home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пластик, железо и прочее

Ранее появление ракетного комплекса «финик» на территории нестабильной страны вызвало бы международный инцидент. Но те странные времена, когда обмен нотами и отзыв посольств имели какое-то значение, давным-давно миновали. Да, когда-то ракеты, так называемой средней дальности, были кем-то запрещены и взаимно уничтожены, переплавлены в кастрюли-плошки и топливо для реакторов. А тягачи – в резвые, прожорливые на солярку автокраны. (Где теперь те краны?) Однако после того, как некоторые узколобые, но животастые дядьки решили, что в бирюльки играть довольно и пора бы оставить на планете только один закон – право силы, политические нравы несколько изменились. Точнее, с них соскочил привычный и, как оказалось, приевшийся кое-кому лоск.

Первым посыпался договор о демилитаризации космоса. Разумеется, он касался только приземных далей, ибо откуда о нем могли ведать милитаристы многочисленных галактик созвездия Девы или еще кто-нибудь? Совершенно неоткуда. Наверное, они так и продолжали ставить в пылевых туманностях аннигиляционные мины и разносить в клочья шаровые скопления, ведать не ведая о ОСВ-1, ОСВ-2, а также запрете испытаний атомных зарядов в четырех средах. Зато здесь, под атмосферой третьей от Солнца планеты, его денонсация имела громадный резонанс. Сработал известный из других областей «принцип домино». Поскольку потенциальные противники не имели возможности сразу ответить адекватной мерой, они обезопасили себя, смахнув со стола остальные договоры-ограничители. Ведь как прорвать выведенную в космос защиту от ракетного нападения? Весьма и весьма просто. Нарастить силу первичного удара. Это достаточно недорогое, а главное, доступное решение, ибо не подразумевает под собой никакого развития новых технологий. Как говорится, дешево и сердито!

Так что поскольку с момента осыпания в утиль формулы «написано пером – не вырубишь топором» прошло уже лет двадцать, то ничего особо удивительного в появлении на берегу южной Атлантики ракеты средней дальности не имелось. Ведь теперь никто из производителей оружия не был особо связан. Вместе с принципами международного права покатилась под горку система патентования, контроль авторского права и все такое прочее. Теперь оружейники продавали направо и налево что душе угодно. Разумеется, и борьба с ними велась теперь в более широком диапазоне допусков. Например, однажды уже поминаемый корсар Тимур Дмитриевич Бортник успешно потопил польский сухогруз со всякой всячиной, а все из-за того, что со всем остальным-прочим там имелась партия каких-то станций связи, составляющих конкуренцию аналогичной китайской разработке. Между прочим, сам Бортник понятия не имел, за что прикончил бедный сухогруз, но деньги ему заплатили исправно, и это подкрепило моральное удовлетворение от отправки в пучину корабля страны, входящей в блок НАТО. Так что борьба за рынки достаточно часто перерастала в тайные боевые действия.

Не считали ли теперь создатели противоракетного «зонтика» локального района Северной Америки, что вред от его развертывания превысил пользу? Нет, не считали, ибо, несмотря на пропагандируемые достижения медицины, все они ко времени описываемых событий получили окончательную прописку на престижных кладбищах.

Так вот, появление в Африке ракеты тактического уровня не могло значиться чем-то из ряда вон, ибо теперь такую штучку мог приобрести каждый встречный-поперечный с достаточно пухлым кошельком.

Вопрос заключался в следующем. Имея дальность в пять с половиной тысяч километров, «финик» мог «достать» из Намибии почти любую точку Черного континента, а также громадную акваторию океана. Африку достаточно ударно «обработал» «Громовержец», так что падение на любую из столиц очередной ракеты не несло американцам особо новых неприятностей, а вот океан? В зону поражения попадало все ударное соединение.

Но чем особо страшным могла грозить баллистическая ракета средней дальности? В общем-то, в предполагаемом варианте применения – особо ничем. Попробуй попасть в движущийся корабль устаревшей баллистической ракетой, а тем более прорвать противоракетную оборону морского боевого ордера. Так что даже после обнаружения запуска флот Штатов не особо встревожился.

Знали бы они, что ракета имела разделяющуюся боеголовку – три элемента. Один из них был ложной целью, а два других…

Это были тактические атомные бомбы эквивалентом сто пятьдесят килотонн. Достаточно стандартная штучка вроде бы укатившего прочь века атомного шантажа.


Твердый грунт | Флаги наших детей | Кабинетные эмпиреи