home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пластик, железо и прочее

Контр-адмирал Лигатт распекал подчиненного. Распекаемым значился кэптен Марджори, командир самого старого авианосца группы «Честер Нимитц». Поскольку вся группа уже составляла единое целое, то для доставки провинившегося Марджори на глаза контр-адмиралу не пришлось гонять вертолет – хватило штатного электромобиля.

– Послушайте, кэптен, чем вы там занимались во время «стыковки»? – скрежетал сталью контр-адмирал. – Маникюрили ногти? Или, может, дремали?

– Мы занимались «стыковкой», сэр! – чеканил в ответ кэптен Марджори. Он был командиром корабля и тоже умел ставить голос на нужную октаву. – Виновные в происшествии будут наказаны.

– Вы что, назначили комиссию для разбирательства? – Контр-адмирал скривил какое-то подобие саркастической улыбки.

– Никак нет, сэр, – пожал плечами Марджори. – Ведь я же командовал процессом и тоже косвенно виновен.

– Косвенно?! – рявкнул Арчи Лигатт. Он явно перегибал палку, все-таки перед ним находился старший офицер.

– Разумеется, косвенно, сэр, – щурился Марджори. – Пока вина не доказана, я не виноват.

– Послушайте, кэптен, бросьте эти адвокатские штучки. Вы что, действительно хотите, чтобы я привлек к делу военную полицию?

– Решение за вами, контр-адмирал. – Марджори явно издевался. Он знал, что номинально за происшествие несет ответственность не только он, но и сам Лигатт: ведь он значился старшим всей проводимой операции.

– Издеваетесь, кэптен?

Марджори снова пожал плечами.

– Кто вам, черт возьми, дал кэптена?

– Звание мне присвоили те же учреждения, что и вам, сэр. – Марджори улыбался.

– Нет, я все понимаю, – сжимал в бессилии кулаки Арчи Лигатт. – Но у вас перед глазами имелась целая куча мониторов, мультиизображение, видеокамерная съемка, визуальная видимость, наконец. И вы…

– Так уж получилось, сэр. Но ведь никто не убит.

– А техника? Ущерб?

– Но ведь ерунда, адмирал. Согнули несколько стоек, раздавили три-четыре электронных глаза. Ни пожара, ничего похожего нет. Судовые ремонтники решат все эти мелочи.

– Господи помилуй, Марджори, – тер виски контр-адмирал. – Вам должно быть по крайней мере стыдно перед личным составом. За все времена «стыковок» это первое ЧП?

– Адмирал, мы ведь с вами в курсе, что это не так, – нагло подмигнул начальнику Марджори. – Аварии бывали, только их, как всегда, задвигали под сукно. Кто мешает сделать это сейчас?

– Значит, по-твоему, сукин сын, мы должны обманывать родное командование?! – вспылил контр-адмирал.

– Ну, во-первых, я не «сукин сын», сэр, – ничуть не изменившись в лице, произнес Марджори, – а во-вторых, мы его что – никогда не обманывали? Мы никогда не заминали некоторые ЧП.

– Да, разрази меня гром, кэптен! Но если даже мы маскировали какие-то казусы официально, мы все равно доводили о происшествиях вышестоящим. И даже если так, почему вы – старший офицер – сейчас не ощущаете своей личной вины? При чем здесь доказано – не доказано? Вы хотите прикрыться тем, что по официальной линии дело замнут, а следовательно, вам не за что будет повесить служебное несоответствие?

– Вы абсолютно правы, сэр, – оскалился Марджори. – И ведь так оно и будет, правда? Не дай бог сейчас, во время продолжения лоббирования программы создания еще нескольких «линеек», всплывет история с сегодняшним столкновением.

– Вас и меня, разумеется, съедят с потрохами, так? Или вообще растерзают весь проект «больших линеек».

– Был бы рад, контр-адмирал, ибо мне хочется управлять боевым кораблем, а не заякоренной стоянкой. Да и к тому же не всей, а только ее частицей.

– Вы так красиво поете, кэптен, – поддел его Лигатт, – что мне становится вас жалко. А вы по-серьезному способны сейчас руководить отдельным авианосцем?

– Раз назначен, то могу, – надменно процедил Марджори. – Разумеется, если большую часть года мы будем по-прежнему стоять склеенными в большое корыто, то тут любые навыки атрофируются.

«А ведь он, по сути, прав, – констатировал Арчи Лигатт. – Но, правда, не в отношении себя лично. Он-то как раз моряк нулевой».

– Знаете, за что мне обидно? – прокомментировал он вслух. – Мне обидно за ваше поколение, которое идет на смену нам – старым перечницам. Вы совершенно не переживаете за дело. Хорошо бы вас немножечко полупцевать.

– Ну, тут у вас руки коротковаты, контр-адмирал Лигатт, – почти хохотнул в лицо прямому начальнику Марджори.

Арчи Лигатту очень захотелось броситься на него прямо через служебный стол. Он подавил в себе зверя. Во-первых, было абсолютно неясно, кто победит в поединке, а во-вторых, он совсем не хотел иметь потом дело с какой-нибудь комиссией, направленной сюда по жалобе кэптена Марджори. С него станется сделать такую подлянку.

– Ладно, стерпим, – сказал он вслух. – Минуем и пойдем дальше. Как вы считаете, кэптен, повреждения не помешают проведению взлетов и посадок? – Он знал ответ не хуже того, кто сидел напротив, но ведь надо было каким-то образом продолжать сотрудничество.

– Никаких проблем, сэр. Ремонтные работы будут проводиться параллельно. Не стоит разворачивать уже вылетевшие из Каролины транспорты.

– Держите ремонт под контролем, кэптен.

– Само собой, сэр.

– И не забывайте о противоракетной обороне, мы с вами на войне.

Прозвучало это несколько банально.


Морские песни | Флаги наших детей | Морские песни