Book: Колонисты



Филип Дик

Колонисты

Майор Гарри Холл склонился над микроскопом и начал настраивать изображение.

– Интересно, – пробормотал он.

– В самом деле? Провели три месяца на планете и всё ещё выискиваем вредные формы жизни. – Лейтенант Фарли присел на край лабораторного стола, подальше от чашек с культурами. – Странное здесь место, верно? Ни болезнетворных микробов, ни вшей, ни мух, ни крыс, ни…

Холл подошел к окну лаборатории и задумчиво обвел глазами пейзаж, расстилавшийся снаружи – бескрайние леса и холмы; зеленые склоны с бесчисленными цветами и лианами; водопады и висячие мхи; фруктовые деревья, цветы, озёра. Все усилия экспедиции были направлены на то, чтобы сохранить поверхность Голубой Планеты нетронутой с тех пор, как шесть месяцев назад её открыл разведывательный корабль.

– Тихое местечко, – вздохнул Холл. – Не могу отделаться от мысли, что потом мне захочется сюда вернуться.

– После Земли здесь немного пустовато, – сказал Фарли. – Знаешь, эта планета оказывает на меня странное воздействие. Не могу здесь курить. Тут все так дьявольски чисто. Не испачкано. Не могу курить, не могу мусорить. Не могу вести себя, как на пикнике.

– Пикники скоро начнутся, – ответил Холл. Он вернулся к микроскопу. – Попробую другие культуры. Может, удастся найти смертоносные микроорганизмы.

– Ну, трудись, – лейтенант Фарли спрыгнул со стола. – В зале совещаний открывают большую конференцию. Они почти готовы дать добро на отправку первой группы колонистов.

Дверь за ним закрылась. Холл остался один. Какое-то время он сидел задумавшись, потом подался вперед, снял с подставки микроскопа предметное стекло, выбрал новое и поднял на свет, чтобы прочитать пометки. В лаборатории было тихо и тепло. Солнечный свет мягко струился из окна. Деревья снаружи слегка покачивались на ветру. Майор почувствовал сонливость.

Два окуляра микроскопа неожиданно изогнулись, смыкаясь вокруг его шеи и силясь задушить. Холл попытался разжать их, но они безжалостно вцепились ему в глотку, стальные трубки сжимались, словно челюсти капкана.

Сбросив микроскоп на пол, Холл вскочил. Микроскоп тут же прыгнул на него и вцепился в ногу. Майор освободил её ударом другой ноги и выхватил бластер.

Микроскоп пустился наутёк, катясь на больших регулировочных винтах. Холл выстрелил. Микроскоп исчез в облаке металлических пылинок.

– Боже мой! – Холл обессиленно опустился на стул. – Что это?.. – Он начал массировать горло. – Какого черта!

* * *

Зал совещаний был переполнен, присутствовали почти все офицеры отряда. Командор Стелла Морис постучала по большой карте пластиковой указкой.

– Этот большой плоский участок – идеальное место для современного города. Рядом вода и месторождения различных минералов. Переселенцы смогут построить здесь предприятия. Неподалеку крупный лесной массив. Если они хоть немного соображают, то лес сохранят. А если решат перевести его на газеты, то это уже не наша забота. – Она поглядела на молчаливых мужчин. – Все, что нам остается, так это отправить сигнал-вызов и начать паковать вещи.

– Поступил лабораторный отчет относительно бактерий? – спросил вице-командор Вуд.

– Ничего не найдено. Думаю, мы можем связываться с Землей. Пусть высылают корабль, чтобы забрать нас и доставить первую группу переселенцев. Нет причин, из-за которых… – Ропот, прошедший по залу, прервал ее на полуслове. Все повернулись к двери, и командор Морис нахмурилась. – Майор Холл, когда идет совещание, никто не имеет права вмешиваться!

Холл качался взад-вперед, вцепившись в ручку двери. Его глаза бессмысленно скользили по присутствующим, наконец его взгляд остановился на лейтенанте Фарли, сидевшем в центре зала.

