home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестая

   Кристина была очень зла и обижена. Она сидела на детских скрипучих качелях и крепко сжимала прохладные железные поручни качели. Над ней задумчиво летал ее личный человек-проблема с надутыми щеками. Он был похож на приведение. И через него просвечивало вечернее небо с ярким спутником вместо луны.

   Ее в очередной раз несправедливо наказали. День вообще не задался с самого утра. Сначала неудача на практическом занятии в университете. Потом тошнотворный паук, от одного вида которого Крис захотелось стать космонавтом и улететь на Сатурн. Затем псих Видарт, который, видимо, получал извращенное удовольствие, прикалываясь над ней. Зазнавшийся идиот. Правда, девушка до сих пор помнила руки длинноволосого, и то, как он прижимал ее к себе. Вроде бы с силой, чтобы она не смогла вырваться, но в то же время очень бережно. Но из-за него ей пришлось притвориться подругой Амфибии и убежать. А потом сесть не в свой троллейбус, чтобы затем пару остановок пилить до дома.

   Дома настроение Кристины упало еще на пару градусов. Потому как там не было никого, кроме Игоря в своем мачо-халате. Парень развалился на кожаном диване, потягивал через соломинку какой-то коктейль, богатый протеином, смотрел видео по домашнему кинотеатру и вальяжно разговаривал по телефону.

   - Младлена, привет, это я. Как кто я? Я - Игорь. Какой? Твой одногруппник. - Самодовольства в голосе парня резко поубавилось. - Младлена, лапа, что ты делаешь сегодня вечером? Я тут подумал... Занята? А завтра? И завтра занята? А... Да, я понял, что ты занята всю неделю. Жаль, очень жаль, а я знаю такой милый ресторанчик, там подают удивительное мясо по... Ты вегетарианка? - голос Игоря совсем потух, и он сухо распрощался с девушкой. А потом чертыхнулся и отбросил мобильник в сторону. Крис хмыкнула. Кажется, Рапунцель только что отшила кое-кого. Не зря она сестренка Славы, не зря. Тот тоже не западает на надменных идиоток.

   Игорь услышал смешок Кристины и тут же повернулся к ней. Поняв, что она стала свидетельницей его позора, побледнел от ярости.

   - Что? - злобно уставился он на сестрицу. - Подслушиваешь?

   - Сдался ты мне, носатый. Я просто пришла домой.

   - Лучше бы и не приходила.

   Кристина молча прошла мимо Игоря в свою комнату, бросила на кровать рюкзак, переоделась, вышла, чтобы попасть на кухню, и все-таки не сдержалась. Решила отомстить сводному брату за то, что тот был косвенно виновен в ее позоре перед Славой.

   Парень опять разговаривал по телефону, уже с каким-то другом. Темой обсуждения как раз была крутость Игоря и его способность закадрить любую. А Крис, подкравшись к нему, громким противным голосом, переполненным сочувствия, спросила:

   - Игорь, а правда, что тебя Младлена отшила? Но ты не переживай, вдруг ей просто девушки нравятся, а не ты?

   - Да пошла ты!

   Друг услышал ее возглас и захохотал. А братец опять жутко обозлился, так, что у него даже ноздри затрепетали. Он быстро договорил с приятелем, догнал Кристину в коридоре и устроил настоящую бурю в стакане.

   - Ты за языком-то следи, овца! - прокричал он. - Тебя что, хорошая жизнь больше не устраивает? Так я тебе устрою хорошие дни. Даже папаша не поможет!

   - Для тебя он Александр Александрович.

   - Для меня он просто хмурый надменный козел. Тот, кто дает мне нехилые бабки. - Игорь никогда не любил отчима. Хотя при нем вел себя как шелковый.

   - Не смей говорить так о моем отце. Лучше о своей тупой мамочке вспомни. - Прошипела Кристина. Она ненавидел, когда кто-нибудь говорил о ее родителях. Отца она любила, хотя сейчас очень редко общалась с ним. В отместку братцу решила пройтись по нелюбимой мачехе.

   - Заткнись! Я тебе сейчас в рот твои носки затолкаю, чтобы заглохла, дура, - пригрозил совсем уже взбешенный брат.

   Кристина сказала ему что-то резкое, Игорь вновь ответил, и слово за слово, у них завязалась перепалка. Девушка оказалась намного языкастее и ехиднее, поэтому сводный брат действительно захотел закрыть ей рот и даже потянулся к Крис. Она ловко увернулась от его рук, а Игорь нечаянно споткнулся, потерял равновесие и ухватился и за дорогую антикварную китайскую вазу, стоявшую в коридоре. Она тут же упала на пол. Естественно, разбилась, усыпав пол острыми осколками.

   - Твою мать, - выругался Игорь. Он умудрился немного поранить ладонь, когда решил поднять осколок.

   - Нет, твою. Отвечать пред отцом будешь сам. А если еще раз скажешь что-нибудь про него, - Крис выдержала длительную паузу. - Я приду ночью в твою комнату, урод носатый, и распишу твое личико под хохлому. Ни Младлена, ни кто другой на тебя больше не посмотрит. Понял?

   - Не понял.

   - Если не понял, я о твою голову вторую вазу разобью. - Стало еще больше обидно за папу девушке.

   И тут неожиданно для нее хлопнула входная дверь.

   - Саша, ну ты посмотри! Она угрожает моему... нашему сыну! -раздался громкий, несколько писклявый голос Натальи Олеговны за спиной Кристины. Она оглянулась и увидела мачеху и папу. Близняшки Аля и Таня, держась за руки, выглядывали из-за спин родителей, но молчали - рот каждой из них был занят "Чупа-чупсом".

   - Что случилось? - хмуро спросил Александр Александрович. Он, как и жена, слышал только угрозы дочери.

   Кристина процедила сквозь зубы:

   - Он меня достает.

   - Так достает, что ты его обещаешь его изуродовать! - топнула ногой Наталья Олеговна. - Да как у тебя только язык повернулся так назвать Игоря!

   - Помолчи, Ната, - сдвинул брови ее супруг. Он был человеком жестким и деловым. Недаром стал неплохим бизнесменом, умеющим решать разные дела. Только вот отношения со старшей дочерью так и не смог наладить с того момента, как женился повторно. Мужчина считал, что должен обеспечить Кристине достойное будущее и не менее достойное настоящее, и прекрасно справлялся с этим. Но вот то, что она нуждается в теплоте и заботе осознавал лишь смутно. Да и некогда ему было заниматься воспитанием девочки: время, как известно, - деньги. В его случае - большие деньги. Александр Александрович, бесспорно, любил Кристину. Но считал, что показывать свои чувства - это слабость или удел женщин. Пусть Наташа сюсюкается со своим балбесом, а он должен относится к дочерям строго. Чтобы они не распустились.

   - Ой, мальчик мой, у тебя кровь на руке, - всплеснула руками женщина, увидев порез сына. - Обработать надо быстрее. Это она разбила, да? А вторую обещала о твою голову разбить! Вот нахалка! Кристина, это переходит все границы!

   - Это не я разбила вазу. - Тихо ответила Кристина. Семейных скандалов у них уже давно не было, а этот обещал быть громким.

   - Игорь, она разбила?

   - Нууу, - замялся тот. В голове у него сразу пронеслись несколько вариантов развития. Если признается, отчим назначит ему денежное наказание. А на выходных ему как раз нужно много бабла - они всей своей тусовкой пойдут в клуб справлять день рождения Славки. Но открыто подставлять сестрицу тоже не хотелось. Он же, Игорь, вроде как мужчина, типа благородный и все такое.

   Пока парень мычал что-то нечленораздельное, Наталья Олеговна решила, что виновата падчерица. Отец, видимо подумал то же самое, в конце концов, угрозы Крис он слышал. И посчитал, что Игорь не хочет выдавать сестру. А девушка не стала отпираться из-за гордости. Ну и дурости, конечно.

   - Я же сказал тебе, Кристина, - тихо, но грозно произнес Александр Александрович. - Я много раз говорил тебе, что я хочу, чтобы наша семья была нормальной. А ты постоянно устраиваешь скандалы. Сегодня ты разбила эту чертову вазу. А завтра решишь спалить дом?

   - Папа, это все он! Он про тебя...

   - Молчи! - вдруг прикрикнул на нее мужчина. Он весь день находился на нервах и сорвался на дочери. Кристину это раззадорило еще больше и она стала препираться с отцом, под возмущенные охи мачехи.

   В результате ссоры девушку лишили почти на две недели карманных денег, выделив минимум на проезд и питание в университете. После чего Александр Александрович собрался и спешно уехал - встречать в аэропорту своего партнера по бизнесу, и на уши Кристине села Наталья Олеговна. С меланхоличным котом Антуаном на руках она ходила вокруг Крис и читала ей гневные нотации. Потом заявила, что раз падчерица разбила вазу, то она и будет собирать осколки. А сама ушла к притихшему около Интернета сыночку. Жалеть. Никто из взрослых и не заметил, что Кристина сильно порезала ступню. Зато увидели сестренки.

   - Кровь, - сказала Аля, высовываясь в коридор. - Тебе больно?

   - Нет, - соврала девушка, стараясь не зареветь от жгучей обиды.

   - На, - протянула Таня старшей сестре бинт из игрушечной аптечки. - Мы с Алей хорошо умеем играть в доктора. Хочешь, тебе болячку завяжем?

   - Нет, спасибо, я сама, - слабо улыбнулась сестренкам Кристина.

   Собрав осколки, она кое-как забинтовала ногу и ушла, слегка хромая, на улицу, громко хлопнув дверью. А Наталья Олеговна тут же принялась звонить подругам и родственникам, рассказывая, что больше не может совладать с малолетней стервочкой, которая кидается на ее милого Игорька.

   На улице Крис встретила знакомых, постояла с ними в парке, поглазела на трюки скейтеров. Отказалась от заигрываний одного из них, потому как для нее все равно существовал только Слава. А потом, несмотря на саднящую боль в ноге, решила прогуляться по близлежащим улочкам в компании верного iPod. Дошла до пустынного дворика с качелями и устроилась на одной из них. Время было уже позднее - на небе вовсю зажигались одна за другой звезды, дул ветер, похолодало. Вокруг не было ни души. Кроме, естественно, надоедливого человека-проблемы, который изредка хохотал, выключая то один фонарь в округе, то другой.

   И почему у нее всегда одни проблемы? И рассказать о них некому. Кроме отца, но он явно не будет слушать ее переживания. Близкой подруги нет, да и любимого человека тоже, видимо никогда не будет. Потому что в глазах Славы она опозорилась.

   С такими грустными мыслями девушка встала с качели и медленно пошаркала по дороге. Домой идти не хотелось. А хотелось тепла и чьих-нибудь нежных объятий - ну, таких, как в кино или в книгах. Чтобы забыться. Уткнуться в теплое плечо любимого человека носом и понять, что движение планеты больше не существует - все застыло на месте. Умудрилась же она в недоступного Славу влюбиться. Интересно, а вообще взаимная любовь существует?

   Кристина продолжала медленно идти дальше. И как-то незаметно пришла к набережной маленькой реки-канала. Народа здесь не было. Время только что перевалило за полночь, да и похолодало резко - у Кристины озябли пальцы и замерз нос. Зато близость воды, в которой плескались блики, успокаивала.

   Видарта Кристина увидела совершенно внезапно. Он стоял на мостике, перекинутым через узкое водное пространство, и задумчиво смотрел вдаль, как Кутузов или Наполеон на свои войска перед Бородинским сражением. В свете фонаря парень вдруг показался Крис красивым и отчего-то потусторонне опасным. Было в его облике что-то мистическое и притягательное. То ли длинные развивающиеся прямые волосы, то ли правильный невозмутимый профиль, то ли неожиданно уверенный разворот плеч. Крис даже его черный лабрет [4]под центром нижней губы неожиданно понравился.

   Она почему-то обрадовалась своему психопатичному знакомому. Ей тут же вновь вспомнились его объятия, и то, как он когда-то давно укусил ее за ухо, и проникновенный голос, и пристальный взгляд. Ей даже подумалось, что, возможно, Видарт увидит ее сейчас, спуститься с мостика, вновь взглянет ей в глаза и скажет какую-нибудь глупость про круги ада или темных ангелов. А потом поймет, что ей хреново, саднит пораненная нога (наверняка весь носок в запекшейся крови!), и опять обнимет. Без слов пожалеет, а ей станет легче. И она даже вырываться не станет!

   Крис сделала пару шагов к мостику. Он, конечно же, услышал и обернулся. Парень и девушка встретились взглядами. Видарт явно не ожидал увидеть здесь свою университетскую жертву и удивленно поднял бровь. А потом едва заметно, словно в предвкушении, улыбнулся.

   "Чего он на меня так пялится-то?", - пугливо подумала Кристина, ощущая себя картиной Рембрандта, а его - тонким ценителем искусства.

   "Подойдет - нет?". Он все смотрел на нее сверху вниз.

   Но тут послышался женский голос, и рядом с Видартом появилась очень худенькая длинноволосая брюнетка в черном кожаном блестящем плаще. Она дотронулась до его плеча, провела рукой по бледной щеке, что-то сказала, и он обернулся к ней. А когда пару секунд спустя вновь повернулся к Кристине, она уже неслась в противоположную сторону. Почему-то ей было обидно. До жжения в сердце. Или даже до глупых слез в глазах. Нет, плакать она точно не будет. Только не из-за психа, который ее то пугает, то приводит в замешательство. Пусть хоть с тысячей готесс милуется, ей и дела до него нет. Главное, чтобы не встретить Славу в подобной ситуации. Вот тогда она точно спятит.

   Домой Крис добралась благополучно и очень быстро. Все уже спали, кроме отца - его еще не было, и никто к ней не приставал.

   Ночью ей снилось, как длинноволосый гот-дурак спасает ее от огромного тарантула, а потом целомудренно целует в лоб и в щеку. Во сне Крис даже обняла подушку, словно это был Видарт. Хотя бы в сновидениях ей все-таки подарили тепло.

   Правда, потом ей приснилась Амфибия по имени Дашка и зачем-то принялась летать вокруг на метле и задорно крякать. От этого Криатине даже захотелось смеяться во сне. И проснулась она именно из-за этого звука. Оказалось, крякала не Дарья из сна, а мачеха за стеной. Она смотрела новости

   и возмущалась. По ее мнению, милиция совершенно ничего не делала для обеспечения порядка и безопасности горожан. А новости опять были безрадостные. Красивая, почти как Голливудская звезда, диктор говорила:

   - Сегодня утром на Аркадьевской набережной, у дома N 23, было вновь найдено изуродовано тело молодой девушки. Вероятно, это четвертая по счету жертва маньяка, которого правоохранительные органы безуспешно ищут уже...

   У Кристины от услышанного перехватило дыхание. Она ведь только несколько часов назад как вернулась именно с этой самой набережной! Да и дом N 23 стоял совсем недалеко - именно в его дворе она сидела на качелях! Она что, чуть не попала под руку безумному убийце?!

   - Личность погибшей была установлена почти сразу. Ею оказалась восемнадцатилетняя Арина Антипова, студентка первого курса государственного университета...

   И тут бесстрашные телевизионщики показали кадры с темно-бордовым кровавыми разводами на асфальте, а потом и фото погибшей. С экрана на Кристину смотрела длинноволосая брюнетка с худеньким лицом и большими темными глазами.

   Крис от неожиданности моргнула и почувствовала, что у нее подкосились ноги, а лицо закололи миллионы иголочек.

   Стоп. Стоп-кадр, ребята! Девчонка-то сильно напоминала ту, что была на мосту с Видартом. Это что же, он ее убил?!

   - Ты в университет-то не опаздываешь? - поинтересовалась хмуро Наталья Олеговна. - Или бросить решила, чтобы наперекор нам пойти? Почему ты вчера так поздно пришла? Слышала я, как ты дверью хлопаешь.

   - А? Нет, я иду. - Даже не стала спорить девушка.

   - Вот и иди. А прогуливать не смей. Бери пример с Игоря.

   Очнувшись, перепуганная до дрожи в мышцах Крис, направилась в ванную комнату. Человек-проблема только головой покачал. А девушку аж передернуло, когда она вновь вспомнила странного гота. Не зря его глаза так блестели, не зря.

   И что теперь делать?

   Прозрачный человек развел пухлыми руками и уселся в раковину, смешно свесив ножки и наблюдая, как сквозь него льется вода из-под крана.

   А Кристине вдруг стало очень страшно. В городе действительно есть маньяк, его не могут поймать, он безнаказанно убивает людей, а она, как последняя дура, шляется в темноте, где попало, переживая из-за ерунды. Лучше бы переживала за себя и за то, что убийцей может !казаться больной Видарт. Ох, а вдруг она теперь считается свидетелем, раз видела девушку с ним? Если он маньяк, он ее точно убьет!

   Кто-нибудь, спасите!


Глава пятая | Отстань от моей мечты | *****



Loading...