home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


36

На борту «Титана», залив Мэн

— Дьявол! — закричал Тревор, глядя на изображение, передаваемое в рубку «Титана» с мини-субмарины.

Он увидел ЭТО. Увидел ясно и отчетливо, так же как и все находящиеся в рубке. В тот миг, когда уже казалось, что Аттикус вот-вот покончит с чудовищем, в яркой вспышке света внутри левиафана проступил силуэт девушки. Она была до сих пор жива. Дочь Аттикуса, живая, находилась в брюхе Кроноса!

— Нет, этого не может быть!

Андреа приложила ладонь к тому экрану, на котором Аттикус неистово стучал кулаками по стеклу кабины.

— Она жива.

Слезы покатились по ее щекам, по морщинкам, оставшимся от широкой, в предыдущей беседе с Тревором, улыбки.

О'Ши также был ошарашен. Он отошел от экранов, погруженный в раздумья, с нахмуренным лбом.

— Чудо, — прошептал он.

Тревор внимательно наблюдал за Аттикусом, замечая, как на его лице выражение отчаяния сменяется выражением надежды. Из всех возможных вариантов развития событий произошел наименее вероятный и, главное, наихудший. Его герой, его храбрый воин превратился в несущего черт-те что отца за какие-то полминуты, в течение которых он узнал фигуру своей дочери в утробе Кроноса.

— Давай, Аттикус! — заорал Тревор. — Прикончи его! Вводи код! Ну же, дружок, давай!

Не в силах сдержаться, Тревор потряс монитор.

— Нет, — простонал он, отпихивая его от себя. Аттикус этого не сделает. А ведь он был так близок к успешному завершению дела. Он мог бы покончить с этим существом, не создав при этом никакой угрозы «Титану».

Если бы только его дочь была мертва! Тревор вновь повернулся к разворачивающемуся на экранах действу и почувствовал пробежавший по спине холодок. С центрального экрана прямо на него, проникая в самую глубь души, уставились два желтых глаза. Кронос.

Эта тварь насмехается над ним, дразнит! Черт бы побрал этого змея! Черт бы побрал Аттикуса! Тревор проскользнул к Римусу мимо остальных членов команды, молча сидящих перед экраном и наблюдающих, как Аттикус и Кронос таращатся друг на друга сквозь стекло субмарины.

— Мы сейчас над ними?

Римус оторвал взгляд от экранов. Слегка потряс головой, как бы выходя из оцепенения, и утвердительно кивнул. Радостно ухмыльнулся, разгадав замысел Тревора.

— Сбрось несколько глубинных бомб. Надо заставить зверя всплыть. Отдай команду поднять вертолет с полным комплектом самых мощных торпед. Пусть приготовят противолодочные минометы и зарядят их 356-миллиметровыми снарядами. — Тревор взглянул на экран. Аттикус все так и сидел в неподвижности. — Теперь уже я примусь за это.

Римус подозвал капитана и двух моряков и начал спокойным голосом отдавать команды. Все трое внимательно слушали, быстро кивая, и приготовились выполнять поставленные задачи. Следя за происходящим, Тревор не мог сдержать улыбку. Команду специально на протяжении нескольких лет готовили к подобным ситуациям, и действия экипажа были отработаны до автоматизма. И вот момент настал. Тревор видел блеск в глазах каждого: они были готовы — нет, они жаждали выполнять приказы.

Он бы и хотел избежать крайних мер, но деться было некуда: его герой всех их предал. Конечно, в случившемся имелась и его, Тревора, вина. Нет, он не мог, конечно, предположить, что Джиона окажется жива, но не следовало отпускать Аттикуса одного. Но он казался Тревору хладнокровным и хорошо обученным киллером, и можно ли было думать, что он в одночасье откажется от первоначального намерения?

Но это произошло.

«Не важно», — подумал Тревор. Цель поисков была совсем близко, и еще ни одному человеку, как бы он того ни хотел, не удавалось встать между Тревором Манфредом и его целью. Если глубинные бомбы даже и не убьют монстра, они вынудят его всплыть на поверхность, где его встретит залп торпед, после чего он еще и попадет под обстрел противолодочных минометов. И если что, финальным аккордом прозвучит выстрел из четырнадцатидюймовой пушки, поднятой с затонувшего линкора времен Второй мировой, отремонтированной и установленной на «Титане». У нее остался всего один ствол из трех, однако она была способна уничтожить практически любую цель на море.

К Тревору подошел Римус.

— Вертолет будет в воздухе через пять минут. Торпеды готовят. Минометы расчехлены, снаряды поднесены. А насчет пушки… — Лицо Римуса расплылось в улыбке. — Мы о ней сейчас позаботимся.


Андреа судорожно вздохнула, обернулась и увидела, как Тревор с Римусом шепчутся о чем-то в углу рубки. Ей удалось подслушать несколько слов, и услышанное сразу же вывело ее из эмоционального ступора.

— Вы сказали — «пушка»?

Андреа гневно нахмурилась. Да, она действительно слышала это. По пути к совещающимся, Андреа вспомнила и другие подслушанные фразы из их разговора — этого было достаточно, чтобы в груди похолодело.

— Аттикус там, внизу. Его… его дочь все еще жива.

Тревор осклабился:

— Боюсь… — Он запустил пальцы в гриву взлохмаченных белых волос и почесал затылок. — Как бы это сказать… боюсь, уже ненадолго.

Андреа подумала, что ослышалась. Конечно, она знала, что Тревор — мерзавец, каких поискать, но не могла представить, что он способен и на такое. Так же как у нее и в мыслях никогда не было, что «Титан» представляет собой нечто иное, чем крупнейшую в мире прогулочную яхту. Теперь же оказалось, что это роскошнейший в мире военный корабль.

— Ты, сучья…

Удар Римуса с левой едва не сломал ей челюсть. Андреа пролетела через рубку, наткнулась на стул и рухнула на пол. Никогда в жизни ее так зверски не били. Хотя боль от удара была не столь сильной, как она ожидала, в голове все мутилось.

Андреа с трудом поднялась на ноги. Кровь стекала из угла рта. Ехидный смех Римуса привел ее в ярость.

Но не успела она приготовиться к решительным действиям, как кто-то сзади крепко ухватил ее за запястья, а второй рукой сжал, как клещами, шею. Андреа застонала и попыталась вывернуться, но все было бесполезно — хватка становилась только сильнее. Неизвестный заговорил, и она с горьким недоумением узнала голос О'Ши: — Я держу ее.

— Больно-то мне нужна твоя помощь, — прорычал Римус, делая шаг вперед.

— У нас нет времени! — крикнул О'Ши. — Я видел глаза диавола! Он должен быть уничтожен!

Римус, похоже, его не слышал и сделал шаг, намереваясь покончить с Андреа, но Тревор слегка придержал его за локоть, заставив остановиться.

— Святой отец прав, Римус. У нас нет времени.

Гаваец злобно посмотрел на Андреа:

— Значит, позже…

— К оружию! К оружию! — воскликнул Тревор, к которому вернулся охотничий пыл.

Когда они с Римусом вернулись к экранам, Андреа прошипела О'Ши:

— Ах ты, мразь.

— У меня не было выбора, — шепотом ответил священник, подталкивая ее к двери.

— Обманщик.

— Они бы убили вас.

— И ты бы им помог.

О'Ши вздохнул:

— Я обещал Аттикусу, что помогу вам бежать с «Титана», если дела станут плохи. Сейчас они крайне плохи.

Внутри Андреа все перевернулось при мысли об Аттикусе.

— А как же Аттикус?

— Он произвел на меня впечатление человека, который способен сам о себе позаботиться.

Андреа понимала: священник прав. В данный момент они ничем не могли помочь Аттикусу. Враги превосходили их числом и были хорошо вооружены. Нужно еще поломать голову над тем, как бежать с яхты.

О'Ши убрал руку, сжимавшую ей шею. Мгновение спустя она почувствовала, как в спину уперлось что-то твердое. Пистолет.

— А ну, шевелитесь, — сказал О'Ши повелительным тоном, ткнув ее пистолетом в спину.

— Эй, — гневно крикнула Андреа, затем шагнула к двери. Внезапно ее грубо схватили за волосы — голова откинулась назад. Она вскрикнула от боли.

— Не пытайтесь бежать, или… — угрожающим тоном произнес О'Ши.

— И куда же это вы направляетесь? — с улыбкой спросил, медленно приближаясь к ним, Тревор.

— В карцер. Ее место там, — ответил О'Ши.

— Напротив, — сказал Тревор, — ее присутствие здесь придаст происходящему особенную пикантность. Она должна остаться и увидеть все своими глазами. Это будет такой… вроде как многогранный эксперимент. — Тревор пристально воззрился на Андреа. — Вы так не считаете, дорогая?

— Пошел к черту!

Откинув голову, Тревор расхохотался:

— Надеюсь, наш дражайший святой отец избавит меня от сей горькой участи. Конечно, после сегодняшних подвигов мне будет не обойтись без его услуг. — Тревор перевел взгляд на О'Ши. — Подведите ее к окну — оттуда открывается вид гораздо лучший.

Быстро шепнув на ухо Андреа: «Простите», священник подвел ее к переднему окну рубки. Двумя палубами ниже она увидела воздевшую жерло к небу огромную серую пушку, готовую выпустить смертельный заряд.

Андреа посмотрела на экран. Аттикус и Кронос по-прежнему пребывали в неподвижности, уставясь друг на друга. «Атти! Скорей, скорей уходи оттуда!» — послала ему мысленное напутствие Андреа, но он не отрывал глаз от чудовища. Был ли тому причиной взгляд Кроноса или же шок оттого, что его дочь каким-то чудом осталась жива, но Аттикус не мог двинуться с места, будучи во власти безумных разрушительных фантазий.

— Вертолет в воздухе, — доложил Римус — «Дикобраз» готов к пуску глубинных бомб.

— Вы же убьете нас всех, — выпалила Андреа. Тревор широко улыбнулся:

— Трус может отойти в сторону, выбор же смельчака всегда сопряжен с опасностью.


предыдущая глава | Кронос | cледующая глава