home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


note 12 Как вампиру до эльфа – старинная шуточная светлоэльфийская пословица. В полном варианте она звучит так: «Как вампиру до эльфа, так зайцу до льва»

Глазами Его Высочества, будущего правителя Вампиирской Империи, Мартина Второго Темного (запись Темного исправлено не Темнейшего)

За 20 минут до начала Церемонии распределения, Центральный Зал Зеленого пламени

– Пока-пока. Не скучайте. – Помахал я рукой толпе вампиров, смотрящих на меня так, словно бы провожая в последний путь. – Домой я вернусь Королем. И кто будет сильно прислуживать моему дядечке – сильно пожалеет. Я тому секирой голову снесу.

– Вашество на каникулы приедет. – Вклинилась тут же нянька, проталкиваясь через охрану и отталкивая консула, с которым мы только что так хорошо посидели. – А уж мы-то будем ждать. – В ее противном голосе слышалась угроза.

– Какая разница. В общем, детки запомните: я ваш истинный король, и если не дай такому случиться! – я узнаю, что кто-то присягнул на верность Ансельму, этой мумии, или поддерживал его, то…

Нянька перебила меня:

– Вашество, у вас подбородок грязный. Ну что ты будешь делать, а? Никаких манеров, одно расстройство. – Сказала она таким тоном, будто я был не будущим правителем огромной страны, а наследником помойке, который увазюкался в грязи.

В ту же секунду старая вампирша приблизилась ко мне, потерла невесть как взявшемся в ее сильных руках платочком мой подбородок. Чуть челюсть не свернула, карга!

– Да больно же! – Отскочил от нее я. Бутылка первосортного коньяка, сунутая в последний момент астрологом, выпала из-под плаща и разбилась у ног няньки.

– Кто-то атаковал Его Величество? – Испуганно вскричал консул, лихорадочно оглядываясь Его мания преследования не доведет до добра. Но вообще-то психушка у нас в Вампиирии ничего так. На весь континент славится. Туда однажды нечаянно попал правитель одного их орчьих государств и благополучно пробыл там лет так сорок шесть. Он туда не то, чтобы случайно попал – его родной младший братец расстарался. Сильно уж ему власти хотелось, поэтому и отправил братца в психушку куда подальше. Помню, дед рассказывал, как на те деньги, что отвалил младший оркnote 13, знатный дворец построили и даже пару мостов. Теперь у нас там целый налаженный бизнес, которым заведует глава канцелярии и мой двоюродный братик Кэйл.

Панику развел только дерганный консул. В охране были не дураки – они пресекли, что ничего страшного не случилось. Камердинер позвал юркую служанку, которая проворно принялась собирать осколки. Только вот нянька прошипела:

– Атаковал, атаковал. Зеленый змей его атаковал. Смотри, Вашество, запьешься! Ты принц или кто? И только вот посмей заспорить. – Предупредила она меня, уже было открывающего рот.

Я закатил глаза, топнул, вдохнул воздух, сосчитал до пяти, выдохнул (все, как учил психолог) и рыкнул:

– Я пошел.

Подданные разом низко склонились и хором выдали слова государственной Вапиирской Клятвы Верностиnote 14:

– Клянемся ценить Повелителя, служить Повелителю и верить в Повелителя во имя высшего блага страны…

Я прикрыл глаза от нахлынувшего чувства гордости за собственный народ.

– …без раздумий отдать жизнь…

Вернусь – и каждого, кто здесь есть се6йчас, награжу, как смогу.

– ..последнюю каплю крови, как своей, так и чужой…

Может, к троллям все? Дать деру отсюда, вернуться в Вампиирию и сделать по быстрому государственный переворот? Вышвырнуть крысу Ансельма вон, без всякой там Академии начать править страной.

– На все века и времена. Да хранит Правитель страну, а Правителя оберегает Единый, и…

Нет, как и отцу, не придется мучаться здесь 4 года.

– Заткнитесь уже! – Рявкнул я на подданных, мгновенно замерших. – Мне типа очень приятно, но вроде как мне пора уже. – Все молоды, все свободны.

Я поднес уже было ладонь к двери, но вдруг старая нянька разрыдалась. Этого я никак не ждал. Ненавижу женские слезы.

– Ах ты мой маленький, как же ты без нас-то уешь? – Всхлипнула вампирша и с шумом высморкалась в тот же самый платок, которым вытирала меня.

– Нормально я буду.

– Смотри, в драки не ввязывайся, не пей много! И зельев не кури. Девок не порть, нам бастарды ни к чемуууу…. – С этими словами нянька так стиснула меня в объятьях, что я, совсем не маленький не слабенький, чуть не отбросил копыта.

– О-о-о! – Выдохнул я вместо слова «больно!«

– И я по тебе буду скучать, проказник! Уж сколько ты мне нервов перепортил за всю жизнь! Сколько раз тебя била! Сколько раз друзей твоих поганых из Дворца гоняла вместе с их распутными девкамиии!

Консул вежливо покашлял:

– До Церемонии около 7 минут. Надо поспешить. Иначе конфуз случиться.

– Сам ты конфуз. – Уже взяла себя в руки вампирша. – Ну, с Единым иди. Иди-иди, Вашество, че стоишь? И нам уже пора.

– До скорого.

Я в шутку отсалютовал им и скрылся за дверью. Попал я в какой-то километровый коридор кроваво-красного цвета. Наверняка вампир коридорчик украшал: даже на полу валялся приятный глазу черный пушистый ковер, светильники на стенах пульсировали рубиновыми оттенками, вдоль стен теснились диванчики из черной натуральной кожи. Тут же топтались два мужика: человек с усами как у моржа и носатый красавчик-инкубnote 15.Сзади вытягивала тощую куриную шею тетка из оборотней, чье лицо мне было смутно знакомо.

– Ваше Высочество! – Кинулись они ко мне, как к родному сыну. – Мы рады вас приветствовать! Мы заждались вас!

А инкуб, картинно выставив ногу вперед, вдруг принялся с выражением читать:

– Как солнце светит нам с небес,

Так вы сверкаете отрадой!

Вы, сударь, чудо из чудес.

Вас видеть – нет сильней награды!

Худая тетка, из которой при всем желании можно было выжать только пару-другую капель крови, воздела руки кверху и, крутанувшись вокруг себя, отвесила поклон.

– Хэ. – Только и сказал я.

– Ваше Высочество. – Как-то странно взглянул на них дед с усами. – Мы долго ждлаи вас, и теперь для нас честь увидеть вас. Я – Адамао Лей-Кольский, почетный доктор медицинских наук третьего рангаnote 16, глава Медицинской Гильдии и первый заместитель ректора Академии. Не мог не встретить вас лично.

– Док, мне тоже приятно. – Ответил я ему и дружески ткнул его в плечо.

Тот улыбнулся и продолжал тоном заправского лектора:

– Мои спутники, а ваши провожатые – уважаемые профессора Айра и Джасс. Профессор Джасс – декан Звездного, то есть творческого Факультета, известный поэт, прозаик и режиссер известнейшего Розового Театраnote 17 в Соединенном Кролевстве Инкубасс.

Я хмуро кивнул инкубу, который больше и больше напоминал мне дятла – не мог спокойно устоять на месте, то стучал ногой, то тряс рукой, то хрустел пальцами, только что зубами щелкать не начинал.

– А я, – перебила дока-моржа тетка, – я буду вашим личным Наставником, Ваше Высочество! Я Айра Хаг, в прошлом актриса кино, а теперь преподаватель в Эквинториум.

– Айда снималась в сумасшедшем фильме! – Выкрикнул дятел и запрыгал вокруг меня. – «Завтрашняя любовь». Она играла человеческую девушку, которая полюбила вампира. Ужасный успех! Просто офигительный! Ой, прошу прощение, ваше Высочество…

– Я тогда еще не родился. Но моя няня до сих пор этот фильм пересматривает.– Сквозь зубы выдавил я, глядя на восторженного дятла, озадаченную тетку и моржа.

– А вообще-то я ваш Наставник. – Обиженно произнесла бывшая актриса и спохватившись добавила. – Ваше Высочество…

– И чего это значит?

– Я буду помогать вам во всем! – С жаром откликнулась она. – Мы станем друзьями.

– А вы, кстати, какой оборотень?– Спросил я мимоходом.

– Тарзотский оборотень – С чувством собственного достоинства изрекла тетка. – То есть лисичий. Я родом из Амерского государства Светлой Лисицы Тарзот.

– Вы больше на летучую мышь похожи. – Ухмыльнулся я. Зуб даю, бывшую актриску тут почитают. А явился и я говор, что хочу. Не люблю я актрис. Или люблю, когда выпью.

Инкуб засмеялся мелким смехом, посмотрела на наручные часы и схватился за уложенную в сложную прическу голову:

– Опаздываем! Пора!

– Да-да, – поддержал его ихний заместитель ректора, – нужно успеть. Ваши две сокурсников уже там. А Церемония скоро начнется. Поспешим, Ваше Величество.

Поспешили.

– Че у вас тут всюду красно? – Спросил я, на ходу переплетая хвост.

– Это не у нас красно, Ваше Величество, это у вас красно, – сообщил тут же дятел-режиссер, – каждый видит этот коридор в любимых цветовых гаммах.

– Да? Ну, ничего так получается. А вы, проффи, какой цвет видите?

Матушка долго и настоятельно просила меня не «тыкать» профессорам.

– Ваше Высочество, я вижу прекрасные голубые и фиолетовые тона и…

Но я уже перебил его и обратился к их главному:

– Церемония эта ваша долго будет идти?

– Она очень интересная. Не заметите, как она пролетит, Ваше Высочество. – Отвечал заместитель ректора.

– А кто уже там сидит? – Полюбопытствовал я, на ходу дергая за светильник. Он не отрывался.

– Его Высочество крон-принц Аврелий Светлоэльфийский и Его Высочество принц-инфант Марк-Кристи…

Я резко остановился.

– Вы что, хотите сказать, что я буду с эльфом учиться? – Чувствуя злость и недоумение, спросил я. – Да я бы их всех продал в рабство троллям, будь моя воля. Эти мерзкие выродки ушастые…

Морж и дятел переглянулись, а актриса-лиса тут же сказала сладким голосом:

– А вот мы и пришли, Ваше Высочество! Еще немного – и мы будем в вашей ложе! Оттуда прекрасный вид на весь Зал Зеленого Пламени!

Хорошо поставленным голосом дятел продолжил:

– Ваше Высочество. Прошу. Вы увидите чудеса, которые…

– Открывай уже дверь. – Потребовал я.

– Отстой какой-то. – Огляделся я. Небольшая комнатка с диванчиками и картинками.

Парни-оро в венной форме стоят. Ну,

Ребята-оро распахнули мне дверь, я зашел и даже замер на мгновенье. Не, я все понимаю: мужские инстинкты и потребности, экстрим, сам-то я тоже до этого охоч, но не на Церемонии же, прямо на ложе, не на виду у других…

Лицом ко мне стояла девушка, красная, как будто ей на хорошенькое личико плеснули неразбавленной кровяной краскиnote 18. За ее спиной, тоже рожей ко мне, находился невысокий парень в дурацком костюме. Он обеими руками держала подол широкого белого платья девицы. Перед ней на кресле сидел, наклонившись, какой-то светловолосый (его хари я не видел) и проделывал манипуляции руками. Точно сказать не могу, что он творил – его наполовину скрывала высокая спинка кресла. Девица держалась за его противно-золотистую шевелюру, время от времени поглаживая ее. Каждые несколько секунд она вздыхала.

Знакомая сцена.

– Мэ… бэ… – Силился что-то сказать первый зам ректора. Дятел глубоко и шумно вздохнул – представлю, сколько его шнобель воздуха поглощает за раз! – бывшая актриска прикрыла рот руками. Только в ее густо подведенных глазах появилось какое-то странное выражение лица. Даю клык, она на место девахи хотела.

– Гномья волосатая задница! – Расхохотался я и даже в похлопал им. – Вы тут решили устроить свои игрища? Ну и дела, ребятки! Меня возьмете?

Белобрысый оглянулся на меня, и я сразу же узнал в нем недавнего эльфа-недоумка. Ну, хоть одна радость – он девок предпочитает, а не мужиков. Жить стало не так страшно, поэтому я снова заржал. Руки держащего подол дрогнули, пальцы, видать, разжались, и в следующее мгновение женоподнобного эльфа накрыла длиннющая юбка.

Второй, тот, что уронил ткань и при ближайшем рассмотрении оказался человеком, попытался что-то возразить:

– Это…мы просто искали…

– Понятное дело, что вы тут искали! – Стукнул я пару раз по стене от переизбытка чувств. – Неужели не нашли? А вроде с виду такие большие мальчики уже!

И я зашелся смехом.

В это время за стеклом ложи, где висела зеленая искристая фигня, вдруг раздалась музыка и появилось что-то наподобие радужных фейерверков.

– Скоро начнется! – Зашептала моя Наставница, нервно заламывая руки.

– Ничего страшного, вы продолжайте… – Выдавил заместитель ректора, оглядываясь на спутников. Боялся с голубокровыми спорить. Видимо, мы, знатные, – основной источник финансирования Академии. – Или попозже можете продолжить…. У нас очень интересная Церемония.

Темноволосый, тот, что держал подол громко вздохнул.

– Вы не так поняли, Господин ректор, но… мы просто искали одну вещь! – Всплеснул руками человек.

– И как, не нашли? – С интересом спросил инкуб, преподаватель, режиссер, поэт и дятел в одном лице. Было видно – еще минута, и он кинется к ним на помощь!

Да и я не отказался бы помочь…

– Не нашли. – Раздался спокойный голос из-под платья. – Марк, поднимите, пожалуйста, юбку. Она мешается.

– Давайте, я вам и подниму, и найду! – Захотелось мне вдруг подбежать к двум тормозам. Я очень быстр, поэтому мгновенно очутился возле дебилов и поднял подол девкиной юбки (она даже звука не успела произнести), увидел вторую полупрозрачную юбку, задрал ее тоже и с торжеством показал пальцем:

– Вот, нашел, мужики. Развлекайтесь, ха-ха-ха-ха-ха! Какие ножки, какие ножки! А у вас хороший вкус!

Не слишком стесняясь окружающих, я шлепнул девицу по пятой точке.

Человек покраснел не хуже девицы и почему-то отвел взгляд. Светлый эльф выразительно покашлял и со сладенькой улыбочкой поблагодарил, добавив, что «грубости ни к чему».

Я думал, длинноногая девица взвизгнет, но она стоически молчала, смотрела то на меня, то на ушастого большими глазами и тихо-тихо шептала нежным голосоком:

– Я люблю теперь только Его Величество…– Секунда – и она вновь схватилась за золотистые волосы эльфа, притянув его к себе.

Вместо положенных громких возмущений блондиночки, вскрикнула тетка-оборотень:

– Ох, разврат! Что делается! О, Единый…

– Да помолчите вы. – Строго взглянул на нее заместитель ректора.

– Действительно, нашел! – Издал вдруг радостное восклицание эльф одновременно с бывшей актрисой и, кажется, решил полапать блондиночку – его якобы изящные руки скользнули куда-то к талии. – Милая Катти, я нашел. Я сейчас, быстро. У вас ножницы есть? – Обратился он к остальным.

– Однако. – Пробормотал заместитель ректора, дергая себя за седой ус.

– У меня нож есть – Ответил я, смотря на ножки. – Только зачем тебе ножницы, эльф?

– Это Его Высочество Аврелий. – Под ухо зажужжал декан Звездного Факультета.

– А мне-то что? – Пожал я плечами. Этикет не для меня.

Эльф глянул на меня из-под своей густой челки (прическа – точь-в-точь как у моей малолетней кузены!) и прозвенел своим серебряным голоском, фирменным, эльфийским, надо сказать:

– Я хочу кое-что отрезать, дорогой мой друг. Катти, ты не против?

Беленькая только своей прелестной головкой покачала.

– Ну, я так и думал. И не видно будет, моя радость. – Зазвенел колокольчиком остроухий. Эх, видеть, девка даже собой готова пожертвовать ради прихотей любителя карет. Вот уж точно – любая женщина, не смотря на расу и возраст, из-за какого-то там слова «любовь» способна хрени всякой натворить. А я еще сегодня о придурках размышлял. Вот они, настоящие придурки. Вот они!

Я от удивления даже забыл огрызнуться на «дорогого друга». Сначала Его Смазливое Величество дрейфовал посередине дороги, потом девку из себя изображал, а теперь вот совсем стыд потерял. Эльфы что, изобрели какое-то новое улетное наркотическое зелье? По-моему, эльфийского дегенерата конкретно «вдарило», как полушутливо говорит Владий, когда наш общий друг виконт Эсер перекурит черной дурман-травыnote 19 и выделывает разные фокусы.

Не, мне не жалко, пусть красотку режет хоть ножом, хоть пилой, хоть кусает ее за оголенные ножки. Я не голоден и запах крови не разбудит мой аппетит. Просто …странно все это.

– Чего ты ей там отрезать хочешь? – Переспросил я.

Человек хотел открыть рот, но его опередила бывшая актриса.

– Не надо кровопролитий, Ваши Величества! – Бросилась на защиту служанки перепуганная тетка-оборотень из моей свиты. – Пожалуйста, девушка ни в чем не виновата! Ваше…

– А я ее не в чем и не виню, господа – Отмахнулся эльф и потребовал капризным тоном. – Срочно дайте мне ножницы. Церемония ведь уже начинается! Ножницы, уважаемые!

– Я принесу. – Вызвался дятел, а заместитель ректора так на него зыркнул, что тот замер с открытым ртом. Какой он, однако, человеколюбивый

– С ума сошел? – Прошипел профессор Амадео на ухо носатому, уже готовому выполнить любое поручение эльфа. Давно заметил – для инкубов эльфы слово старшие братья. – Он не в себе, а ты ему потакаешь. Лучше зови охрану!

– Вы не так понимаете! – Горячо принялся говорить человек в дурацком костюме-тройке. – Мы просто ищем этикетку производителя…

– Модельера. – Поправил его эльф, которого, по ходу, замучили беспокойные пальчики блондинки, теребящие его волосню.

– Этикетку? – Облегченно вздохнул заместитель ректора.

– Чего еще за этикетка? – Влез и я.

Эльф только открыл рот, но, слава Единому, человек заговорил быстрее. Оно и понятно, если эльф пасть раззявит и начнет трепаться, то его уже не остановишь. И люди – они получше, чем эльфы. И кровь у них вкуснее. А этот коротышка в костюме хоть и, запинаясь, все же доложил присутствующим о том, что они всего лишь ищут этикетку на белом платьишке. Девица только кивала в подтверждение.

– Осталось всего несколько минут. – Нервно проговорил заместитель ректора. – Давайте быстрее отрежем эту этикетку, Ваше Величества, и вы займете ваши места, чтобы лицезреть красоту Церемонии.

– Ваше Высочество, одолжите Его Высочеству Аврелию нож. – Елейным голоском попросил дятел, и тетка-лиса закивала:

– Пожалуйста, милый наш и великий будущий правитель Вампиирии.

– Я на лесть не введусь. – Буркнул я и кинул на кресло рядом с эльфом свой раскладной походный нож. Тот неудачно попал под ноги все той же блондинки с задранной юбкой.

– Продолжайте держать подол. – Строго сказал кретин (я имею ввиду эльфа), и, не по-королевски согнувшись, полез искать нож. Второй кретин (это уже человек) послушно взял край юбки.

– Дайте, я найду, Ваше Высочество! – Кинулся ему на помощь дятел-инкуб.– Не марайте ваши ноги о пол!

Эльф тут же распрямился и зачем-то принялся стаскивать с пальца кольцо с фиолетовой каменюгой.

– А у тебя ничего так белье. – Подмигнул я девице, подходя ближе и нагло ее рассматривая.

Человек залился краской вновь.

– Не красней! – Хлопнул я его по хилому плечу. – Это же круто! Девушка, все такое…

– Извините. – Только и ответил он.

– Надо бы ей вторую юбку подержать. – Никому конкретно не обращаясь, молвил остроухий красавчик.

– Я подержу! – Кинулась к нему мя якобы Наставница.

– Быстрее, быстрее, надо успеть до начала открытия Церемонии! – Торопил всех замректора. – Их Величества должны насладиться зрелищем!

Я приблизился к девчонке, которая влюбленными глазками глядела на эльфа и потрепал ее за пухлую щечку.

– Красивая. Аппетитная. – Заметил я. – Приходи сегодня ко мне в ночные гости?

Она испуганно захлопала светлыми глазами. Светло-голубые и светло-серые глаза – мой любимый цвет глаз у женщин. Жаль, у вампиров таких глаз нет.

– А вот и нож! Режьте. Сообщил откуда-то с каменного пола дятел-инкуб.

– А вот этикетка! – Ткнула наманикюренным пальцем в белый кусок бумаги, прилепленный к ткани Айра Хаг.

– Я отрежу. – Вызвался человек, видя, что Его Кретинско-эльфийское Высочество занято – дарит девахе свой перстень, тот самый, с фиолетовым камнем. Ее лицо было так восторженно, что человеческая девушка походила на нищенку, которой подают миллион золотых.

– Катти, прими его. За доставленные неприятности, милая. – Нежно произнес остроухий.

– Я не могу… – Прошелестела она.

– Прими. – Мягко сказал эльф, взял ее руку и натянул кольцо на средний палец Я думал, кольцо будет большим – мое бы точно велико было – но нет, ей украшение подошло.

– Нравится? – Глядя не на ноги, как я, а на лицо, спросил эльф..

– Очень нравится, Ваше Высочество. Ах, я в волнении и в восторге.

– Я начинаю! – Тихими голосом сообщил человеческий принц, сидя на короточках возле поднятого подола.

– Аккуратнее там ножом орудуй! – Велел я. – Или мне дай.

– А я держу, Ваше Высочество! – Пропел профессор Джас и почему-то стал декларировать:

Чудесный взгляд,

Прекрасный голос

И шелковистый белый волос

Меня пленят. Пленят

И манят и только…

Дальше он сказать не успел.

– Что здесь происходит? – Вдруг властно произнес кто-то позади всей нашей толпы.

Я понял, что мы похожи на конкретных таких психов, и захохотал, не оборачиваясь.

– Ваше Величество. – Тихо сказал седоусый морж и прикрыл глаза.


note 7 Зал Зеленого пламени – Центральный Зал Весеннего Замка, расположенный на 1 этаже. Самое большое помещение Академии Эквинториум, предназначенное для проведения осо | Их Королевское Величество | note 20 Орки – многочисленный народ, проживающий на всех континентах. Высоки, сильны, обладают светло-зеленой кожей и узким разрезом глаз. Разделяются на несколько народов