял себе, как его золотая девочка спускается по лестнице в темно-синем платье, а потом долго ждет его у окна. Он думал о Кори, рыдающей в подушку в спальне, полной его фотографий, и ему становилось дурно. Он не знал, для чего Кори придумала уловку с заменой кавалера, но одного взгляда на миссис Фостер было достаточно, чтобы понять очевидную вещь все без исключения знали о чувствах Кори к нему. Все, кроме него самого Он взглянул на Кори, но она оперлась локтями на стол и закрыла лицо руками. Он был противен самому себе, а тут еще его оскорбительное замечание насчет выполнения якобы подписанного договора. Неудивительно, что Кори не желает даже смотреть на него!

Сквозь пальцы Кори наблюдала за виноватым выражением на лице Спенсера и довольной усмешкой на лице бабушки Вся эта фантастичная мелодраматическая сцена должна была бы вызвать слезы… А вместо этого Кори одолевал смех.

— Кори, — начал Спенс, подняв глаза на ее закрытое руками лицо и готовый принять любое словесное наказание. — Я не знал… Я не понимал .. — начал он запинаясь и вдруг увидел, как у нее затряслись плечи. Кори плакала! — Кори, прошу тебя, не надо! — сказал он умоляюще, протягивая к ней руки, но боясь притронуться и усугубить положение.

Ее плечи затряслись еще сильнее.

— Я очень сожалею, — продолжал Спенсер жалобным голосом. — Я не знаю, что еще сказать…

Кори отняла руки от лица, и Спенсер в изумлении увидел пару смеющихся глаз, смотрящих на него с сочувственным любопытством и без всякой вражды.

— На твоем месте, — посоветовала она Спенсеру, продолжая задыхаться от смеха, — я бы пожелала всем спокойной ночи и поскорей удалилась. Особенно если ты не убедил бабушку в своем искреннем раскаянии.

Ее превращение из холодной незнакомки в очаровательную союзницу было таким неожиданным, таким неоправданным и одновременно таким привычно знакомым, что Спенсер почувствовал, как его захлестнула волна нежности.

Он встал из-за стола, подмигнул бабушке Розе и протянул руку Кори:

— Наверное, будет лучше, если я сыграю сцену раскаяния в саду, чтобы избавить бабушку Розу от этого ужасного зрелища.

— Следовало бы тебя хорошенько наказать, — отозвалась Кори, улыбаясь своей заразительной улыбкой, которую он так любил, — но поздно, я уже тебя простила и все забыла. Между прочим, я отправила сюда вместе с оборудованием и прочими вещами старые альбомы с фотографиями. Хочу подарить их тебе, так что тебе незачем в знак раскаяния рвать на себе волосы или раздирать одежду, да еще публично на лужайке Перед домом.

— Я настаиваю, — произнес Спенсер с тихим упорством и взял Кори за локоть.

Джой вышла из комнаты следом за Кори.

— Пожалуй, мне надо немного побыть с мамой и Питером и их гостями, объяснила она.

Миссис Фостер подождала, пока Джой, Кори и Спенсер скроются из виду.

— Мама, — обратилась она к бабушке Розе, — как ты на это решилась?

— Я только сказала правду, дорогая.

— Иногда правда причиняет людям боль.

— Правда остается правдой, — удовлетворенно сказала бабушка Роза, вставая из-за стола. — Правда заключается в том, что Спенсер достоин хорошей взбучки за свое поведение в тот вечер, а Кори заслужила, чтобы у нее попросили прощения. Я сегодня добилась и того и другого, и это пошло им обоим на пользу, — Если ты думаешь, что теперь они влюбятся друг в друга, то ты глубоко ошибаешься Как гласит пословица: «Обжегшись на молоке, будешь дуть и на воду».

Кори именно из таких, ты сама об этом сто раз говорила.

— Да, это правда.

— А не могла бы ты, мама, — спросила миссис Фостер, переходя от Кори и Спенсера к основной проблеме, — не могла бы ты не высказывать правду вслух и почаще помалкивать?

— Нет, не могу.

— Почему не можешь?

— Мне семьдесят один год. Я больше не имею права тратить время на пустые слова. К тому же в моем возрасте причуды простительны.

Глава 10

Смех и громкие голоса доносились из окна столовой, где собрались гости Анджелы, но снаружи ночь была тихой и теплой. Они направились через лужайку к воде, и Кори удивлялась тому, какой умиротворенной и счастливой она чувствовала себя рядом со Спенсером. Она припомнила, что прежде рядом с ним она всегда испытывала волнение и ее нервы были напряжены до предела. Это новое спокойное состояние нравилось ей гораздо больше.

Исчезла необходимость что-либо прятать или о чем-то сожалеть, потому что бабушка в подробностях описала детскую влюбленность Кори, раскрыла всем ее тайну и в процессе разоблачения продемонстрировала самой Кори, чем ее любовь была на самом деле невинным чувством девочки-подростка к ничего не подозревающей жертве, а не болезненной страстью к эгоистичному чудовищу, каким она воображала себе Спенсера. Кори заметила, что загорелое лицо Спенсера побледнело, когда бабушка, не жалея красок, описывала, какие ужасные страдания Кори претерпела по его вине.

Перед отъездом сюда, в Ньюпорт, Кори заставила себя с философским равнодушием взглянуть на те прошлые события, и все же до сегодняшнего вечера она чувствовала себя уязвленной. Теперь же, после драматического изложения событий бабушкой, она смеялась и над собой, и над «злодеем», преувеличивающим свою ответственность. Исповедь, пришла она к выводу, всегда благо для души, даже если тебя принудила к ней собственная бабушка. Наконец она оборвала последние нити, связывавшие ее со Спенсером, и остались лишь ностальгия по прошлому, ощущение свободы и полного покоя.

Спенсер остановился у высокого дерева рядом с водой, и Кори прислонилась спиной к широкому стволу, глядя на полукружие мерцающих вдали огней на берегу моря и ожидая, что он ей скажет. Похоже, Спенсер не знал, с чего начать, и она находила эту несвойственную ему застенчивость забавной и даже трогательной.

Спенсер смотрел на красивый профиль молодой женщины, пытаясь определить ее настроение.

— О чем ты думаешь? — наконец спросил он.

— О том, что прежде я не замечала, чтобы ты терялся.

— Я не знаю, с чего начать..

Кори скрестила руки на груди и шутливо склонила голову набок.

— Хочешь, чтобы я тебе помогла?

— Нет, я как-нибудь справлюсь сам, — торопливо сказал Спенсер. Кори рассмеялась, а он вслед за ней, и вдруг все между ними стало как прежде, только еще лучше, еще увлекательнее, потому что их отношения обрели для него особую ценность. Ему льстило, в чем он смущенно признался себе, что когда-то его фотографии украшали стены ее спальни, и он с большим опозданием обрадовался, что Кори с самого начала хотела, чтобы именно он сопровождал ее на рождественский бал.

Спенсер решил начать не с бала. а с этих самых фотографий.

— Это правда, что ты оклеивала свою комнату моими фотографиями? — начал он очень осторожно, чтобы Кори не сочла это издевкой и не обиделась.

— Они были повсюду, — призналась Кори и улыбнулась воспоминанию. — Уж наверняка ты догадывался, что я по уши влюблена в тебя, если всюду таскаюсь за тобой с фотоаппаратом.

— Догадывался. Только я думал, что все кончилось, когда тебе исполнилось семнадцать.

— Вот как? Почему?

— Почему? — повторил он, растерявшись от ее вопроса. — Наверное, потому, что тогда ты попросила научить тебя целоваться, чтобы попробовать новые приемы на каком-то типе… — Он замолчал, припоминая. — Да, вспомнил. Его звали Дуглас.

— Дуглас Джонсон, — подтвердила Кори.

— Совершенно верно, Джонсон. Кстати, Диана говорила мне, что именно Джонсон должен был сопровождать тебя на рождественский бал, но в последнюю минуту отказался, и тогда я предложил свои услуги. Естественно, я тогда решил, что ты влюблена не в меня, а в Джонсона. Как я мог подумать, что именно я был твоим избранником? — Он взглянул на Кори в уверенности, что победил ее своей логикой, но она молчала. — Так что же?

— Никакого Дуга Джонсона никогда не было.

— Как это не было? — изумился Спенсер.

— Я хотела, чтобы ты меня поцеловал, и для этого изобрела Дуга Джонсона. Я хотела, чтобы ты пошел со мной на бал, и снова вспомнила о Джонсоне. И на свидания я ходила только для того, чтобы научиться вести себя с тобой, если ты наконец меня пригласишь. — Кори улыбнулась, и Спенсер с трудом удержался, чтобы не поцеловать ее в губы, особенно когда она, удивляясь себе, покачала головой и тихо добавила:

— Это всегда был ты. Только ты один. С того самого вечера, когда мама устроила первый прием, и до рождественского бала. Я еще потом ждала целую неделю, надеялась, что ты позвонишь, чтобы извиниться или все объяснить.

— Послушай, Кори, была еще одна причина, отчего я забыл о бале и уехал в Аспен, — с раскаянием произнес Спенсер. — Моя мать обещала приехать на Рождество в Хьюстон, и я очень ее ждал, но скрывал это от всех. С самого детства я только и делал, что придумывал всякие объяснения, почему она отсутствует и не проявляет интереса ко мне. Теперь я понимаю, как это глупо, но тогда мне казалось, что если она узнает меня взрослым, то у нас с ней наладятся отношения. Вместо этого она позвонила мне в последнюю минуту и сказала, что едет в Париж, и я уже не мог ее простить. Мы собрались тогда с друзьями, у которых у всех были нелады в семье, и напились до чертиков, а потом все вместе отправились в Аспен, где у одного из нас был дом. А что касается Рождества, то мы решили его вообще не праздновать.

— Я все помню, — сказала Кори. — Ты говорил мне, что ждешь приезда матери, и я догадалась, как много она для тебя значит, хотя ты это скрывал. Я все о тебе знала и обо всем догадывалась, ведь я жила только тобой.

Ее слова тронули его, и, опершись рукой о ствол дерева, он наклонился к ней, чтобы поцеловать, но снова удержался, потому что еще не высказал ей всего.

— Я собирался позвонить тебе, чтобы все объяснить или хотя бы извиниться, но позволил бабушке убедить меня, что я и так наделал бед и что мне вообще лучше исчезнуть с твоего горизонта. Бабушка сказала мне, что ты отправилась на бал с каким-нибудь юношей — она в этом не сомневалась — и что я вообще неподходящая компания для молодой скромной девушки. В это она тоже свято верила. Я уже и без того чувствовал себя подлецом из-за своего поведения у плавательного бассейна, так что ее слова звучали очень убедительно.

Кори заметила, что его взгляд остановился на ее губах, и недавно обретенное ею спокойствие начало потихоньку улетучиваться.

— Теперь, когда мы покончили с объяснениями, нам остается сделать только одну вещь, — сказал Спенс очень торжественно.

— Какую? — осторожно спросила Кори.

— Нам надо поцеловаться, чтобы заключить мир. Таков обычай.

Кори невольно прижалась спиной к дереву.

— А почему бы нам не ограничиться рукопожатием? Спенсер чуть улыбнулся и медленно покачал головой.

— Разве ты не знаешь, что нельзя нарушать традиции дома? Это может принести несчастье его хозяину.

Сладость того прежнего воспоминания поблекла по сравнению с тем, что Кори почувствовала, когда ладонь Спенсера коснулась ее щеки и он шепнул:

— Давным-давно золотая девочка сказала мне эти слова на Рождество.

Он наклонился, не спеша провел губами по ее губам, и Кори насладилась моментом, не принимая в нем участия, но это было еще не все.

— Если ты не ответишь на мой поцелуй, — предупредил он, и его губы продолжили свое путешествие уже по ее щеке, — то нарушишь традицию. А это очень, очень плохо.

Его язык так же неспешно прошелся по краю ее уха, отчего Кори покрылась мурашками и беспомощно улыбнулась, запрокинув голову, а он ткнулся теплыми губами ей в шею.

— Это может принести очень большое несчастье, — снова предостерег Спенсер, и на этом шутливая игра закончилась. Он взял ее лицо в ладони, и Кори поразило напряженное выражение его глаз. — Ты представляешь себе, как я тогда ненавидел Дуга Джонсона?

Кори хотела было снова улыбнуться, но непонятные слезы обожгли ей глаза.

— Ты представляешь себе, — так же тихо продолжал Спенсер, и его рот потянулся к ее рту, — сколько лет я мечтал вот об этом…

Кори почувствовала, что слабеет, и попыталась обратить все в шутку.

— Пожалуй, я еще слишком молодая… — прошептала она. Чувственная улыбка появилась на его губах, произнесших три слова:

— Но достаточно смелая…

Он обнял ее уже двумя руками и продлил поцелуй. Кори сказала себе, что ей нечего бояться одного поцелуя и что, пожалуй, она может без ущерба для себя ответить на него, ну, хотя бы чуть-чуть, и, для удобства упершись ладонями ему в грудь, поддалась настойчивому давлению его языка. И совершила ошибку. В то же мгновение его руки еще крепче обхватили ее, губы еще неистовее прижались к ее губам, столь недавно обретенное хрупкое равновесие разлетелось на тысячу осколков, и Кори невольно ухватилась за широкие плечи Спенсера, стараясь удержаться на ногах в вихре закружившегося вокруг нее мира. Его язык уже нашел ее собственный, и со вздохом отчаяния Кори обвила его шею руками и, больше не раздумывая, поцеловала Спенсера в ответ.

Она смягчила ярость его поцелуя, нежно лаская его язык своим языком, и почувствовала, как он задохнулся от страсти и притянул ее еще ближе к себе; его ладонь легла на ее ягодицы, не давая Кори отодвинуться. Он вплотную прижал ее к своим бедрам. Кори медленно поцеловала Спенсера, продлевая удовольствие, поглаживая его лицо и шею пальцами, и он подчинился ее спокойному ритму, неторопливо путешествуя ладонью по ее спине, целуя ее рот множество раз, но не переходя установленные ею границы. И когда Кори решила, что держит ситуацию под контролем, Спенсер в один миг разрушил это впечатление. Он погрузил пальцы в ее волосы на затылке, впился в ее губы, мешая дышать, прижал ее своим телом к дереву и освободил руки, чтобы накрыть ладонями ее груди. Медленно он начал поглаживать и ласкать их, и Кори почудилось, что сейчас она умрет от сладкой пытки, которую была готова терпеть до бесконечности.

Теперь время измерялось только мучительными поцелуями и смелыми прикосновениями. Ласки шли по восходящей, чтобы Кори и Спенсер могли остановиться в высшей их точке и начать все сначала.

Кори услышала собственный стон, когда в последний раз Спенсер оторвался от ее губ. Он спрятал свое лицо у нее на шее, затем тяжело выдохнул и еще крепче сжал ее в объятиях.

Ее голова лежала у него на груди, глаза были крепко зажмурены, а мысль уже бешено работала, ужасаясь глупости и безумию происходящего. Кори с опозданием возвращалась в мир реальности. Нет, она определенно ненормальная! Она одержима Спенсером Аддисоном. Она потратила на него свои школьные годы, и вот теперь, стоило ему сказать нежное слово, как влюбленная дурочка тут же упала к нему в объятия. Но никогда, никогда за всю свою жизнь она не испытывала таких чувств, как сегодня… За исключением разве того давнего летнего вечера у плавательного бассейна. Слеза скатилась у нее по щеке. Она по-прежнему ничего для него не значит, как не значила тогда, много лет назад…

— Кори, — сказал Спенсер, целуя ее волосы, — может, ты объяснишь, почему я теряю разум, стоит мне к тебе прикоснуться?

Сердце Кори сделало скачок, мысли остановились. Во второй раз за сегодняшний день ею овладело необъяснимое желание плакать и смеяться одновременно.

— Мы оба явно не в своем уме, — сказала она, втайне радуясь, что камень упал с ее сердца. Спенсер обнял ее за плечи, и так они пошли к дому.

Задумавшись, Кори не заметила, что он довел ее до дверей «апартаментов Герцогини». Она остановилась и повернулась к Спенсеру. Они могли бы назвать эти последние полчаса любовным свиданием, и Кори хотелось сказать ему «спасибо за прекрасный вечер», но вместо этого она произнесла:

— Мы уже поцеловались с тобой на прощание, так что нам больше нечего делать.

Спенсер усмехнулся, глядя на нее сверху вниз, и оперся рукой о дверную раму Он держался свободно и уверенно. Пожалуй, слишком уверенно, подумала она.

— Мы всегда можем это повторить, — предложил он.

— Не стоит, — солгала она.

— Тогда ты можешь пригласить меня что-нибудь выпить на дорожку.

— Вот этого уж точно не стоит делать, — сказала она с видом скромницы.

— Лгунья, — усмехнулся он, наклонился, быстро поцеловал в губы и открыл перед ней дверь.

Высоко держа голову. Кори вошла в комнату, закрыла за собой дверь и без сил прислонилась к ней. Ее взгляд упал на циферблат часов на секретере: они показывали полночь. Они пробыли вместе больше часа.

Глава 11

На лужайке за домом Кори наблюдала, как Майк Макнейл и Кристин Нордстром устанавливали оборудование для съемок, хотя главная работа должна была начаться завтра, когда банкетные столы под тентами будут окончательно украшены в «стиле Фостеров». А пока группа садовников, плотников и флористов трудилась наравне с рестораторами, которые по завершении вечерней репетиции свадебной церемонии должны были подать на террасе такой же репетиционный свадебный ужин.

Опытным глазом Кори определила, что подготовка идет успешно. Она видела, как Джой о чем-то беседует с молодым человеком из фирмы по обслуживанию приемов и как он улыбается ее словам, а стоящие рядом повара и официанты даже громко смеются. Кори знала, что это семейная фирма и что у нее отличная репутация.

Кроме того, всем им явно нравилось работать вместе. Джой заметила Кори и помахала ей. Кори помахала ей в ответ и направилась к Майку и Кристин, которые приехали сегодня утром вместе с оборудованием.

— Как дела, Майк? — спросила Кори.

— Все в порядке, пока никаких проблем.

Майк Макнейл был маленького роста, очень толстый и с трудом волочил за собой по траве тяжелую коробку. Кори знала, что последует, если она предложит Майку свою помощь.

— Как тебе нравится твоя новая помощница? — спросила она.

Майк бросил взгляд на высокую Кристин, которая без видимого усилия несла в руках точно такую же коробку.

— Послушай, Кори, разве ты не могла подыскать для меня кого-нибудь повыше и покрепче? — пошутил Майк Кори несколько минут следила за ходом работы, а затем поспешила в дом, где ее ждали другие обязанности. Где ее ждал Спенсер…

Накануне она уснула, обняв подушку, грезя о нем, и сегодня мысли о Спенсере не давали ей покоя. Да и как могло быть иначе, если Спенсер своими поступками сам привлекал к себе внимание. Утром он вошел в маленькую столовую при кухне, где они вчера ужинали, и на глазах матери и бабушки Розы, а также своей опешившей племянницы растрепал волосы Кори и запечатлел на ее щеке поцелуй.

В полдень Кори увидела Спенсера среди множества людей в холле около кабинета, он шел, держа в руках пачку бумаг, и, казалось, был полностью погружен в чтение. Не поднимая глаз, он кивнул одному из гостей, оказавшемуся поблизости, и обогнул группу из трех человек Но, проходя мимо Кори и словно не замечая ее, он сделал резкий поворот и пошел прямо на нее, так что под его напором ей пришлось отступить назад, прямо в открытую дверь чулана, которую Спенсер тут же закрыл за собой. Пока Кори фыркала от гнева, он положил на пол бумаги, притянул ее к себе и с таким усердием начал целовать, что она тут же забыла об обиде.

— Я очень по тебе соскучился, — сказал он, прежде чем отпустить Кори. — И не планируй ничего на вечер. Мы будем ужинать вдвоем у тебя на балконе. Балкон в моей комнате выходит на заднюю лужайку, это все равно что ужинать на стадионе.

Кори знала, что ей следует отказаться, но не сделала этого. Она уезжала в воскресенье, и у нее оставалось всего два вечера, чтобы провести их вместе с ним. Но она поставила условие:

— Если ты обещаешь, что будешь хорошо себя вести — Даю слово… — поклялся он, после чего обнял ее и целовал до тех пор, пока она бессильно не повисла у него на шее, — что буду вести себя точно так же… А теперь вон отсюда, не то я передумаю и это плохо кончится для нас обоих. — И Спенсер шутливо шлепнул ее пониже спины. — Мы с тобой задохнемся в этом душном чулане.

Пока они целовались, кто-то все время проходил мимо чулана, и Кори отрицательно потрясла головой.

— Нет, ты иди первый и проверь, все ли спокойно.

— Кори, — взмолился Спенсер, — ты ведь понимаешь, что я не могу сразу показаться на людях. Я не могу предстать перед гостями в подобном состоянии.

Смущенная и в то же время довольная. Кори приложила ухо к двери и, послушав, осторожно повернула ручку.

— Мне бы следовало в наказание запереть тебя здесь, — бросила она через плечо.

— Только посмей, и я устрою такой шум, что все сбегутся. Я расскажу им, что ты покушалась на наши серебряные ложки.

Кори все еще улыбалась, когда в саду чуть не столкнулась с Джой, которая куда-то шла с отрешенным выражением лица. Она выглядела такой несчастной, что Кори, поколебавшись, нагнала ее.

— Что-нибудь случилось, Джой?

— Я не хочу об этом говорить, — ответила Джой и, прежде чем повернуться к Кори, быстро смахнула кончиками пальцев слезу со щеки.

— Если ты не хочешь сказать мне, почему плачешь, то, может быть, тебе лучше поговорить с матерью или с кем-нибудь еще? Разве можно расстраиваться накануне свадьбы? Ричард приедет сегодня вечером, и для него это будет неприятным сюрпризом.

— Ричард очень рассудительный человек, и он скажет мне, что я все выдумываю. И другие будут утверждать то же самое. — Джой покорно пожала плечами и направилась к дому. — Давайте поговорим о чем-нибудь другом. Расскажите мне подробней о себе и дяде Спенсе. — Джой запнулась, но потом спросила тоном, в котором прозвучало отчаяние:

— Вы уверены, что по-настоящему его любили, когда были в моем возрасте?

Кори почувствовала, что Джой движет не одно простое любопытство, а нечто большее, что Джой ищет у нее помощи и что обман причинит ей огромный вред.

— Я бы хотела честно ответить на твой вопрос, — задумавшись, произнесла Кори, — но сейчас мне трудно судить о моих прошлых чувствах: издалека они кажутся детскими и несерьезными, но это не значит, что они не были настоящими.

— Вы могли бы убежать с дядей Спенсом, чтобы тайком пожениться?

Вопрос был столь неожиданным, что Кори рассмеялась, но тем не менее кивнула:

— Но только если бы инициатива исходила от него.

— А если бы он не был из богатой семьи?

— Мне нужен был только он сам, остальное не имело значения.

— Значит, вы его любили?

— Я… — Кори задумалась. — Я верила в него. Я уважала его и восхищалась им. Для этого были все основания, и я понимала это даже тогда. Мне было все равно, что в колледже он футбольная звезда и на какой машине он ездит. Мне всегда казалось, что ему нравится быть со мной, я мечтала сделать его счастливым и верила в это. По ночам я лежала в постели и воображала, что жду от него ребенка, — призналась Кори. — Я представляла, что он спит рядом со мной, обняв меня, и что он, как и я, радуется будущему ребенку. Это была моя самая заветная мечта, помимо целой тысячи других, тоже связанных с ним. Если все это, вместе взятое, называется любовью, то, значит, я его любила. Хочу открыть тебе еще один секрет, — закончила Кори, — с тех пор я никогда никого так не любила.

— И поэтому вы не вышли замуж?

— Отчасти поэтому. С одной стороны, мне не хотелось вновь пережить такое чувство: я была словно одержимая. А с другой — я не выйду замуж, если вновь не испытаю нечто равное по силе.

Они уже входили в дом, и, к удивлению Кори, Джой неожиданно крепко ее обняла.

— Спасибо, — сказала она растроганно и повернула обратно в сад.

Кори проследила, как Джой направилась прямо к рестораторам, а сама медленно пошла в столовую, где собиралась провести остаток дня, делая снимки.

Что-то тревожило ее, и она решила поговорить со Спенсером о его племяннице. Что-то было не так, и это следовало выяснить.

Глава 12

Осторожно, стараясь никому не мешать, Кори переставила на другое, более выигрышное место старинный канделябр.

— Не ходи на цыпочках, Кори, — заметил ей Спенсер, сидевший тут же во главе стола. — Делай свое дело и не беспокойся о шуме.

Он принес свои бумаги в столовую, чтобы быть поблизости. Кори боялась признаться даже себе, как радовало ее его присутствие и как она горда тем, что он не хочет оставлять ее ни на минуту.

— Я не хочу тебя отвлекать, — сказала она.

— В таком случае тебе следует немедленно покинуть Ньюпорт, — заметил Спенсер, и неторопливая, полная значения улыбка появилась на его лице.

Каждый ход в их игре был заранее известен, но Кори от души наслаждалась, кокетничая со Спенсером и одерживая над ним верх, и не могла отказать себе в этом удовольствии.

— Потерпи немного, Спенс, утром в воскресенье мы «избавим тебя от нашего присутствия, и ты снова станешь полноправным хозяином своей старой хижины.

— Ты знаешь, что я не это имел в виду, — отозвался Спенсер, отказываясь отбивать посланный ему мяч.

Его реакция удивила Кори. Иногда он откровенно флиртовал с ней, и Кори начинала играть в эту игру по всем известным правилам, но внезапно он прекращал жонглировать словами и становился очень серьезным.

— Не могла бы ты задержаться еще на несколько дней? Кори замялась, пытаясь побороть искушение.

— Нет, не могу, — вздохнула она. — У меня все расписано на полгода вперед.

Она подождала в надежде, что он будет уговаривать ее, и одновременно боясь, что не выдержит и уступит. Но Спенс не стал ее уговаривать. Видимо, его приглашение было чистой любезностью. Чтобы окончательно не обидеться. Кори взглянула на лежавшие перед Спенсером документы и перешла на более нейтральную тему.

— Чем ты занимаешься? — спросила она.

— Я взвешиваю» за»и «против» одного делового соглашения, оцениваю все возможности, степень риска и предполагаемый размер прибыли, читаю сопроводительные бумаги. Обычный процесс перед принятием решения.

— Мне он кажется необычным, — призналась Кори, отойдя в сторону и разглядывая, удачно ли она разместила букеты цветов среди свечей и старинной посуды. — Если бы мне пришлось все это учитывать, я бы никогда не смогла принять решение.

Удовлетворенная достигнутым эффектом, Кори направилась к штативу и сделала снимок. Затем слегка изменила угол съемки, чтобы солнечные лучи заиграли на гранях хрусталя, и сделала еще два снимка.

Спенс наблюдал за ней, сначала залюбовавшись ее ловкими профессиональными движениями, а затем сосредоточив внимание на особо привлекательных особенностях ее лица и фигуры. Он не мог отвести глаз от мягкого изгиба ее шеи, нежной припухлости рта, волос, переливающихся на солнце. Кори связала их в хвост, выпустив завитки над ушами, и с такой прической ей можно было дать не больше восемнадцати. Она была в белых шортах и майке, и Спенсер погрузился в созерцание ее длинных ног и полных грудей, представляя себе, как вечером в постели сожмет ее в своих объятиях.

Она могла зажечь его одним-единственным поцелуем, и сегодня Спенсер собирался раздуть этот огонь до огромного костра, чтобы он поглотил их обоих. И раздувать его снова и снова, пока Кори не запросит пощады, и тогда он даст ей передышку только для того, чтобы она умоляла его продолжить ласки.

Они были предназначены друг для друга, теперь он знал это так же точно, как и то, что Кори боится вновь доверить ему свое сердце. Он мог уговорить ее сегодня отдать ему свое тело, но потребуется много дней, чтобы убедить ее отдать ему сердце, а у него оставались лишь короткие часы. Спенсер уже знал, какой упорной она может быть, поставив себе цель; Кори любила его много лет, и теперь она твердо решила сохранять между ними дистанцию, не допускать его в заповедную зону своей души. Впервые в своей взрослой жизни Спенсер испытывал страх и бессилие, потому что удержать Кори около себя он мог, только связав ее веревкой.

— Прекрати разглядывать меня, — приказала Кори со сдержанным смешком и не глядя в его сторону.

— Откуда ты знаешь, что я на тебя смотрю?

— Я чувствую, как твой взгляд ползает по мне. Он расслышал чуть заметную дрожь в ее голосе.

— Интересно, как ты принимаешь свои решения? — спросил он, возвращаясь к теме разговора.

— Ты серьезно? — спросила Кори, бросив на него испытующий взгляд.

— Совершенно серьезно, — ответил Спенс, вкладывая в свои слова особый смысл.

Но Кори не обратила на это никакого внимания.

— В большинстве случаев я подчиняюсь чутью и внутреннему побуждению. Мне подсказывает вот это, как поступать. — Кори положила руку себе на грудь. — Я научилась на опыте верить своему сердцу.

— Рискованный способ решать важные проблемы.

— Но только так я и могу с ними справиться. Если я займусь долгим взвешиванием «за»и «против», сопоставлением риска и выигрыша, меня парализует неуверенность и кончится тем, что я вообще не приму никакого решения. Мой ум действует лучше всего, руководствуясь внутренним голосом и инстинктом.

— Наверное, это свойство твоей художественной натуры.

— Возможно, но тут играет роль и наследственность. Моя мать точно такая же. Если нам предоставляется слишком много времени для размышлений или слишком широкий выбор, мы застываем в бездействии. Мама как-то призналась, что если бы мой отчим не поспешил со свадьбой, прежде чем она разобралась в преимуществах и недостатках брака, если бы она действовала не под влиянием минуты, а по законам логики, то еще неизвестно, вышла бы она за него замуж.

Спенсер уже спрятал полученную информацию в свой внутренний компьютер для использования при дальнейшем общении с Кори.

— Так вот почему ты не вышла замуж! Слишком велик риск неудачи и чересчур много времени на обдумывание всех возможных вариантов?

— Может, и так, — уклонилась от ответа Кори и быстро перевела разговор на самого Спенсера. — А что случилось с твоим браком?

— Ничего особенного, — ответил он сдержанно, но тут же вспомнил, что должен заставить ее понять. — Родители Шейлы умерли за год до смерти моей бабушки, и мы остались совсем одни. Осознав, что только чувство одиночества нас и связывает, мы решили развестись, пока еще оставались друзьями.

Кори открыла репортерскую сумку, осторожно уложила туда фотоаппарат и повернулась к Спенсеру:

— Спенс, к вопросу о браке… Я хотела бы поговорить с тобой о твоей племяннице. Мне кажется, она сомневается в том, что делает правильный шаг.

Скажи мне, она кому-нибудь доверяет? Где ее друзья, ее подружки, ее жених?

Кори ожидала, что Спенсер отмахнется от вопросов, но этого не случилось; он пальцами погладил себе лоб, как будто эта тема вызывала у него головную боль.

— Ее мать выбирает для нее друзей, она выбрала ей подружек на свадьбу, и жениха тоже, — с горечью признался он. — Джой неглупая девочка, просто ей никогда не давали самостоятельно мыслить. Анджела сама принимает все решения, а потом навязывает их дочери.

— А какой у нее жених?

— Ему двадцать пять, и, по-моему, это самовлюбленный эгоист, который женится на Джой, чтобы лепить из нее что угодно и заставить боготворить собственную персону. Не последнюю роль играет также связь нашей семьи с немецкой аристократией. С другой стороны, когда я видел их вместе в последний раз, Джой, кажется, была им вполне довольна.

— Так ты поговоришь с ней? — настаивала Кори, укладывая в сумку остальное оборудование.

— Да, — согласился Спенсер где-то прямо за ее спиной, и его дыхание раздуло волосы у нее на шее, затем его губы слегка погладили ее кожу, и Кори вздрогнула даже от такого легкого прикосновения. — Ты не против позднего ужина?

— спросил он. — Мне безразличны все эти гости, но у меня есть обязанности как у хозяина дома.

Он пригласил ее на репетицию свадебного ужина на террасе, но Кори отказалась. Она знала, что ужин наедине с ним в ее комнате был безумным поступком, но уверила себя, что будет держать ситуацию под контролем, и к тому же они ужинают не в постели, а на балконе…

— Поздний ужин — это прекрасная идея. Я еще успею немного поспать.

— Тоже прекрасная идея, — сказал Спенсер с таким нажимом, что Кори обернулась, но на его лице не было и тени улыбки.

Глава 13

Балкон в комнате Кори действительно выходил на тихую боковую лужайку, но из других окон открывался отличный вид на террасу, где проходил ужин, и Кори было удобно сверху незаметно наблюдать за Спенсером, так что он не мог ни о чем догадаться. Она вдруг осознала, что провела с ним всего два дня и вот уже, как прежде, подкарауливает его, лишь бы бросить на него хотя бы один взгляд. Кори вздохнула, признавая свое поражение, но продолжала следить за Спенсером.

С нежностью она думала о том, что в Спенсере странным образом уживались абсолютные противоположности: высокий, атлетического сложения, он излучал силу, даже мощь, что контрастировало с мягкой чувственностью рта и внезапным обаянием улыбки. Он сохранил мужественный облик молодого футболиста, способного преодолеть линию чужой обороны, и в то же время это был элегантный, уверенный в себе хозяин богатого аристократического особняка, каким он и родился на этот свет.

Сегодня Спенсер непринужденно играл роль радушного хозяина, внимательно слушающего своих гостей, но Кори обратила внимание, что он уже три раза за последние десять минут посмотрел на свои часы. Пять минут назад он прислал наверх ужин, и стол на балконе был уставлен закрытыми блюдами и судками, приборы и бокалы ждали Кори и Спенсера. Кори тоже взглянула на часы и увидела, как секундная стрелка сделала последний маленький скачок. Часы показывали ровно десять. Кори посмотрела в окно и заметила, как Спенсер торопливо поставил свой бокал на стол, отрывисто кивнул гостям, с которыми разговаривал, и знакомым размашистым шагом направился в дом. Он выполнил свои светские обязанности и теперь спешил.

Он спешил на ужин с ней.

А десертом в его меню была сама Кори.

С усмешкой Кори посмотрела на балкон, где лампа выхватывала из темноты желтый круг. Балкон в ночи, романтический свет лампы, шампанское в ведерке со льдом, доносящаяся издалека музыка и рядом в комнате роскошная широкая кровать с атласными простынями. Кори отдавала должное заботливости Спенсера и его умению предусмотреть мельчайшие детали, но она не собиралась ложиться с ним в постель Уступи она ему, и ей придется жестоко поплатиться за это, события одиннадцатилетней давности побледнеют перед этой новой трагедией. Кори представила себе, как Спенсер небрежным поцелуем прощается с ней, прежде чем отправить ее домой У Кори не было никаких сомнений относительно его намерений. Что ее сбивало с толку, так это неожиданно появившийся интерес к ней. Прошлой ночью она лежала без сна, обдумывая причину вспыхнувшего у него чувства, и пришла к выводу, что его терзают угрызения совести, особенно если вспомнить яркую картину, нарисованную бабушкой Розой: Кори у окна О тоске ждет появления Спенсера.

Его поведение подтверждало ее теорию-сегодня он пустил в ход весь свой любовный арсенал, начиная с голосовых модуляций и кончая умелым использованием рук. Он даже попросил ее остаться еще на несколько дней, хотя в конечном итоге не стал слишком настаивать на этом И все-таки здесь крылась некая тайна. Среди гостей на террасе Кори выделила несколько потрясающе эффектных женщин, с которыми она и думать не могла соперничать. Она заметила, что кое-кто из них не обходил Спенсера своим вниманием. Спенсер был привлекательным, сексапильным и богатым Он располагал самым широким выбором женщин, принадлежащих к его среде.

Вот в чем была подлинная причина, почему он прежде никогда не интересовался Кори, даже когда ей было восемнадцать, и разница в возрасте между ними уже не имела большого значения.

Теперь Спенсер внезапно начал упорно ухаживать за ней, и она знала, что этому должно быть объяснение. Возможно, его увлекла мысль закрутить роман с подругой детства, но Кори тут же отвергла догадку как несправедливую. Спенсер не был циником или расчетливым соблазнителем; будь он пресыщенным казановой, она не любила бы его сейчас с такой безоглядностью.

Кори отошла подальше от окна, чтобы Спенсер не догадался, чем она была занята в его отсутствие.

Не дождавшись ответа на свой стук, Спенсер повернул ручку и вошел. Он уже был на середине комнаты, когда увидел Кори: она стояла на балконе в длинном зеленом шелковом платье. Совсем прямое, без рукавов, с вырезом на шее и почти до щиколоток. «Она ждет меня», — улыбнулся он про себя. После всех этих лет его золотая девочка по-прежнему ждет его. Хотя он этого и не заслуживает, судьба во второй раз дает ему шанс, и он не собирается его упустить, чего бы это ему ни стоило.

Ужин с Кори оказался настоящим праздником, и Спенсер наслаждался каждой его минутой. Кори развлекала его смешными историями из его жизни, которые он успел забыть. Потом они пили бренди, и Кори показала ему один из альбомов фотографий, привезенных для него. Свет лампы был недостаточно ярким, но Кори настаивала, что в данном случае это не помеха, а, наоборот, достоинство, так как это были ее самые первые снимки. Спенсер во всем соглашался с Кори, шампанское и бренди тоже были его союзниками, в его интересах было смягчить Кори и сделать ее податливой.

Подперев подбородок ладонью. Спенсер смотрел то на оживленное лицо Кори, то на фотографии, которые она ему показывала.

— Почему ты хранишь этот снимок? — показал он на фотографию сидящей на земле девушки в бриджах, чье лицо было почти скрыто упавшими волосами.

Кори слегка смутилась.

— Этот снимок когда-то мне очень нравился, — сказала Кори. — Вижу, ты не узнаешь, кто на нем.

— Нет, ведь лица почти не видно.

— Это Лиза Мерфи. Ты с ней встречался летом после первого курса.

Спенсер понял и с трудом удержал смешок.

— Вижу, ты ей не слишком симпатизировала.

— Нет, особенно после того, как она отвела меня в сторону и намекнула, что я ей сильно примелькалась и чтобы я держалась от тебя подальше Это произошло на выставке лошадей. Кстати, я даже не знала, что ты там будешь.

На последней странице альбома была фотография Спенсера с бабушкой, сделанная Кори на том самом памятном вечере по-гавайски. Они некоторое время молча смотрели на нее.

— Твоя бабушка была удивительным человеком, — тихо сказала Кори и кончиком пальцев коснулась щеки миссис Бредли на фотографии.

— И ты тоже удивительный человек, — добавил Спенсер так же тихо, закрывая альбом. — Ты всегда была необыкновенной, даже в те времена.

Кори догадалась, что начинается та самая часть вечера, о которой она мечтала и которой страшилась, и, как все трусы на свете, решила свести разговор к шутке.

— Уверена, что в те времена, когда я повсюду таскалась за тобой и делала снимки, ты не считал меня необыкновенной личностью, — заметила она и, встав, подошла к перилам балкона.

Он последовал за ней и положил ей руки сзади на плечи.

— Я всегда считал тебя особенной. Кори, — сказал он, и когда она промолчала, добавил:

— Ты поверишь, что у меня тоже есть твоя фотография?

— Наверное, одна из тех, что я засовывала тебе в бумажник, когда ты не смотрел?

Он приготовился поцеловать ее, но вместо этого рассмеялся и зарылся лицом в ее волосы.

— — Неужели ты это делала?

— Нет, но у меня была такая идея.

— У меня твоя фотография с обложки «Образцового домоводства Фостеров», признался он.

— Интересно, как ты ее рассмотрел, ведь она крошечная. Спенсер поцеловал Кори в висок и нежно шепнул:

— Подари мне фотографию размером побольше, на которой ты в моих объятиях.

Кори попыталась воздвигнуть мысленный барьер, чтобы защититься от его слов и прикосновений, но тепло уже разлилось по ее телу, а когда Спенс обнял ее за талию и прижался к ней сзади, она почувствовала ответную мучительную тягу к нему.

— Я от тебя без ума, — шепнул он.

— Прошу тебя, Спенс, не надо, — попросила она жалобно, но было уже поздно.

Он повернул ее к себе и с жадностью начал целовать в губы, и она безропотно подчинилась и его пылким поцелуям, и его рукам, которые сначала легли ей на грудь, затем скользнули вниз, прижав ее бедра к своим бедрам. Когда он прервал поцелуй, чтобы набрать воздуха в легкие, Кори уже плохо понимала, что с ней происходит.

— Останься еще на несколько дней, — шепнул он и потерся подбородком о ее волосы.

Еще несколько дней… Боже, как ей хотелось остаться… Несколько дней, чтобы вспоминать их всю жизнь. И сожалеть, что проявила слабость…

— Мне… Мне надо работать, у меня расписание…

— Вот и включи меня в свое расписание. У меня есть для тебя работа.

Он шутил, называя это работой, и она прислонилась лицом к его груди. Она останется с ним на эти несколько дней, будь что будет.

— Разве это работа? — сказала она голосом, дрожащим от страха и любви.

Спенс почувствовал, что она колеблется, и усилил нажим.

— Я совершенно серьезен, — сказал он, пуская в ход единственный аргумент, придуманный им за весь день, чтобы уговорить ее остаться. — Я хочу написать книгу об этом доме и еще нескольких других, построенных в то же время, и уже собрал кое-какие материалы, но мне нужны снимки для иллюстрации текста. Ты могла бы…

Она оттолкнула его так неожиданно, что он чуть не упал.

— Так вот для чего ты затеял эту процедуру обольщения! — Она отпрянула в сторону, и ее голос задрожал от слез и обиды. — Вот что тебе нужно! — Он потянулся к ней и хотел обнять, но она отбросила его руки. — Убирайся отсюда!

— Выслушай меня! — Спенс схватил ее уже внутри комнаты. — Я тебя люблю!

— Если ты хочешь, чтобы я сделала снимки дома, позвони в агентство Вильяма Морриса в Нью-Йорке и побеседуй с моим агентом. А еще лучше сразу пошли ему чек на предъявителя!

— Кори, прекрати это и выслушай меня. Я выдумал насчет книги. Я тебя люблю.

— Ты низкий обманщик! Убирайся!

Кори изо всех сил пыталась сдержать слезы, и он знал, что если она расплачется перед ним, то возненавидит его еще больше. Он отпустил ее, но не сдался.

— Давай поговорим обо всем утром.

Только когда Спенсер добрался наконец до своей комнаты, он осознал всю грандиозность совершенной ошибки. Сколько бы он ни оправдывался завтра утром, вряд ли Кори ему поверит. Он уже никогда не сумеет доказать ей, что ему не нужно ничего, кроме нее самой.

В бешенстве от своей ошибки, он стащил с себя смокинг, сорвал рубашку, не переставая думать о том, что есть еще одно не зачтенное им обстоятельство: а вдруг Кори вообще его не любит? Нет, он знал, что нечто теплилось в ее душе и это нечто вспыхивало, стоило ему обнять Кори. Вот только было ли это нечто любовью? Спенсер уже направился к бару, как вдруг заметил конверт, лежащий на кровати.

Внутри оказалось поспешно написанное письмо от Джой, где она сообщала, что уезжает с Биллом Марчилло, сыном ресторатора, чтобы обвенчаться с ним, и просит Спенсера рассказать обо всем матери завтра утром. В остальной части письма Джой сбивчиво пыталась убедить дядю, что именно после утреннего разговора с Кори она приняла решение выйти замуж за любимого человека. Насколько Спенсер мог понять из беспорядочных объяснений Джой, Кори призналась ей, что всегда любила только одного Спенсера и мечтала иметь от него детей, но что она боится вновь рисковать своими чувствами. Именно такие чувства Джой питает к Виллу, только Джой больше ничего не боится.

Спенсер вновь перечитал письмо, положил его на стол и уставился в стену, стараясь осознать все, что ему сообщила Джой о себе и о Кори. Он пытался придумать выход из положения, в котором оказался из-за собственной лжи.

Значит, Кори его любит и мечтает иметь от него детей. Но она боится рисковать.

Как призналась ему сама Кори, она не способна к долгому раздумью, действует сразу по чутью и внутреннему побуждению или не действует вообще.

Так случилось, что он уже не сможет заставить ее поверить, что ему нужна только она и ничего больше. Завтра должна состояться свадьба, но где жених и невеста? А что, если… Спенсер минуту колебался, а затем снял телефонную трубку.

Судья Латтимор как раз вернулся домой после репетиции свадебного ужина в доме Спенсера и очень удивился звонку. Но он удивился еще больше, когда Спенсер сказал, зачем он ему звонит.

Глава 14

Было семь часов утра, но Кори уже расставляла аппаратуру на лужайке, готовясь к съемке, и именно в этот ранний час ей передали записку от Спенсера с просьбой немедленно зайти к нему в кабинет. Кори не сомневалась, что Спенс придумал какую-нибудь новую ложь, и решила перехитрить его, захватив с собой Майка и Кристин.

Уже утихшая злость вновь вспыхнула в ней, пока она быстро шла к дому. Кори никак не могла поверить, что Спенс таким образом решил получить бесплатные услуги профессионального фотографа для своей никчемной книги. Однако стоимость услуг Кори, когда она работала на стороне, была очень высокой, и по личному опыту она знала, как, случается, скряжничают некоторые миллионеры. Жадность не украшает человека, но лживость и уловки совершенно непростительны. А Спенс вообще прибегнул к запрещенным приемам, он обнимал и целовал ее, он даже настаивал, что любит ее. Это совсем отвратительно.

Но как только Кори вошла в кабинет, она сразу поняла, что на этот раз у Спенсера не было никаких черных замыслов Анджела в халате сидела в кресле у стола и нервно комкала носовой платок; ее муж, тоже в халате, стоял навытяжку рядом с креслом, готовый в любую секунду атаковать врага Спенсер, соблюдая спокойствие и не выдавая своих чувств, устроился на краю письменного стола и смотрел в окно, поигрывая пресс-папье.

Он взглянул на Кори и ее сопровождение, и на его лице она не прочла ни враждебности, ни раскаяния, а лишь равнодушие, как если бы события прошлого вечера вообще не имели места. Он кивнул на кресла, приглашая Кори, Майка и Кристин сесть. Кори растерянно переводила взгляд с Анджелы на Спенсера.

— Что случилось? — наконец, не выдержав напряжения, опросила она.

— Она убежала, вот что случилось! — выкрикнула Анджела. — Эта идиотка убежала… с подлым официантом! Разве я думала, что такое случится, когда выбирала для нее имя? Я назвала ее Джой, Радость! Лучше бы я назвала ее Горем!

Кори не могла вымолвить ни слова. Первоначальное потрясение сменилось ликованием: Джой сделала правильный выбор и предпочла счастье всему остальному.

Но за ликованием пришла отрезвляющая мысль: побег Джой в последнюю минуту настоящее бедствие для Кори и журнала Слишком поздно было заменять репортаж об этой свадьбе на другой. Журнал вот-вот должен был пойти в печать. У них не оставалось в запасе ни единого дня.

— Я известил семью жениха час назад, — сказал Спенсер. — Они постараются связаться с возможно большим числом гостей, а тех, кого они не найдут, будет встречать здесь кто-нибудь из родственников невесты, чтобы объяснить создавшееся положение.

— Такое не приснится даже во сне! — бушевала Анджела.

— Это также создаст огромные трудности для журнала Кори. Они уже потратили на мероприятие массу денег и времени. — Спенсер замолчал, давая присутствующим возможность осознать глубину катастрофы. — Но я уже обдумал проблему и, кажется, нашел подходящий выход. Я предлагаю Кори продолжить работу и фотографировать свадьбу.

— Но ведь свадьбы не будет! — почти рыдая, выкрикнула Анджела.

— Я предлагаю, чтобы Кори фотографировала все…

— За исключением жениха и невесты, которых нет и не будет! — прервала брата Анджела.

— Кори может использовать замену, — пояснил Спенсер. Кори сразу схватила его идею и поспешила к нему на помощь, уже прикидывая, как сделать выигрышные снимки, не показывая лиц жениха и невесты — Мы можем снять в отдалении пару, одетую женихом и невестой, Миссис Рейхардт. Что мне надо, так это народ на заднем плане… Пусть небольшая, но все-таки толпа…

— Я категорически против! — отрезала Анджела — И я тоже! — поддержал ее мистер Рейхардт.

— Вы забыли, что за все плачу я, а не вы — Никогда прежде Кори не слышала такой резкости в голосе Спенсера. — Я понимаю твои чувства, Анджела, но ты упустила из виду моральные и этические соображения. Мы обязаны сделать так, чтобы журнал Кори не пострадал из-за опрометчивого поступка Джой, Кори, опешив, молча слушала Спенсера, стараясь понять ход его мыслей.

Вчера она решила, что он столь корыстен, что ухаживает за ней ради бесплатных иллюстраций для своей книги А сегодня утром он говорит об этике и морали и отвергает возможность вообще отменить свадьбу и таким образом спасти для себя целое состояние, оплатив лишь первоначальные расходы.

— А что все-таки мы скажем нашим гостям, Спенс? — настаивала Анджела — Не забывай, что многие из них твои близкие друзья.

— Мы скажем, что одобряем решение невесты и сожалеем, что она не может присутствовать на церемонии. И что мы приглашаем их всех принять участие в празднике, как если бы новобрачные были здесь, с нами.

Спенсер кончил говорить и посмотрел на Кори, ища поддержки, и она одобрительно улыбнулась ему, но все же ради справедливости решила поддержать и Анджелу:

— Согласись, что все это несколько необычно, Спенс.

— Ничего страшного, я уверен, гости поймут, — сухо заметил он. — Им, наверное, даже понравится оригинальность идеи: прием в честь отмены свадебной церемонии. Такого в их жизни еще не бывало. Своего рода новый опыт для пресыщенных циников.

Похоже, Анджела была готова дать Спенсу хорошую затрещину. Она вскочила на ноги и, задыхаясь от ярости, выбежала из комнаты. Ричард последовал за ней.

Спенсер подождал, когда их шаги затихнут вдали, и совсем другим, энергичным тоном объявил:

— А теперь переходим к обсуждению деталей. Прежде всего нам необходимо добыть жениха и невесту и, конечно, судью.

Кори знала, что он ждет ее реакции и поддержки, и она была готова прийти ему на помощь. Если минутой раньше перед ней был враг, то теперь он превратился в надежного, спешащего на помощь друга, готового взять на свои сильные плечи все ее беды. Спенсер прочел в глазах Кори произошедшую перемену, и его голос прозвучал почти как ласка.

— Я подыщу замену судье, — предложил он.

— В таком случае нам остается только найти дублеров для жениха и невесты.

— Кори посмотрела на Майка и Кристин:

— Как насчет вас двоих?

— Кори, подумай, что ты говоришь! — устыдил ее Майк — Я безобразно толстый, а Кристин стройная и на голову выше меня! Остается только написать под фотографией: «Пончик женится на диетической соломке».

— Прекрати думать о пище, — остановила его Кристин, — и начинай искать выход из положения.

Спенсер первым нарушил затянувшееся молчание.

— Как насчет меня в качестве поддельного жениха? — словно в шутку, предложил он.

— Нет, это не пройдет, — покачала головой Кори.

— Насколько я помню, прежде ты находила меня достаточно фотогеничным, заметил Спенсер, и на его лице промелькнула обида. — Конечно, я теперь уже не прежний молодой красавец, и ты, наверное, боишься, что я своим видом испорчу тебе снимки.

— Скорее наоборот, ты сделаешь их чересчур красивыми, — сказала Кори, представив себе высокую мужественную фигуру Спенсера в черном как ночь смокинге и белоснежной рубашке, подчеркивающей красивый загар его лица.

— Тогда в чем дело?

— Твоя задача — объяснять гостям, отчего произошли перемены, и поддерживать с ними светский разговор. Запомни, Спенс, на снимках должны быть счастливые лица. В данном случае все будет зависеть от общей атмосферы, а не от моего умения фотографировать.

— Я могу осуществлять сразу две функции: веселить гостей и заменять жениха. Мы устроим на лужайке несколько баров и к тому же будем непрерывно обносить гостей спиртным. А если потребуется, закажем несколько такси, чтобы потом развозить самых веселых по домам.

— В таком случае я согласна, — с облегчением вздохнула Кори — Ты будешь женихом, а тебе. Кристин, придется быть невестой. Слава Богу, Спенсер значительно выше тебя ростом.

Спенсер уже открыл рот для протеста, но Кристин его опередила:

— Мне надо похудеть фунтов на двадцать, чтобы влезть в подвенечное платье Джой, и все равно оно будет мне до колена.

— У нас остается только один выход. Кори, — твердо произнес Спенсер. Невестой будешь ты.

— Я не могу быть невестой. Ты забыл, что я фотограф? Придется нам поискать еще кого-нибудь.

— Кого, Кори? Может, ты предложишь эту роль кому-нибудь из гостей? А не проще ли будет расставить в разных местах сразу несколько штативов, ты наведешь все камеры на фокус, займешь место невесты, а Майк или Кристин нажмут на кнопку?

Кори молчала, обдумывая предложение. Ей понадобится всего два или три снимка жениха и невесты, один в саду, в увитой розами беседке, другой во время приема, и не обязательно, чтобы пара находилась в самом центре, так что идея со штативами была вполне приемлемой.

— Хорошо, — согласилась она.

— Как насчет того, чтобы выпить по бокалу шампанского? — предложил Спенсер, явно довольный ходом обсуждения. — Обычай требует сказать тост за нас с Кори.

— Не смей так шутить, — предупредила Кори, и всех, в том числе и ее саму, удивила досада, прозвучавшая в ее голосе.

— У невесты разыгрались нервы, — высказал догадку Спенсер, и Майк засмеялся.

Все стали расходиться, но Спенсер остановил Кори, взяв ее за локоть — Я хочу попросить тебя об одолжении, Кори, — сказал он, когда поблизости уже никого не было — Я понимаю чувства, охватившие тебя вчера вечером, но очень прошу забыть о них хотя бы на один сегодняшний день. — Кори в изумлении посмотрела на него, и Спенсер пояснил — Если откажешься, тогда никакой свадьбы Все отменяется, как и наш с тобой уговор.

Он был абсолютно непредсказуем, непроницаем и неотразим с этим издевательским блеском в глазах.

— Ты совершенно беспринципен, — заметила она без особого осуждения.

— Поверьте, мадам, у вас никогда не было более искреннего друга. — И добавил, увидев, что она возмущена наглостью его слов:

— У меня есть письмо Джой, которое она написала перед побегом. Она там весьма недвусмысленно говорит, что именно вчерашний разговор с тобой убедил ее выйти замуж за любимого человека, иначе она будет страдать всю оставшуюся жизнь. Значит, что бы ни думала моя сестра, это ты во всем виновата. Так как же — ты согласна или я отменяю свадьбу?

— Ты победил, — рассмеялась Кори Она не могла решить, довольна или огорчена тем, что он не хочет обсуждать вчерашнее — Значит, никаких черных мыслей обо мне сегодня? — повторил Спенс и, когда она кивнула, сказал — Вот и отлично А теперь признавайся чем еще я могу помочь до свадьбы?

— Ничем. Ты и так уже много для меня сделал, и я очень тебе благодарна, неохотно призналась Кори — Я подавлена твоей добротой, — добавила она и, уходя, улыбнулась ему Спенсер любовался легкостью ее движений и стремительностью походки и обдумывал ее последние слова Если на Кори так действуют уже известные его поступки, то что же будет, когда перед ней откроется весь размах его замысла.

Уже сейчас портниха переделывала подвенечное платье Джой по размерам одного из платьев Кори В Хьюстоне адвокат Спенсера уже составлял письмо, уведомляющее арендаторов особняка его бабушки миссис Бредли, что договор прекращается, за что им будет выплачена крупная компенсация В самом Ньюпорте судья Лоуренс Латтимор уговаривает по телефону сонного служащего мэрии подготовить, несмотря на субботу, свидетельство о браке Спенсер решил, что для одного утра он неплохо потрудился И все-таки он испытывал тревогу, как если бы скрыл от Кори еще нечто важное, помимо того, что она скоро станет его женой Спенсер очень надеялся, что Кори не ввела его в заблуждение, рассказывая о своей привычке к быстрым решениям, он также надеялся, что она была искренна, признаваясь Джой, что всегда любила его и мечтала иметь от него детей Больше всего Спенсера беспокоила сама свадьба Он знал, что Кори его любит, он не сомневался в этом, но как отнесется она к его обману? Спенсер не был в восторге от собственной выдумки Конечно, если вспомнить историю их отношений с самого начала, то Кори должна испытать огромное удовлетворение от того, что заставила Спенсера прибегнуть к столь сложным ухищрениям, чтобы завлечь ее к алтарю.

Он улыбнулся, представив себе, как когда-нибудь Кори будет рассказывать об этом дне их детям, но постепенно улыбка исчезла с его лица. Спенсер наблюдал с террасы за парусными лодками, скользящими по воде, и пытался оценить масштабы катастрофы, которая произойдет, если он ошибся. Если он ошибся, то будет погребен под обломками, если нет, то к чему себя терзать… Наверное, как и полагается жениху, у него сдают нервы.

Спенсер вернулся к себе в кабинет, чтобы сделать несколько телефонных звонков. В худшем случае Кори потребует развода, и никто никогда не узнает, что они были женаты.

Глава 15

Стоя у беседки, увитой розами, Спенсер был занят любезной беседой с двумя дамами, которые в самом ближайшем будущем должны были стать его родственницами Судья, находящийся в прекрасном расположении духа после нескольких бокалов вина, вот-вот готов был соединить Спенсера узами брака с ничего не подозревающим фотографом.

Кори мечтала видеть на своих снимках побольше счастливых людей, и Спенсер обеспечил ей целых двести сияющих радостью лиц с помощью моря французского шампанского, горы русской икры, стоившей целое состояние, и коротенькой остроумной речи, которая позволила ему завоевать симпатии всех гостей Гости ели, пили и веселились от души.

Жених тоже наслаждался жизнью.

Отпивая из бокала шампанское, Спенс наблюдал, как его будущая жена заботливо устанавливает аппаратуру с учетом солнечного освещения и прочих многочисленных деталей. Она чуть не упала, наступив на длинный шлейф своего свадебного платья ценой в десять тысяч долларов, и решила проблему, подобрав шлейф и превратив его в некое подобие турнюра, а также закинув за спину свою длинную кружевную фату. Спенс решил, что никогда в жизни не видел такого очаровательного существа, столь изящного и совершенного. И при этом как уверенно она держится! Подумать только, что через какие-то мгновения она станет его собственностью! Сияя глазами, она спешила к нему, чтобы похвастаться, как здорово она все устроила.

— Все готово, можно начинать, — объявила Кори.

— Вот и отлично, — отозвался Спенсер, — а то судья Латтимор уже целый час задыхается от жары в своей мантии, и все для того, чтобы тебе угодить. Ко всему прочему он уже давно утоляет жажду, и совсем не минеральной водой.

Бабушка Роза потянулась поправить фату Кори и сделала свои собственные выводы.

— Судья пьян! — объявила она во всеуслышание — Не так громко, бабушка! — попросила Кори и обернулась, чтобы посмотреть, как ее мать осторожно раскладывает на земле шлейф ее платья. — Он вовсе не судья. Спенсер говорит, он водопроводчик.

— Он пропойца, вот он кто, — настаивала бабушка Роза.

— Как мои волосы — не растрепались? — спросила Кори, когда они кончили разглаживать и расправлять платье.

Сегодня Спенсеру особенно нравилась прическа Кори, хотя он предпочитал, чтобы волосы были распущены по плечам. Такую прическу с распущенными волосами он хотел бы видеть у Кори вечером, когда они лягут вместе в постель. Сейчас волосы были уложены на затылке, отчего прическа выглядела особенно аккуратной, что было важно для съемки.

— Нет, все лежит волосок к волоску, — подтвердила миссис Фостер и поправила венок на голове дочери.

Спенсер предложил Кори руку, он был так счастлив, что все время улыбался.

— Ты готова? — спросил он Кори.

— Подожди.

Кори поправила черную бабочку Спенсера, и тот представил себе целую череду счастливых лет с Кори, поправляющей ему галстук.

У Кори сжалось сердце при взгляде на элегантного мужчину в смокинге, который улыбался ей с нежностью настоящего жениха. Сотни, тысячи раз она воображала себе эту сцену, и вот долгожданный миг наступил, но это был не более чем обман. К своему ужасу, Кори почувствовала, что слезы набежали ей на глаза, и она постаралась скрыть свое горе за счастливой улыбкой.

— А как выгляжу я? — спросил Спенсер, и его голос показался Кори странно взволнованным.

— Прекрасно, — проглотив комок в горле, подтвердила Кори. — Мы с тобой точная копия Кена и Барби. Идем.

Не успели они сделать первый шаг по белому ковру, протянувшемуся между рядами стульев до самой розовой беседки, как некто в первом ряду обернулся и добродушно громко спросил:

— Эй, Спенс, нельзя ли поживее? Мы тут совсем вспотели. Именно в этот момент Спенса осенило: а как же кольца? Он огляделся вокруг в поисках чего-нибудь, что могло бы их заменить, и его взгляд упал на обрывок медной проволоки, валявшийся на траве.

— Ну как, готовы? — На этот раз это был судья Латтимор, который пальцем оттягивал свой тесный воротник.

— Готовы, — подтвердил Спенсер.

— Вы не против, если… мы немного все укоротим?

— Конечно, — согласилась Кори, вытягивая шею, чтобы увидеть, где расположилась Кристин с запасной камерой: они решили продублировать кое-какие снимки.

— Мисс Фостер?

— Да?

— Принято, чтобы невеста смотрела на жениха — Простите, — всполошилась Кори. Ранее судья Латтимор послушно выполнял при съемке все ее команды, и если теперь он хочет до конца сыграть свою роль, она совсем не против — Прошу вас, положите свою руку на руку Спенса Скосив глаза вправо, Кори увидела, что Кристин подняла фотоаппарат — Спенсер Аддисон, согласны ли вы взять Кори Каролину Фостер в законные жены и быть ей верным мужем до самой смерти? — спросил судья Латтимор так быстро, что слова слились в сплошное жужжание Спенсер улыбнулся Кори — Да, — подтвердил он Улыбка Кори дрогнула — Согласны ли вы, Каролина Фостер, взять Спенсера Аддисона в законные жены мужья и быть ему верной женой до самой смерти?

Тревога охватила Кори, появившись неизвестно откуда и по непонятной причине — Ради Бога, Кори, — шутливо заметил Спенсер, — уж не собираешься ли ты сбежать прямо от алтаря?

— Ты это заслужил, — сказала Кори, выискивая глазами Майка — Прошу тебя, скажи «да»

Она упорствовала, чувствуя в этом обмане что-то нехорошее — Это не кино, снимки не надо озвучивать, — сказала она Спенсер взял Кори за подбородок и приказал — Скажи «да»

— Для чего?

— Я тебе говорю скажи «да»

Спенсер наклонил голову, и его губы приблизились к ее губам. Кори шестым чувством ощутила, как Кристин бросилась вперед, чтобы не упустить непредусмотренный кадр.

— Ты не можешь ее поцеловать, пока она не скажет «да», — предупредил Латтимор, еле ворочая языком.

— Скажи «да», Кори, — шепнул Спенсер. Его рот был так близко, что Кори чувствовала его дыхание на своем лице. — И тогда добрый судья разрешит нам поцеловаться.

Наконец Кори со смехом уступила его настойчивым требованиям.

— Да, — произнесла она, — но смотри, чтобы это был хороший…

Его губы закрыли ей рот, заставив замолчать; он крепко прижал ее к себе, почти задушив в объятиях, и судья наконец произнес заветные слова:

— Объявляю вас мужем и женой. Надень ей кольцо. Гости разразились смехом и аплодисментами. Страстный поцелуй застал Кори врасплох, голова закружилась, и она с трудом удержалась на ногах. Но тут же овладела собой и уперлась ладонями в грудь Спенсеру, отталкивая его.

— Перестань, — шепнула она, вырываясь из его объятий. — Честное слово, довольно.

Он выпустил ее, но крепко ухватил за руку и надел ей на палец что-то жесткое и царапающее.

— Мне надо поскорее переодеться, — сказала Кори, как только они вышли из беседки.

— Прежде чем вы уйдете, мы должны… — начал судья Латтимор.

— Можешь поздравить меня через пару минут, Ларри, — перебил его Спенсер. Давай встретимся в библиотеке, там потише, но сначала я провожу Кори в дом.

После машина доставит тебя домой, Ларри.

Странная перемена произошла в настроении Кори, пока они со Спенсером добирались до «апартаментов Герцогини». Если сначала она была полна ликования по поводу удачных снимков — а в том, что это были выдающиеся снимки, у Кори не было никаких сомнений, — то когда они вошли в дом, ее настроение почему-то сильно испортилось. Кори попыталась объяснить это нервным напряжением и тяжелой работой, которой с утра был заполнен день. Она не могла ни в чем обвинить Спенсера. Он уверенно и с подъемом сыграл роль жениха и держался как нельзя лучше.

Кори все еще пыталась разобраться в своих чувствах, когда Спенсер открыл дверь «апартаментов»и отступил, пропуская ее вперед. Она уже почти вошла в комнату, но он остановил ее на пороге.

— Что тебя тревожит, любимая? — спросил он.

— Прошу тебя, не надо трогательных слов, а то я расплачусь, — сказала она со смешком.

— Ты была потрясающей невестой.

— Я же предупредила тебя: не надо распускаться. Он вдруг обнял ее и прижал ее лицо к своей груди в том месте, где билось сердце, с такой нежностью, что Кори с трудом сдержала слезы.

— Это был жалкий спектакль, — прошептала она.

— Свадьбы обычно не более чем спектакль, — заметил Спенсер. — Важно то, что следует за ними.

— Наверное, ты прав, — рассеянно подтвердила Кори.

— Вспомни свадьбы, на которых ты была, — продолжал он, не обращая внимания на удивленные взгляды гостей, которые, проходя мимо, невольно видели их через открытую дверь. — Жених по большей части еще не пришел в себя после мальчишника, а невеста страдает от утренней тошноты. Весьма убогое зрелище.

Плечи Кори затряслись от смеха, смешанного со слезами, и Спенсер тоже улыбнулся, радуясь ее смеху, как это было всегда. Он любил заставлять ее смеяться, потому что чувствовал себя сильным, добрым и лучше, чем был на самом деле.

— И все же ты должна признать, что это была почти образцовая свадьба, сказал он.

— Я так не считаю, мне бы хотелось, чтобы моя свадьба была на Рождество.

— Значит, сейчас ты недовольна только одним — ты предпочла бы другое время года? Скажи, может быть, я могу тебе в этом помочь?

«Можешь, но для этого ты должен любить меня», — подумала Кори, прежде чем успела остановить себя.

— Ты уже сделал все, что мог, и даже больше того, — сказала она вслух. Не знаю, отчего я так расчувствовалась и капризничаю. Свадьбы всегда плохо на меня действуют, — солгала она и высвободилась из его объятий.

Он не стал ее удерживать.

— Я поговорю с Латтимором и отправлю его домой. Мне надо еще переодеться.

Я пришлю сюда шампанское, и после мы выпьем здесь с тобой. Ты не против?

— Отчего же, — согласилась Кори.

Глава 16

Душ немного освежил Кори, и она принялась перебирать наряды в стенном шкафу, не зная, что больше подойдет фальшивой невесте, которую пригласил выпить шампанского фальшивый жених после того, как они отпраздновали фальшивую свадьбу.

— Пожалуй, это подойдет больше всего, — сказала Кори, извлекая из шкафа кремовые шелковые шаровары и такую же длинную тунику; она захватила их с собой, потому что они подходили для любого приема или вечера в особняке подобного класса.

Она причесывала волосы щеткой перед зеркалом в ванной, когда Спенсер постучал в дверь и сразу вошел.

— Подожди минутку, — крикнула она и надела серьги с жемчужинами. Кори отошла от зеркала и посмотрела на себя. Она выглядела довольной и счастливой, а на самом деле ей казалось, что она существует в некоем призрачном, выдуманном мире. Сегодня в подвенечном платье и фате она стояла в увитой розами беседке рядом со Спенсером, и он держал ее за руку и нежно смотрел ей в глаза. Он даже надел ей на палец кольцо… Разве сможет она когда-нибудь, забыть их «свадьбу»?

Она навеки запечатлелась в ее памяти… Нет, не навеки, поправила она себя, а только на время. Очень скоро действительность вытеснит воспоминания. Свадьба была обманом, кольцо — куском проволоки, а от реальности становилось холодно на душе.

Спенсер снял смокинг и бабочку и расстегнул верхние пуговицы белой плиссированной рубашки. Он выглядел таким же элегантным и привлекательным, как и на свадьбе, только куда-то исчезла его раскованность. Его губы были сурово сжаты, движения резки, и, забыв о шампанском в ведерке со льдом, он достал из бара графин, выдернул пробку и налил жидкость в хрустальный стакан.

— Что ты делаешь? — ужаснулась Кори, увидев, что он пьет неразбавленное виски.

Спенсер отнял стакан ото рта и повернулся к ней.

— Это отвечает моему настроению, — пояснил он. — Я и тебе сейчас налью.

— Нет, не надо, — поспешно отказалась Кори. — Я бы предпочла шампанское.

— А я тебе советую выпить чего-нибудь покрепче, — настаивал он.

— Почему?

— Потому что это тебе пригодится.

Он сделал виски с содовой и со льдом и подал ей стакан. Кори отпила немного в ожидании объяснения, но он молчал, глядя на стакан в своей руке.

— Спенс, — обратилась к нему Кори, — лучше уж не молчи, а то я подумаю, что случилось нечто непоправимое, а такого не может быть.

— Посмотрим, что ты скажешь через несколько минут, — мрачно заметил Спенсер.

— Так что же случилось? Кто-нибудь тяжело заболел? — настаивала Кори.

— Нет.

Он поставил стакан на стол, подошел к камину и, опершись о каминную полку, устремил взгляд в холодный очаг. В его позе было столько безнадежного отчаяния, что в душе Кори поднялась волна нежности. Она подошла к нему и положила руку на его широкое плечо. Впервые после приезда в Ньюпорт она прикасалась к нему по собственной воле, если не считать тех поцелуев под деревом у воды, и Кори почувствовала, как он напрягся под ее ладонью.

— Пожалуйста, не пугай меня, я ведь не знаю, что и думать!

— Час назад мне позвонила моя глупая племянница и сообщила, что они с ее ресторатором уже поженились.

— Это не такая уж страшная весть, скорее наоборот.

— Согласен, но остальное куда хуже. Кори представила себе гору искореженных автомобилей и вой машин «скорой помощи».

— Что хуже, скажи мне, Спенс?

Он секунду колебался, потом посмотрел ей прямо в лицо.

— А хуже вот что. Мы также обсудили с ней то самое письмо, которое она оставила мне вчера вечером. Похоже, она слишком торопилась объяснить, что поддалась твоему влиянию и решила бежать. Кажется, она перепутала прошлое с настоящим.

— Как это перепутала? — осторожно спросила Кори. — И как это я на нее повлияла?

— Читай, — сказал Спенсер, вытащил из кармана брюк два сложенных листка бумаги и протянул Кори верхний из них.

Кори бросила беглый взгляд на письмо и сразу поняла, в чем дело.

«Кори сказала мне, что любит тебя и хочет иметь от тебя детей, она сказала мне, что ты единственный мужчина, к которому она испытывает такое чувство, и поэтому она не вышла замуж. Дядя Спенс, я люблю Вилла. Я хочу, чтобы когда-нибудь у нас с ним были дети. Вот почему я не могу выйти замуж ни за кого другого…»

С равнодушной улыбкой Кори вернула Спенсеру письмо, хотя унижение было невыносимым.

— Прежде всего я говорила о прошлом, о моих чувствах к тебе, когда я была подростком. И потом, не я, а сама Джой высказала причину, по которой я не вышла замуж.

— Видишь ли, Кори, в письме все звучит немного по-другому.

— Это тебя и волнует? — спросила Кори, довольная, что он принял ее объяснения.

Вместо ответа Спенсер засунул руки в карманы и принялся молча изучать Кори. Он так долго не спускал с нее взгляда, что Кори нервно отпила из своего стакана.

— Я тебе скажу, что меня волнует, — наконец заговорил он. — Меня волнует то, что я не знаю, как ты относишься ко мне сейчас.

Поскольку Кори не имела ни малейшего представления о том, как он сам к ней относится, и он явно не собирался давать ей об этом какую-либо информацию, Кори решила, что Спенсер не вправе задавать ей вопросы и требовать на них ответы.

— Я считаю, что ты один из самых красивых мужчин, за которых я когда-либо выходила замуж! — пошутила она. Он оставался серьезным.

— Сейчас не время уклоняться от ответа, — строго заметил он.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать… я точно знаю, что ты испытываешь ко мне какие-то чувства, пусть даже самое примитивное вожделение.

Кори смотрела на него, открыв рот.

— Ты хочешь, чтобы я тебе призналась?

— Отвечай на мой вопрос, — приказал он.

— Хорошо, я тебе отвечу. — Кори изо всех сил старалась обратить все в шутку. — К примеру, если мы когда-нибудь поместим в журнале статью под названием «Искусство поцелуя», то ты наверняка займешь место в первой десятке специалистов и получишь от меня отличную характеристику. Так как? Что ты на это скажешь?

— Боюсь, тебе поставят в вину, что ты подыгрываешь собственному мужу.

— Не называй себя моим мужем, — отрезала Кори. — Это не смешно.

— А я и не считаю это шуткой.

— Именно это я и сказала, — рассердилась Кори.

— Мы с тобой муж и жена, Кори.

— Прошу тебя, не говори глупости.

— Возможно, для тебя это глупость, но это правда. Кори всматривалась в его непроницаемое лицо и не знала, что и думать. Его глаза… Она читала в них нечто такое…

— Свадьба была обманом, а судья — водопроводчиком.

— Его отец и дядя действительно водопроводчики, но сам он судья.

— Я тебе не верю.

Вместо ответа Спенсер протянул Кори второй сложенный листок бумаги.

Кори развернула его и не поверила своим глазам. Это было свидетельство о браке на имя Каролины и Спенсера Аддисонов, датированное сегодняшним днем и подписанное судьей Лоуренсом Э. Латтимором — Мы с тобой женаты, Кори.

Ее рука невольно сжалась в кулак, комкая бумагу, боль и растерянность охватили душу.

— Ты решил сыграть со мной злую шутку? — шепотом произнесла она. — Ты решил унизить меня?

— Пойми меня, Кори. Ты знаешь, что написала Джой, и я решил, что это и есть твое желание.

— Безжалостный наглец! — Голос Кори дрожал. — Ты хочешь сказать, что женился на мне из сострадания и чувства вины? И ты думал, мне это понравится?

Неужели я такая жалкая, что удовлетворюсь чужой свадьбой, чужим платьем и кольцом из обрывка проволоки?

Спенсер увидел слезы в ее глазах и схватил ее за плечи.

— Поверь, Кори, я женился на тебе, потому что люблю тебя.

— Ты меня любишь, — передразнила она; ее плечи тряслись от смеха, а лицо было мокрым от слез. — Ты меня любишь…

— Да, черт возьми, я тебя люблю. Кори захохотала еще громче, и слезы еще сильнее потекли у нее из глаз.

— Ты не знаешь, что такое любовь, — всхлипывала она. — Ты так сильно меня любишь, что даже не удосужился сделать мне предложение. Ты не постеснялся даже превратить нашу свадьбу в комедию, Со своей точки зрения Кори была права. Спенсер понимал это, и поэтому ему особенно невыносимо было видеть слезы на ее побледневшем лице и читать муку в ее глазах.

— Я представляю, что ты сейчас обо мне думаешь.

— Нет, не представляешь! — Она вывернулась из его рук и сердито смахнула слезы. — Сейчас я тебе раз и навсегда все объясню: ты мне не нужен! Ты был не нужен мне раньше, ты мне не нужен теперь, и ты мне не нужен в будущем! — Ее ладонь с такой силой ударила Спенсера по щеке, что он пошатнулся. — Теперь тебе все ясно? — Повернувшись, Кори стремительно бросилась к стенному шкафу, где лежали ее чемоданы. — Я не буду ночевать в одном доме с тобой и, как только вернусь в Хьюстон, сразу подам на развод. А если ты станешь мне препятствовать, то я потребую арестовать и тебя, и твоего пьяницу судью, и на это у меня уйдет меньше времени, чем ты потратил на устройство этой дурацкой свадьбы!

— Я не буду препятствовать разводу, — объявил Спенсер ледяным тоном. Более того, ты можешь использовать вот это для оплаты услуг адвоката.

С этими словами он швырнул некий предмет на кровать, вышел из комнаты и захлопнул за собой дверь.

Кори рыдала, закрыв лицо руками, и не могла остановиться. Наконец всхлипывания прекратились и холодное равнодушие овладело ею. Она подошла к телефону и попросила разыскать свою мать и бабушку Розу, она хотела, чтобы они немедленно пришли к ней в комнату; затем она попросила найти Майка Макнейла и передать, чтобы он позвонил ей.

Когда Майк позвонил, Кори объяснила, что возникли непредвиденные обстоятельства и что она должна сегодня же вечером самолетом вернуться домой.

Телефон зазвонил снова, как только Кори повесила трубку.

— Мисс Фостер, — сообщил ей дворецкий, — автомобиль мистера Аддисона через минуту будет ждать вас у подъезда.

И хотя Кори мечтала побыстрее покинуть этот дом, она по непонятной причине неожиданно рассердилась, что ее вот так бесцеремонно торопят. В мгновение ока она собрала чемоданы и вдруг вспомнила о небольшом предмете, который ее муж бросил на кровать. Она обшарила взглядом покрывало, ожидая увидеть бумажник с деньгами, но вместо него на голубой атласной подушке сияло в закатных лучах солнца бриллиантовое кольцо таких размеров и красоты, что было бы под стать герцогине.

Мать с бабушкой постучались в дверь, и Кори взяла под мышку сумку, а в руки чемоданы. Миссис Фостер бросила взгляд на бледное лицо дочери, потом на чемоданы и застыла на месте.

— Боже милостивый, что случилось? Кори отрывистыми фразами рассказала им обо всем и кивнула на кольцо на кровати:

— Позаботьтесь, пожалуйста, чтобы Спенс получил его обратно, и скажите ему, что, если когда-нибудь он осмелится приблизиться ко мне, я вызову полицию!

Кори ушла, и миссис Фостер с бабушкой Розой некоторое время в изумленном молчании смотрели друг на друга. Наконец Мери Фостер сказала:

— Какую глупость сделал Спенс!

— Он заслуживает того, чтобы его хорошенько высекли, — заметила бабушка, но в ее голосе не было осуждения.

— Кори никогда его не простит. Ни за что на свете. И Спенс тоже страшный гордец. Он не сделает ей снова предложения, — вздохнула миссис Фостер.

Бабушка Роза подошла к кровати, взяла кольцо и с улыбкой повертела его в руках.

— Когда Кори станет его носить, Спенсу придется нанимать ей телохранителя, — заметила она.

Глава 17

— Как это он не даст разрешения на публикацию снимков, которые мы сделали в Ньюпорте? — взорвалась Кори.

— Я не сказала, что он наотрез отказывается подписать документы, уклончиво сказала Диана.

Миновала всего неделя с тех пор, как Кори вернулась из Ньюпорта, но она успела нагрузить на себя десяток разных проектов, чтобы отвлечься от мыслей о своей свадьбе и бракоразводном процессе, который она уже начала. Было заметно, как она утомилась.

— Он сказал, что все подпишет, но только если ты собственной персоной представишь ему бумаги завтра вечером.

— Я не поеду снова в Ньюпорт, — предупредила Кори.

— А тебе и не надо туда ехать. Спенс будет по делам в Хьюстоне.

— Я не желаю видеть его ни в Хьюстоне, ни где-либо еще.

— Думаю, и это тоже ему известно, — заметила Диана. — Ты ведь не только начала дело о разводе, но и потребовала судебного решения, запрещающего ему приближаться к тебе.

— Как, по-твоему, он поступит, если мы выпустим журнал без его разрешения?

— Он просил передать тебе, что в таком случае его адвокаты сживут нас со света.

— Как я ненавижу этого человека! — устало пробормотала Кори.

Диана благоразумно не стала подвергать сомнению заявление Кори, но решила поднять еще один вопрос.

— Существует достаточно безболезненный выход из положения, — начала Диана.

— Спенсер сказал, что остановится у себя в Ривер-Оукс, так что завтра вечером…

— Завтра вечером состоится Бал орхидей, поэтому ему придется подписать бумаги днем.

Кори была в бешенстве оттого, что Спенсер контролировал не только ее, но и журнал.

— Я объяснила Спенсу, что мы в числе спонсоров бала и обязательно должны быть на нем. Он сказал, что ты можешь заехать к нему перед балом, в семь часов.

— Я не поеду к нему одна.

— Хорошо, — уступила Диана. — Мы с мамой будем ждать в машине, пока ты переговоришь со Спенсом, и от него отправимся прямо на бал.

Глава 18

Кори не была в доме Спенсера с тех самых пор, как здесь жила его бабушка, и ей казалось странным после стольких лет снова видеть некогда знакомые места.

Кори знала, что Спенсер сдавал особняк внаем, и жильцы сохранили почти всю прислугу и содержали дом в том же идеальном порядке, что и при хозяевах. А так как Спенс остановился в своем доме, Кори сделала вывод, что дом пуст или потому, что Спенс решил его продать, или потому, что люди, которые жили в нем на протяжении многих лет, по какой-то причине выехали.

Подъезд дома был ярко освещен, как всегда, когда в доме ожидали гостей, но, помимо этого, странный мягкий свет пробивался через задернутые занавески на окнах в гостиной.

— Я недолго, — пообещала Кори матери и Диане, выходя из машины, и поднялась по ступенькам крыльца.

Держа в руке папку с документами, она позвонила в дверь, и ее сердце громко забилось, когда в прихожей раздались шаги, и еще сильнее, когда дверь отворилась и на пороге появилась экономка, служившая еще у миссис Бредли.

— Добрый вечер, мисс Фостер, — поздоровалась она, — входите, мистер Аддисон ждет вас в гостиной.

Кори миновала полутемную переднюю и вошла в гостиную. Она собрала все свое мужество перед предстоящей встречей, первой после той ужасной сцены в Ньюпорте.

Спенс стоял посреди освещенной свечами комнаты, непринужденно опершись на крышку рояля и скрестив руки на груди. Он был в смокинге.

Гостиная была украшена, словно к рождественскому празднику.

— Поздравляю тебя с Рождеством, Кори, — негромко сказал Спенсер.

В изумлении и растерянности Кори смотрела на пышные хвойные гирлянды, обвивающие камин, букет омелы на люстре под потолком, огромную елку в углу в красных шарах и мигающих фонариках и, наконец, горку подарков под деревом. Все подарки были упакованы в золотую фольгу, и к каждому была привешена большая белая бирка.

И на всех бирках было крупно написано «Для Кори».

— Когда-то я лишил тебя рождественского бала, а потом и рождественской свадьбы, — очень серьезно сказал Спенсер. — Я хотел бы вернуть их тебе. Если ты мне позволишь…

Спенсер ожидал от Кори самой неожиданной реакции — от хохота до взрыва бешенства, но он никак не предполагал, что Кори отвернется от него, низко опустит голову и расплачется. При первых же всхлипываниях Спенсер понял, что побежден. Он было протянул к ней руки, но опустил их и вдруг услышал ее шепот:

— Мне никогда не надо было ничего, кроме тебя. Он повернул ее к себе и так крепко обнял, что у Кори перехватило дыхание. Ее рука, рука его жены, коснулась его щеки, и дорогой ему голос повторил:

— Мне никогда не надо было ничего, кроме тебя.

Миссис Фостер из машины наблюдала за силуэтом обнимающейся пары в окне гостиной. Ее зять целовал ее дочь, и не похоже было, что он когда-нибудь остановится или выпустит ее из объятий.

— Мне кажется, мы напрасно ждем, — со счастливым вздохом обратилась она к Диане. — Кори никуда не пойдет сегодня вечером.

— Нет, обязательно пойдет, — не согласилась Диана, включая заднюю скорость. — Спенс обманул ее тогда с рождественским балом, и сегодня вечером он собирается искупить свою вину.

— Ты хочешь сказать, что он собирается повести ее на бал? — удивилась миссис Фостер. — Но ведь билеты распроданы несколько месяцев назад.

— Спенс каким-то образом сумел их зарезервировать, и мы все вместе занимаем один столик Нам легко будет его найти: вместо белых орхидей, как у всех, стол украшен букетом остролиста в красных рождественских саночках.

ЭПИЛОГ Закутавшись в красный бархатный халат, Кори стояла у окна, откуда открывался широкий вид на озаренные луной, заснеженные холмы Вермонта, где они проводили свое первое настоящее Рождество Спенсер утверждал, что это их второй медовый месяц, тот самый, который был бы у них, исполнись мечта Кори о рождественской свадьбе, и теперь он, как и положено, был самым влюбленным и страстным новобрачным.

Кори вернулась к кровати, на которой спал Спенсер, наклонилась и поцеловала его в лоб. Уже близился рассвет, а они всю ночь до изнеможения занимались любовью, но это было рождественское утро, и Кори почему-то очень хотелось, чтобы Спенс поскорее открыл приготовленный для него подарок. Ведь он почти каждый день дарил ей что-нибудь, и вот теперь она хотела поразить его своим необыкновенным выбором.

Улыбка тронула его губы.

— Почему ты не спишь? — спросил он, не открывая глаз. — Наступило Рождество, и я хочу сделать тебе подарок. Ты не против?

— Совсем нет, — рассмеялся он и притянул ее к себе на грудь.

— Я не имела в виду этот подарок, — заметила Кори, опершись локтями ему на грудь, а он тем временем раздвигал ее халат. — Ты уже недавно получил такой.

— И хочу получить еще один, — настаивал Спенс, и его рука сделала решительную попытку продвинуться дальше.

— Два Рождества и два медовых месяца — не многовато ли для одного года? рассмеялась Кори, в то время как его рот уже последовал за рукой и прижался к ее груди. — Что за привычка требовать, чтобы всего было по паре?

Ответ на этот вопрос появился девять месяцев спустя в журнале «События и люди»в рубрике извещений о рождении:

«Поздравляем Спенсера Аддисона и его жену фотографа Кори Фостер с появлением на свет 25 сентября дочерей-близнецов Молли и Мери. Вот что значат искусство фотографа и двойная выдержка!»


home | Искусство фотографа | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 68
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу