home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Твердый грунт

Он снова выплыл их какой-то полудремы, полукошмара. Он лежал ничком, разодрав щеку о гравиевую крошку. Рядом валялся пистолет. Он хотел положить его назад в кобуру. Почему-то это надо было сделать обязательно. Однако руки не слушались. «Отрубили?» – подумалось ему ни с того ни с сего. Над головой что-то ревело. Но это было уже нестрашно. Однако любопытно. Все еще опасаясь внезапного сердечного надрыва, он сумел перевернуться на спину. Странно, но руки так и остались там, за спиной. «Застряли в кобуре?» – решил он и тут же удивился нелепости предположения.

Теперь он видел небо над собой. Оттуда валилось что-то большое, брюхатое. Отголосок улетучивающегося кошмара нахлынул и тут же провалился в прошлое. Вертолет? Нет, это был не вертолет. По крайней мере не такой, на котором их когда-то катали. Самолет? Как он может здесь сесть? Логика просыпалась. Потом вспомнился учебник. Точнее, страница электронного учебника. Родное Благовещенское аэромобильное. Разведывательная подготовка. Вертолето-самолетная помесь – штатовский палубный транспортно-десантный «Оспрей», или «V22», совместное производство «Белл» и «Боинг», пилота – три, десантников – двадцать четыре, грузоподъемность – семь тонн. Где наш таинственный Центр взял эту дуру? Гул усилился. «Дура» была не одна!

Внезапно Герман догадался, что руки у него связаны. Точнее, пальцы. На нем были надеты пальцевые наручники. Он попытался встать. Но кто-то совсем близко рявкнул:

– Не двигаться! Лечь!

Это было сказано на английском.

Но Герман все-таки постарался оглянуться вокруг, разыскивая Лизу. Он ее не увидел. Но зато обнаружил очень много знакомых людей.

Все они были связаны и лежали, так же как и он.


Пластик, железо и прочее | Флаги наших детей | Пластик, железо и прочее