– Иди сюда, – прорычал майор.

– Я? – Фарли еще глубже вжался в кресло.

– Майор Холл, что все это значит? – раздраженно спросил вице-командор Вуд.

– Вы или пьяны или… – Он увидел бластер в руке Холла. – Что-нибудь случилось, майор?

Фарли, встревожившись, вскочил и схватил Холла за плечо:

– Что такое? В чем дело?

– Идем в лабораторию!

– Обнаружил что-нибудь? – лейтенант изучал застывшее лицо своего друга.

– Идем.

Холл пошел по коридору. Фарли последовал за ним. Холл оставил дверь открытой и медленно ступил внутрь.

– Мой микроскоп…

– Твой микроскоп? Что твой микроскоп? Я его не вижу.

– Его нет.

– Нет? Почему?

– Я его застрелил.

– Застрелил? – Фарли посмотрел на напарника. – Не понимаю. Зачем?

Рот Холла открывался, но он не произнес ни звука.

– Что с тобой? – спросил Фарли. Потом он нагнулся и достал черную пластиковую коробочку с полки и достал из нее микроскоп. – Как ты мог застрелить его? Он здесь, на месте. Ну, а теперь скажи, как все это понимать? Ты увидел что-то на препарате? Какую-то бактерию? Смертельную? Токсичную?

Холл медленно приблизился к микроскопу. Это его прибор. Вот царапина над винтами регулировки. Один из зажимов столика немного погнут. Он прикоснулся к нему пальцем.

Пять минут назад этот микроскоп пытался убить его, и он уничтожил его выстрелом из бластера.

– Ты уверен, что тебе не надо пройти психотест? – спросил Фарли. – Ты странно выглядишь…

– Может, ты и прав, – пробормотал Холл.

* * *

Холл отключил психотестер. Вернулся в свою комнату. В голове гудело. Неужели он сходит с ума? Но он стрелял из бластера по ЧЕМУ-ТО. В конце концов он сделал анализ воздуха в лаборатории и обнаружил металлическую взвесь, особенно вблизи того места, где он всадил заряд бластера в микроскоп.

Но как такого рода вещи могли произойти? Бред – микроскоп вдруг ожил и пожелал его убить!

Опять же, Фарли доставал его из футляра в целости и сохранности. Но как он мог оказаться в футляре?

Холл сбросил форму и встал под душ. Стоя под горячими струями, он размышлял. Робот-психиатр отметил, что его мозг испытал сильное потрясение, но это могло быть в большей степени следствием, чем причиной случившегося.

Он выключил воду и потянулся к одному из полотенец на вешалке. Полотенце обмоталось вокруг запястья, рванув его к стене. Грубая ткань облепила лицо, мешая дышать. Холл бешено отбивался, пытаясь вырваться. Наконец полотенце отпустило его. Он упал, поскользнувшись на полу, ударился головой о стенку. Сильная боль, из глаз посыпались искры.

Сидя в луже теплой воды, Холл посмотрел на вешалку. Теперь полотенце не шевелилось, как и все прочие. Три полотенца на вешалке, и все абсолютно обычные. Неужели ему привиделось?

Он пошатываясь, поднялся на ноги, потер ушибленное место. Опасливо огибая вешалку, он выскочил из душевой. Осторожно достал из упаковки новое полотенце, вытерся и начал одеваться.

Ремень обвился вокруг запястья и попытался раздробить его. Ремень, укрепленный металлическими звеньями, чтобы поддерживать краги и оружие, был прочным. Холл и ремень молча кружились по полу, борясь за преимущество. Ремень напоминал яростного металлического змея, напрыгивающего, стегающего. Наконец Холл исхитрился и дотянулся до бластера.

Ремень сразу отпустил его. Холл тут же испепелил ремень и упал в кресло, с трудом переводя дыхание.

