home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА XXV

Некоторое время чужеземцы вместе с Аутой и Неферт следили за лодкой через необычное зеркало, как вдруг на мгновение оно почернело, затем все засветилось белым светом, и на нем не стало видно ни гор, ни лодки.

Хор вскочил на ноги и испуганно закричал:

— Вот чего я боялся!

Все как только могли быстро выскочили наружу. Рука Хора показывала в сторону горизонта, где должна была быть Огненная Гора. Все небо, казалось, покрылось сеткой из тонких длинных облачков вроде молочного цвета лучей, затем эта сетка начала медленно подниматься, образуя огромный гриб из дыма и превращенной в пыль земли.

Хор отошел на другую сторону маленького плато вершины. Все остальные поспешили за ним. Внизу, по берегу, шел караван ослов и рабов, направляющийся к заливу. Аута и Неферт онемели. Аута тут же побежал за подзорной трубой и, взглянув в нее, удивленно воскликнул:

— Это Великий Жрец со всей своей свитой! Куда это он направился?

— Кто его знает. Может быть, у него было какое-нибудь предчувствие, — сказал Хор. — Или отправился в путь так, не ведая ничего!

Аута понял лишь одно. Великий Жрец уходил со всеми своими кораблями, а Тефнахт упал с лодкой в кратер Огненной Горы.

Но что могло так испугать Хора?

Словно услышав его мысли, Хор сделал ему знак подойти к другой стороне вершины, откуда они только что смотрели. Но горизонт на юге потемнел. Ничего нельзя было разглядеть.

Хор и остальные чужеземцы вошли в свой корабль. Неферт не понимала, что происходит, но была взволнована. Аута не знал, что и подумать. Увидев, как лихорадочно торопятся чужеземцы, он не осмелился беспокоить их своими расспросами. Они сидели с Неферт на гранитной глыбе и молчали.

Немного погодя подул сильный южный ветер. Под ними заколебалась вершина горы. Потом пошел дождь. Воздух стал тяжелым. И хотя уже был полдень, вершина все еще была погружена в сумеречный свет. Затем все успокоилось.

Хор и его друзья вышли из башни.

— Мы отправляемся, Аута! — сказал он. — Теперь, даже если бы ты захотел остаться, мы не смогли бы тебя оставить!

— Куда отправляемся, Хор?

Чужеземец показал на небо.

Неферт, казалось, ничего не понимала; прижавшись к груди Ауты, она с беспокойством следила за рукой Хора.

— Почему? — Спросил Аута.

Как бы в ответ на заданный вопрос, вершину встряхнуло коротким подземным толчком. Дождь полил снова.

— В настоящее время мы ничего не сможем узнать. Все станет ясным, когда это кончится. Но здесь мы не можем ждать конца!

— Какой конец, Хор? Я ничего не понимаю!

Хор больше не мог скрывать свои опасения и добавил:

— Атлантида… вероятно, погрузится в море.

— Вся?

— Этого мы не знаем. Но ваши горы все задымились, и они могут оказаться связанными между собой под землей… Тефнахт упал с лодкой как раз в кратер наиболее опасной горы. Помнишь, Аута, когда к нам приходил бывший твой господин, я тебе сказал, что наша лодка имеет огромную силу и если она взорвется сразу вся, то…

— Видимо, старец запомнил и принял все это во внимание. Теперь он грузится на корабль. А он неглуп, как я вижу… — проговорил рулевой. — Я знал, куда направляется Тефнахт!

Хор нахмурился. Что-то взволновало его. Да и рулевой, казалось, не был спокоен. Говорил он о случившемся с досадой, чувством, которое Ауте не приходилось до сих пор замечать ни у кого из чужеземцев.

— И зачем я только оставил лодку!

— Откуда же ты мог предполагать, что придет Тефнахт! — попытался успокоить рулевого Аута. Но Хор остановил его:

— Не утешай нас, Аута. Только мы виноваты во всем. Ты не понимаешь, что произошло и что еще может произойти. Если бы маленькая лодка нечаянно упала на Великий Город, то через мгновение он превратился бы в пыль. Силой этой лодки надо управлять с умом. Теперь она упала внутрь Огненной Горы, где действуют силы, напоминающие процессы, происходящие в нашей лодке. Одна сила действует на другую, и так по цепочке… и кто знает, где ей конец! Хоть бы лодка упала на поле: там перевернулась бы вверх дном земля и на этом все кончилось бы! Нет, не могу себе простить, что я об этом не подумал!

Аута почувствовал, как на лбу у него выступил холодный пот. Только теперь он начинал понимать случившееся. Итак, конец восстанию — это всеобщая смерть… то есть не всех, так как у господ есть корабли и они смогут спастись. Но сколько погибнет людей! Вся Атлантида. И все это из-за Тефнахта! Мысль его остановилась: разве в этом виноват только Тефнахт? И у него на глазах навернулись слезы. Неферт заметила их. Увидел слезы и Хор. Никому не хотелось волновать Ауту, все молчали. Аута почувствовал, как что-то сдавило ему горло… И он, терзаясь своими сомнениями, сказал:

— Я, Хор, слышишь, Хор, только я виноват во всем! Теперь я это знаю хорошо: только я…

Хор помрачнел:

— Ты? Почему только ты?

— Если бы я не попросил вас отвезти меня на лодке…

Хор понял и остановил его движением руки:

— Совсем ты не виноват! Даже наш рулевой не виновен в том, что оставил лодку без охраны. Кто мог предполагать, что… Один лишь я по-настоящему виновен, так как именно я обязан был следить за всем. Да и как я, по правде говоря, мог бы предугадать это? Зная, что в наших руках такая страшная сила, мне, именно мне, надо было предусмотреть все до мелочей…

— Успокойся, Хор! — попросил его Аута.

— Не могу: погибает столько ни в чем не повинных людей, и я не могу им ничем помочь. Мы можем взять с собой еще пять-шесть человек, а как же остальные?

— Может быть, зная, какой силой обладает лодка, Тефнахт… — начал было другой чужеземец.

— Кое-что он знал! — сказал рулевой.

— Если бы Тефнахт знал все об этой силе и о таящейся в ней опасности, он или подумал бы, что его обманывают, или обрадовался бы еще сильнее. Он упивался бы сознанием того, что обладает такой силой! — сказал Аута и грустно улыбнулся. — Я хорошо знаю Тефнахта…

Но ничто не могло успокоить Хора. Он опять стал говорить о своей вине:

— И все-таки, если бы мы не прибыли на Землю или хотя бы охраняли лодку, ничего не случилось бы…

— Как — ничего? — грустно улыбнулся Аута. — Правитель и жрецы выжали бы из народа и рабов все их силы. Вы думаете, что между рабом живым и умершим есть какая-нибудь разница? Лишь одна: мертвый более никому не нужен.

Рулевой начал проявлять нетерпение.

— Летим, пока не поздно! — сказал он.

В ответ Аута иронически улыбнулся:

— Боишься, погибнем вместе с этой страной?

И тут ему стало неловко за свою резкость. Но рулевой, видимо, не обиделся на это и просто сказал:

— Мы не можем погибнуть. Лично для нас превратиться в пыль и разлететься по ветру ровным счетом ничего не значит. Но нас сюда послали, и нас ждут. Мы прибыли сюда для того, чтобы спасти жителей нашей планеты, и они ждут нашего ответа. Конечно, нас не посылали убивать невинные существа, но я не сожалел бы, если бы, если б погибали лишь богатые…

— Оставь это! — прервал его Хор. Он казался очень уставшим. — Может быть, когда-нибудь мы сумеем отдать то, что, не желая того, забрали. — Потом, повернувшись к земным жителям, чтобы поняла Неферт, сказал на языке атлантов: — Пошли в корабль, надо отправляться. Каждое мгновение может оказаться последним.

Неферт сделала шаг вперед. Однако Аута продолжал стоять. Хор подумал, что он не расслышал его, и повторил ему еще раз. Но Аута ответил:

— Я не лечу с вами. Остаюсь здесь.

Все посмотрели на него.

— Ты здесь погибнешь! — крикнул ему Хор.

— Возьмите с собой Неферт, — добавил Аута. — Она не должна умереть. А я остаюсь.

Он говорил на языке чужеземцев. Неферт смотрела на него спокойно, не подозревая, о чем он говорит.

Хор оглядел его с головы до ног, затем посмотрел на Неферт и сказал на языке атлантов:

— При других обстоятельствах я дал бы тебе право выбирать. Теперь же я сказал, что не могу тебя оставить…

— Я остаюсь, — ответил Аута без колебаний. Хор взял его за руку:

— Никто ничего не выиграет от твоей смерти. Она будет напрасной.

Поняв наконец, в чем дело, Неферт обомлела. Она не могла вымолвить ни слова.

— Но ведь из-за меня гибнет столько невинных людей. По крайней мере, у меня остается право умереть вместе с ними.

Услышав это, Неферт заплакала. Хор взял руку Ауты в свои:

— Подумай хорошенько, Аута! Если ты умрешь, ты не поможешь им. Отсюда спастись нельзя: у тебя нет судна и, может быть, уже поздно. Если же ты полетишь с нами, то возвратишься на Землю не долее чем через год. Мы еще не улетаем к себе домой. Мы будем вращаться почти год вокруг Земли, как ваша Луна, пока на Земле не станет спокойно. У тебя будет возможность познать то, что не знает ни один земной житель. И когда ты вернешься, то сможешь на самом деле быть полезным для ваших людей. Но это может быть только в том случае, если ты останешься живым. Смерть никогда и никому не нужна.

Неферт крепко обняла Ауту. Он смотрел на нее и не знал, как ему поступить. Потом медленно направился к лодке.

— А все-таки иногда в смерти есть смысл. Вам этого никогда не понять, — тихо проговорил он.

Когда все сели на места и начали застегивать ремни, Аута спросил свою любимую:

— Неферт, ты даже не сказала мне, страшно ли тебе лететь на небо.

Неферт посмотрела на него большими глазами и снова заплакала. Чужеземная женщина посоветовалась с Хором и усыпила Неферт, чтобы она не почувствовала подъема. Она должна была очнуться наверху, когда корабль станет вращаться вокруг Земли, превратившись в ее временного спутника.

Во время приготовления к полету рулевой, устраиваясь, как все, на своем кресле, сказал Ауте:

— Если бы мы верили в божество, нам было бы у кого просить прощения. Но ведь нас самих земные жители принимают за богов; вот и выходит, нам не к кому обращаться с этой мольбой. Но когда вернемся на Землю, я разыщу себе богиню вроде твоей, и, может быть, она меня простит… Готово! Трогаемся!

У всех на глазах были укреплены шары. Хор повернул ручку, и кресла перевернулись так, что все путешественники теперь находились в них вниз головой.

Волшебный корабль задрожал. Внизу послышался глухой рев, затем корабль ринулся в глубины неба, унося с собой двух детей Земли.

Немного позже на Святой Вершине, чуть выше плато, с которого они взлетели, появилась тонкая струйка дыма, которая постепенно утолщалась. Затем послышался глухой грохот, и к небу взлетел столб горящего пепла; через несколько мгновений рухнула вершина горы.

Гора Орлов лишилась Святой Вершины. Книги, стены и плиты дворца Великого Жреца превратились в искрящуюся пыль. Стало темно.



ГЛАВА XXIV | Лодка над Атлантидой (С иллюстрациями) | * * *