home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24

На борту катера Береговой охраны, залив Мэн

Андреа стояла на верхней палубе катера Береговой охраны, чувствуя себя такой одинокой, как никогда в жизни. Большинство членов команды катера давно потеряли интерес к «Титану» и людям, по-прежнему удящим рыбу с борта гигантской яхты. Одна она не могла заставить себя уйти с палубы. Она знала: члены команды подозревают, что за ее интересом к «Титану» и Тревору Манфреду скрывается нечто большее, чем она сочла нужным объяснить. И Андреа не удалось бы рассеять эти подозрения, так как они соответствовали действительности.

Уже в который раз она поднесла к глазам бинокль и осмотрела яхту от носа до кормы. Если не считать рыбаков, на «Титане» не наблюдалось никаких признаков жизни. Абсолютно никаких. Андреа внимательно рассматривала мужчин, расположившихся на корме, — на то, как они закидывают удочки и вытаскивают рыбу. Она искала человека с растрепанной копной белых волос, но не находила. Тревор Манфред упорно не появлялся.

Он утверждал, что рыбаки — это его гости. «Тогда почему он сейчас не с ними?» — подумала Андреа.

В этот момент один из мужчин резко потянул на себя удочку, так что удилище выгнулось в виде перевернутой буквы U. Видимо, на крючок попалась крупная рыбина. Но когда рыбак уселся и начал наматывать леску на катушку, вытягивая добычу, Андреа увидела, что похвастать-то ему нечем. Это оказался всего лишь еще один тунец не самых крупных размеров. Пару таких они уже выудили.

Она следила за тем, как мужчина сражается с рыбиной, — лицо его на таком расстоянии было не больше миллиметра в диаметре, но она видела его зубы, когда он ухмылялся. Товарищи приветствовали его успех шумными возгласами, махали руками и вообще веселились, как могли. Быть может, они действительно гости на яхте? А Тревор Манфред нехорошо себя чувствует или же он просто негостеприимный хозяин?

Внезапно мужчины замерли. Казалось, они прислушиваются к чему-то. Удачливый рыбак выпустил удочку из рук, и она полетела за борт. Через несколько секунд на корме не осталось ни единой живой души.

Что же у них там произошло?

Металлический лязг открывающейся за спиной двери заставил Андреа оторваться от наблюдений. Она обернулась и увидела капитана, выходящего из рубки. Он с хмурым видом направлялся к ней. «Застукали, — пронеслось в голове. — Может быть, Рейли проболтался?» Она выпрямилась, готовая услышать о себе нелицеприятные высказывания, уверенная в то же время в своих решениях и поступках.

Она дождалась, пока капитан подойдет вплотную, и выпалила:

— Сэр, я могу вам все объяснить.

— Весьма в этом сомневаюсь, — произнес капитан, встав рядом и глядя на «Титан».

Андреа смутилась. Похоже, капитан нисколько не сердит на нее. Его куда больше интересовала яхта Тревора Манфреда, чем Андреа Винсент. Она решила повременить с объяснениями и послушать, что скажет он.

Капитан вздохнул, сдвинул фуражку на затылок и потер виски.

— Послушайте, все мы знаем о том, что видели вы и ваша команда. Все мы слышали о спасательной операции, о морском чудовище. Слухи распространяются быстро, как вам наверняка известно. По правде говоря, мало кто воспринял вашу историю всерьез. Мы посчитали, что она — истинная причина того, почему вы здесь; и она же — причина нахождения здесь Манфреда. Но никто у нас по-настоящему в это не верит. Мы намеревались сегодня идти обратно. Не все из моей команды одобряют эту сумасбродную затею.

Интересно, куда он клонит? Она уже собиралась задать вопрос вслух, но решила, что пока лучше хранить молчание.

— Короче, сейчас мы перехватили сообщение.

Андреа наморщила лоб.

— С «Титана»?

— Да, но ответ пришел, — капитан указал пальцем куда-то за борт, прямо в океан, — оттуда.

Андреа посмотрела на волны, словно пытаясь проникнуть взглядом до самого дна, гадая, что же там может происходить.

— Похоже на то, что они наткнулись на это ваше чудовище. Похоже, кто-то из них находится сейчас под водой в мини-субмарине, спущенной с «Титана». Клянусь Богом, я и сам вам не верил, но ужас в голосах этих людей… — Капитан задумался и посмотрел на яхту. — Куда подевались рыбаки?

Андреа обернулась к «Титану», вспомнив, как неожиданно мужчины побросали свои удочки и скрылись. Если прибавить к этому информацию, полученную от капитана, можно представить, как экипаж яхты сейчас носится взад-вперед, готовясь к отплытию, поднимая на борт мини-субмарину. О рыбной ловле давно забыто.

Что же все это означает?

Андреа едва не задохнулась от неожиданно пришедшей в голову мысли: «Они собираются его преследовать!»


Тревор бурей ворвался в рубку «Титана» и начал отдавать приказы. Аттикус и О'Ши стояли позади. Все в рубке пришло в движение, капитан и прочие члены команды забегали, готовясь немедленно начать преследование. Римус приветствовал вошедших. Его по-всегдашнему яркая рубашка контрастировала с виноватым выражением лица.

— Мне следовало быть с вами, — произнес он голосом, полным искреннего сожаления.

— Не беспокойся, Римус. Аттикус управлял лодкой, как настоящий профи, — сказал Тревор, похлопав гавайца по плечу, и отошел к окну.

Римус мрачно посмотрел на Аттикуса и встал возле босса, ожидая дальнейших указаний.

О'Ши тихонько подошел к Аттикусу и прошептал:

— Будьте поосторожнее с этим парнем. — Он кивнул на Римуса. — Он не любит, когда кто-нибудь другой сближается с Тревором.

— Ему не о чем беспокоиться. Я и знаком-то ведь с Тревором всего пару дней.

— Вы называли его по имени.

Аттикус пожал плечами:

— И что тут такого?

— По имени его называют либо те, кто шельмует его в газетах и на телевидении, либо — кто пользуется его особым расположением. На «Титане» только я имею такую привилегию — единственно потому, что он опасается той силы, которую я представляю.

— Что-то не верится, чтобы Тревор боялся Бога, — сказал Аттикус.

— Не Бога: вечности. Он верит — невесть по каким причинам, — что во власти священников отпускать грехи и спасать душу. Я для него — пропуск в вечную жизнь.

— А на самом деле все обстоит не совсем так?

О'Ши улыбнулся:

— Совсем не так. Но он верит в то, во что хочет верить.

— Тогда — что вы-то здесь делаете? Я сомневаюсь, что это нормально для священника — получать деньги за то, что он выслушивает исповедь.

— Об этом, — сказал О'Ши, — как-нибудь в другой раз.

Они замолчали и услышали голос Тревора:

— Где сейчас эта тварь?

— Идет, как и прежде, за косяком, — откликнулся капитан, склонившись над экраном сонара, куда по-прежнему поступали сигналы с разбросанных по заливу буев.

— Видимо, сочло гигантскую акулу конкурентом и прогнало со своей территории, — сказал Аттикус. Он не мог удержаться от того, чтобы не проанализировать поведение животного с позиции океанографа.

— Оно… оно поднимается, — произнес капитан напрягшимся голосом. — Следом за косяком.

Аттикус ощутил прилив адреналина. Он знал, что произойдет дальше.

— Полный вперед! — крикнул Тревор. — Мы должны настичь его через десять минут, иначе полетят головы! — Он повернулся к Римусу и добавил уже мягче: — Не займешься ли гарпунным ружьем?

— Да, сэр, — кивнул Римус и бегом бросился из рубки.

Тревор обратил к Аттикусу сияющее лицо.

— Вы готовы, Аттикус? Игра началась. Насколько мне помнится, у Мелвилла эта часть называлась «Погоня».

— Это было уже в конце книги, — подсказал О'Ши.

Тревор в ответ с улыбкою произнес:

— Я очень нетерпеливый.


За кормой «Титана» вспенилась вода. Яхта тронулась с места и начала быстро набирать ход.

— Они поплыли туда! — крикнула Андреа.

Кричать не было нужды, так как с того момента, когда стало ясно, что происходит на «Титане», команда катера была наготове, чтобы стартовать в любую минуту. Андреа стояла рядом с капитаном на мостике.

— Следуем за ними, — приказал капитан. — Подойти ближе, но сохранять безопасную дистанцию.

Судно слегка дернулось, когда ожили двигатели. Опустились в воду гребные винты, и катер, вспенивая воду, отправился в погоню за яхтой Тревора Манфреда.

Капитан и все члены экипажа думали сейчас о преследовании яхты, но также начали склоняться и к тому, что морское чудовище, над рассказами о котором они только и делали, что потешались, может существовать реально. Мысли же Андреа были сосредоточены на человеке, за которым она неотступно следовала с той минуты, как вернула его к жизни. Она знала наверняка: он на «Титане». Но когда она следила взглядом за огромной яхтой, рассекающей волны, на ее носу что-то вдруг металлически блеснуло — ей подумалось, что, быть может, уже слишком поздно спасать Аттикуса.

Если на борту «Титана» ничто его жизни, возможно, не грозит, то в схватке с чудовищем он может потерять себя. Андреа опасалась, что он может сам превратиться в такого же монстра, как то существо, на которое он охотится.

Кто-то положил руку ей на плечо. Андреа обернулась и увидела капитана: тот разглядывал фотографию.

— Мы ведь на самом деле здесь из-за него? Это же тот парень, которого вы спасли и который потерял дочь?

Она кивнула.

— И он на «Титане»?

Снова кивок.

Он крепко сжал ее плечо.

— Мы вернем его.

— А вы давно поняли?

— Я уже достаточно давно хожу в море и могу легко опознать женщину, которая ждет возвращения своего любимого. — Капитан улыбнулся. — Когда вы давеча стояли на палубе и смотрели на то судно, в глазах у вас было такое же выражение, что и у моей жены всякий раз, когда она встречала меня на берегу.

Андреа тоже улыбнулась. В конце концов ее тайну все же раскрыли, но, странное дело, ее это совершенно не беспокоило. Капитан был хорошим человеком. Вдруг она поняла, что так до сих пор и не знает его имени.

— А как ваше имя, капитан?

— Джон Кнехт, к вашим услугам.

— Спасибо вам, капитан Кнехт, — сказала она.


предыдущая глава | Кронос | cледующая глава