home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

Элизабет не могла отрицать, что ей очень хотелось снова увидеть Яна, и было весьма любопытно посмотреть, в каком доме тот живет. Он рассказал ей, что купил Монтмейн в прошлом году на собственные деньги, и, побывав у него в Шотландии, она представляла себе, что Ян выбрал простой, прочно построенный особняк. С одной стороны, казалось глупо и расточительно не жить в Хейвенхерсте, который давал бы им все удобства, но Элизабет понимала, что гордость Яна будет страдать, если ему придется жить с ней в ее доме.

Она оставила Люсинду в гостинице, где они переночевали, и карета уже проехала более двух часов, когда, наконец, Аарон свернул с дороги и лихо остановился у тяжелых железных ворот, преградивших им путь. В волнении Элизабет выглянула из окошка, увидела величественный въезд и сделала неизбежный вывод, что они или приехали не в то место, или Аарон подъехал к воротам, чтобы спросить дорогу. Из нарядной сторожки около ворот вышел привратник, и Элизабет ждала, что скажет Аарон.

– Графиня Хейвенхерст, – сообщил Аарон привратнику.

Элизабет, пораженная, наблюдала из открытого окна кареты, как привратник кивнул и направился к воротам. Тяжелые железные ворота бесшумно распахнулись на хорошо смазанных петлях, Аарон въехал, и привратник закрыл их. Теребя руками перчатки, Элизабет смотрела из окна кареты, двигавшейся по бесконечной подъездной дороге, огибающей ухоженный парк, на живописный вид поместья, которое превосходило все, что ей когда-либо приходилось видеть. Гряда холмов с разбросанными по ним пышными деревьями с трех сторон обрамляла поместье, а под каменным мостом, по которому застучали колеса кареты, весело журчал живописный ручей.

Впереди показался дом, и Элизабет не могла сдержать восклицания при виде исключительной красоты, открывшейся перед ее глазами. Она увидела величественное трехэтажное здание с двумя крыльями, выступавшими вперед под прямым углом. Солнечный свет играл на цельных стеклах окон, идущих по главной стене; широкие каменные ступени террасами полого поднимались от дороги к массивной двери, а через каждые четыре ступени с обеих сторон стояли каменные вазоны с подстриженными кустами. В дальнем конце лужайки по зеркальной воде озера лениво скользили лебеди, а около озера находилась беседка в греческом стиле с белыми колоннами, которая была так велика, что внутри нее могла бы поместиться четверть ее собственного дома. Один только размер поместья, вместе с продуманным расположением каждой отдельной живописной детали, создавал восхитительную картину, от которой захватывало дух.

Карета, наконец, подъехала к широким ступеням, и четыре лакея в ливреях цвета бургундского с золотом спустились к ней. Они помогли ошеломленной Элизабет выйти из кареты и, выстроившись по обе стороны как почетный караул, повели ее к дому.

Дворецкий распахнул тяжелую дверь и поклонился Элизабет, которая вошла в великолепную мраморную переднюю высотой в три этажа со стеклянным потолком. Очарованная, она огляделась по сторонам, стараясь осознать происходящее.

– Милорд в своем кабинете с гостями, которые прибыли неожиданно, – сказал дворецкий, отрывая Элизабет от созерцания изящной резной греческой лестницы, поднимающейся по обе стороны огромного холла. – Он просил, чтобы вас проводили к нему, как только вы приедете.

Элизабет неуверенно улыбнулась и последовала за ним дальше по мраморному холлу, дворецкий остановился перед двойными полированными дверями с красивыми бронзовыми ручками и постучал. Не ожидая ответа, открыл дверь. Элизабет машинально сделала три шага вперед и остановилась, завороженная. Толстый абиссинский ковер величиной с акр покрывал пол комнаты с заставленными книгами стенами, и в дальнем конце ее за тяжелым великолепным письменным столом, засучив на загорелых руках рукава рубашки, сидел человек, который жил в небольшом доме в Шотландии и стрелял вместе с ней в ветку на дереве.

Не замечая остальных троих мужчин, находящихся в комнате, вежливо вставших при ее появлении, Элизабет смотрела, как с той же самой грацией, которая, казалось, была неотделима от него, Ян поднимался с места. С возрастающим чувством нереальности происходящего она услышала его извинения перед своими посетителями, увидела, как он вышел из-за стола, и смотрела, как большими уверенными шагами он идет к ней. Ян вырастал, приближаясь к ней, закрывая своими плечами всю комнату, и испытующе смотрел ей в лицо, весело и неуверенно улыбаясь.

– Элизабет? – сказал он.

С широко раскрытыми от смущения и восхищения глазами, она позволила ему взять свою руку и поднести к губам, прежде чем тихо сказать ему:

– Я бы тебя убила.

Он усмехнулся, настолько слова не соответствовали ее тону.

– Я знаю.

– Ты мог бы сказать мне.

– Я надеялся сделать тебе сюрприз.

А вернее он надеялся, что она не знает, и сейчас получил этому подтверждение: как Ян и думал, Элизабет согласилась выйти за него замуж, ничего не зная о его богатстве. Выражение неверия на ее изумленном лице было искренним. Ему необходимо было убедиться в этом самому, вот почему он приказал дворецкому провести ее к нему, как только она приедет. Ян получил доказательство и понял, что как бы упорно Элизабет не отказывалась признаться ему или самой себе, она любит его.

Теперь и в дальнейшем Элизабет могла настаивать на том, что единственное, что хочет от замужества, – это независимость, и Ян воспринимал бы это спокойно, потому что она любила его.

Элизабет следила, как меняется выражение его лица. Полагая, будто он ждет, что она еще скажет о его великолепном доме, Элизабет весело улыбнулась и шутливо сказала:

– Конечно, это будет жертвой с моей стороны, но я согласна переносить неудобства, живя в доме, как этот. Сколько здесь комнат? – спросила она.

Ян насмешливо поднял брови.

– Сто восемьдесят две.

– Небольшое местечко скромных размеров, – заметила Элизабет. – Я полагаю, мы как-нибудь устроимся.

Ян подумал, что они устроятся очень хорошо.

Он закончил через несколько минут переговоры, почти грубо выставив своих деловых знакомых из библиотеки, и отправился искать Элизабет.

– Она в саду, милорд, – сообщил ему дворецкий.

Ян вышел из балконных дверей на террасу и спустился по ступеням, чтобы присоединиться к ней. Наклонившись, Элизабет отрывала увядший бутон от стебля розы «Больно будет только одну секунду, – говорила она, обращаясь к розовому кусту, – это для твоей же пользы. Вот увидишь». Улыбнувшись чуть смущенно, взглянула на Яна.

– Это привычка, – объяснила Элизабет.

– Она явно помогает, – сказал Ян с нежной улыбкой, любуясь пышными цветами, окружавшими ее.

– Почему ты знаешь?

– Потому что, – ответил он тихо, когда она выпрямилась, – пока ты не вошла сюда, это был обыкновенный сад.

Озадаченная Элизабет посмотрела на него.

– А что сейчас?

– Рай.

У Элизабет от хрипловатого тембра его голоса и желания, загоревшегося в глазах, замерло в груди сердце. Он протянул руку, и, не задумываясь о том, что она делает, Элизабет дала ему свою и очутилась в его объятиях. Какое-то мгновение, затаив дыхание, горящими глазами Ян пристально всматривался в лицо любимой, а руки медленно с силой все крепче прижимали ее, затем он наклонил голову. Чувственный рот приник к губам девушки в поцелуе, полном горячей нежности и мучительного желания, руки гладили ее грудь, и Элизабет почувствовала, что все сопротивление, вся воля начинают рушиться и растворяться, и она ответила ему поцелуем, вложив в него всю свою душу.

В этом поцелуе заключалась вся ее любовь, накопившаяся за одинокие годы детства. Ян почувствовал это в том, как с готовностью раскрывались нежные губы навстречу его ищущему языку, как тонкие руки гладили его волосы на затылке. С бескорыстной страстью она все это предлагала ему, и он жадно впитывал ее, ощущал, как чувства девушки вливаются в него, бегут по его жилам, смешиваясь с его страстью, пока радость этого ощущения не достигла сокрушающей силы. Она олицетворяла все, о чем он когда-либо мечтал, и даже большее.

С усилием, почти причинившем ему боль, Ян оторвался от ее губ, одна его рука все еще держала ее рассыпавшиеся шелковые волосы, а другая продолжала прижимать ее к его напрягшемуся телу; Элизабет, оставаясь в объятиях Яна, не казалась испуганной или оскорбленной его столь явно выраженным желанием.

– Я люблю тебя, – прошептал он, прижимаясь щекой к ее виску. – И ты любишь меня. Я ощущаю это, когда обнимаю тебя. – Ян почувствовал, как Элизабет чуть-чуть сжалась и прерывисто вздохнула, но она или не могла, или не хотела говорить. Однако не отрицала его слов, и Ян продолжал говорить, поглаживая ее по спине. – Я чувствую это, Элизабет, но если ты не признаешься как можно скорее, то сведешь меня с ума. Я не могу работать, не могу думать. Я принимаю решения, а затем меняю их. И, – пошутил он, пытаясь разрядить обстановку, прибегая к теме, которая наверняка отвлечет ее, – это ничто по сравнению с деньгами, которые я безрассудно трачу, когда чувствую себя страшно подавленным. Это не только платья, которые я купил, или дом на Променад…

Продолжая говорить, он взял ее за подбородок, упиваясь нежной страстью, светящейся в ее глазах, не замечая сомнения, таящегося в их зеленой глубине.

– Если ты сразу не признаешься, – пошутил он, – я промотаю и наш дом. – Ее изящно очерченные брови сдвинулись в полной растерянности, а Ян улыбнулся, снял с груди ее руку, незаметно зажав в своей руке изумрудное обручальное кольцо, купленное им. – Когда я чувствую себя подавленным, – подчеркнул он, надевая великолепный изумруд на ее палец, – то покупаю все, что попадается на глаза. Я еле удержался, чтобы не купить такие же кольца каждого цвета.

Она отвела глаза от его улыбающихся губ и широко раскрыла их от изумления, посмотрев на огромный изумруд на своем пальце.

– О, но… – воскликнула она, не сводя с камня взгляда и распрямляясь в объятиях Яна. – Он великолепен, я действительно так думаю, но не могу тебе позволить, правда, не могу. Ян… – с беспокойством вырвалось у нее, по телу Яна пробежала дрожь, когда она назвала его по имени, – я не могу тебе этого позволить, ты и так уже расточительно щедр. – Элизабет почти благоговейно дотронулась до огромного камня, затем рассудительно покачала головой. – Мне не нужно драгоценностей, в самом деле, не нужно. Ты делаешь это из-за того глупого замечания, когда я упомянула кого-то, предлагавшего мне драгоценные камни величиной с ладонь, и вот ты купил почти такой же большой!

– Не совсем, – усмехнулся он.

– Так вот, камень, как этот, может оплатить орошение Хейвенхерста и жалованье всех слуг за долгие годы, и продовольствие для…

Она хотела снять кольцо с пальца.

– Не надо! – предупредил он, подавляя смех и соединив руки за ее спиной. – Я… – Ян лихорадочно думал, как бы пресечь ее возражения. – Я не могу вернуть его, – сказал он. – Это часть гарнитура.

– Ты хочешь сказать, что есть еще!

– Боюсь, что да, хотя я хотел сделать тебе сюрприз вечером. Там есть ожерелье, браслет и серьги.

– О, понимаю, – сказала она, с явным усилием стараясь не смотреть на кольцо. – Ну, я думаю, если ты купил несколько предметов вместе, одно кольцо, вероятно, стоило меньше, чем отдельно… Не говори мне, – сурово добавила Элизабет, когда его плечи затряслись от подавляемого веселья, – что ты заплатил полную цену за все предметы!

Смеясь, Ян прижался лбом к ее лбу и кивнул.

– Как удачно, – сказала она, прикрывая пальцами великолепный камень, – что я согласилась выйти за тебя замуж.

– Если бы ты не согласилась, – засмеялся он, – Бог знает, чего бы я накупил.

– Или сколько б ты заплатил, – усмехнулась Элизабет, прижимаясь к нему – впервые по собственной воле. – Ты в самом деле так делаешь? – спросила она через минуту. – Делаю что? – удивился он, смеясь до слез, застилающих ему глаза.

– Тратишь беспечно деньги, когда расстраиваешься из-за чего-нибудь?

– Да, – солгал Ян, задыхаясь от смеха.

– Тебе придется остановиться.

– Я попробую.

– Я могла бы тебе помочь.

– Помоги, пожалуйста.

– Ты можешь полностью довериться мне.

– Я с нетерпением жду этого.

Впервые Ян целовал женщину и смеялся одновременно.


День прошел, часы казались минутами, и Яну хотелось, чтобы время остановилось. Когда этого уже нельзя было избежать, он проводил ее до кареты.

– Увидимся завтра на балу в Лондоне и не беспокойся. Все будет прекрасно.

– Я знаю это, – ответила она с глубокой убежденностью.


Глава 25 | История любви леди Элизабет | Глава 27



Loading...