home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Тип, Типология (Type, Typology).

Происходит от др.-греч. слова, обозначающего форму или образец, крое в библейскую эпоху означало эталон или прототип, а также его копию. Последнее понятие обозначалось в НЗ словом "антитип", случаи употребления крого можно разделить на два класса: (1) соответствие между двумя историческими ситуациями, напр. потоп и крещение (1 Пет 3:21), или двумя фигурами, как Адам и Христос (Рим 5:14); ^соответствие между небесным образцом и его земным дубликатом, напр. божественный оригинал, стоящий за его земной копией, - скиния (Деян 7:44; Евр 8:5; 9:24). Существует несколько категорий таких соответствий - люди (Адам, Мелхиседек), события (потоп, использование Моисеем медного змея), установления (праздники), определенные места (Иерусалим, Сион), объекты (алтарь для всесожжений, ладан), служения (пророк, священник, царь).

Следует отметить, что наряду с понятием типа использовалось и понятие образа, указывающее на нравственный пример, крому нужно следовать. Призыв следовать примеру - характерная черта НЗ, к-рый настаивает на подражании предуказанному Богом образцу, к-рый сначала осуществился во Христе (Ин 13:15; 1 Пет 2:21), затем - в группе апбстолов (Флп 3:17; 2 Фес 3:9), в руководителях народа (1 Тим 4:12; Тит 2:7; 1 Пет 5:3) и в самой общине верующих (1Фес 1:7). Поэтому все верующие должны видеть в себе осуществленные подобия или образцы христианского образа жизни.

Важно отличать типы от символов и аллегорий. Значение символа прямо не связано с его семантическим полем, оно выходит за его пределы и указывает на абстрактное понятие, напр.: крест = жизнь, огонь = суд. Аллегория - это серия метафор, каждая из к-рых вносит свой значимый элемент, дополняющий сложную картину или сообщение. Напр., в аллегории Доброго Пастыря (Ин 10) каждая часть обладает значением. Типология имеет дело с принципом аналогии. Символ - это абстрактное соответствие, тогда как тип - это действительное историческое событие или личность. Аллегория сравнивает две определенные сущности и подразумевает некую историю или последовательное развитие фигуральных или образных выражений, тогда как тип - это специфическая параллель между двумя историческими сущностями; аллегория имеет косвенный и имплицитный характер, типология - прямой и эксплицитный. Поэтому библейская типология включает в себя аналогическое соответствие, в кром более ранние события, личности и определенные места в истории спасения становятся образцами, посредством к-рых истолковываются более поздние события и проч.

Значение герменевтики. Все большее число исследователей соглашается с тем, что типология служит выражением определенной базисной герменевтики, а также установки или перспективы, посредством к-рых авторы ВЗ и НЗ понимали самих себя и своих предшественников. Каждая новая община в последовательном развитии истории спасения рассматривала себя по аналогии и в терминах прошлого. Это относится к ВЗ, а также к тому, как в*НЗ использовался ВЗ. Двумя основными источниками были, разумеется, тема творения и Исход. Типология творения особенно видна в одном из посланий ап. Павла (Рим 5) и в параллели между Адамом и Христом, хотя типология Исхода, или заветная типология, преобладает и в ВЗ, и в НЗ. Позитивно тема Исхода стоит за образами искупления у Исаии (Ис 51-52), как и в НЗ, в понятиях, связанных со спасением (напр., 1 Кор 10:6). Негативно же блуждания по пустыне стали моделью для будущего увещевания и вразумления (напр., Пс 94:7-8; Евр4:3-11).

Отцы Церкви сочетали типологию и аллегорию, связывая первую с общими религиозными истинами, выраженными в терминах греческих философских понятий. Так продолжалось вплоть до эпохи Реформации (хотя периодически возникали оппозиционные течения, напр. Антиохийская школа в IV в. или викторины в XII в.); деятели Реформации поддерживали систему, на основании крой ВЗ воспринимался буквально посредством христологической герменевтики, т.е. указывая на мессианство Христа. После XVII в., когда наступила эпоха критики, концепция обетованияисполнения была переосмыслена, а в ВЗ стали видеть предмет живого религиозного опыта, а не историю. В последние десятилетия тщательно выстроенная типология вновь стала для теологии действенным инструментом, - укорененная в библейском учении, она усматривает в деяниях Бога в человеческой истории постоянно повторяющийся образец, тем самым устанавливая преемственность между определенными стадиями искупительной истории.

Современные дискуссии. Внашидни споры ведутся в связи с возможностью различения между изначально присущими и последовательно выведенными типами. Первый тип эксплицитно выражен в НЗ; второй не дан эксплицитно, но его можно вывести из общего тона учений НЗ, напр. из Евр, в кром типология используется как его основная герменевтика. Многие теологи отказываются признать второй тип, опасаясь чисто субъективных фантастических истолкований, к-рые произвольно искажают текст.

Как тип, так и антитип должны основываться на подлинных исторических параллелях, а не на вневременных мифологических. Типология не должна заново определять смысл текста или внушать поверхностные, а не подлинные соответствия. Соответствующие отрывки из ВЗ и НЗ следует прежде всего истолковать, а уже потом проводить параллели.

Кроме того, следует изучить специфические соответствия, а также различия между типом и антитипом. Здесь типология сходна с исследованием притч и требует тщательно рассматривать подлежащие истолкованию детали как в соответствующих отрывках ВЗ, так и в НЗ. Так, напр., каким образом медный змей - прототип смерти Иисуса у евангелиста Иоанна (Ин 3:4-15)? Были ли второстепенные детали, связанные с медным змеем (Чис 21:4-9), частью этой типологии? Всегда имеется единственная центральная точка, а к вторичным деталям следует относиться с осторожностью, прежде чем прилагать их к проводимой аналогии. Учитывание несходных моментов позволяет избежать излишне художественного, аллегорического подхода в раск-рытии типа.

Нужно избегать догматического навязывания типов. Трудно и почти невозможно избежать крайнего субъективизма, создавая учение на основании типологии. Даже в Евр типология применяется скорее для иллюстрации, а не из догматических соображений. Следовательно, только в том случае, когда типология имеет непосредственно связанную с учением цель, мы можем утвердительно использовать ее.

И наконец, не следует искать типы там, где контекст их гарантированно не подтверждает. Как во всякой экзегетике, наша задача здесь в том, чтобы проникнуть в смысл, к-рый подразумевал автор; нам не нужна обобщенная субъективная интерпретация. Мы уже отмечали, что авторы НЗ, несомненно, пользовались типологией, края не зафиксирована в каноне, но мы ей не обладаем и поэтому не стремимся выйти за пределы текста. Аллегорический, субъективный подход к истолкованию, к-рый мы видим на примере многих современных проповедей, красноречиво свидетельствует о ск-рывающихся здесь опасностях.

G. R. Osborne (пер. В. Р.)

Библиография: Е. Achtemeier, 1DB Supplement, 926-27; D.L. Baker, "Typology and the Christian Use of the ОТ", 5УГ 29:137-57; E. С. Blackman, "Return to Typology", CongQ 32:53-59; J. W. Drane, "Typology", EvQ 50:195-210; E.E. Ellis, "How the NT Uses the Old", in NT Interpretation, ed., I.H.Marshall; A.M. Fairbairn, The Typology of Scripture; F. Foulkes, The Acts of God: A Study of the Basis of Typology in the ОТ; L. Goppelt, Typos: The Typologycal Interpretation of the NT and TDNT, VIII, 246-59; S. Gundry, "Typology as a Means of Interpretation", JETS 12:233-40; H. Hammel, "The ОТ Basis of Typologycal Interpretation", BR 9:38-50; G.H. Lampe and K. J. Woolcombe, Essays on Typology; R.B. Laurin, "Typological Interpretation of the ОТ", in Baker's Dictionary of Practical Theology, ed. R. Turnbull; H. Miiller, jV/DiVT7; III, 903-7; N.H. Ridderbos, "Typology", VoxT 31:149-50; J. Stek, "Biblical Typology: Yesterday and Today", CTJ 5:133-62.

См. также: Истолкование Библии.


Тиндал, Мэтью (Tindal, Matthew, 1655-1733). | Теологический энцеклопедический словарь | Тиррел, Джордж (Tyrrell,