Подлокотники кресла начали смыкаться вокруг него. Но на этот раз бластер был наготове. Пришлось выстрелить шесть раз, прежде чем кресло мягко развалилось и Холл получил возможность снова встать на ноги. Он стоял полуодетый последи комнаты, грудная клетка вздымалась и опадала.

– Это невозможно, – прохрипел Холл. – Я наверняка свихнулся.

В конце концов, он оделся. Вышел в пустой коридор. Вызвал лифт и поднялся на верхний этаж.

Командор Морис подняла глаза, когда Холл прошел мимо робоконтроля. Сигнализатор запищал.

– Ты с оружием, – укоризненно заметила командор.

Холл покосился на бластер в руке. Положил его на стол.

– Прости.

– Что с тобой творится? Я получила доклад от тест-автомата. Твой коэффициент подскочил до десяти за последний час. – Она внимательно посмотрела на него. – Мы же давно знаем друг друга, Гарри. Что произошло?

Холл сделал глубокий вдох.

– Стелла, сегодня мой микроскоп попытался задушить меня.

– Что?! – ее голубые глаза расширились.

– Потом, когда я принимал душ, полотенце решило меня удавить. Я с ним расправился, но когда начал одеваться, ремень…

– Охрана! – крикнула командор.

– Подожди, Стелла. Послушай. Это серьезно. Это что-то инородное. Четырежды предметы пытались меня прикончить. Обычные предметы неожиданно становились смертоносными. Может, это и есть то, что мы ищем…

– Твой микроскоп пытался тебя убить?

– Он вел себя как живой. Он хотел окулярами пережать мне горло.

Последовало долгое молчание.

– Кто-нибудь это видел?

– Нет.

– Что ты сделал?

– Воспользовался бластером.

– Что-нибудь осталось?

– Нет, – неохотно признался Холл. – По сути дела, микроскоп потом снова оказался в норме. Таким же, каким был до этого. И был упрятан в футляр.

– Понимаю. – Командор кивнула двум охранникам, явившимся по ее вызову. – Отведите майора Холла к капитану Тейлу и держите под стражей до тех пор, пока он не будет доставлен на Землю для проверки. – Она спокойно наблюдала, как охранники накладывали на руки Холла магнитные оковы. – Простите, майор, – сказала она. – Пока вы не сможете доказать свои россказни, мы вынуждены расценивать их как психическое расстройство. А планета нами еще недостаточно хорошо изучена, чтобы позволять психу быть на свободе.

Холла повели к дверям. Он шел, не сопротивляясь. В голове гудело. Может быть, он действительно свихнулся.

Они добрались до владений капитана Тейла. Один из охранников нажал кнопку вызова.

– Кто там? – резко потребовала ответа робо-дверь.

– Командор Морис приказала доставить этого человека под присмотр капитана.

Последовала пауза. Затем послышалось:

– Капитан занят.

– Да открывайся же, наконец!

– Можете войти, – все-таки разрешил робот. – Он втянул засовы, освобождая дверь.

Охранник толчком распахнул ее и застыл, потрясенный: на полу лежал капитан Тейл, лицо его посинело, глаза были вытаращены. Видны были только голова и ноги, все остальное обматывала красная ковровая дорожка, сжимающая тело жертвы все туже и туже.

Холл упал на пол и вцепился в дорожку.

– Скорее! – рявкнул он. – Хватай ее.

Охранники вцепились тоже. Коврик сопротивлялся.

– Да помогите же, – слабо простонал Тейл.

– Взялись!

Они яростно рванули все вместе. Наконец, дорожка размоталась под их усилиями. И тут же торопливо поползла к двери. Один из охранников выстрелил.

Холл подбежал к видеофону и набрал номер командора.

– Слушаю! – сказала она, появившись на экране. И тут заметила лежащего на полу Тейла и стоящих возле него охранников с бластерами.

– Что… что случилось?

– На Тейла напал коврик, – невесело ухмыльнулся Холл. – Ну, так кто сумасшедший?

– Я сейчас же отправляю к вам отряд, – она заморгала глазами.

