home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать первая 

  Ни Дашка, ни Кристина не читали любовные романы и не понимали их. Ну вот, скажем, как может героиня чувствовать как под ногами "разверзлась бездна отчаяния"? А теперь они сами падали в нее. Но пока не замечали этого. Они просто изо всех бежали в темноте от растущей воронки этой самой бездны, пытаясь не попасть в нее и не оказаться в объятиях холода и страха.

   Девушки так стремились убежать подальше от парней, что даже не сразу услышали Оскара. Тому пришлось окликнуть их несколько раз, прежде чем они затормозили и огляделись.

   - Идемте! - парень махал рукой, выглядывая из такси. За рулем сидел флегматичного вида мужчина.

   Дашка с Крис, не сговариваясь, подбежали и мигом плюхнулись на заднее сидение. Такси рвануло с места и затерялось среди сотен других машин. Все, оторвались. Хотя бы на время.

   Сначала телефон зазвонил у Дарьи. Та молча отключила его и кинула в сумку с таким видом, словно дотронулась до мерзкой жабы.

   Затем начали звонить Кристине. Она сидела и тупо смотрела как на экране светится надпись "Максим". Сидела и молчала, потому что слова, мысли, чувства - все временно куда-то исчезло. Осталась только звенящая, в такт мелодии мобильника, пустота.

   Оскар то и дело оглядывался с переднего сидения на девушек. Ему хватило ума ни о чем не расспрашивать, но вид молчаливой и какой-то прибитой Дарьи пугал паренька.

   - Даш...

   Девушка как-то безучастно посмотрела на Оскара. Тому стало не по себе.

   - Ты хоть спроси, куда мы едем.

   - Куда мы едем?

   - Я решил, что вам надо к тебе домой вернуться.

   Даша пожала плечами и вновь замолчала, пытаясь как-то пробить стеклянную стену, выросшую вокруг ее эмоций. Господи. пожалуйста, пусть случится чудо и все окажется просто дурным сном!

   Такси въехало во двор Дашки, и тут Крис сильно толкнула подругу в плечо. И вскрикнула:

   - Стойте!

   Машина затормозила, а шофер и Оскар вопросительно уставились на подруг.

   - Нам нельзя домой, - прошептала Крис, нервно кивая головой вперед. Даша уже тоже заметила, что перед ее подъездом стоит знакомая машина, а рядом с ней ходят Максим и Артем.

   Девушки, сползая с сидений, шепотом попросили увезти их куда-нибудь в другое место. Шофер заворчал что-то, но протянутые деньги мигом настроили его на более добродушный лад.

   - Поехали, - Оскар назвал какой-то адрес, пояснил. - Они вас ищут, да? У меня не будут искать.

   - У тебя дома что ли? - как-то вяло откликнулась Дашка. Оскар торопливо закивал и на мгновение испугался, что девушки откажутся. Но им было все равно куда ехать. Лишь бы подальше от Макса и Артема.

   Жил Оскар на соседней улице, в пятиэтажном доме, окруженном высокими деревьями, детскими площадками и гаражами. Летом здесь летали комки тополиного пуха и радостно орали дети. Впрочем, орали они в любое время года.

   Девушки поднялись следом за парнем на третий этаж и попали в четырехкомнатную квартиру, носящую следы художественного беспорядка. Мать Оскара постоянно пропадала на работе в прокуратуре, отец ездил вахтами куда-то в южные страны, а сам парень к уборке дома относился как к чему-то гипотетическому и необязательному. И вообще, большей частью он проводил над сочинением стихов и не опускался до такого приземленного быта.

   Тем не менее за гостьями он принялся ухаживать со рвением старой девы, к которой в кои-то веки зашел интересный мужчина. Заставил Кристину и Дашку сесть на мягкий диван в гостиной. Зачем-то включил телевизор, потом выключил, включил музыкальный центр, убежал на кухню ставить чайник. В общем, проделал множество нужных и ненужных движений.

   Дарья на всю эту суету обращала мало внимания. Забравшись с ногами на диван, она сидела и вспоминала. А в груди начинало что-то нестерпимо жечь.


   "-В сердце ты мне очень запала. Когда ты поцарапала байк своим велом, я этого не понял. В подвале твоего универа тоже не понимал, но почему-то резко захотел встретиться с тобой еще раз. Но на даче, когда цвели сакуры...


   "- Я тебе сильно нравлюсь?

   - Больше, чем сильно. На моем индикаторе  чувств ты занимаешь отметку "до безумия"


   "- Ты нахальная, дерзкая, непослушная, драчливая хулиганка, - и, после небольшой паузы. - И я тебя люблю именно такой."


   "- Богиня, а ты ведь нервничаешь? Боишься, что моя названная сестренка узнает правду? Вообще это правильно. страх - двигатель эмоций. А помнишь, ты смотрел на нее вначале и капризничал? Маленькая грудь, ноги не той длины, не тот рост, глаза не такие, и "вообще она какая-то стремная".


   Жжение в груди стало почти невыносимым, стеклянная стена, за которой прятались эмоции, дала трещину.

   Врал! Врал ей все это время! Даже когда она говорила, что не терпит лжи. То все равно смотрел в глаза и врал!

   Жгучий комок в груди вдруг лопнул, а из глаз хлынули такие долгожданные слезы. Стеклянная стенка обрушилась бесшумными кусками, и хлынули боль, ярость и стыд. Закрыв лицо ладонями, Дашка заплакала: тихо, но отчаянно, не в силах остановится.

   - Дашенька, Даша, - осторожно, даже неловко погладила по спине подругу Кристина. - Прекрати. Они оба козлы. И мы... мы что-нибудь придумаем, чтобы отомстить. Слышишь?

   - Я могу сочинить унизительнейший стих, - встрял вновь появившийся Оскар. - Уникально унизительнийший. Может, вам валерьянки?

   - Нет, - Дашка подняла зареванное красное лицо и шмыгнула носом. - Спасибо, Оскар, но не надо. Все в порядке... Крис, Крис, за что, а?

   - Не знаю, - растерянно прошептала вторая девушка, вытирая с лица подруги слезинки, смело стекающие из глаз на щеки и нос, а после - на шею. Сначала Кристина крепилась, а теперь поняла, что ее начинает подтряхивать. Кто знал, кто мог предполагать, что ей придется пережить такое предательство и унижение в одном флаконе? От человека, которого она так стремительно стала считать близким.

   Пара недель счастья - это все, что она заслужила? Это все, что заслужила Даша?


   "-Мне неприятно, что ты боишься меня. Поверь, я обычный человек".


   "-Это одновременно возносит в небеса и свергает в самый настоящий ад. Никогда бы не подумал, что ею станешь именно ты.

   "Глупая, когда уже ты поймешь, что безумно мне нравишься?".


   "- Это у тебя была, видать, мечта детства - отомстить своей подружке-милашке. Завалить ее в кроватку, да? Ух, какой ты садист! Ты прикольно ее пугал, когда узнал, что она тебя за маньяка приняла. К Дашкиному дому пошел, под окнами посветился. Не зря свое отыграл, парень.... Зато готу хорошо. У него совесть чиста. Он ею не пользуется. Зато его малышка теперь полна любви и обожания, и даже знать не знает, что он хотел когда-то через нее наподлить Игорю".


   - Ой, - Дашка вдруг заметила, что у подруги тоже текут слезы, только та их не замечает. И девушка снова заревела: так ей стало жалко себя, бедную Кристину, и даже идиотов, что играли с ними по просьбе их Идеального парня.

   - Чего ты ойкаешь? - попыталась улыбнуться Крис, чувствуя, как в глазах что-то подозрительно щиплет. Дашка покачала головой, продолжая всхлипывать. Артем мог гордиться собой: девушка никогда еще не ревела из-за парней. Она в принципе не была склонна лить слезы, но теперь просто не могла остановиться. Крис ничего не осталось делать, как обнять ее и шептать время от времени слова утешения, которые, впрочем, ничем не могли помочь. Самой ей становилось все хуже и хуже. Беловолосой девушке хотелось то оказаться около проклятого Макса и тем ножом, что он угрожал сводному брату, сделать ему больно, то она мечтала обнять его и услышать, что все это - лишь жестокий дурной розыгрыш. А потом девушка как-то вдруг внезапно она поняла, что все вокруг правда случилось. И тоже, к ужасу Оскара, горько, беззвучно заплакала.

   "Макс, Максим, что же ты со мною сделал?".

   Вместе с девушками плакал и человек-проблема, сидя на крыше и спрятав прозрачное лицо в ладонях. Слезы капали сквозь его пальцы и превращались в серебряную пыль горечи, которая вместе с ветром разнеслась по всему городу. Может быть, этот ветер, касался растрепанных волос Видарта, может быть, осуждающе ласкал лицо Артема, а, может быть, боязливо обходил стороной человека, в чьих руках вновь стали ползать ледяные змеи, требующие свершения священного Ритуала.

   "Я помогу еще одной душе", - с наслаждением думал этот человек, поглаживая лезвие любимого ножа.


***** | Отстань от моей мечты | Глава двадцать вторая  



Loading...