Book: Эликсир честности



Эликсир честности

Илья Деревянко

Эликсир честности

Купить книгу "Эликсир честности" Деревянко Илья

Глава 1

Имея очи, не видите? Имея уши, не слышите?

Евангелие от Марка, 8,18

И было у него два ока: одно дреманное, а другое недреманное. Дреманным оком он ровно ничего не видел, а недреманным видел пустяки.

М. Е. Салтыков-Щедрин

Сперва, если честно, Генкино предложение мне весьма понравилось, но потом… Ох, мама моя! Я даже представить не мог, к каким последствиям оно приведет!..

Впрочем, начнем по порядку. Меня зовут Игорь Горелов, тридцать четыре года, разведен, по образованию историк, по профессии «горилла»… э-э-э… простите, частный охранник и вплоть до недавнего времени начальник службы безопасности фирмы «Зевс». Вернувшись из армии, я закончил исторический факультет МГУ, поступил в аспирантуру, но… в процессе «перестройки» и последующего развития рыночной демократии выяснилось, что представители моей профессии, как говорится, «не треба»!

«Неча», мол, тут фигней страдать! Историк, понимаешь, «антилигент»… Тьфу! Люди, понимаешь, важным делом занимаются, страну разворовывают, а ты про Рюрика да про Куликовскую битву талдычишь. Нам, понимаешь, они теперь до фонаря! Можешь, конечно, в школе преподавать или в институте каком, на ладан дышащем, зарплату грошовую по полгода ждать и (ежели полный дурак) верить обещаниям реформаторов насчет грядущей стабилизации. Короче, от нищеты меня спасли лишь хорошее знание карате, которым я увлекался с детства, а также неплохие навыки в стрельбе, приобретенные на службе в воздушно-десантных войсках в Афганистане.

Мордовороты, да в придачу понюхавшие крови, в «новой России» были как раз «треба», и я без особых проблем устроился в фирму «Зевс», возглавляемую Виктором Павловичем Арбузовым, изысканным господином, к началу реформ как раз вернувшимся с зоны, где он мотал срок за мошенничество. Арбузову чрезвычайно понравилось мое умение разбивать с одного удара три кирпича и дырявить навскидку нарисованную на фанере физиономию точно между глаз. Моя рожа также «пришлась ко двору». Между нами говоря, я, хоть и являюсь интеллигентом в четвертом поколении, внешне похож на гибрид бульдога с бритым орангутангом. Рост метр девяносто, вес сто двадцать килограмм, тяжелая нижняя челюсть, расплющенный в драке нос… Сию «очаровательную» картину довершает шрам через все лицо (в восемьдесят третьем году один зловредный душман, прежде чем умереть, успел полоснуть меня ножом по «фейсу»). Все вышеперечисленные достоинства сыграли немаловажную роль в моей карьере охранника: стараниями Арбузова я быстро получил лицензию на оружие и уже через полгода работы возглавил службу безопасности «Зевса»…

Теперь о Генке Лютикове. В детстве мы дружили, вместе учились в школе, занимались в одной секции, одновременно ушли в армию. Правда, Генке повезло и его не отправили выполнять интернациональный долг, а запихнули в какой-то медвежий угол, где он тихо-мирно оттянул свой двухлетний срок. Демобилизовавшись, Лютиков поступил в МХТИ, и я надолго потерял его из виду.

В сентябре 1997 года около шести утра я, мучимый кошмарным похмельем, героическим усилием воли заставил себя подняться с кровати, кое-как оделся, выбрался из дома и, жалобно стеная, поковылял к первой попавшейся коммерческой палатке за пивом. Накануне господин Арбузов уклюкался до свинского состояния на какой-то презентации, скандалил, порывался стрелять в люстру, а когда я доставил его домой – расчувствовался, вспомнил зону и предложил выпить с ним рюмочку на брудершафт. Выпили, но, как водится, рюмочкой не ограничились. Виктор Павлович пил, как бочка (благо брюхо имел вместительное), да и я, признаться, завелся. Дойдя до кондиции, босс выпал из кресла на ковер и захрапел. Предоставив Арбузова заботам очередной любовницы, я (уж не помню почему) решительно отверг ее предложение заночевать в комнате для гостей, с грехом пополам, держась за стенки, спустился вниз по лестнице, плюхнулся за руль своей «восьмерки» и каким-то чудом благополучно добрался до дома, ни разу ни во что не врезавшись и не угодив в лапы алчных гаишников. Фантастика да и только, особенно если учесть, что на дорогу мне приходилось смотреть одним глазом. Иначе предметы раздваивались. Уснул я, едва коснувшись щекой подушки, а пробудившись ни свет ни заря, в полной мере вкусил все «прелести» похмельного синдрома…

Итак, поковылял я к палатке. Спустя вечность доковылял. Первую бутылку, чтобы не умереть от жажды, выпил тут же, не отходя от кассы. Откупорил о край прилавка вторую (намереваясь небольшими глотками поддерживать двигательные функции организма на обратном пути) и вдруг услышал удивленный возглас:

– Игорь?! Ты?! Сколько лет, сколько зим!!!

Подняв заплывшие глаза, я распознал в продавце Генку Лютикова…

* * *

Выглядел Лютиков неважно – землистое лицо, ввалившиеся, покрасневшие от бессонной ночи глаза, засаленный ватник с торчащими сквозь прорехи в ткани клочьями ваты. Работа палаточника не сахар, особенно в ночную смену, да и деньги несерьезные.

– Привет, Гена, – хрипло сказал я. – Давненько не виделись. Составишь компанию?

Он покосился на часы, немного поколебался, кивнул головой и запустил меня вовнутрь. Усевшись на пустой ящик, я протянул ему бутылку. Лютиков пил мало, редкими, крохотными глоточками.

– Хозяин разорется. Придирается, сволочь, к любому пустяку, лишь бы зарплату урезать. – Заметив мой удивленный взгляд, он пояснил: – Сейчас, если запах учует, обвинит в алкоголизме и накажет деньгами. «Больше я нынче этими штрафами на них действую»[1], – криво усмехнувшись, процитировал Генка Салтыкова-Щедрина.

– На хрена тебе такая работа? – икнув, спросил я.

– А где сейчас другую найдешь?

И тут в душе моей взыграло пьяное (повело на старые дрожжи) великодушие. Я незамедлительно предложил Генке стать охранником в «Зевсе», тем паче что недавно мне пришлось уволить одного лоботряса-прогульщика и вакантное место имелось. Лютиков сразу согласился, дождался хозяина палатки, приехавшего с утренней проверкой, с наслаждением плюнул ему в толстую харю и отправился вместе со мной в ближайший кабак отмечать удачное трудоустройство…

* * *

Ресторан только-только открылся, и мы оказались первыми посетителями. Есть мне, признаться, нисколько не хотелось, но, зная по опыту, что опохмеление без закуски неминуемо приводит к запою, я с поистине героическими усилиями принялся пропихивать вовнутрь котлету по-киевски, запивая ее огромными порциями темного баварского пива. Трезвый и, очевидно, проголодавшийся за ночь, Генка с аппетитом лопал все подряд. Пил он мало. Ввиду раннего часа ансамбля на эстраде не было. Из динамиков под потолком неслись блатные песни. Вероятно, взглянув на мою рожу, метрдотель посчитал подобную музыку наиболее подходящей. Часа через два, когда предметы перед глазами начали расплываться, голова отяжелела и меня потянуло ко сну, я жестом подозвал официанта. Юркий тип с помятой физиономией, слащавой лакейской улыбочкой и черными глазками-бусинками, воровато шныряющими по сторонам, принес счет, где значилась сумма, даже по самым скромным подсчетам значительно превышающая стоимость съеденного и выпитого. Не желая препираться с ресторанным жульем, я, хоть и знал, что нас безбожно обсчитали, покорно полез в карман за бумажником.

– Погоди! – придержал меня за рукав Лютиков, вынул из-за пазухи небольшой баллончик наподобие газового и прыснул официанту прямо в лицо. От неожиданности я чуть не протрезвел. Не потому, что пожалел выжигу-халдея или опасался скандала. Просто никак не ожидал от интеллигентного и практически трезвого Генки такой выходки.

«Ну и ну!!! – подумал я. – Вместо денег – газом в рыло! Круто! Сейчас хипиш поднимется! Ладно, разомнем кулаки!»

Я приготовился громить заведение, однако, к моему величайшему изумлению, ничего особенного не произошло. Официант лишь встряхнул головой и как ни в чем не бывало сказал:

– Оплатите счет, ребята, да про чаевые не забудьте.

– На сколько ты нас нагрел?! – требовательно спросил Лютиков.

– Ровно на сто шестьдесят четыре тысячи, – не моргнув глазом, бодро отрапортовал халдей.

– Почему?

– Пьяные счет проверять не станут, а если и станут, все равно ни хрена в нем не поймут. У меня там хитро закручено, – горделиво усмехнулся официант.

«Такого не может быть! – ошарашенно подумал я. – Не иначе глюки начались! Белая горячка! Допился-таки!!!» Я изо всех сил помотал головой, больно ущипнул себя за ногу, надеясь отогнать наваждение, да не тут-то было! Все осталось по-прежнему.

– Говори, гад, реальную сумму! – приказал Лютиков. Халдей беспрекословно повиновался…

* * *

– Препарат называется «Элчелют», то есть «Эликсир честности Лютикова», – объяснил Генка, когда мы вышли на улицу, – я работал над его созданием восемь лет. Вообще-то ничего принципиально нового в нем нет. Слышал небось о «сыворотке правды»?[2]

Я утвердительно кивнул.

– «Элчелют» оказывает на людей похожее воздействие. Однако в отличие от «сыворотки» действует мгновенно, не оставляет за собой никаких неприятных последствий[3], за исключением, пожалуй, чихания, и главное, – Лютиков выразительно поднял вверх указательный палец, – «Элчелют» – газ. Без цвета, без запаха. Прыснешь в физиономию, и человек физически не может лгать! Режет правду-матку.

– Как долго? – поинтересовался я.

– Не знаю, – пожал плечами Генка. – Откровенно говоря, сегодня было первое испытание, прошедшее, как ты, наверное, успел заметить, вполне успешно!

– Да твоему эликсиру цены нет, – в пьяном восторге воскликнул я. – Завтра на сотрудников нашей фирмы побрызгаем. Кстати, у тебя много в запасе этого, как его, «Элчелюта»?

– Достаточно.

– Чудесно! Просто чудесно! Узнаем, ха-ха-ха! Кто там чем дышит! Легче жить станет!

Боже, до чего я был тогда наивен!!!

Глава 2

Первыми жертвами «Элчелюта» (не считая злополучного халдея) стали, по стечению обстоятельств, не сотрудники «Зевса», а участники некоего политического сборища, на которое мы с Лютиковым, уже зачисленные в штат службы безопасности фирмы, попали абсолютно случайно. Дело в том, что туда отправился господин Арбузов, захватив для порядка двух охранников.

– Николай Борисович Петрыкин проводит встречу с потенциальными избирателями, – пояснил шеф. – Сволочь он порядочная, но сволочь нужная и чрезвычайно хитрая. Имеет большие связи и шансы пробиться на самый верх. Придется засвидетельствовать ему дружеское расположение. Пригодится в дальнейшем. Заодно посмотрим, как Петрыкин пудрит мозги аудитории. Не пожалеешь! Высший пилотаж! Хе-хе-хе!!! Повеселимся на славу!

Бедный Виктор Павлович даже не подозревал, какое веселье его ожидает!!!

Встреча Петрыкина с народом проходила в бывшем Доме культуры нашего района. Культуру отсюда давно выжили (а может, сама померла, не выдержав реформ), и теперь помещение использовалось либо под предвыборные собрания, либо под дискотеки, либо… Ну в общем, подо что угодно. Заплати деньги и хоть бордель устраивай! Здание покойного ДК, порядком обветшалую, аляповатую карикатуру на дворец, выстроенную еще в пятидесятые годы в стиле «сталинский ампир», украшали помпезные гипсовые колонны, изборожденные глубокими черными трещинами, рассыпающиеся на глазах лепные украшения да многочисленные лозунги, прославляющие демократию, реформы, а также вышеупомянутого господина Петрыкина.

Мы прибыли на место с некоторым запозданием. Представление уже началось. Николай Борисович Петрыкин, плотный, лысоватый тип с пламенным взором радетеля за народное благо, заливался на трибуне соловьем. Говорил он гладко, образно, довольно убедительно, и люди в зале внимательно слушали оратора.

– Доказывать, что я не верблюд, не буду! – с пафосом восклицал Николай Борисович. – Как бы ни поливали меня грязью враги (под врагами подразумевались политические конкуренты). И тем не менее приведем некоторые факты…

Тут Петрыкин принялся перечислять свои былые заслуги на посту главы районной администрации, с которого его поперли полтора года назад по итогам выборов, перемежая перечень демократическими лозунгами и щедрыми посулами на будущее. Одновременно он не забывал тонко, ненавязчиво, но весьма умело чернить тех самых зловредных конкурентов. Около него вертелся шустрый корреспондент, ожесточенно строчивший в блокноте и, похоже, намеревающийся по окончании речи взять интервью.

«Мягко стелет, да вот каково спать будет?» – неожиданно подумал я и шепотом спросил Генку: – Эликсир при тебе?

Лютиков утвердительно кивнул.

– Пробейся к трибуне и… ну ты сам понимаешь!

Генка сработал классно, не хуже профессионального диверсанта. Никто не заметил, как он ухитрился разбрызгать «Элчелют», даже я. Эликсир начал действовать, когда Петрыкин завершил свой вдохновенный монолог и принялся отвечать на вопросы граждан.

– Вы обещали, что если снова займете пост главы районной администрации или станете депутатом городской думы, то первым делом позаботитесь об улучшении условий жизни пенсионеров и беднейших слоев населения, в частности, многодетных семей. Вы говорили, что приложите все усилия для увеличения и своевременности выплаты пенсий и детских пособий, – пропищал седенький, сухонький дедок. – Мы вам верим и поэтому готовы… – Окончить фразу старичок не успел, прерванный гомерическим хохотом господина Петрыкина.

– Ой не могу! – надрывался Николай Борисович. – Уморил, старый дурак! Да нужны вы мне как рыбе зонтик! Мудак ты тупорылый. В первую очередь я позабочусь о своем кармане, а также о создании наиблагоприятнейших условий для деятельности «Жуликомбанка», принадлежащего моему зятю и финансирующего мою избирательную кампанию. Именно туда пойдут ваши пенсии да пособия! Гы-гы-гы!!! А вам придется ждать их минимум полгода, если вообще получите! – В зале повисла недоуменная тишина. Дедок, слабо охнув, схватился за сердце, а господин Арбузов от удивления так широко разинул рот, что едва не вывихнул челюсть.

– Чего вытаращились, кретины?! – гнусно ухмыльнулся Петрыкин ошарашенной публике. – Хорошей я вам лапши на уши навешал?! Хе-хе! Это еще цветочки! Ягодки будут впереди! Вот выберете меня – до конца весь район разворую! – Николай Борисович снова захохотал, хрюкая и подвизгивая от удовольствия. Холеное лицо налилось кровью, глаза выкатились из орбит. – Ну, бери интервью, – немного успокоившись, обернулся он к корреспонденту. – Отрабатывай денежки, которые я тебе заплатил!

Однако на корреспондента, видимо, тоже подействовал эликсир.

– Заплатил! – презрительно фыркнул он. – Лысый жлоб! Скотина безрогая! Сунул жалкую штуку баксов, и это называется «заплатил»?! У нас серьезное издание, с огромным тиражом, пользующееся доверием у читателей, а не какой-нибудь грошовый бульварный листок! Давай десять, и я из тебя ангела во плоти сделаю, невзирая на всю ту хреновину, что ты сейчас наболтал, а иначе…

– Тварь бессовестная! – с ненавистью прошипел Петрыкин и полез в карман за деньгами. Тут зрители наконец опомнились. В зале послышались негодующие выкрики, свист, улюлюканье и громкая матерная ругань. В опасной близости от головы господина Петрыкина пролетел огрызок яблока.

– Господа, господа, прошу сохранять спокойствие! – бегая по проходу, ведущему к сцене, заголосил присутствующий здесь же начальник местного отделения милиции полковник Хвостов. – Николай Борисович нездоров. У него высокая температура, он бредит. Вчера слишком много работал и…

– Ага, работал!!! – демонически оскалился Петрыкин. – В сауне с девочками! Вместе с тобой, кстати! А хочешь спокойствия – вызывай наряд ментов с дубинками, да поживее! Ты у меня во где, – тут он потряс в воздухе крепко сжатым кулаком. – Дачу-то я тебе построил за казенные деньги, а будучи главой администрации, ежемесячно отстегивал солидный куш за счет взяток да заимствований из районного бюджета! Думаешь, у меня нет на тебя компромата?! Есть, милый, с избытком! Например, видеозапись, как ты трахаешь четырнадцатилетнюю соплячку. Что, съел, мусор поганый?! Побледнел?! Но это далеко не все!.. Я… Ой, твою мать!!!

Прямо в лоб Николаю Борисовичу врезался не первой свежести дряблый помидор и растекся по физиономии красной жижей.

– Вызывай наряд, ублюдок ментовский!!! – истошно заверещал Петрыкин. – Сгною!!! Погублю!!! Карьеру испорчу!!!

Полковник Хвостов рванулся к выходу, но было поздно. Здоровенный, медвежеподобный мужчина сбил его с ног и принялся втаптывать в пол, а на сцену ломанулась разъяренная толпа. На завывающего дурным голосом Петрыкина обрушился град ударов и проклятий.

– Ё-мое! – прошептал смертельно бледный Арбузов. – Кто бы мог подумать!!! Ну, дятел!!! Ну, кретин!!! Так, ребята, линяем по-тихому отсюда, пока граждане не опознали во мне петрыкинского дружка!!!

Не заставляя себя долго упрашивать, мы с Генкой схватили перепуганного шефа в охапку, с трудом пробились сквозь бушующие в праведном гневе народные массы, выбрались из ДК и запихнули Арбузова в машину…



– Ж-ж-жми!!! – осевшим голосом приказал он шоферу.

Разбрызгивая по сторонам грязь, «Мерседес» резко рванулся с места…

* * *

У себя в офисе Виктор Павлович залпом осушил полный стакан коньяка, отдышался и лишь тогда более-менее очухался.

– Игорь, я, наверное, сплю?! – с надеждой спросил он меня. – Нет? Очень жаль! Ладно, иди…

У нас с Генкой хватило ума не говорить Арбузову, кто являлся истинным виновником случившегося, но, к сожалению, ума хватило только на это. Лютиков сиял, как начищенный самовар.

– Действует! Действует! Действует! – словно восторженный попугай, повторял он. Я же, вспоминая откровения подлюги Петрыкина, периодически разражался злорадным хохотом. Короче, мы оба вошли во вкус и твердо решили продолжать наши опасные эксперименты…

Глава 3

О случившемся с господином Петрыкиным средства массовой информации скромно промолчали. Очевидно, у него нашлись средства заткнуть глотки репортерской братии.

Лишь одна небольшая газетка мельком упомянула о дебоше, учиненном пьяными хулиганами в Доме культуры «Рассвет» и успешно пресеченном благодаря энергичным действиям сотрудников местной милиции и прибывшего к ним на подмогу отряда ОМОНа.

– Демократия! – прочитав заметку, брезгливо усмехался Лютиков. – Свобода печати!!! Гласность!!! А на самом деле… Тьфу!!!

– Да неужто ты воображал, будто они действительно существуют в нашей стране? – искренне удивился я.

– Да! – грустно признался он. – Верил до поры до времени…

– Ну и дурак! Вчера мы с тобой видали одного пылкого реформатора. Без овечьей шкуры. В натуральном, так сказать, обличье! Кстати, о птичках, чем займемся сегодня?

(На сегодня господин Арбузов, очевидно, за особые заслуги в деле спасения его драгоценной персоны от лап несознательных граждан, взбешенных исповедью Петрыкина, объявил нам выходной.)

– Гм, – задумался Генка. – Признаться, руки чешутся снова испробовать препарат!

– На ком?

– Не знаю… может, для начала заглянем в гости к кому-нибудь из старых знакомых?

Идея Лютикова пришлась мне по душе, и, немного поразмыслив, я предложил навестить Сережку Кольцова, бывшего нашего одноклассника, сына известного дипломата. После окончания школы Кольцов с первой попытки поступил в МГИМО (влиятельный папаша обеспечил потомку мощную поддержку), затем работал в Министерстве иностранных дел, а в настоящее время трудился в крупной полугосударственной фирме, активно торгующей с заграницей. Фирма продавала не какую-нибудь дребедень, а вещи серьезные, самолеты и тому подобное. Серега всегда производил впечатление человека исключительно честного, порядочного, и я решил доказать Лютикову, похоже, начинающему превращаться в мизантропа[4], что вовсе не все окружающие нас люди – двуличные оборотни.

– С заграницей, говоришь, торгует? – выслушав меня, загадочно усмехнулся Генка. – Честный… Порядочный? Ну, ну, посмотрим!!!

К Кольцову мы решили зайти вечером, после окончания рабочего дня, чтобы наверняка застать Серегу дома, а пока, захватив пару баллончиков «Элчелюта», принялись слоняться по городу в поисках приключений.

Первым делом мы прокатились на метро до центра и высадились на станции «Пушкинская». Невзирая на ранний час, переходы были уже заполнены нищими, калеками, матерями, собирающими средства на лечение больных детей, и т. д.

Я не раз читал в газетах, будто бы почти все они профессиональное жулье, однако, имея основания не доверять современной прессе, считал это грязными измышлениями отечественных папарацци и постоянно подавал милостыню, особенно на лечение детей.

– Уж не собираешься ли ты на убогих экспериментировать? – мрачно спросил я Генку.

– Совершенно верно!

– Ах ты!!!

– Погоди, Игорь, не кипятись. Сейчас сам увидишь, – хладнокровно ответил он. – Я знаю, что делаю!

– Хорошо! – поразмыслив с минуту, сдался я. – Но гляди! Если попадешь впросак – кости переломаю, рожу набок сверну! Будешь всю жизнь на аптеку работать!!!

– Договорились! – охотно согласился Лютиков и прямиком направился к молодой женщине, на груди у которой висела табличка с надписью: «Мой маленький сынишка опасно болен! Ему требуется срочная дорогостоящая операция, а я осталась без мужа и без работы! Люди добрые, помогите, кто чем может!» Рядом стояла картонная коробка для подаяния. Лицо несчастной матери выражало усталость, покорность судьбе и такую невыразимую скорбь, что моя рука непроизвольно полезла в карман за деньгами, но замерла на полпути, поскольку, пока я предавался сантиментам, Генка быстрым шагом приблизился к женщине, пшикнул из баллончика и с усмешкой спросил:

– Сколько лет ребенку? Чем он болен?

– Какому еще ребенку? – презрительно фыркнула «несчастная мать».

– Больному, которому требуется срочная дорогостоящая операция!

– Дурак набитый! – визгливо рассмеялась женщина, причем лицо ее поразительным образом изменилось – сделалось злым, наглым, вульгарным. – Да у меня сроду детей не было, если, хи-хи, не считать восьми абортов!

– Тогда зачем табличка?

– А затем, чтобы пудрить мозги ослам вроде тебя! Деньгу заколачивать! Я собираюсь покупать новую квартиру с евроремонтом, с джакузи…

– А вон та женщина с девочкой на руках тоже пудрит мозги?

– Слышь, парень, ты натуральный дебил! Ложись-ка лучше в психушку! Конечно, пудрит! Неужто ты воображаешь, будто сюда пустят настоящих нищих? Тут за место, знаешь, сколько в день платят? Нет? Тебе, лоху, такие бабки даже не снились! Проваливай в темпе, пока цел, не мешай работать! Иначе ментов позову! Они у нас в доле и живо тебе печенки отобьют! Тогда ты настоящим инвалидом станешь, а не липовым!

Вокруг начала собираться толпа любопытных.

– Извините за беспокойство, глубокоуважаемая госпожа, – прижав руки к груди, попросил Лютиков. – Позвольте задать вам последний вопрос, один-единственный, и я моментально испарюсь!!!

– Черт с тобой, задавай!

– Инвалид в коляске, в камуфляже и с медалями – правда ветеран войны в Чечне?!

– Ха-ха-ха!!! Разумеется, нет!!! В армии он вообще никогда не служил, ногу потерял, свалившись спьяну под трамвай, а медали на рынке купил. Доволен?

– Да.

– Ну и катись отселя! Время – деньги!

Между тем толпа любопытных значительно увеличилась и, вдоволь наслушавшись откровений лжестрадалицы, совершенно озверела.

– Сука рваная!.. Паскуда!.. Прошмандовка!.. – неслись со всех сторон негодующие выкрики.

– Башку ей оторвать!.. На рельсы под поезд бросить!

– Милиция!!! На помощь!!! Убивают!!! – осознав наконец опасность сложившейся ситуации, заверещала побирушка. – Петренко, твою мать!!! Где ты шляешься?!

Словно из-под земли появились двое вооруженных дубинками милиционеров.

Их раскормленные физиономии излучали непоколебимую решимость защищать закон.

– Граждане, разойдитесь! Не нарушайте общественный порядок! – хором рявкнули они.

– Эта дрянь народ обманывает! – возразил скромно одетый, интеллигентного вида мужчина в очках и тут же схлопотал дубинкой по темени.

– Не оскорбляй понапрасну людей! Разве не видишь? У женщины горе!!! – прорычал усатый мордастый сержант, возможно, тот самый Петренко.

– Почему вы бьете человека?! Вы не имеете права, – возмущалась женщина в коричневом плаще.

– Это хулиган! – важно ответил милиционер. – И мы должны…

Тут незаметно подкравшийся Генка опрыскал его «Элчелютом».

– Мы должны отрабатывать получаемую мзду, – на секунду запнувшись, продолжал страж порядка. – Кто платит, тот и заказывает музыку. А на вас и ваши сраные права мы плевать хотели с высокой колокольни! А ну разойдись! Щас по рации подмогу вызову, затащим всех скопом в отделение да так измордуем… – нагло ухмыльнувшись, сержант выразительно потряс дубинкой.

Здесь нервы мои, без того натянутые до предела, не выдержали. Я подошел к нему вплотную и с садистским наслаждением врезал локтем в челюсть. Послышался отвратительный хруст, глаза мента закатились под лоб, и он рухнул навзничь, гулко ударившись затылком об пол.

Его напарник мгновенно стушевался, попытался смыться, да не тут-то было!

Толпа набросилась на него с яростным ревом, сбила с ног… В воздухе замелькали кулаки, зонтики, дамские сумочки… Короче, начался суд Линча в российском варианте.

– Чего уставился? – прошипел Лютиков, ухватив меня за руку. – Смываемся, пока не поздно!

Мы выбежали из перехода и запрыгнули в первую попавшуюся электричку.

– Нехорошо получилось, – переведя дыхание, проворчал я. – Заварили кашу, а сами…

– Чудак ты наивный! – укоризненно покачал головой Генка. – Держу пари, что толпа, лишившись вожака, сразу же рассосалась. С них, как говорится, взятки гладки. В метро народу тьма-тьмущая! Ищи ветра в поле. А вот тебе, зачинщику, не поздоровилось бы!

– Ты прав, – подумав, согласился я. – Но какие же, однако, сволочи!!!

– Кто? Взбесившиеся граждане?

– Нет. Я имею в виду лжестрадальцев, лжеветеранов и продажных ментов…

Волею случая мы попали на радиальную линию, проехали несколько остановок, вылезли на станции «Октябрьское поле» и, по моему настоянию, зашли в первую попавшуюся забегаловку, расположенную прямо у выхода из метро.

– Только не брызгай тут своим чертовым дезодорантом, – шепотом предупредил я Лютикова. – Дай спокойно водки выпить!

Мы заказали бутылку «Смирновской», люля-кебаб, бутерброды с икрой, апельсиновый сок на запивку и уселись за свободный столик в углу. После второго стакана нервное напряжение спало. Я расслабился, глубоко вздохнул и закурил сигарету.

Генка молчал, баллончик доставать не пытался, но тем не менее в глазах Лютикова сквозило скрытое ехидство. Дескать: «Погоди Игорек, око ты дреманное! Еще не такое увидишь!»

«Ничего, ничего! – подумал я. – Вечером навестим Кольцова, и там твой пресловутый „Элчелют“ окажется совершенно бесполезен!!! Серега золотой парень! Уж в ком в ком, а в нем я абсолютно уверен…»

Как известно, людям свойственно ошибаться, но на сей раз я, кажется, побил все рекорды!..

Глава 4

Сергей Кольцов вместе с женой и тещей проживал в красивом доме с улучшенной планировкой, в шикарно отделанной и обставленной безумно дорогой мебелью четырехкомнатной квартире, неподалеку от метро «Красносельская». Возле подъезда среди прочих разнокалиберных иномарок стояла его новенькая «Вольво». «Значит, уже вернулся, – удовлетворенно подумал я. – Вовремя пришли!»

Кольцов встретил нас радушно, провел в гостиную, предложил чаю.

– К сожалению, мы недавно отужинали, – извинился он. – Но если вы хотите есть…

– Нет, нет! – замахал руками я. – Спасибо, мы сыты! А вот чаю выпьем с удовольствием или даже чего покрепче…

– Без проблем, – Серега вынул из стенного бара бутылку коллекционного коньяка. – С радостью составлю вам компанию! Леночка, дорогая! Поздоровайся с моими старыми друзьями да приготовь, пожалуйста, закуску под коньяк. Ну, сама знаешь – фрукты, конфеты…

Жена Кольцова, длинноногая шатенка с обворожительной голливудской улыбкой, появилась в сопровождении тещи – элегантной, седой, не по годам стройной женщины.

– Ирина Петровна, – представил ее Серега. – А это мои одноклассники! Игорь и… э-э-э… Геннадий… – Теща благосклонно кивнула.

«Какие очаровательные люди, – мысленно умилился я. – Прямо душа радуется на них смотреть!» Тем временем зловредный Лютиков незаметно вытащил свой дьявольский баллончик и быстренько опрыскал все семейство. Произошедшая с «очаровательными людьми» перемена меня буквально шокировала.

– На хера ты нянчишься с этими голодранцами? – зло спросила Ирина Петровна, благосклонность которой бесследно исчезла. – Гони взашей!!!

– Заткнись, старая кобра! – с ненавистью процедил Кольцов. – Во-первых, я должен поддерживать репутацию хорошего парня, во-вторых, Горелов – начальник службы безопасности в фирме Арбузова. В случае чего может пригодиться, хотя бы для получения нужной информации…

– А в-третьих, ему наверняка приглянулся вон тот смазливый мужчинка, – гадко хихикнув, указала на Генку Лена. – Сереженька-то наш «голубой», а на мне женился, чтобы «срам прикрыть», приличным казаться! В России педиков не очень-то жалуют!

– Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала, – огрызнулся Сергей. – Лесбиянка вонючая! Я ж не мешаю тебе лизаться с Ольгой три раза в неделю. Вот и ты в мои дела не суйся!.. Садитесь за стол, придурки! – обратился он к нам. – Дерябнем по рюмашке! А ты, Генка, не мандражируй! Твоя задница меня не интересует. Мне пока Коки хватает. Правда, чертов куртизан деньги тянет, как пылесосом. Ну да ладно, их у меня хватает с избытком…

– На торговле подержанными самолетами разбогател?! – с трудом сдерживая отвращение, поинтересовался я.

Кольцов посмотрел на меня с неподдельной жалостью, как на слабоумного.

– На самолетах! Ха! Болван ты, Игорюша! Самолеты всего-навсего прикрытие! А в действительности мы продаем налево высококачественную военную технику, под видом металлолома. Помнишь войну в Чечне? Слышал небось, что у дудаевцев внезапно появились новейшие бронетранспортеры, только-только созданные и даже не успевшие поступить на вооружение Российской армии?! Вот так, дорогуша, состояния делаются!

– Ответственности не боишься? – Генка выглядел на удивление спокойным.

– Че-е-его?! – Сергей аж присел в приступе безудержного хохота. Он задыхался, хватался за бока, на глазах выступили слезы. – Ответственности?! Интересно, перед кем?! Думаешь, это наша собственная самодеятельность?! Да-а-а!!! Действительно дураками свет держится. Нам покровительствовали и состояли в доле… – тут Кольцов назвал несколько чрезвычайно громких, известных всей стране фамилий. – Поняли, олухи?!

– Да! – выдавил я, огромным усилием воли сдерживая искушение свернуть подлецу шею.

– Садитесь. Глотните коньячку на халявку, – как ни в чем не бывало повторил приглашение Кольцов. – На свои гроши вы подобного пойла не купите!

– Алкоголик! – ехидно заметила теща. – Было бы выпить, а повод найдется!

– Заглохни, ведьма! – прорычал Сергей. – Не забывай, за чей счет кормишься!

– Скотина! – взвизгнула Ирина Петровна. – Хам!!!

– Ладненько, – на губах Кольцова появилась дьявольская ухмылка. – Я тебя закажу[5]. Профессионалу экстра-класса. Твоя смерть будет выглядеть как несчастный случай!

– Давно пора, – вместо того чтобы вступиться за мать, поддержала мужа Елена. – Ты, мамаша, отжила свое. Пора и честь знать!

– Да вы… да вы… – залепетала перетрусившая теща. – Я в милицию заявлю!

– Дура! – презрительно фыркнул Сергей. – В милицию! У меня там все схвачено, за все заплачено!!! Эй, недоумки, прошу к столу!

– Да подавись ты своим бухлом, чмо болотное! – внезапно взорвался доселе казавшийся хладнокровным Лютиков. – Мы с помидорами не пьем! Западло!

– Апчхи! Что ты сказал?! – вытаращился Кольцов. – Апчхи!!! Апчхи!!! – судя по чиханию, действие «Элчелюта» начало заканчиваться. – Ты знаешь, с кем разговариваешь?! Апчхи!!!

– Знаю, – брезгливо ответил Генка. – С гомосексуалистом, грязной свиньей и предателем России!

Глаза Кольцова налились кровью. Черты лица исказились. На губах выступила пена.

– Я вас обоих раздавлю, как букашек! Апчхи! Твою мать! В порошок сотру!!! – прошипел он.

Вместо ответа Лютиков достал из внутреннего кармана пиджака диктофон и издали показал Сергею.

– Тут записана твоя речь от первого до последнего слова. Газета «Завтра» опубликует ее с превеликим удовольствием! Хана тебе, засранец. Свои же подельники прикончат во избежание дальнейшей утечки информации!

– Зря старался! Живыми вы отсюда не уйдете! – Неуловимым змеиным движением Кольцов выдвинул ящик секретера, извлек оттуда новенький изящный «вальтер» и направил на Генку. По счастью, я стоял рядом с ним и неплохо владел приемами боевого карате. Поэтому пистолет полетел в одну сторону, а педик Сережа с вывихнутой рукой и разбитой физиономией – в другую. Кольцов выл дурным голосом. Женщины чихали и визжали, а мне хотелось блевать.

– Пойдем, дружище! – сказал Лютиков. – Здесь дерьмом воняет!..

* * *

На улице моросил мелкий дождь. Дул холодный сырой ветер. Уже полностью стемнело, но этот район в отличие от пролетарских окраин освещался хорошо. Свет уличных фонарей отражался в многочисленных лужах туманными пятнами. Свежий воздух привел меня в чувство и слегка остудил клокочущую в груди ярость.

– Ни в жизнь бы не поверил, – выдохнул я. – Всегда считал его прекрасным парнем, и вот на тебе! Натуральный оборотень!

– Дьявол тоже может при желании прикинуться ангелом света, – философски заметил Генка.

– Неужто кругом одни моральные уроды? – уныло спросил я. – Неужто все нас окружающие люди носят маски, скрывающие их гнилую сущность?

– Нет, – отрицательно покачал головой Лютиков. – Не все, но многие. К тому же, смотри сам, кого мы проверили – халдея, попрошайку, сидящую на «хлебном» месте, мента, демагога-политика да преуспевающего нувориша. У халдея на морде написано, кто он есть в действительности. Тут даже эликсир честности не требуется. Попрошайка «работает» на центральной станции метро, куда настоящих нищих ее покровители на пушечный выстрел не подпустят, современная милиция сгнила на корню. Видел небось, сколько новеньких машин припарковано возле отделений милиции. По-твоему, они куплены на скромные милицейские зарплаты?! Идем дальше!



Пылкий реформатор Петрыкин? Ничего удивительного! Во все времена и во всех странах на одного честного политика, действительно заботящегося о народном благе, приходилось не меньше десятка проходимцев, радеющих исключительно о собственной выгоде. Читал Марка Твена?! «…господа конгрессмены, подрядившись служить за определенную плату, спокойно залезают в народный карман, ища для себя дополнительного вознаграждения, и бывают удивлены и обижены, когда кто-нибудь поднимает шум из-за таких пустяков»[6], – в очередной раз продемонстрировал незаурядную эрудицию и феноменальную память он. – Заметь, это было сказано сто с лишним лет назад. Честных же политиков вроде Столыпина быстро убивают. – Помрачнев лицом, Гена замолчал.

– Ты забыл о Кольцове, – напомнил я.

– О нем и говорить нечего! – криво усмехнулся Лютиков. – Или тебе на пальцах объяснить, почему я изначально знал, что Сережка козел?!

– Не надо, – мне было очень стыдно за былую слепоту. – Я не круглый идиот!

– Слава Богу!!!

– Кстати! – вдруг встрепенулся я. – Кольцов знает твой адрес?

– Вроде…

– Он обязательно попытается завладеть пленкой. Возможно, прямо сегодня. Ты живешь один?

– В настоящий момент да. Жена уехала в Воронеж проведать тещу. Вернется через неделю.

– Тогда я заночую у тебя. Нутром чую – намечается серьезная заваруха!

– Ты сильно рискуешь, – заколебался Лютиков. – Я не хотел бы подвергать тебя опасности. Может, мне лучше скрыться от греха подальше на загородной даче?

– Заглохни! – отрезал я. – Бросать товарища на произвол судьбы не в моих принципах! К тому же опасность грозит нам обоим! Ведь и я слышал откровения пидера Сережки. И еще – испуганного, прячущегося зверя рано или поздно найдут, выкурят из берлоги. Лучше сразу загрызть охотника!

– Хорошо, – сдался Генка. – Пусть будет по-твоему!..

Глава 5

Ввиду отсутствия жены в квартире Лютикова царил бардак. Повсюду валялись разбросанные вещи. На паркетном полу явственно отпечатались следы грязной обуви. В загустевшем воздухе давно непроветриваемого помещения пахло пылью, какими-то химикатами и табачным перегаром.

– Ну и свинарник! – поморщился я. – Разве тебе трудно хоть немного прибрать?!

– Нет времени! – отмахнулся Генка. – Пользуясь отсутствием дражайшей супруги, я провел ряд экспериментов и значительно усовершенствовал «Элчелют», – в глазах Лютикова вспыхнули фанатичные огоньки. – Я назвал его «Элчелют-2», – тут он принялся сыпать терминами и мудреными химическими формулами…

– Короче, Склифосовский, – бесцеремонно перебил я приятеля. – В твоей чертовой химии я ни хрена не смыслю. Объясни по-русски, чем отличается второй вариант эликсира от первого!

– «Элчелют-1» нужно брызгать непосредственно в лицо, а «Элчелют-2» можно распылить в комнате. Газ впитывается в занавески, в мягкую мебель… В общем, в любую ткань. Эффект такой же, однако срок действия гораздо дольше. От трех до пяти дней. Кстати, свою квартиру я вчера обработал! – Генка испытующе посмотрел мне в глаза.

– Да Бога ради! – усмехнулся я. – Мне от тебя скрывать нечего, но, когда начну чихать, непременно постараюсь угодить тебе в физиономию… Давай вари кофе покрепче, спать нам сегодня не стоит…

* * *

К трем часам ночи я успел осушить не менее восьми чашек крепчайшего кофе. В раковине, радуясь груде немытой посуды, копошились счастливые тараканы. Из прохудившегося крана нудно капала вода. Мерно тикал стоящий на столе будильник. Когда минутная стрелка переползла на четверть четвертого, я внезапно насторожился. Шестое чувство часто спасало мне жизнь на войне. Не подвело и на сей раз.

– Что случилось? – шепотом спросил Лютиков.

– Тс-с-с! – прошипел я, на цыпочках направляясь к входной двери. – Кажется, начинается!

И действительно, спустя пару минут кто-то принялся ковыряться отмычкой в замке. Вскоре дверь со скрипом отворилась. В прихожую вошли трое крепко сложенных парней. Я напал молча, без предупреждения. Первый, получив ребром ладони по шее, отключился мгновенно. Второго Генка скрутил болевым приемом, а вот с третьим пришлось немного повозиться. Здоровенный бычара без видимого для себя ущерба выдержал мощный удар пяткой в грудную клетку и незамедлительно выбросил вперед пудовый кулачище. Я едва успел увернуться и был вынужден применить пару чрезвычайно опасных приемов, нередко приводящих к смертельному исходу. Потерявший сознание амбал распластался на полу. Я включил свет, желая налюбоваться на незваных гостей да проверить, жив ли проклятый бугаина: приложил ему ухо к груди, пощупал пульс. По счастью, мордоворот не сдох. Сердце хоть слабо, но билось. Он живо напомнил мне персонаж старого, бородатого анекдота: «У отмороженного боксера-профессионала корреспондент пытается взять интервью, однако он лишь таращит глаза да нечленораздельно мычит. Тогда папарацци начинает задавать наводящие вопросы, пытаясь развести боксера на разговор.

– Скажите, пожалуйста, вот у вас такие сильные мускулистые ноги. Это, наверное, чтобы легче и быстрее передвигаться по рингу?

– Угу!

– А длинные жилистые руки, чтобы лучше наносить удары?

– Угу!

– А маленькая голова с толстыми черепными костями, чтобы безболезненно выдерживать удары противника?

– Угу! А еще я в нее ем!»

Остальные двое, хотя и менее крепкие, походили на своего товарища, как бройлеры из одного инкубатора. Первый, получивший ребром ладони под мозжечок, по-прежнему валялся без чувств. Второй, которому Генка безжалостно вывернул руку, глухо стонал, уткнувшись мордой в коврик для вытирания ног.

– Выруби хмыря, чтоб не трепыхался, да принеси веревки, – посоветовал я. Треснув парня локтем по позвоночнику, Лютиков отправился на поиски. Нелегкая, надо сказать, задача в квартире, ассоциирующейся то ли со свалкой, то ли с еврейским погромом…

* * *

Через двадцать минут мы крепко связали ночных визитеров и аккуратно уложили в ряд на ковер в комнате.

– Гена, включи погромче телевизор или видак, принеси утюг, паяльник да целлофановый пакет, – кровожадно промурлыкал я, начиная психологический «прессинг».

– Щас мы быстро развяжем мальчикам языки!

– Нет необходимости, – еле слышно шепнул Лютиков. – Квартира обработана препаратом. Расколются без всяких пыток!

– Ах, да! Извини, запамятовал!!!

Все трое уже очухались, злобно матюгались и елозили по полу в надежде порвать веревки.

– Зря стараетесь, – прищурился я. – Лучше побеседуем по душам. Ты, – ткнул я пальцем в сторону первого попавшегося, – кто такой?

– Алексей Крючков, – без запинки ответил он. – Сотрудник службы безопасности в фирме Кольцова.

– А остальные?

– Тоже.

– Ага, коллеги, значит! Зачем сюда явились?

– Кольцов приказал схватить Лютикова, допросить с пристрастием, забрать диктофон с пленкой, а Лютикова выкинуть из окна. Дескать, самоубийством покончил!

– А потом?

– Найти некоего Игоря Горелова (бумажка с адресом у меня в нагрудном кармане) и ликвидировать. Либо подстроить «несчастный случай», либо инсценировать самоубийство. Не позднее сегодняшнего утра.

– И вы, сучары, согласились?

– Конечно! Нам хорошо платят, а за бабки мы любого замочим. Даже отца родного!

– Пидорасы. Давай, Ген, устроим им самим «несчастный случай». Моджахеды, которых я убивал в Афганистане, были куда меньшим говном!

– Не надо. Есть идея получше! – возразил Лютиков. – Вы на машине?! – требовательно спросил он кольцовских наемников.

– Да.

– Где припарковали?

– Прямо у подъезда.

– Великолепно.

* * *

Неподалеку от роскошного жилища господина Кольцова притулился другой домик. Невзрачный, хилый, панельный, предназначенный для простых смертных. В комфортабельном районе он выглядел жалко и смущенно, как голодный оборванный беспризорник, по недоразумению очутившийся на роскошной презентации среди откормленных, разряженных господ, жрущих столовыми ложками черную икру. Во дворе источала зловоние помойка – четыре ржавых мусорных ящика, забитых до отказа гниющими отбросами. В них-то мы и поместили пленных секьюрити, по-прежнему связанных, с кляпами во рту и пришпиленными на груди табличками с одинаковой надписью печатными буквами: «Продажная шкура». Потом из телефона-автомата я позвонил Кольцову. Он схватил трубку после первого гудка. Очевидно, не ложился спать, гаденыш, сгорая от нетерпения поскорее заполучить компрометирующую пленку и услышать долгожданное известие о нашей гибели.

– Привет, Сереженька, – вкрадчиво сказал я. – Не спится?

– Ты-ы-ы?!! – придушенно выдохнул Кольцов. – Откуда?

– От верблюда! Слушай внимательно, козел! Своих засранцев найдешь в соседнем дворе, в мусорных ящиках! Это предупреждение. Первое и последнее! В следующий раз на помойке обнаружат тебя, но не целиком, а по частям! Приятных сновидений!

Я с силой швырнул трубку на рычаг. И витиевато выругался. Меня здорово разозлил чрезмерный гуманизм Лютикова, не позволившего отправить в преисподнюю кольцовских ублюдков. Уж кто-кто, а они точно заслужили смерть! Бессовестные, беспринципные выродки, готовые ради денег на любое злодеяние!

На обратном пути я костерил Генку на чем свет стоит!

– Придурок малахольный!.. Человеколюб хренов!.. Белоручка!.. Маменькин сынок!.. Кого пожалел, недоумок?! Да эти отморозки без малейших угрызений совести сперва б жилы из тебя вытянули, а затем в окно вышвырнули!

Лютиков терпел, терпел, но потом взорвался.

– Зверюга бешеная! Вурдалак! После Афганистана у тебя руки по локоть в крови! Сделали там из Игорька убийцу! До сих пор остановиться не может!

– Ага, сделали! Пока ты в тылу отсиживался! – огрызнулся я.

Короче, мы поссорились и всю дорогу угрюмо молчали. Впрочем, ни я, ни Генка злопамятностью не отличались. Вернувшись домой, мы извинились друг перед другом, распили бутылку коньяка и помирились.

– Пленку передай в газету «Завтра», – сказал я. – Пусть Сереженька попрыгает, как уж на сковородке.

Лютиков согласно кивнул.

– А потом обработаем «Элчелютом-2» кабинет Арбузова, – охваченный разоблачительным рвением, продолжал я. – Поглядим, что у шефа на уме!!!

– Договорились, – улыбнулся Лютиков.

Ни он, ни я не подозревали, что именно теперь и начинаются у нас настоящие проблемы.

Глава 6

Виктор Павлович любил домашний уют и терпеть не мог казенной обстановки, вызывающей у него грустные ассоциации с кабинетами следователей и тому подобными неприятными местами.

В результате обширный кабинет господина Арбузова так же мало походил на резиденцию делового человека, как болонка на волкодава. Стены были завешаны персидскими коврами. Вдоль них стояли обитые дорогой материей и застланные пушистыми пледами диваны, на полу лежала шкура белого медведя, на окнах висели разукрашенные причудливыми узорами шелковые занавески, а сам Виктор Павлович вместо стула восседал на мягком кресле (точно такие же предназначались и для посетителей).

Как я упоминал раньше, «Элчелют-2» имел свойство впитываться в материю. Поэтому кабинет шефа подходил для испытания препарата как нельзя лучше. Произвести обработку помещения в отсутствие Арбузова не представлялось возможным (секретарша бы, стерва, заложила), и потому, явившись с утра пораньше к шефу, я принялся всячески отвлекать его внимание и заговаривать зубы, а Генка тем временем украдкой пшикал из баллончика. Поначалу я намеревался наплести, будто некие подозрительные личности следят за домом, возможно, подготавливая убийство или похищение моего горячо любимого босса, но вовремя вспомнил, что эликсир вызывает прилив откровенности у всех без исключения и врать я попросту не смогу. Тогда я решил говорить чистую правду, благо тем для беседы хватало с избытком.

– Виктор Павлович! – с порога начал я. – У нас накопилось множество серьезных проблем! Нужно их срочно обсудить!

– Выкладывай! – вяло разрешил Арбузов, судя по кислой помятой физиономии, накануне упившийся вусмерть и страдающий похмельным синдромом. – Только давай покороче! Башка по швам трещит! – Виктор Павлович болезненно скривился, трясущейся рукой взял со стола графин воды, наполнил стакан, бросил туда таблетку аспирина «Упса» и, дождавшись, пока растворится, залпом выпил.

– Наша система безопасности никуда не годится! – выпалил я, мысленно обругав эликсир честности последними словами. – Охранники, за исключением меня да, пожалуй, Витьки Алексеева, плохо владеют огнестрельным оружием, а Колька Курицын вообще с двух метров промажет. Хорошо драться умеют человек пять, не более. Остальные же десять – просто здоровые куски мяса!

– Твоя вина. Ты сам набирал этих олухов! – вполне резонно заметил шеф. – Кстати, если не секрет, какими принципами ты руководствовался при подборе кадров?!

– Личными симпатиями и антипатиями, – против воли ответил я (проклятый эликсир!).

– А твой дружок, которого ты превозносил до небес? Лютиков вроде, да? – Арбузов, не поворачивая головы, указал рукой на Генку. – Он-то хоть владеет приемами рукопашного боя или тоже кусок мяса?

– У Лютикова коричневый пояс по карате. Даст по мозгам – мало не покажется!

– И на том спасибо. Продолжай. – Виктор Павлович начал проявлять к разговору заметный интерес.

– На чердаке соседнего дома – удобная позиция для снайпера. Кабинет просматривается как на ладони, а сквозь полупрозрачные занавески отчетливо видно находящихся здесь людей. Даже лица можно разглядеть. Если б, к примеру, я хотел тебя замочить, никаких особых проблем у меня не возникло бы. С утра забрался бы на чердак со снайперской винтовкой, дождался твоего появления… Хлоп, и голова вдребезги! Впрочем, с такого расстояния и из обычного «СКС»[7] не промажу!..

– Так-так, – прищурил глаза Арбузов. – Благодарю за информацию. Придется поменять шторы, а стекла заменить на пуленепробиваемые. А теперь поведай мне, друг ситный, о… – с ядовитой ласковостью начал Виктор Павлович, но закончить не успел. Неожиданно зазвонил телефон. – Алло! – грубо рявкнул в трубку Арбузов. – Ах, Вера! Извини, не узнал! – Голос шефа сделался приторно-ласковым, заискивающим.

Верой звали его нынешнюю сожительницу – красивую, длинноногую, двадцатилетнюю блондинку, норовистую и жутко ревнивую, на которой Виктор Павлович клятвенно обещал жениться в самое ближайшее время, хотя и ненавидел семейные узы всеми фибрами души. Дело в том, что Верочкин папа являлся крупным авторитетом в могущественной преступной группировке и, узнав о беременности дочери, напрямую заявил Арбузову: «Или женишься, сукин сын, или за яйца подвешу! Выбирай!» Виктор Павлович предпочел законный брак, поскольку Семен Андреевич (так звали крутого папу) слов на ветер не бросал и непременно выполнил бы свое обещание, а может, даже перевыполнил.

– Почему дома не ночевал? Где был? – продолжал беседу с будущей супругой Арбузов. – У Королева пьянствовал! Да, конечно, с бабами! Трех шлюх по очереди оттрахали! Чего ревешь, дура? Думаешь, на тебе свет клином сошелся? Да если бы не твой проклятый папаша, я бы давным-давно послал тебя к чертям собачьим, в лучшем случае заставил бы сделать аборт!.. Что-о-о?!! – Глаза шефа округлились от ужаса, на лбу выступили крупные капли пота. – Не губи, стервоза! Не уходи! Умоляю! Иначе Семен Андреевич меня на части разорвет!..

– Мандавошка поганая, – пробормотал Виктор Павлович, положив трубку. – Дернул меня черт с ней связаться! Но почему я вдруг так разоткровенничался? Ума не приложу! Прямо наваждение какое-то! Допился, едрена вошь!!! – Арбузов тяжело вздохнул.

«Не знает, слава Богу, настоящую причину, – с облегчением подумал я. – Господи! Только бы он не спросил, в чем тут дело! Ведь не сумею соврать! Лютиков, падла! Изобретатель, твою мать!!!»

– Слушай, Игорь, – устало сказал шеф. – Через час приедут бандиты из «крыши», век бы их не видеть! Намечается серьезный разговор. Я им изрядно задолжал – не платил дань четыре месяца. Жадность обуяла! Знаешь, посиди на всякий случай в приемной, со стволом. Возьми на подмогу надежного парня, не «кусок мяса». У меня при мысли о предстоящей встрече душа в пятки уходит, – по телу бизнесмена прошла длинная судорога.

– Почему не платил за «крышу»? Денег нет?! – полюбопытствовал я.

– Есть! – ухмыльнулся Арбузов. – Но жаль, понимаешь, с ними, родимыми, расставаться! А бандиты… Бандиты подождут! Их бригадир, Алик, верит, будто бы у меня бедственное финансовое положение, и фирма «Зевс» на грани краха! Даже, гы-гы… сочувствует!!! Между прочим, он иногда помогает подопечным коммерсантам, дает в долг, без процентов, дабы не разорились окончательно. Авось выклянчу у бандюги штук эдак двадцать баксов! На бедность, хе-хе! Быстренько прокручу их в банке Королева, да наварю прилично, – взгляд Арбузова принял мечтательное выражение.

– Тогда чего же ты боишься? – удивился я.

– Невзирая на весь свой гуманизм, Алик, когда его разозлят, становится чрезвычайно опасен, – помрачнел Виктор Павлович. – Он ненавидит врунов, и если пронюхает о моих плутнях, то на куски порежет да в канализацию спустит. Я не преувеличиваю! С одним хитрованом именно так и сделали!

– Может, лучше заплатить? Зачем попусту рисковать?! – посоветовал я.

– Ну нет! Я, Игорек, слишком люблю деньги! За них душу дьяволу готов продать!

«Уже продал, сучара!» – подумал я, испытывая к Арбузову стремительно нарастающее отвращение.

– Алика обмануть несложно! – гнусненько осклабился бизнесмен. – Выкручусь! Игра стоит свеч!!! Ладно, хорош базарить. Иди, вооружайся!..

* * *

– Заварили мы кашу, – очутившись в «предбаннике», где скучала смазливая секретарша, шепнул я Лютикову. – Пошла писать губерния! Ох, влетит сегодня месье Арбузову! И зачем ты обработал «Элчелютом-2» его кабинет?!

– Лучше горькая правда, чем сладкая ложь, – спокойно возразил Генка. – Вспомни Священное писание: «Имея очи, не видите? Имея уши, не слышите?»[8] Господь сказал это почти две тысячи лет назад, а люди до сих пор… и-эх!!! Короче, хватит жить с завязанными глазами да заткнутыми ушами. Настала пора срывать маски!!!

Возразить мне было нечего. Я хоть не отличался праведным образом жизни, однако Господа нашего, Иисуса Христа, глубоко чтил, и цитата из Евангелия окончательно убедила меня в правомерности действий Лютикова. Заказав изнывающей от безделья секретарше две чашки крепкого кофе, мы с Генкой принялись дожидаться появления «крыши»…

* * *

Алик с одним из своих парней пришел ровно в десять утра. Он никоим образом не напоминал тех дегенеративных уголовных типов, которых со смаком описывают авторы третьесортных детективов… Среднего роста мужчина, на вид лет сорока. Лицо мужественное, волевое, с правильными чертами. Аккуратная короткая стрижка. Внимательные серые глаза…

– Привет, ребята, – дружелюбно кивнул он нам. – Виктор на месте?

– Да.

– Спасибо! Пойдем, Саня.

Бандиты зашли в кабинет, однако дверь затворили неплотно, и мы слышали разговор от первого до последнего слова.

– Здорово, Витя, – миролюбиво сказал Алик.

– Садись, – хмуро проворчал Арбузов.

– Сесть я всегда успею!

– Пардон, присаживайся.

– Как дела, Витек, по-прежнему в тисках нищеты? – спросил бригадир.

Арбузов издевательски расхохотался.

– Ничего подобного! Капусты[9] у меня уйма! В настоящий момент веду переговоры о покупке виллы в Швейцарии.

– Значит, ты пудрил нам мозги! – в голосе бандита зазвучали металлические нотки.

– Ясный перец! Такого лопуха, как ты, грех не надуть!!!

– Па-а-анятно! – зловеще протянул Алик. – Волчара ты позорный! Пидор гнойный! А я, дурак, верил твоим жалобам на бедность, хотел помочь раскрутиться! Ну теперь все! Я тебя, гондона, по частям в канализацию спущу! Как Кукина в прошлом году!

– Помилуйте, – захныкал Арбузов. – Не губите! Я жить хочу!

– Погоди, Алик, – вмешался в разговор Саша, темноглазый тридцатилетний парень с боксерским носом. – Не бери лишнего греха на душу! Лучше нагрузим коммерсилу как верблюда, ну а если откажется – ничего не поделаешь! Придется мочить!!! Дабы другим неповадно было.

– Не откажусь! – горячо заверил представителей «крыши» Виктор Павлович. – Я очень боюсь смерти и уже обоссался со страха!

– А ведь действительно в комнате мочой попахивает, – хрипло рассмеялся Алик. – Стало быть, на сей раз барыга не врет. Только странно, чегой-то он вдруг так разоткровенничался?!

– Сам не пойму причину! – всхлипнул Арбузов. – Помутнение какое-то нашло! Не могу лгать при всем желании!!!

– Оно и к лучшему, – процедил Алик. – Порешим так: без проволочек выкладывай недоимки за четыре месяца, плюс сто тысяч долларов за моральный ущерб, а пока не отдашь лавы[10] – посидишь на цепи в подвале, в моем загородном доме.

– Не надо подвала! – проскулил бизнесмен. – Сейф битком набит наличными, и я… Охрана, сюда!!! – вспомнив о нас с Генкой, внезапно завопил он. – Выручайте!!! Огонь на поражение! Трупы спрячем, проблемы с ментами уладим. Сам я слиняю за кордон, а вы выкручивайтесь как хотите! Убейте их! Десять… нет, пять тысяч долларов каждому… или по две…

– Будете стрелять в безоружных? – увидев обнаженные стволы, без тени испуга поинтересовался Алик.

– Я никогда не убивал людей и впредь не собираюсь, – безапелляционно заявил Лютиков.

– А ты? – спросил меня Саша.

– Я убивал, но в вас стрелять не стану – Арбузов заслужил наказание.

– Предатель! – прохрипел бизнесмен.

– Тебе, козлу вонючему, я присягу на верность не давал, а ребята абсолютно правы! Открывай сейф, падла сраная!!!

Глава 7

Получив деньги, бандиты удалились. Алик на прощание окинул Арбузова таким взглядом, что тот затрясся как осиновый лист. В кабинете повисла гнетущая тишина.

– Забавные вещи происходят! – спустя пару минут произнес Виктор Павлович. Голос главы фирмы «Зевс» сочился ядом. – Вот, значит, Игорюша, как ты меня охраняешь? Ну-ну!!! Сейчас вызову остальных охранников. Пусть отобьют тебе внутренности!!!

– Неужто ты воображаешь, будто эти щенки со мной справятся?! – фыркнул я. – Всех перекалечу, а тебе первому шею сверну!

Виктор Павлович хоть и являлся законченным подлецом, но дураком никогда не был и потому понял, что именно так и произойдет.

– Ладненько, – сказал он, – замнем пока данный вопрос. Меня интересует другое. Почему в этом кабинете люди вынуждены выкладывать правду, словно всем здесь находящимся вкололи психотропные препараты из арсенала контрразведчиков? Кстати… э-э-э… Лютиков! Пока Горелов трепался о недостатках службы безопасности фирмы, я краем глаза заметил, как ты опрыскивал помещение из некоего подозрительного баллончика, но по причине отвратительного самочувствия забыл спросить: зачем? Итак, что ты делал?! Какое дьявольское вещество распылил по кабинету?

– Специальный препарат, заставляющий людей говорить правду! – честно ответил Генка, невольно став жертвой собственного изобретения. – Называется «Элчелют-2».

Тут он подробно описал принцип действия эликсира.

– Па-а-анятно!!! – Лицо господина Арбузова превратилось в жуткую маску наподобие тех, что привозят из Африки охочие до экзотики туристы. Глаза засветились ненавистью. Побелевшие губы сжались в узенькую полоску. – Подложили, ребятки, вы мне свинью! Ну да я в долгу не останусь. Для начала уволю обоих, а потом… Потом вам лучше самим повеситься!

– Гони зарплату, сучье вымя! – свирепо рявкнул я, направив в лоб Арбузову дуло пистолета. – А в придачу выходное пособие. Двадцать тысяч долларов! Живо, блин, или пристрелю как собаку! Мне терять нечего!

– Не врет! – задумчиво пробормотал бизнесмен. – Не может врать! Хорошо, бери деньги, но запомни: потратить их ты все равно не успеешь, а избежать возмездия не сумеешь. Из-под земли достану!

– Не говори гоп, пока не перепрыгнешь! Отворяй сейф, педрила! В темпе вальса!..

* * *

Несмотря на потерю работы и вполне реальную угрозу для жизни (у главы фирмы «Зевс» достаточно возможностей нанять десяток-другой отмороженных убийц), я не стал бранить Генку за испытание «Элчелюта-2» на господине Арбузове. В конце концов, я сам предложил это сделать. К тому же за последние дни мое мировоззрение претерпело серьезные изменения. Прав Лютиков – хватит жить с завязанными глазами да заткнутыми ушами! Пора выводить лицемерных скотов на чистую воду!

– Слушай внимательно, Гена! – сказал я, едва мы вышли на улицу. – Нужно срочно уезжать из города. Например, к тебе на дачу. Жене пошли телеграмму-«молнию». Пусть отложит на месяц возвращение в Москву. Не стоит подвергать ее опасности. А мы… мы, даст Бог, выкрутимся. Если же не получится… Что ж! Рано или поздно все люди умирают! В общем, собирай вещи, в первую очередь запасы эликсира. Потом заскочим в мою берлогу. Нужно как следует подготовиться к грядущим «приключениям». У меня в загашнике припрятаны некоторые «игрушки», полезные в подобных ситуациях: «АКС-74-У», два «ТТ», десяток гранат «Ф-1» и уйма патронов. Незаконно, говоришь?! Мудила! Вскоре по нашему следу ринется свора убийц. Хочешь оставить свою жену вдовой? Нет?! Тогда слушайся меня во всем и не рыпайся. Еще вопросы есть?! Вот и прекрасно!..

* * *

Дача Лютикова, если можно так назвать невзрачный покосившийся деревянный домишко, давно нуждающийся в капитальном ремонте, располагалась в восьмидесяти километрах от города, на окраине полувымершей деревушки, единственное население которой составляли три глухие, впавшие в маразм бабуси. Деревня оживала лишь летом, когда сюда приезжали на отдых не шибко богатые горожане, не имеющие финансовых возможностей съездить не только в заграничный круиз, но даже и на отечественный курорт. Генкин дом состоял из двух крохотных комнатушек, кухни с выложенной потрескавшимся кафелем печью да мансарды, откуда было удобно вести прицельный огонь по незваным гостям, в скором появлении которых я ни секунды не сомневался. Я уже упоминал о невероятном бардаке в московской квартире Лютикова. Так вот, по сравнению с тем, что я увидел на даче… Господи! Слов не нахожу! В свинарнике, пожалуй, и то чище!..

– Елки-палки! – схватился за голову я, зайдя вовнутрь. – Ужас!!! Кошмарный сон!!! Ты, Гена, подлинный поросенок из числа наиболее неряшливых! Короче, так: бери веник, совок, ведро воды, тряпку и приводи помещение в мало-мальски приличный вид, иначе мы попросту утонем в грязи!

– А ты, Игорек, будешь отрабатывать взаимодействие щеки с подушкой? – саркастически спросил Генка, явно задетый моими словами.

– Нет, остряк самоучка! Я приведу оружие в боевую готовность, изучу окрестности. Подготовлюсь к обороне. Уверен, Арбузов быстро выяснит, где мы находимся, да и пидора Сережу не стоит сбрасывать со счетов…

* * *

Нет худа без добра. Бесхозяйственный Гена не обзавелся ни огородом, ни садом. Его приусадебный участок, огороженный ветхим штакетником, представлял собой почти голый клочок земли с редкими, чахлыми кустиками. Подкрасться к дому незамеченным было невозможно. Кроме того, к задней стене дома почти вплотную примыкал лес. На худой конец, мы могли, выпрыгнув через окно, укрыться среди деревьев.

Помимо прочего, в забытой Богом деревушке не было ни единого телефона, а ближайшее районное ОВД находилось километрах в двадцати, не меньше. Данное обстоятельство меня вполне устраивало, хотя какой-нибудь придурок, наивно рассчитывающий на защиту «родной милиции», возможно, и расстроился бы. Я же современным ментам (плохо обученным и морально разложившимся) ни капельки не доверял и надеялся только на помощь Господа Бога да на собственные силы. Кроме того, появление наряда милиции могло спутать все карты. Они ведь не станут разбираться, кто прав, кто виноват, а, получив взятку от Арбузова или от Кольцова, запишут нас с Генкой в террористы и присоединятся к нашим врагам.

Глухие, выжившие из ума старухи помехой не являлись. Во-первых, они жили на противоположном конце деревни, а во-вторых, заслышав стрельбу и взрывы гранат, бабки, как пить дать, попрячутся по погребам, вообразив, будто снова началась война. Численное превосходство потенциального противника (зная, что я два года провоевал в Афганистане, в десантных частях, и являюсь большим специалистом по части умерщвления себе подобных, Арбузов пришлет как можно больше народа, надеясь задавить численным превосходством) меня не смущало.

Любому историку (особенно побывавшему на войне) отлично известно – штурмующие крепость или просто укрепленные позиции находятся в куда менее выгодном положении, чем обороняющиеся, и теряют намного больше людей. Например, под Порт-Артуром японцы потеряли порядка ста тысяч солдат, убитыми и ранеными, в то время как русский гарнизон крепости насчитывал в своем составе не более двадцати пяти – тридцати тысяч человек. Огромные потери советских войск в войне с Финляндией объяснялись, главным образом, необходимостью прорвать «линию Маннергейма», кстати, доселе считавшуюся неприступной…

Добросовестно исследовав возможный театр военных действий, я вернулся в дом. Лютиков потрудился основательно – комнаты приобрели жилой вид, по крайней мере почти жилой!

– Молодец! – похвалил я. – С паршивой овцы хоть шерсти клок! Рекогносцировку[11] я провел. В мансарде ты прибрал? Великолепно! Я обоснуюсь там и подготовлю позицию для стрельбы, а ты… ты лучше лезь в погреб! От греха подальше!

– Нет! – решительно возразил Генка. – Дай мне пистолет!

– Ни хрена себе!!! – моему изумлению не было предела. – Я, наверное, ослышался! Ты же недавно вопил, что не собираешься никого убивать!!!

– Я передумал. Дай пистолет! – твердо повторил Лютиков. – Не волнуйся! Пользоваться умею! – Черты Генкиного лица затвердели. Взгляд сделался жестким, решительным…

– Хорошо, – с невольным уважением согласился я. – Но понапрасну не рискуй! Не при на рожон! Давай вытащим на середину комнаты вон тот шкаф. Укройся за ним и расстреливай всех, кому удастся проникнуть в дом!..

Глава 8

Тут кто кого упредил, тот и жив…

Владимир Богомолов «Момент истины»

В хлопотах день пролетел незаметно. Наступил вечер, затем ночь. В небе зависла полная луна, дававшая достаточное количество света. Напившись крепкого кофе, предусмотрительно захваченного с собой из Москвы и с грехом пополам сваренного на трухлявой Генкиной печке, я, не выпуская из рук автомата, внимательно наблюдал за подступами к дому.

Как я и предполагал, Арбузов быстро вычислил наше местонахождение. Где-то в районе половины второго появились его шавки в количестве тринадцати особей. В ярком лунном свете можно было отчетливо разглядеть их лица. Все незнакомые. Ни одного из службы безопасности «Зевса» (набранным мной ребятам Арбузов, естественно, не доверял). Кто они? Менты?! Вряд ли! Те бы нацепили форму для пущего устрашения. На помощь «крыши» Виктору Павловичу рассчитывать теперь не приходилось. Пусть скажет спасибо, что Алик его вообще в живых оставил. Вероятно, Арбузов позаимствовал «горилл» у своих приятелей-коммерсантов… Да какая, собственно, разница?!

Прибывшие были вооружены до зубов, но профессионализмом явно не отличались: двинулись к дому плотной толпой, как стадо баранов. Что ж, дуракам закон не писан! Первой же длинной очередью (а «АКС-74-У» точностью стрельбы не отличается) я уложил шестерых. Остальные бросились врассыпную, беспорядочно паля куда придется. Однако недаром генералиссимус Суворов называл пулю «дурой». Две из них прошли впритирку с моей головой, чуть-чуть левее – и я бы уже держал ответ перед Господом Богом за прожитую жизнь. «Лучше бы швырнул пару гранат, – мелькнула в мозгу запоздалая мысль. – „Ф-1“ страшная штуковина[12]. Всех бы, гадов, зараз угробил! Ну да ладно! Зачем после драки кулаками махать!» Придя к подобному умозаключению, я принялся щедро поливать свинцом приусадебный участок Лютикова (благо патронов хватало с избытком) и ухитрился подстрелить еще одного, правда, не насмерть. Пули угодили ему в коленные суставы. Бычара дернулся, словно споткнулся о невидимую преграду, грохнулся в грязь и заорал благим матом. Оставшиеся пятеро, не предпринимая никаких попыток выручить раненого товарища, залегли и, похоже, оправились от шока, вызванного внезапным нападением дичи на охотников.

Огонь стал более прицельным. Беспрерывно трещали автоматные очереди. Пули безжалостно решетили ветхое строение и в конечном счете добрались бы до нас с Генкой, но тут произошло чудо!

Послышался рев моторов. К даче подкатили два массивных джипа, из которых выскочили несколько вооруженных мужчин, абсолютно мне незнакомых, здоровенных, с чугунными мордами громил.

– Ребята! – завопил один из арбузовских наемников. – К ним подмога подоспела! С тыла заходят!

Арбузовцы развернулись на сто восемьдесят градусов и начали обстреливать вновь прибывших головорезов. Те в долгу не остались. Завязалась ожесточенная перестрелка.

Я сперва остолбенел от удивления, затем сообразил, что к чему, опустил автомат и громко расхохотался! На джипах приехали люди Кольцова, очевидно, по-прежнему жаждущего мщения и то ли не поверившего моему обещанию разбросать куски его трупа по помойке, то ли чересчур уверенного в собственном могуществе и неуязвимости. Но ведь господин Арбузов не знал ни о нашем конфликте с гнусным Сержиком, ни о первой, неудачной попытке Кольцова с нами разделаться. Понятно, что его хлопцы приняли кольцовских ребят за «подмогу»! Вот умора! Пусть ублюдки укокошат друг друга. Как гласит народная пословица, «не было бы счастья, да несчастье помогло».

Между тем перестрелка продолжалась. Обе противоборствующие стороны несли ощутимые потери. Из арбузовцев оставалось в живых трое (включая раненого с перебитыми коленями, по-прежнему надрывавшегося в истошных воплях). Из кольцовцев уцелело двое. Потом одному из джипов шальная пуля пробила бензобак. Машина загорелась и спустя короткий промежуток времени взорвалась с оглушительным грохотом. Один кольцовский наемник сгорел заживо, другой чудом уцелел и, откатившись в сторону, продолжал стрелять, проявляя завидную меткость. В течение пяти минут он укокошил всех арбузовцев (кроме раненого) и деловито направился к дому. Приказ Кольцова – сперва забрать пленку и лишь затем избавиться от нас – вероятно, по-прежнему оставался в силе. К тому моменту, как он достиг крыльца, я успел спуститься с мансарды, шепнул Лютикову: «Погоди стрелять! Попробую взять живьем!» – и, едва отворилась дверь, встретил парня прямым с правой в подбородок.

Этот амбал, надо отдать должное, не был «куском мяса» и, ловко увернувшись от удара, врезал мне лайкиком[13] по левой ноге, а когда я невольно подсел, добавил кулаком сверху в затылок. Удар, по счастью, я успел заблокировать и, прихрамывая, отскочил назад, с уважением подумав: «Крутой типчик! Нужно держать ухо востро!» Драка продолжалась довольно долго. Моя скула украсилась внушительным фингалом, отбитая нога ныла от боли, затрудняя передвижение[14]. У противника из рассеченных бровей обильно струилась кровь, заливая глаза. Кроме того, он морщился от боли, заметно кренясь набок (жестокий удар коленом, видимо, сломал ребра). Однако исход боя оставался не ясен (парень владел боевым карате не хуже меня самого), пока не вмешался Генка, с разбегу прыгнувший кольцовцу на спину и сдавивший ему горло стальным зажимом. Воспользовавшись ситуацией, я резко сорвал дистанцию, с силой вогнал левый кулак парню в печень и окончательно нокаутировал, рубанув ребром ладони чуть ниже уха. Мускулистое тело обмякло, глаза закатились под лоб. Лютиков разжал захват. Бесчувственный наемник мешком свалился на пол.

– Слава тебе Господи! – учащенно дыша, прохрипел я. – Считай, Гена, мы с тобой заново родились! Выкарабкались живыми и невредимыми из такой передряги! Невероятно!!!

– Тебе, однако, изрядно досталось, – заметил Лютиков, указав пальцем на мой синяк. – Да и нога хромает!

– Пустяки! – отмахнулся я. – Подобные мелочи не в счет! Доставай «Элчелют-1». Побеседуем с пленными…

* * *

Надежно связанные пленники (раненому, правда, скрутили только руки) лежали на полу возле стены и без запинки отвечали на любые вопросы. Как я подозревал с самого начала, первыми прибыли посланцы Арбузова. Машины они благоразумно оставили в полукилометре отсюда и направились к дому пешком, дабы не потревожить нас шумом моторов. Рассчитывали захватить сонными. На джипах приехали люди Кольцова и сразу угодили под шквальный огонь. Им ничего не оставалось, как принять бой, результаты которого читателю уже известны.

Кольцовца звали Александром, арбузовца – Виталием. Как поступить с ними? Убить или отпустить восвояси?! Убить, конечно, благоразумнее. Не стоит оставлять живых свидетелей, но… но вдруг они в душе неплохие ребята и попросту попали в «непонятки». Не знали, ни на кого напали, ни чем мы в действительности провинились. Мало ли какой гадости могли наплести Арбузов с Кольцовым? Например, что Игорь Горелов кушает на завтрак грудных младенцев, а Гена Лютиков зверски насилует пятилетних девочек!!!

Промаявшись несколько минут в сомнениях, я наконец решил разузнать побольше об их личностях, заглянуть в души, благо под воздействием эликсира врать они не могли.

– Расскажи о себе! – приказал я Виталию. – Кто таков? Зачем явился?!

– Работаю в службе безопасности банка «Эфир», последние полгода личный телохранитель Королева, – кривясь от боли, ответил он. – Тебя с твоим приятелем нам велели ликвидировать, отрубить головы, а затем предъявить их в качестве доказательства Королеву и его другу Арбузову!

– Они объяснили, за что хотят нас убрать?

– Нет.

– Ты даже не поинтересовался?

– Какое мое дело!

– Гм, занятный чувак! Прост, как сибирский валенок. Ладно, продолжим! Раньше людей убивал?

– Да.

– Сколько?

– Троих. Женщину вместе с двумя детьми. Она чем-то крупно насолила Королеву, и тот решил отомстить… Женщину я зарезал, детей задушил…

– Убил детей?!! О Господи!!! – ужаснулся я. – Небось кошмары по ночам мучают!

– Ничего подобного! Подумаешь, велика важность, пару п…ков замочить! Деньги не пахнут!

– Вопросов больше не имею, – нахмурился я и обернулся к Александру: – Ты!!! Выкладывай живо всю подноготную.

– После армии работал в милиции, затем в отряде ОМОНа!

– Издевался над задержанными?

– Само собой, – самодовольно усмехнулся он. – Лупцевал почем зря! Особенно любил опускать почки! Гы-гы!

– Валяй дальше!

– Имею черный пояс по карате, а также первый разряд по стрельбе.

– Людей убивал?

– Уйму! На войне!

– Где воевал? – заинтересовался я.

– В Чечне.

– Надеюсь, на нашей стороне?

– На какой «вашей»?

– На русской, разумеется!

– Хрена лысого! – ухмыльнулся кольцовец. – Больно нужно рисковать шкурой задарма! Я служил у чеченцев в качестве волонтера.[15]

– А не совестно было стрелять в своих, русских пацанов? – Меня буквально распирало от ненависти.

– Еще чего! – Физиономия наемника скривилась в презрительной гримасе. – Совесть!!! Пустой звук!!! Ты мудак-идеалист, а я трезвомыслящий человек. Главное в жизни – деньги! Они решают все!

– Диагноз ясен. Болезнь лечению не поддается. Вы законченные подонки! Отправляйтесь в ад. Места для вас там давно забронированы, – не скрывая отвращения, сказал я и хладнокровно пристрелил обоих…

Глава 9

Прежде чем покинуть дом, нам с Лютиковым пришлось немало потрудиться. Я собрал гильзы из своего оружия (две в нижней комнате от «ТТ» и кучу автоматных в мансарде), а Генка тщательно протер тряпкой все, к чему мы могли прикоснуться. Не было нас тут, и баста. Знать ничего не знаем, ведать не ведаем!!! Трупы Александра и Виталия мы освободили от веревок и выбросили во двор, где валялись тела остальных. Пол в комнате вымыли. Пускай менты спишут случившееся на очередную разборку, участники которой перестреляли друг друга. Подобное случается сплошь и рядом, а «органы», если не захватили кого-нибудь с поличным, предпочитают не возиться с расследованием. Откроют для порядка дело, потянут резину да потихоньку закроют. Преступники, дескать, мертвы, арестовывать некого. Опытный криминалист старой закалки мог бы, конечно, заподозрить, что не все здесь так просто, но они в эпоху «реформ» либо вымерли, как мамонты, либо ушли на пенсию, либо устроились на другую работу[16] и активно функционируют лишь в произведениях некоторых писателей, по привычке или по иным причинам по-прежнему поющих хвалебные оды «родной милиции». Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Когда закончилась «уборка», полностью рассвело, мы с Генкой уселись в мою машину, предусмотрительно спрятанную среди разлапистых елей на окраине леса, и отправились в Москву…

* * *

Я не собирался сидеть сложа руки, дожидаясь следующего покушения (Арбузов с Кольцовым располагали достаточными финансовыми возможностями завербовать сколько угодно отморозков, хоть целую армию). Поэтому, вернувшись в город, я через знакомого бандита связался с Аликом (личностью в криминальных кругах весьма известной) и предложил срочно встретиться, обсудить некоторые важные проблемы.

Встреча произошла в тот же день в небольшом уютном ресторанчике неподалеку от центра. Мой рассказ настолько заинтересовал бандита, что он, дабы никто не помешал беседе, даже отключил сотовый телефон, с которым не расставался ни на минуту.

– Вот, значит, в чем дело! – протянул Алик, внимательно выслушав длинную историю о Генкином эликсире и ночном нападении на дачу. – А я-то недоумевал, с чего вдруг коммерсила так разоткровенничался. Будто с ума сошел. Молодцы ребята! Хотите работать со мной?

– Нужно подумать! – уклончиво ответил я.

– Дело хозяйское. Думай сколько угодно, но предложение остается в силе. Вот номер моего сотового телефона. Звони в любое время! А теперь вернемся к нашим баранам! Об Арбузове не беспокойся. Этого козла я беру на себя. Займемся им немедленно. Вконец обнаглел торгаш сраный. В крутого решил поиграть, сучонок!

– Убьешь? – поинтересовался я.

Бандит укоризненно покачал головой.

– Запомни, парень, раз и навсегда, – нравоучительно произнес он. – Такие вопросы не задают и на такие вопросы не отвечают, однако, учитывая твою неопытность, так и быть, скажу – на сей раз мокруха не понадобится, но… – Тут Алик хищно усмехнулся. – Свое он получит с лихвой! Мы вытрясем Арбузова, как Буратино, разорим, отберем недвижимость и «разденем до трусов». Никуда падла не денется, что бы он там о себе ни воображал! Задействую все свои связи! Пущу в ход «тяжелую артиллерию». Из принципа! Преуспевающий бизнесмен превратится в нищего бомжа! Такой расклад для него хуже смерти, а Кольцов…

– С Кольцовым разберусь сам! – решительно заявил я. – Забудь о нем!

Алик посмотрел на меня с уважением и искренней симпатией.

– Чувствую, Игорь, мы с тобой сработаемся, – широко улыбнулся он. – Позвони обязательно, – пожав мне на прощание руку, бандитский бригадир вышел на улицу.

«Действительно опасный тип, – подумал я. – Но человек хороший!»

* * *

Пидора Сережу я решил ликвидировать. Другие способы его нейтрализовать меня не устраивали. Кровь русских солдат, на которой Кольцов главным образом и сколотил свое громадное состояние, взывала к отмщению. На подготовку ушло несколько дней. Вариант взорвать машину я исключил сразу. При взрыве могут пострадать невинные люди! Инсценировать несчастный случай? Допустим, передозировка наркотиков… Или самоубийство? Слишком сложно! Кольцов хоть и сволочь, но отнюдь не дурак. Он сейчас настороже. Вплотную не подберешься, врасплох не застанешь. Проще шлепнуть гада из снайперской винтовки, в добрых киллерских традициях. Бах… и тело в морге, а гнилая душонка в преисподней! Меня вряд ли заподозрят. Убийцу начнут искать в первую очередь среди деловых партнеров убиенного бизнесмена. Эта публика постоянно прибегает к услугам наемных убийц. На худой конец, следователи потрясут ревнивых Сережиных любовниц, извините, оговорился, любовников! А также потенциальных наследников. Задумано хорошо, но есть одно маленькое «но». Где достать снайперскую винтовку?! Стрелять-то придется с дальней дистанции. Ни автомат, ни пистолет тут не годятся. Нужно валить наверняка. Или дождаться в подъезде да расстрелять в упор из «ТТ»?! Стремно! Вдруг свидетели объявятся?! Чем черт не шутит? Итак, снайперская винтовка. Сложная проблема! В универмаге не купишь! Внезапно меня осенило. Старый приятель Славка Буйновский! Именно у него я приобрел год назад «АКС-74-У», пистолеты и патроны. К Славе они попали якобы случайно. Гм, свежо предание, да верится с трудом! Как пить дать, промышляет торговлей оружием (он, помнится, мне еще гранатомет предлагал, да денег не хватило). Вот к Буйновскому и обратимся!..

* * *

Застать Славку дома удалось лишь поздно вечером. Дверь он отворил не сразу, долго и внимательно рассматривал меня в «глазок». Потом не меньше минуты возился с многочисленными хитроумными замками. За время, прошедшее с момента нашей последней встречи, Буйновский здорово изменился – растолстел, постарел, обзавелся внушительным брюхом, лицо обрюзгло, под глазами набрякли мешки, кожа приобрела болезненный, желтоватый оттенок.

– Привет, – сипло поздоровался он. – Заходи! Выпить хочешь?

– Я, собственно, по делу…

– Вот за рюмашкой и поговорим! Днем пить нельзя! Работа! А к вечеру душа горит синим пламенем!!!

Буйновский суетливо извлек из холодильника две запотевшие бутылки водки, нарезанную ломтиками ветчину, различные соленья, початую банку черной икры. Положил на стол батон хлеба, а рядом торжественно водрузил два внушительных размеров фужера. Похоже, Славка успел крепко подружиться с «зеленым змием».

– Ну выкладывай, – заглотив первую порцию (грамм двести пятьдесят, не меньше), сказал он и с хрустом надкусил соленый огурец.

– Нужна снайперская винтовка!

– Ты, брат, не по адресу обратился! – преувеличенно честно вытаращил глаза Буйновский. – Я не…

– Заткнись! – рявкнул я. – Перестань под дурака косить! Год назад ты целку из себя не корчил!

– Так то случайно получилось! – натянуто улыбнулся Славка. – Просто подвернулись под руку автомат да пара пистолетов. Не знал, куда девать!!!

– И гранатомет «случайно подвернулся»? – ехидно осведомился я.

– Ага!

– Слушай, Слава. Хватит комедию разыгрывать! Ты меня знаешь! Я не ментовский стукач!

Буйновский надолго задумался, время от времени испытующе поглядывая в мою сторону.

– Со снайперскими винтовками в настоящий момент напряженка, – вымолвил наконец он. – Пользуются повышенным спросом. Если подождешь месяцок, то, возможно, достану…

– К сожалению, ждать не могу!

– Па-а-анятно! – хитро прищурился Славка. – Я так подозреваю, тебе требуется оружие с высокой точностью попадания? Причем срочно…

– Угадал!

– Гм, есть у меня в загашнике «СКС», но «паленый». Отдам недорого…

– Так уж и быть, – с наигранной неохотой согласился я. – Сколько денег хочешь?..

* * *

В данной ситуации «паленый» карабин меня вполне устраивал. Я собирался использовать «СКС» всего один раз, а потом оставить в том месте, откуда стрелял. Да и обошелся он мне почти задарма. Отдавая «паленый» ствол, Буйновский едва не прыгал от счастья. Кольцова я решил застрелить рано утром, у подъезда, как раз напротив которого через дорогу стоял пятиэтажный кирпичный дом с прекрасным, незапертым, захламленным, давно никем не посещаемым чердаком. Из среднего окна открывался хороший сектор обстрела. Конечно, карабин Симонова не снайперская винтовка с оптическим прицелом, но я был твердо уверен – с такого расстояния не промахнусь. Положу засранца с первого, максимум со второго выстрела!

Предварительно я старательно изучил окрестности. В доме имелось четыре подъезда, выходивших во двор. Выстрелю, брошу карабин, дойду по чердаку до крайнего люка, неторопливо спущусь вниз да слиняю по-тихому. В поднявшейся суматохе на меня вряд ли кто обратит внимание…

Я приехал на место в понедельник в четыре утра, оставил машину в квартале от дома и дальше отправился пешком. Улицы были пустынны, тускло мерцали уличные фонари, в темном небе нависли тяжелые тучи. Вокруг ни души. Никого не встретив по пути, я дошел до облюбованного дома, натянул резиновые перчатки, бесшумно ступая, поднялся на верхний этаж, по шаткой железной лестнице вскарабкался на чердак. У среднего чердачного окошка с заранее вынутым стеклом подготовил упор для стрельбы и принялся терпеливо ждать. Я не испытывал ни страха, ни угрызений совести. Что касается страха… На все воля Божья! Чему быть, того не миновать! А насчет совести… Во время «кремлевско-дудаевской» войны Кольцов продавал чеченцам новейшее оружие, которого хронически недоставало нашей армии. Делал бизнес на крови. Думаю, матери погибших в Чечне русских мальчишек меня поймут… Обычно Кольцов выезжал на работу приблизительно в половине восьмого, но сегодня выскочил из подъезда аж в шесть часов. Очевидно, очень торопился в ад. Завидев Сергея, я аккуратно прицелился и плавно нажал спуск. Второго выстрела не потребовалось. Первая же пуля продырявила ему череп…

Эпилог

Заканчивается декабрь. Близится Новый год. Жизнь идет своим чередом. Кипят политические страсти, падают один за другим самолеты. Журналистка Масюк судится с Жириновским. Правительство уже в который раз заверяет народ, что грядет стабилизация, повышение уровня благосостояния населения. Население не верит, на последние деньги покупает водку и пьянствует. Погода безобразничает: то зверский мороз, то слякоть… Убийство Кольцова, как почти все заказные, «органам» раскрыть не удалось. По поводу Арбузова Алик сдержал слово: обобрал до нитки. Правда, опять сгуманничал – бомжом не сделал, выделил крохотную комнатку в коммуналке с соседями-алкоголиками. На новую работу я устроился быстро. На какую? Угадайте с трех раз. Болван Лютиков от предложения Алика отказался и в настоящий момент трудится в телецентре «Останкино», в обслуживающем персонале. Зарплата смехотворная, должность – «принеси-подай». Но Генку это ни капельки не смущает. Наоборот – радуется, ходит веселый, глаза хитрющие. Задницей чую, жаждет снова испытать эликсир. На сей раз на птицах высокого полета.

– Гена! Пожалуйста! Не надо!!! Не опрыскивай ты их, по крайней мере когда они выступают в прямом эфире, – разгадав замыслы Лютикова, взмолился я. – Ведь гражданская война начнется!

После долгих уговоров Генка обещал не обрабатывать телецентр «Элчелютом-2». Но кто его знает?! Вдруг не удержится от искушения! Ох, что тогда будет!!!

Примечания

1

Цитата взята из сатирической сказки М. Е.Салтыкова-Щедрина «Дикий помещик». (Здесь и далее примечания автора.)

2

Общее наименование ряда психотропных препаратов, ослабляющих волю и развязывающих язык, которые используются спецслужбами для «раскалывания» иностранных агентов.

3

Человек, которому вкололи «сыворотку правды», после окончания ее действия на некоторое время впадает в глубокую депрессию и ощущает нечто вроде тяжелейшего похмелья.

4

Мизантроп – человек, ненавидящий и презирающий людей.

5

То есть организую заказное убийство.

6

Дословная цитата из речи Марка Твена, произнесенной в клубе журналистов в Хартфорде в 1873 году.

7

Самозарядный карабин Симонова. Отличается довольно высокой точностью попадания.

8

Евангелие от Марка, 8, 18.

9

Деньги.

10

Деньги.

11

Рекогносцировка – военный термин. Означает исследование предстоящего театра боевых действий.

12

«Ф-1» считается самой опасной из современных осколочных гранат. Осколки разлетаются примерно на двести метров, а в радиусе тридцати метров уж точно не останется никого живого.

13

Нижний боковой удар ногой, применяемый в таиландском боксе и боевом карате. Наносится голенью по мышцам и сухожилиям ног противника.

14

У человека на ногах довольно много болевых точек. Точные удары по ним лишают противника подвижности, а если «стреножили», обе ноги фактически превращают его в живую макавари (снаряд для отработки ударов), кое-как ковыляющую по рингу. Это отлично знают специалисты по таиландскому бою и потому уделяют большее количество времени отработке подобных ударов.

15

Наемники чрезвычайно не любят слово «наемник» и предпочитают называть себя «волонтерами», «солдатами удачи» или, на худой конец, «дикими гусями».

16

Исключения вроде генерала Е. А. Бакина из Генеральной прокуратуры России, очень грамотно вычислившего и изловившего серийного убийцу Головкина (Фишера), встречаются крайне редко, да и те горят на работе, тянут лямку из последних сил и занимаются лишь самыми громкими делами всероссийского масштаба. Бандитская же разборка со стрельбой сейчас явление заурядное.


Купить книгу "Эликсир честности" Деревянко Илья

home | Эликсир честности | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу