home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пластик, железо и прочее

Ракета не была старой. Хотя инженерное решение и конструкция, по которой она создавалась, относились к апогею ушедшей эры. Тому замалчиваемому времени, когда весь мир делился на два противостоящих лагеря, способных и, может быть, тайно жаждущих испепелить друг друга в течение нескольких часов. И поскольку ракета и система ее запуска когда-то приспосабливались к тому страшному миру, подвешенному на нити, ткань коей свисала между кромками сверкающих заточкой ножниц, то ее основная прелесть заключалась в способности выживать, даже после того как ножницы сомкнулись и в стратосферу стартовали потушенные огни перетертых в пыль городов. Так что окружающая пустыня, природное образование, распирающееся с каждым годом все далее на север и юг, была для ракеты и для необходимой к запуску аппаратуры местом, настолько же подходящим, как родные луга-поля, с капаньем слепого дождика на макушку. Ракета была универсальным солдатом эпохи ядерных войн. Понятие «климатические условия» для нее начисто отсутствовало, по крайней мере в специфике суши третьей планеты Солнечной системы.

Когда-то ранее для нее ничего не значили и географические координаты. Точнее, все части света были равнозначны в плане возможности их скоростного достижения. Теперь, после подрезания «ног», взлетные характеристики снизились, и скорость стала недостаточной для межконтинентальных бросков. Ну что же, у каждого минуса имеются плюсы. Стартовый вес уменьшился – это позволило еще более расширить такую характеристику тягача-универсала, как проходимость. Теперь даже размытое бездорожье тропиков сезона дождей стало ему нипочем.

Однако в данном случае это уменьшение веса ракеты использовалось еще более хитро. Здесь, в пустыне Намиб, тягачу не грозили селевые потоки, потому можно было смело скрутить вон две колесные пары вместе с осями, дифференциалами и прочей механикой. Теперь, перекрасив нижнюю часть и наставив к верхней фанерно-пластиковый камуфляж, получалось шатко-валко выдать тягач за какую-нибудь разновидность тяжелого бензовоза. В этом плане ему в свиту прекрасно ложились две машины сопровождения. Мало ли, может, просто усиленная охрана? Бензин сейчас дело дорогое, вот-вот грозящее стать реликтом. Так почему бы этим машинкам не катить впереди и сзади от бензовоза? Да еще не выставить авангард в виде двух-четырех джипов. Места ведь вокруг неспокойные – полупровинция, полуколония Зулустана и одновременно совместный протекторат остальных членов НЮАС. Поди разберись, кто тут кому должен? А потому, если из оконного проема тягача вместо руки с сигаретой пялит рыло крупнокалиберный пулемет, а на джипе неряшливо торчит из брезента пусковая труба ракетной направляющей, то кто, собственно, может возразить что-нибудь по существу? Дорожная полиция? Не смешите! Тем более эскорт рулит вне дорог.

Он прибыл неизвестно откуда, прет без остановок, иногда делает ложные лавирования, маскируя конечную цель. Он кружит в этих местах уже давно. Спутники? Да, пожалуй, некоторые обратили на колонну внимание. Но мало ли в тридцати миллионах километров лоскутного одеяла Африки всяких бандформирований? Считать, не пересчитать. Сейчас все внимание на самый юг. Намибия протекторат – что с ней возиться?

Впрочем, эскорт уже не лавирует, уже замер на месте и чем-то занят. Размещение машин достаточно хаотичное. Похоже на непродуманную разбивку лагеря. Если б возле моря, было бы подозрительно. Пожалуй, стоило бы сместить к северу патрулирующий ниже «Супремак». Однако все рассчитано. Спутников, чиркающих по верхней части атмосферы, сейчас над данным районом нет. Разумеется, под достаточно небольшим углом видят что-то геостационарные, но где им разобраться с ходу. Никакого опасного радиоизлучения из района не идет, а значит, тут не применяется какой-то новейший локатор. Нового поколения «Аваксов» – «Супремаков» мало: после катастрофы с «линейкой» – наперечет. Естественно, если бы имелась лишняя, незадействованная авиация, можно было бы послать звено каких-нибудь «F-117». Разобраться, что к чему, а еще лучше раскатать колонну в пыль – на всякий пожарный случай, чтобы другим неповадно было красть спутниковое внимание. Кстати, один из них должен пройти над районом через пятьдесят минут, и ему уже поставлена соответствующая задача. Ни больше ни меньше, а сделать «нырок» – временный сход до шестидесяти пяти километров и произвести фотографирование с помощью бортового телескопа.

Те, кто прибыл с колонной, знают об этой опасности. Ничего страшного, по нормативу они должны уложиться в восемь с половиной минут. Можно даже расслабиться после проведения контроля и кое-что уточнить у окружающего мира.

Поскольку спутник «Хат-станд» не успевает, он не сможет отправить в АНБ красивые, четкие фотографии, от которых у пентагоновских генералов отвиснут челюсти и округлятся глаза.

Там, посреди пустыни Намиб («Послушайте, где здесь море?» – «Да, километров сто осталось». – «Ничего себе пляж отгрохали!»)… Так вот, посреди пустыни Намиб уже коптят небо ненужные фанерно-пластиковые щиты с надписями «Огнеопасно!». Пытаются задымить местность – дым все едино дармовой. А из клочьев этого жалкого подобия завесы торчит в небо готовая к пуску ракета «финик». Тактическая ракета – производная более сложной системы – межконтинентальной ракеты «тополь». Усовершенствование достигнуто через упрощение. Конструктор для детского ума. Берется большая 45-тонная штуковина, сокращается на одну ступень, урезается в весе и дальности поражения. До пяти с половиной тысяч километров.

Немного, но достаточно солидно!


Твердый грунт | Флаги наших детей | Твердый грунт