home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Как разрушали СССР

К исходу дня был подписан советско-германский договор о ненападении, а вместе с ним и секретный протокол… Это было тайное соглашение за спиной третьих стран, суть которого — разграничение сфер влияния.

История Отечества, 10-й класс, с. 310,

11-й класс, с. 17

Особое место в предвоенной истории занимает договор о ненападении, заключенный между Германией и Советским Союзом 23 августа 1939 года. Нет сомнений, эта блестящая победа советской дипломатии во многом предопределила итог Второй мировой войны. Нам не пришлось воевать со всем миром. Лопнули все планы англичан, заигрывавших с Германией.

Это был как раз тот случай, о котором Черчилль, много лет спустя, по случаю 80-летия со дня рождения И.В. Сталина, скажет: "Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих врагов…"

Наибольший шок от подписания этого договора перенесла Япония. Никогда, ни до, ни после, в истории не было случая, чтобы правительство уходило в отставку по причине заключения договора между собой других государств. Здесь же отставка последовала незамедлительно. А "потерявший лицо" барон Хиранума, горячий поклонник Гитлера, в качестве комментария на известие о германо-советском договоре произнес лишь одно слово: "Непостижимо!"

Текст этого договора Гитлер через Геббельса передал в тюрьму Эрнсту Тельману, чтобы морально его сломить. Однако Тельман заявил: "Я целиком согласен со Сталиным, ибо убежден, что все, что делает Сталин, он делает в интересах международного рабочего коммунистического движения".

Договор осуждают лишь те, кто жалеет, что на нас одновременно с Германией не напали и Япония, и Турция, что в войне нам помогали Англия и Америка и мы получили два «лишних» мирных года для подготовки к ней.

Этот договор спас нас. Но через полвека разрушители нашей страны использовали его для того, чтобы ее расчленить. С Запада нам стали подбрасывать "копии с фотокопий" "секретного дополнительного протокола", из которого следовало, что якобы Гитлер и Сталин, поделив зоны влияния, решали за спинами народов их судьбы. Этот «протокол» был назван "важнейшим политическим документом XX века" и обсуждался на первых двух съездах народных депутатов СССР. В итоге А.Н. Яковлев, председатель комиссии по правовой оценке договора о ненападении, уговорил-таки депутатов признать существование «протокола». Это и позволило договор о ненападении между Германией и Советским Союзом признать незаконным!

Газета "Советская Россия" писала тогда: "Такой пересмотр ставит под вопрос законный характер существующих границ СССР. Это будет означать утрату советского суверенитета над тремя Прибалтийскими республиками, западными областями Украины и Белоруссии, Северной Буковины и Молдавии, северной части Ленинградской области (Карельский перешеек и северный берег Ладожского озера) и частью Карельской АССР.

Признание договора 1939 года незаконным с самого начала соединяется с непризнанием правовой основы пребывания советских войск на территориях, расположенных к западу от советской границы на 23 августа 1939 года и впоследствии включенных в состав СССР.

Признание договора 1939 года противоправным позволяет поставить под сомнение законность пребывания на землях Прибалтики и других западных территориях миллионов советских граждан, переселившихся туда после 1939 года".

Комментарии к этому прогнозу излишни. С отрывом Прибалтики начался развал Советского Союза, закончившийся беловежским договором.

Нет сомнения, что фабриковался "секретный протокол" уже после произошедших исторических событий, поданных как умышленный провокационный сговор советских политиков с руководителями фашистской Германии. Но о каком сговоре Сталина и Гитлера можно говорить после следующих строк «протокола»: "…Северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР" и что "в этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими сторонами".

"В этой связи" ясно указывало на то, что в сферу влияния Германии должны входить Вильно и Вильненская область. Но ведь, войдя в Польшу, советские войска начали с их захвата и тем самым как бы грубо нарушили пункт 1 "секретного протокола". Это еще и показывает как справедливые действия Советского правительства по передаче в 1939 году Вильно и Вильненской области Литве, незаконно отторгнутых в 1919 году Польшей. Если уж признавать договор 1939 года незаконным, то, может быть, вернуть Польше Вильненскую область?

Фраза о том, что "сферы влияния Германии и СССР будут разграничены приблизительно по линии рек Нарев, Висла и Сан", является безграмотной, т. к. река Нарев связана с рекой Вислой через Буг. Но в эту географическую безграмотность фальсификаторы вложили определенный смысл, который заключается в следующем. Чтобы захватить Варшаву, немцы с нашего разрешения форсировали Вислу и Буг и прошли демаркационную линию, установленную для германских войск по германо-советскому коммюнике от 22 сентября 1939 года. Граница стала проходить от реки Нарев, далее по сухопутному участку Варшавского воеводства до реки Висла. Чтобы те, кто через много лет будет читать "секретный протокол", не спрашивали, как это Гитлер и Сталин смогли обеспечить такое точное соблюдение сухопутного участка на польской территории, и появилось слово «приблизительно», явно указывая, что написана эта фраза опять же после известных исторических событий.

Так же и в отношении Польши и Бессарабии — сначала была история, а потом, после ее событий, появлялись пункты в «протоколе», рассчитанные на негативную реакцию поляков и молдаван по отношению к деятельности Советского правительства.

И совсем нелепо выглядит последний, 4-й пункт: "Данный протокол рассматривается обеими сторонами как строго секретный". Если протокол секретный, зачем же в конце писать "строго секретный"? А что, есть документы "не строго секретные", "наполовину секретные", "почти секретные"? В практике нашего государства применялись три категории секретности: секретные, совершенно секретные, особой важности.

Как еще одно доказательство тому, что с вопросами секретности у фальсификаторов не ладится, может служить "служебная записка", которую А.Н. Яковлев извлек на II съезде народных депутатов СССР. Кстати, в первый день обсуждения, 23 декабря, Яковлеву не удалось убедить депутатов, и пришлось ему "служебную записку" наутро «найти». Надо же, полгода работала комиссия и не находила никакой «записки», а тут за ночь отыскали! Наверное, с Божьей помощью — ведь в комиссию по правовой оценке договора о ненападении 1939 года включили и Редигера (Алексий II). Не зря говорится: "По плодам их узнаете их".

В "служебной записке" якобы фиксировалась в апреле 1946 года передача заместителем заведующего Секретариатом Молотова Смирновым старшему помощнику министра иностранных дел Подцеробу подлинного секретного протокола с тремя копиями на русском и немецком языках вместе с еще четырнадцатью не относящимися к этому делу документами.

Данный акт был опубликован в газете «Известия» от 27.12.89 г. Кто мало-мальски знаком с работой с секретными документами, просто ужаснется. Несекретный акт (даже служебная записка!) по передаче секретных и несекретных документов от одного другому! Нет уж, извините, — таких неграмотных людей в ведомстве Молотова не было. Да и какими же надо быть идиотами нашим руководителям, чтобы оставить против себя такую неопровержимую улику, да еще и растиражированную в копиях!

Кстати, а кто заверял «найденные» в ночь с 23 на 24 декабря Александром Николаевичем копии?! Ведь Молотов подписывал лишь главные экземпляры документов государственной важности.

Чтобы уничтожить секретный документ, необходимо уничтожить массу сопутствующих ему секретных оформительских документов. Где гарантия, что какой-нибудь уцелевший документ не укажет людям на фальшивку? Потому и была сфабрикована несекретная "служебная записка", продемонстрировав которую можно было смело говорить депутатам: "Куда они (протоколы) исчезли, ни комиссия, никто об этом не знает…"

И каково же было удивление, когда 29 октября 1992 года в программе «Новости» диктор С. Медведев радостно сообщил, что советский оригинал "секретного дополнительного протокола" к договору о ненападении найден. Надо же, десятки лет искали и не нашли. А тут такой прорыв!

Перед телезрителями долго размахивали "секретной разграничительной картой" с подписями Сталина. А он на ней всего-то лишь уточнял расположение советских войск относительно линии Керзона, являющейся общепризнанной в мире границей между Польшей и РСФСР! Кто мог помнить, что эту "секретную разграничительную карту" официально печатали 23 сентября 1939 года в газете "Правда"?!

И если уж закончить с картой, то как понять слова Яковлева на II съезде народных депутатов СССР: "Существует разграничительная карта. Карта разграничивает точно по протоколу". Он что, запамятовал, что его коллеги по развалу СССР в "секретном дополнительном протоколе" написали: "…Сферы влияния Германии и СССР будут разграничены ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО…"?

Наверное, достаточно разбирать этот "важнейший политический документ XX века". Как еще один пример беззастенчивой фальсификации можно привести дело о расстреле польских офицеров в Катыни. Среди прочих «архивных» материалов, неоднократно озвученных по телевидению (!), на божий свет была вытащена и "Записка Шелепина Хрущеву", в которой есть и такие строчки: "…Вся операция по ликвидации указанных лиц проводилась на основании Постановления ЦК КПСС от 5 марта 1940 года. Все они были осуждены к высшей мере…"

Сума сойти!!! Ведь в 1940 году страной руководила не КПСС, а ВКП(б)! КПСС появится лишь через 12 лет!


* * * | Почему Врут Учебники Истории | Война за правду о войне