– Тотчас же. Но кого…

– Скажи, пусть держат бластеры наготове. А еще лучше, подними по общей тревоге ВСЕХ.

Холл разместил на столе командора четыре предмета: микроскоп, полотенце, ремень и красную ковровую дорожку.

Командор Морис нервно отодвинулась.

– Майор, вы уверены?..

– С ними все в порядке. ТЕПЕРЬ. Вот что самое странное. Несколько часов назад вот это полотенце пыталось меня убить. Я вырвался и расстрелял его в клочья. Но вот оно вернулось. Такое, как было всегда. Безвредное.

Молчание.

– Так что же на меня набросилось? – поинтересовался капитан Тейл. – Если не вот эта дорожка?

– Оно выглядело, как дорожка, – медленно произнес Холл. – А то, что напало на меня, выглядело, как полотенце.

Командор поднесла полотенце к свету.

– Полотенце как полотенце! Оно ни на кого не может напасть.

– Конечно, нет, – согласился Холл. – Мы проделали над этими предметами все возможные анализы. Они – именно то, чем и должны быть, все на своем месте. Стабильные неорганические объекты. Невероятно, что ЛЮБОЙ из них смог бы ожить и стать агрессивным.

* * *

Лейтенант Додс пошарил по столику в поисках перчаток. Всех созывали на срочное совещание.

– Куда же я их?.. – пробормотал он. – Какого черта?!

На кровати лежали ДВЕ пары одинаковых перчаток, одна возле другой. Додс нахмурился, помотал головой. Откуда это? У него была только одна пара. Вчера заглядывал Боб Уэсли. Он, должно быть, и забыл. Видеоэкран вновь осветился.

– Всему экипажу, срочное сообщение. Всему экипажу, срочное сообщение. Аварийный сбор всего экипажа.

– Ясно, ясно! – нетерпеливо бросил Додс. Он схватил перчатки, натянул их на руки.

Как только перчатки оказались надетыми, они потянули руки вниз, к поясу. Заставили пальцы сжаться на рукоятке бластера, извлечь его из кобуры.

– Будь я проклят! – пробормотал Додс. Перчатки заставили руку упереть бластер в грудь. Палец нажал курок. Хлопок. То, что осталось от лейтенанта, медленно повалилось на пол, со все еще открытым в изумлении ртом.

* * *

Услышав вой аварийной системы, капрал Теннер тотчас же бросился напрямик к главному зданию.

Перед входом внутрь он задержался, чтобы очистить подкованные металлом ботинки. Возле двери лежали два дезинфекционных матрасика. Ладно, какая разница. Оба одинаковые. Он ступил на один из матрасиков, остановился. Поверхность мата брызнула струйками воды под давлением, часто пульсирующей, стекающей по ногам и ботинкам и убивающей любые семена и споры, которые он мог подцепить, находясь снаружи. Потом прошел в здание.

Минутой позже к двери подбежал лейтенант Фултон. Скинул прогулочные ботинки и встал на первый попавшийся матрас.

Матрасик спеленал его ноги.

– Эй! – воскликнул Фултон. – Перестань!

Он пытался высвободить ноги, но матрас не отпускал. Фултон почувствовал страх. Он выхватил бластер, но не мог же он стрелять по собственным ногам!

Как раз подходили двое солдат.

– В чем дело, лейтенант?

– Освободите меня от этой штуки.

Солдаты рассмеялись.

– Я не шучу! – заорал Фултон: его лицо побелело от боли. – Она схватила меня за ноги! Она… Да помогите же!!!

Он закричал. Солдаты поспешили на помощь. Фултон упал, извиваясь и продолжая кричать. Наконец, солдатам удалось ухватить матрас за край и сорвать с ног офицера.

Ног у Фултона не было – ничего, кроме мягких костей, уже полуразложившихся.

* * *

– Теперь мы знаем, – угрюмо бросил Холл. – Это – форма органической жизни.

Командор Морис повернулась к капралу Теннеру.

– Вы видели два матраса, когда подошли к зданию?

– Да, командор, два. Я ступил… на один из них. И пошел дальше.

– Счастливчик. Выбрали верный.

– Нам следует быть внимательными, – сказал Холл. – Следить за дубликатами. Несомненно, ЭТО, чем бы оно ни было, имитирует объекты, с которыми соприкасается. Вроде хамелеона. Маскировка.

– Две, – задумчиво пробормотала Стелла Морис, глядя на две вазы с цветами, по разные стороны стола. – Трудно будет сказать хоть что-нибудь. Два полотенца, две вазы, два кресла. Должна иметься уйма предметов, с которыми все в порядке. Все они, которые повторяются, в норме… за исключением одного.

– В том-то и сложность. Я не заметил ничего странного в лаборатории. И с этим другим микроскопом все в норме. Увеличивает, как положено.

Командор оторвалась от созерцания ваз на столе.

– Как насчет них? Может одна из них тоже… тогда какая?

– Множество предметов у нас не в одном экземпляре. Одежда, оборудование, мебель. Я даже не обратил внимания на то кресло у себя в комнате… Невозможно быть уверенным, что однажды…

Засветился экран. Появилось изображение вице-командора Вуда.

– Стелла, еще один случай.

– Кто на этот раз?

– Лейтенант Додс.

– Если это органическая жизнь, должен же быть какой-то способ, чтобы мы смогли ее уничтожить, – пробормотал Холл. – Мы стреляли по нескольким и несомненно убили. Их МОЖНО убить! Но мы не знаем, сколько их всего. Может, это бесконечно делящаяся субстанция. Нечто вроде протоплазмы…

– А тем временем…

– Тем временем все мы отданы на ее милость. Вот она, наша смертоносная форма жизни, собственной персоной. Это объясняет, почему все прочие мы сочли безопасным: с формой жизни, вроде этой, ничего не может сосуществовать.

– Но ее можно убивать. Ты сам сказал. А это дает нам шанс.

– Если мы сумеем вовремя ее обнаружить. – Холл обвел глазами помещение. Возле двери висели две фуражки. ДВЕ ли там было минутой раньше? Он устало потер лоб. – Надо найти какой-либо сорт яда или коррозийного агента, что-нибудь такое, что уничтожит их всех. Не можем же мы просто сидеть и ждать, пока они на нас нападут. Нужен аэрозоль, который можно распылять. Так, как мы поступали с обманными слизняками на Венере.

Командор глядела мимо него, сузив глаза. Он повернулся следя за ее взглядом.

– В чем дело?

– Никогда не замечала, чтобы в углу стояли два портфеля. Раньше всегда был один… Думаю… – она смущенно помотала головой. – Откуда нам знать? От всего этого недолго свихнуться.

– Тебе не помешал бы хороший стаканчик виски.

– Славная идея, – оживилась она. – Но…

– Но что?

– Не хочу ничего трогать. Не могу сказать… – она прикоснулась рукой к бластеру на поясе. – Я готова палить из него во что попало.



– Паническая реакция. Спокойно, иначе мы перебьем друг друга.

* * *

В наушниках прозвучал сигнал тревоги. Капитан Юнгер тут же прекратил работу, взглянул на образцы, которые собирал, торопливо ссыпал их в сумку.

Оказывается, он остановился ближе чем предполагал. Капитан в замешательстве замедлил шаг. Вот он, его маленький, яркий, конусообразный вездеход. Гусеницы уверенно стоят на мягкой почве, дверца открыта.

Юнгер поспешил к нему, стараясь не растерять образцы. Он открыл крышку багажника, скинул с плеча образцы уложил их. Захлопнул багажник и скользнул на водительское сидение. Повернул ключ. Но двигатель не завелся. Странно. Пытаясь понять в чем дело, он вдруг заметил кое-что, заставившее его вздрогнуть.

Несколькими сотнями футов дальше, среди деревьев, стояла вторая машина, точно такая же, как у него. И она находилась именно там, где, как он помнил, ее оставил. Конечно, он прибыл в той машине; кто-то еще выбрался за образцами, и это вездеход другого разведчика.

Юнгер попытался выбраться наружу.

Дверца не поддавалась. Спинка сидения нависла над его головой, а приборная панель сделалась податливой и потекла. Он глубоко вздохнул – и начал задыхаться. Он попытался вырваться, извиваясь, молотя кулаками по чему придется. Вокруг одна слизь, пузырящаяся, текущая, теплая, словно плоть.

Хлюп!

Машина превращалась в жидкость. Он попытался освободить руки, но те не слушались. И тут он почувствовал дикую боль. Он начал растворяться. Наконец-то он сообразил, чем была эта жидкость.

Сок. Желудочный сок. Он – в чьей-то утробе.

* * *

Командор Морис не скрывала беспокойства.

– Необходимо действовать, – заявила она. – Мы не можем ждать: гибнут люди.

Холл оторвал глаза от работы.

– По крайней мере, теперь мы знаем, с чем столкнулись. Это форма протоплазмы с неограниченной вариабельностью. – Он приподнял баллончик с распылителем. – Вот это нам подскажет, как много их расплодилось.

– Что это?

– Смесь мышьяка и водорода в газообразной форме. Арсин.

– И что ты собираешься с этим делать?

Холл защелкнул шлем. Теперь его голос звучал в наушниках командора.

– Собираюсь напустить его в лабораторию. Думаю, их здесь немало.

– Почему здесь?

– Потому что все находки и образцы с самого начала скапливались здесь, здесь проводилось их первичное обследование. Думаю, они и попали сюда с образцами или в качестве образцов.

Командор тоже защелкнула свой шлем. Четверо охранников последовали ее примеру.

– Арсин смертелен для человека?

Холл кивнул.

– Надо быть осторожными. Здесь мы можем его использовать для органической проверки, но не больше. – Он включил подачу кислорода внутрь шлема.

– Мы можем выяснить, насколько сильно они расплодились. Мы будем лучше знать, с чем столкнулись. Все может оказаться более серьезным, чем мы предполагаем.

– С чего ты взял? – спросила она, тоже включая свой кислород.

– Если ОНИ неограничено вариабельны, нам придется дважды подумать, прежде чем удирать отсюда. Может, лучше остаться здесь и позволить уничтожить себя, чем занести эту пакость на Землю.

Она поглядела на него.

– Именно это ты пытаешься выяснить: обладают ли они неограниченной мимикрией?

– Я пытаюсь выяснить, с чем нам предстоит бороться. Может быть, их всего лишь несколько. Но может оказаться и так, что они повсюду, – взмахом руки он обвел лабораторию.

Командор была в растерянности.

– Ты полагаешь, один из них может проникнуть на Землю вместе с нами? – ее передернуло. – Как ты думаешь, они разумны?

– Надеюсь, что нет. – Холл открыл баллончик. – Начинаем.

Он поднял баллончик, выставил перед собой и нажал на вентиль, медленно водя соплом во всех направлениях. Командор и охранники в молчании застыли позади него. Ничто не шевелилось. Солнечный свет проникал сквозь окна, сверкал на предметных стеклах и оборудовании.

– Арсин бесцветен. Но не вздумайте снимать шлемы. Это смертельно. И не двигайтесь.

Они, стоя, ждали. Какое-то время ничего не происходило. Как вдруг…

– Господь милосердный! – воскликнула командор Морис.

В дальнем углу лаборатории шкафчик с предметными стеклами неожиданно пошел волнами. Раздался, размягчаясь и изгибаясь. Затем полностью утратил форму – однородная желеобразная масса растеклась по крышке стола. Внезапно она соскользнула по тумбе на пол и покатилась куда-то.

– Берегись!

По всему помещению предметы пришли в движение. Огромная стеклянная реторта провалилась внутрь себя и свернулась в шарик. Стойки с пробирками, полки с химикалиями – все вокруг потекло. Половина оборудования в помещении пришла в движение. Скопированным оказалось почти все. У каждой колбы и пробирки, бутылки и мензурки обнаружился свой двойник.

Один из охранников выхватил бластер. Холл выбил его.

– Не стрелять! Арсин огнеопасен. Давайте-ка убираться отсюда. Мы узнали все… – Резко распахнув дверь, они выскочили в коридор. Холл тут же захлопнул ее и запер.

– Скверно, правда? – спросила командор Морис.

– Арсин обеспокоил их; в достаточном количестве он сможет даже убивать их. Но у нас не наберется столько арсина.

– Полагаю, планету придется оставить.

– Мы не можем допустить ни малейшей возможности занести их на Землю.

– Если мы останемся здесь, нас переловят одного за другим, – возразила командор.

– Мы можем запросить арсин или другой яд, способный разрушить их. Но, наряду с ними, яд погубит большую часть жизни на планете.

– Тогда мы искореним здесь всю жизнь! Если не найдется другого способа, мы выжжем всю планету дочиста. Даже если не уцелеет ничего и останется один мертвый мир.

Они поглядели друг на друга.

– Я выхожу на связь с Землей, – сказала командор Морис. – Попробую, чтобы нас забрали отсюда… всех, кто выжил, черт побери! А когда все мы окажемся в безопасности, можно будет разработать способ, как очистить планету.

– Ты пойдешь на риск занести их на Землю?

– Могут ли они имитировать нас? Могут ли имитировать живые существа?

Холл задумался.

– Вероятнее всего, нет. Похоже, они ограничиваются неживыми объектами.

Командор невесело усмехнулась.

– Тогда нам придется убираться прочь без каких-либо неорганических объектов.

– Но наша одежда? Они могут имитировать пояса, перчатки, обувь…

– Мы не станем брать никакой одежды. Будем уходить без всего ВООБЩЕ, хочу я сказать.

Губы Холла дернулись.

– Понятно – прикинул он. – Это может сработать. Ты сумеешь убедить персонал… расстаться со всеми вещами? Со всем, что они имеют?

– Если от этого зависит их жизнь, я могу им ПРИКАЗАТЬ.

– Тогда, вероятно, это наш единственный шанс отсюда выбраться.

Ближайший крейсер, достаточно большой, чтобы вместить всех уцелевших членов отряда, оказался всего в двух часах полета. К тому же направлялся на Землю.

Командор Морис отвела глаза от видеоэкрана.

– Они хотят знать, что тут приключилось.

– Позволь мне, – Холл занял место перед экраном. – Говорит майор Гарри Холл, исследовательский отдел отряда.

– Капитан Дэниэл Дэвис. – Капитан изучал лицо Холла без какого-либо выражения. – У вас неприятности, майор?

– Я бы предпочел ничего не объяснять, пока мы не окажемся на борту, если вы не против.

– Почему именно?

– Капитан, иначе вы можете подумать, что мы свихнулись. Мы объясним вам все и во всех подробностях, как только окажемся на борту. – Он заколебался. – На борт вашего корабля мы поднимемся нагишом.

– Нагишом? – поднял брови капитан.

– Все верно.

– Понятно… – Было заметно, что ничего ему не понятно.

– Когда вас ждать?

– Часа через два.

– Сейчас 13.00 по нашему времени. Вы будете здесь к 15.00?

– Приблизительно к этому сроку, – согласился капитан.

– Будем вас ждать. Не выпускайте наружу никого из экипажа. Откройте для нас один люк. Мы поднимемся на борт без какого-либо груза. Только мы сами, ничего больше. Как только мы окажемся на борту, сразу же уводите корабль.

Стелла Морис придвинулась к экрану:

– Капитан, а нельзя ли… чтобы ваши люди…

– Мы будем садиться в автоматическом режиме, – заверил капитан. – В рубке никого из моих людей не будет. Вас никто не увидит.

– Благодарю, – пробормотала она.

– Не за что, – капитан Дэвис отдал честь. – До встречи через два часа.

* * *

– Пора выводить всех на поле, – решила командор Морис. – Одежду, думаю, они могут оставить здесь, чтобы на поле не оставалось ни одного предмета, могущего войти в соприкосновение с кораблем.

Лейтенант Фарли прикусил губу.

– Я отказываюсь. Я остаюсь здесь.

– Сейчас 14.50, – взглянул на часы Холл. – Корабль будет здесь с минуты на минуту. Скидывай одежонку и марш на взлетное поле!

– И я не могу взять с собой ВООБЩЕ ничего?

– Ничего, даже свой бластер… На корабле нам выдадут одежду. Живо! От этого зависит твоя жизнь. Все прошли через это.

Фарли неохотно стянул рубашку.

– Ладно. Полагаю, я веду себя по-дурацки.

Щелкнул видеоэкран. Послышался резкий голос робота:

– Всем немедленно покинуть здание! Всем немедленно покинуть здание и следовать на посадочное поле! Всем…

– Так скоро? – Холл подбежал к окну и поднял жалюзи. – Я не слышал, чтобы они садились.

В самом центре посадочной площадки высился могучий серый крейсер, корпус которого был испещрен метеоритными ударами. Он стоял неподвижно. Не было видно ни признака жизни на борту.

Толпа голых людей торопливо спешила через поле в сторону корабля, сверкающего на солнце.

– Он здесь! – Холл начал торопливо раздеваться. – Скорее!

– Подожди меня!

Офицеры выскочили в коридор. Голые охранники мчались с ними наперегонки. Они сломя голову пронеслись по коридору просторного центрального здания к выходу.

По ступенькам сбежали в поле. Из всех зданий лагеря появлялись обнаженные мужчины и женщины и молча устремлялись к кораблю.

– Ну и зрелище, – заметил один из офицеров. – Как нам теперь жить дальше?

– Самое главное – живы будем! – возразил другой.

– Гарри!

Холл начал поворачиваться на голос.

– Пожалуйста не оглядывайся. И иди вперед. Я буду держаться позади тебя.

– Как себя чувствуешь, Стелла?

– Непривычно.

– Но дело того стоило?

– Я считаю – да.

– Думаешь, кто-нибудь нам поверит?

– Сомневаюсь, – ответила она. – Я сама уже начинаю сомневаться.

– В любом случае, мы вырвемся отсюда живыми.

– Надеюсь.

Холл поглядел на трап, спущенный из корабля с их стороны. Первые люди уже начали забираться по металлической полосе, через круглый люк, в корабль.

– Гарри… – странная дрожь звучала в голосе командора. – Гарри, я…

– Что?

– Я боюсь.

– Боишься! – он остановился. – Почему?

– Не знаю, – с дрожью произнесла она.

Люди спешили мимо них со всех сторон.

– Забудь это. – Он опустил руку на край трапа. – Поднимаемся.

– Я бы предпочла вернуться! – теперь в ее голосе слышалась паника. – Я…

Холл засмеялся.

– Уже слишком поздно, Стелла. – Он поднимался по трапу, придерживаясь за поручень. Вокруг него, со всех сторон мужчины и женщины спешили вперед, увлекая их за собой. Они оказались у люка. – Вот мы и на месте.

Мужчина впереди него прошел внутрь. Холл шагнул следом за ним, в темное нутро корабля, в молчаливую тьму впереди. Командор пошла за ним следом.

* * *

Ровно в 15.00 капитан Дэниэл Дэвис опустил свой корабль в центре поля. Щелчок переключателя – внешний люк со стуком распахнулся. Дэвис и остальные офицеры корабля сидели в ожидании в просторной рубке управления, возле главного пульта.

– Ну, – произнес через некоторое время Дэвис, – где же они?

Офицеры начали чувствовать беспокойство.

– Может быть, что-то случилось?

– Может, вся эта чертова затея – просто шутка?!

Они ждали и ждали. Но никто так и не появился.





home | Колонисты | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу