Book: О любви к старым вонючим матрасам



Роман Днепровский:

О любви к старым вонючим матрасам

Почти тридцать лет я "сижу" на теме собирательства, почти тридцать лет коллекционирую всевозможные вещи и вещицы прошлых лет, десятилетий, прошлых веков. И, время от времени, ко мне обращаются всевозможные знакомые, малознакомые, знакомые знакомых, а то и вовсе незнакомые люди с одним и тем же:

- Тут у нас бабушка умерла (или, в качестве вариации, дедушка - но бабушек хоронят, почему-то, чаще), нам квартиру нужно освободить... Может быть, вы приедете к нам, посмотрите, что-нибудь купите?...

Вероятность найти в оставшейся после умершей бабушки квартире что-то по-настоящему ценное и интересное близка к нулю, но я всё равно еду: а вдруг? Иногда, крайне редко, это "вдруг" оборачивается чем-то интересным: чудом сохранившейся дореволюционной мебелью, кузнецовскими чашечками-тарелочками, старинными часами, патефонными пластинками, книгами, журналами... Но во всех ста случаях из ста, заходя в такую квартиру, я вижу хлам, мусор, утиль: вот - ношенное бабушкино пальто, пахнущее нафталином, а вот - растоптанные шлёпанцы... дешёвенькая совецкая посуда... мебелишка из клеенных опилок, которую даже на даче стыдно поставить... дешёвенькие настенные панно, дешёвенький сервизик в дешёвеньком сервантике... бабушкина кровать, на которой она лежала и умирала весь последний год - от матраса разит мочой, в комнате пахнет лекарствами, нафталином, несвежим бельём... Не благородной Стариной пахнет, но - старостью и СТАРЬЁМ, место которому -на свалке...

Изучив содержимое сервантиков-комодиков-буфетиков-шкафчиков, а также стенных шкафов и антресолей, я нахожу несколько любопытных вещичек - а может быть, не нахожу вообще ничего, заслуживающего внимания - после чего мы с наследниками расстаёмся. И они, наследники, выносят весь этот старый хлам на ближайшую свалку, после чего открывают настежь все окна, и, надев на руки резиновые перчатки, отмывают квартиру с хлоркой и порошком - чтобы раз и навсегда избавиться от запаха проссанного бабушкой матраса, валокордина, нафталина, ношенных вещей, несвежего мусорного ведра, грязной посуды и прочих ароматов того, что отжило свой срок и умерло. И они, наследники, тысячу раз правы, священно правы, вынося на свалку бабушкины матрас, горшок, несвежие панталоны и прочий хлам: ради чего хранить им это дерьмо? Им хочется жить в чистоте и уюте, а не среди пыли и вони.

Но я никак не могу понять тех же самых людей, что выбрасывают всё это старое дерьмо из квартиры умершей бабушки, когда они же цепляются за любое дерьмо не в масштабах квартиры, но в масштабах страны. "Нельзя охаивать прошлое!... в совецкую эпоху у нас были и победы, и достижения!... Нам есть, чем гордиться!..." и прочее бла-бла в стиле "ЭТОЖЕНАШАИСТОРИЙАА!!!" Люди, не желающие жить среди старых проссанных матрасов и стоптанных вонючих шлёпанцев в собственной квартире, усиленно сохраняют смердящий хлам в своей стране... гордятся им... не желают понимать, что от всех этих совецких "побед" и "достижений" смердит похлеще, чем от бабкиного матраса и дедовых кальсон.

"Роман, а ты знаешь, почему хохлы сносят памятники ленину, - спрашивают меня эти "гордящиеся-и-помнящие", - ты думаешь, что хохлы - все такие антикоммунисты идейные? Нет! - просто, они ненавидят всё русское!" - и, выдав этот зажигательный спич, они смотрят на меня так, словно только что сами сформулировали какой-нибудь закон всемирного тяготения, или экспромтом выдали сонет, похлеще шекспировского. А я смотрю на них с жалостью: где уж им, бедолагам, понять, что те, кого они только что презрительно назвали "хохлами", просто хотят жить в чистоте и уюте, а не среди грязи и вони. Вот поэтому-то украинцы и сносят все эти ленинские изваяния, и демонтируют совковую символику: они, попросту, СРЕДИ ДЕРЬМА ЖИТЬ НЕ ХОТЯТ.

Когда бывшие совецкие люди, живущие на территории Российской Федерации, наконец, поймут, что все эти совковые "победы" и "достижения" - это, по сути, те же грязные бабкины труселя и заскорузлые дедовы портянки, когда они, наконец, вылечат свой "социальный ринит" и почувствуют, что "наше-с-вами совецкое прошлое" не просто воняет, а разит кровью, гноем, потом и говном, тогда они, наконец-то, вынесут всю эту дрянь на историческую свалку. Возможно, они оставят себе на память совсем немного по-настоящему хороших вещиц: воспоминания о детстве, десяток-другой неплохих фильмов и книг, несколько реальных, признанных во всём мире и не залитых невинной кровью научных и культурных достижений, но - не более. И, распахнув пошире окна, вооружившись хлоркой и порошком и натянув на руки резиновые перчатки, устроят, наконец, генеральную уборку в своей стране, выбросят весь зловонный совковый хлам, выветрят весь совдеповский смрад, отмоют свою жилплощадь от советчины. Но - когда это произойдёт ещё?... Надеюсь, что когда-нибудь. А пока...

А пока на всю страну смердит этот заскорузлый полосатый бабкин матрас, а в ответ на предложение вынести его на свалку слышатся истеричный вопль: "ЭТОЖЕНАШАИСТОРИЙА!!! РУКИПРОЧЬ!!! ДИДЫВАИВАЛЕ!!!" - и режет, режет глаза совковая вонь, и от спёртого, затхлого воздуха советчины уже голова идёт кругом..





home | О любви к старым вонючим матрасам | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу