home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Записки Его Высочества, будущего правителя Вампиирской Империи, Мартина Второго Темного (запись Темного исправлено не Темнейшего)

За час до начала церемонии Посвящения, покои Его Высочества, восточная башня Весеннего Замка

Я валяюсь на широкой мягкой кровати со шторками, как у девчонки, и потягиваю красную с высокого серебряного кубка. Наконец я уже очутился в этой убожественной Академии. У меня настроение – гаже некуда, поэтому я вновь делаю то, что посоветовал мой психолог – открываю свой дневник и пишу. Ничего интересного со мной больше не происходило. Все меня, как нарочно, нервируют, злят и сверлят мои полурасплавленные мозги.

После того, как я увидел этого женоподобного эльфа, который обогнал меня, я несколько раз нехорошо обозвал камердинера, пообещал консулу сгноить в тюрьме и проорал слова страшной расправы сначала шоферу-тормозу, а затем и самому главному охраннику за то, что в Академии первым попаду не я, почти что грозный Король, а какой-то беловолосый недомерок*. Чтобы разрядиться, я еще раз позвонил Владию – вроде бы пожаловаться, но сам не заметил, как рассказал этому вампиру как, куда и почему ему стоит пойти и кого прихватить. Он меня слушал недолго, и выключил телефон. Наверное, предпочел уединиться со своей… этой… как ее там… девкой, со своей девкой, да.

– Может, выпьете что-нибудь, Ваше Высочество? – Робко предложил камердинер.

– Выпью. Твою кровь. – Пообещал я. Один вампир нем может пить кровь другого. А жаль ведь.

Консул-параноик, изредка переговаривающийся с другими машинами насчет безопасности, захихикал. Я наградил его тяжелым взглядом, и он замолчал, сделав вид, что прочистил горло.

Солнце светило все ярче, а вонь с полей усиливалась. Консул вновь стал что-то рассказывать, и, по-моему, единственным, кто его слушал, был мой собственный камердинер.

– Я буду спать.– Объявил я. – И попробуйте меня разбудить до того, как мы подъедем к этой вашей Академии.

– Да, Ваше Высочество.– Дружно сказали все, кто был в машине.

Попробовали бы мне перечить…

Я заснул, откинувшись на мягкое сидение. И даже увидел сон. А это редкое явление в моей жизни. Реже даже, чем встреча с темными эльфами, делающими вид, что они порядочные. А сны я люблю, особенно когда они страшные.

В этот день в машине казалось мне, что я один вышел против стаи волкодлаков и рублю их наследной императорской секирой**. Их темная кровь хлещет повсюду, пропитывает темную землю, попадает на меня, шипит на коже. В этом сне я был голоден, но проклятая кровь не пахла так же призывно, как моя обычная еда. Кровь этих звероподобных монстров напоминала по запаху старую плоть.

Волкодлаков становилось все больше, а отбиваться от них все труднее. Позади волков-уродцев появилась прямо из земли глыба. А на ней припадочно взмахивая руками, стоит дядька собственной мерзкой персоной.

– Их сотни! Племянничек, ты от них не уйдешь! Я буду править Вампиирией! А ты сдохнешь!

– Ах ты, ублюдок!

Один из волкодлавок напал на меня сзади и достал когтями до спины. За что я люблю сны, так это за то, что в них я не чувствую боли, даже если умираю.

Я стиснул зубы, готовый прорваться сквозь армию врагов к дядьке и зарубить его, но….

Но меня все же разбудили. Посмели все-таки, жалкое отребье.

Словно под ухом разнеслось громогласное:

– Его Высочество Мартин Второй Темный!! Наследный принц Великой Вампиирии!

Я вздрогнул от неожиданности и заорал, не открывая со сна глаз:

– Это кто, мать его?!

– …Прибыл на священные земли Эквинториум!

– Чего?! – Спросонья не понял я. Волкодлаков становилось все больше, и отбиваться было все труднее. А мне хотелось убить родного дядюшку, который тыкал в меня пальцами и хохотал, хохотал, хохотал и почему-то стал увеличиваться в размерах.

– Ваше Высочество! Это вас так приветствуют! – Тут же встрял консул, бурно жестикулируя. Перстни, которые он напялил на свои худосочные пальцы, затрепетали у меня перед носом.

– Дерьмо.

– Где? – Не понял консул, туповато улыбаясь.

– Везде. Все дерьмо! – Я окончательно открыл глаза.

За окнами какие-то бравые клоуны в военной форме махали копьями, как палками.

– А это еще кто? – Прилип я к стеклу.

– Это почетный караул, ваше Высочество, пояснил камердинер.

– Почетный караууул.– Протянул я, видя, как клоуны сели на колени. Наверное, сами про себя эта военщина последними словами покрывает тех, из-за кого им нужно ноги в грязь совать.

– Это очень почетный караул, – пояснил консул, – только для высокопоставленных особ.

Он вроде бы как намекал, что это честь.

– Видите, как виртуозно они владеют копьями? – С улыбкой добавил консул. Я не сдержался и сказал консулу, куда обладатели этих копий могут их себе засунуть. Камердинер укоряющее на меня взглянул, а я торжествовал. Нянька, запрещающая мне всякие такие словечки, теперь до меня не доберется. Я от того даже засмеялся. Старшая вампирша каждый раз видя, как я смеюсь, просит прикрывать пасть – так и говорит «пасть прикройте, Вашество, пока я вам клычки то не обломала. Некультурно так ржать. Маменька будет недовольна».

Хоть одна польза от Академии Чванливых Проныр*** – нянька будет далеко. А когда я вернусь, то сразу же сяду на трон и вышлю ее в ссылку, куда-нибудь к границам с гномами. Она их больше всех ненавидит.

Больше заснуть не получалось.

Пока я нервничал, мы проехали мимо какого-то булыжника, нависшего над дорогой.

– А это что? – Зачарованно смотрел я на приближающуюся резную глыбу. На глыбе были намалеваны какие то рисуночки, а сверху нее уютно устроился длинноносый мужик. Приглядевшись получше, я понял, что это не длинный нос, а ворона, усевшаяся на его шнобеле.****

– Это Триумфальная Арка, – поспешил сказать консул тоном профессионального экскурсовода, – она была построена в честь победы в Первой Континентальной войне, а поставили ее сюда в ….

– Заткнись. Какая мне разница, когда она была построена? Снова клоуны! – ткнул я пальцем в стекло. Эти фейтонцы поналепили всюду арок, лучше бы ограждение хорошее сделали бы, да ворон с территории пугнули.

К тому моменту, когда мы подъехали к одному из замков Академии, как сказал консул, мне стало очень уж скучно, и я в который раз вслух и про себя проклинал дядюшку, отправившего меня сюда, а заодно и половину своих родственников, Совет и прочих придурков. Меня даже посетила мысль – почему идиотов на свете так много? Почему они были, есть и будут? Подперев кулаком подбородок, я с небольшим интересом наблюдал за представителями этих самых идиотов, суетящихся не только в моей машине, но и у каждой арки, при моем появлении.

Еще большее количество разномастных кретинов встретило меня у замка. Пришлось криво всем улыбнуться, изображая учтивость.

Придурки в оркестровых нарядах бряцали что-то приветственное на своих скрипочках-трубах. Придурки в шикарных магических мантиях широко улыбались, дядя-то нехилую денежную помощи Академии отвалил за мое обучение. Придурки в деловых костюмах учтиво кланялись и восхищались. Все они придурки, одним словом.

– А студенты-то где? – Изволил спросить я, оглядываясь. Фонтаники, цвточки, зеленая травка – мечта девицы, а не учебное заведение.

Лысый мужик в темной мантии с нашивкой, говорящее о том, что он какой-то там маг какой-то степени, вежливо произнес:

– Студенты прибудут немного позднее, ваше Высочество. Уверен – вы с ними подружитесь! Студенты Эквинториума…

Его перебил другой маг, тоже в мантии, но в серой:

– Магистр Лаврий, к вашим услугам!

Я снова кисло улыбнулся. Светило солнце, а мы, вампиры, предпочитали держаться от него подальше – слишком уж неприятно находиться под его лучами. Мой народ – вампиры темные, солнца не любят, когда как светлым вампирам, что живут на Других континентах, нет разницы – что солнце, что луна, что радиоактивные лампочки. А вот еще одних представителей нашей вампирской расы – красных вампиров-салте*****, солнце вообще сжигает. Впрочем, они этого заслуживают.

Я недовольно скривил губы – в кожаном плаще было довольно жарко. Посол мигом сориентировался, и умело развернул встречающих к двери. Камердинер засеменил следом. Меня привели в комнату, ту самую, где шторки на кроватях и оставили в покое. Камердинер и слуги быстро приготовили мне походный обед и принесли красной. Посол откланялся, было, но я, поняв, что вижу знакомую вампирскую рожу в последний раз, жестом велел ему остаться. Посол неловко улыбнулся и сел напротив. Наверное, думает, что я хочу как-нибудь поглумиться над ним.

– За Империю! – Поднял я бокал красной.

– За Империю и за Ваше Высочество! – Вставил посол, залпом выдув все содержимое бокала.

Я благосклонно кивнул. А все же приятно быть Повелителем.

А вот после ужина придется мне свалить из этой комнатки – камердинер уже давно зовет меня, посматривая на наручные часы. И только…


**** Цветочный бал – бал, проводимый эльфами в начале каждого августа, во время празднования Цветочной недели, национального всеэльфийского праздника. | Их Королевское Величество | * Между эльфами, будь они светлыми или темными, и вампирами отношения довольно напряженные – дает о себе знать многовековая вражда. Сейчас дипломаты и эльфов и вампи