home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Библейская этика (Ethics, Biblical).

Этика присутствует в теологическом словаре, поскольку она не может быть выделена из теологического контекста ни в иудаизме, ни в христианстве. Во всей библейской теологии есть положения, к-рые в неявном виде содержат библейскую этику.

В ВЗ. Признав ВЗ как христианское Св. Писание, Церковь получила проблематичное с точки зрения морали наследие: сожжение ведьм, испытание чашей с ядом, проклятие рода, полигамия, внебрачное сожительство, насилие и войны. Но она унаследовала и множество моральных наставлений, предостережений, примеров, высоких вдохновенных идей и моральных убеждений, что неизмеримо увеличило этический потенциал христианства.

Главным достоянием было, несомненно, теологическое обоснование этики, трактуемой как воля святого и всеблагого Бога, Творца и Спасителя. Так, Декалог отк-рывается словами: "Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства" (Исх 20:2). Этот уникальный завет связал Израиль с его Богом не узами естества, как с первым прародителем, а узами морали, берущими начало в Божьем выборе, обетовании и избавлении и закрепленными благодарным послушанием и доверием Израиля. Отсюда происходит то беспримерное сочетание смирения и уверенности, крое характерно для еврейской этической мысли. Послушание не ставило целью обретение Божьей милости, но было обусловлено ею.

Декалог, увековечивший еще более древние идеалы, сам по себе - замечательный этический документ. Его каноническая форма охватывает и религиозные(Исх 20:3-12), и социальные (ст. 13-17) обязанности, однако обе эти области (богослужение, запрет идолопоклонства, клятва, святой день и почитание родителей - с одной стороны, и святость жизни, брак, собственность, правдивость и вожделение- с другой) непосредственно регулируются Богом. Подобная форма заповедей и задала тон всей иудейской морали, хотя последняя заповедь ("не пожелай чужого") касается сферы, где законничество бессильно.

Развитие этого этического базиса в "книге завета" (Исх 20:22-23:19; см. 24:7) отражает простой кочевой и земледельческий быт, привнося в эти примитивные условия чувство справедливости и меру ответственности: за многие проступки полагается смертная казнь, рабство допустимо, но равенство и благочестие уже начали проникать в общественную жизнь.

Втор призывает к гуманизму, великодушию, состраданию и внутреннему благочестию ("И люби Господа, Бога твоего...", - 6:5), в совершенном согласии с учением пророков. Амос сделал этику сущностью отношений Израиля с Богом. Мораль Амоса была чистой: пророк был требователен к себе, страстно защищал бедных и притесняемых, противостоял жестокости, обману, роскоши и эгоизму. Исайя и Михей требовали веры, края была бы достойна Святого Израилева. Иеремия, Иезикииль и Исаия (гл. 40-66) выразили горькие уроки Вавилонского пленения в беспощадных этических формулировках, постоянно напоминая Божьему народу о Божьем замысле. Бог Израиля- это автор и страж морального закона, требующий от людей "действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом" (Мих6:8).

Позже иудейское моральное учение (Притч, Еккл, Иов, Сир) включило в себя ценную этическую "премудрость", целью крой было утвердить практическое почитание Бога и апеллировать к здравому смыслу тех, кто осознает себя созданием Предвечного: "Начало мудрости - страх Господень..." (Пс 110:10). Идеал премудрости красноречиво выражен в Иов 31.

Вавилонское пленение и владычество иноплеменников угрожали еврейской самобытности, и в эту эпоху огромное значение придавалось письменному и устному закону, к-рый фиксировал все отличительные черты еврейства. Благочестие, национализм и гордость породили преувеличенное законничество, ставшее для большинства бременем, а для многих- источником моральной слепоты, лицемерной казуистики и фарисейства. Отсюда возникла "религиозная" оппозиция Иисусу, для Которого законничество не содержало ничего божественного: христианство делало акцент на свободе.

В НЗ. Этой долгой этической традиции был подведен итог, когда появился Иоанн Креститель, требуя непорочности, праведности, честности и общественного участия (Лк 3:10-14). Но особенно четкую грань провел здесь Иисус, взявший из иудаизма этический монотеизм, социальные идеалы и связь религии с моралью, но отвергший тенденцию к фарисейству, жесткое законничество, национализм, нескромность и неумение отделить ритуал от морали. С другой стороны, Иисус требовал большей праведности, чем закон, - праведности в мыслях и мотивах, ск-рытых за поведением (Мф 5:17-48). Это был возврат к первоначальному замыслу Бога (Мк 2:27; Мф 19:3-9) и к заповедям о любви к Богу и ближнему (Мф 22:35-40). В этом понимании всех обязанностей, религиозных и общественных, как любви и состоит главный вклад Иисуса в этическую мысль, точно так же как Его вклад в этические достижения - в том, что Он жил и умер в любви к людям.

Религия и этика вновь встречаются в проповеди Христа о Царстве Божьем, в Его трактовке мессианских надежд и пророческого видения Бога как Господина истории. Слова Христа о жизни в этом Царстве содержат радикальные и вместе с тем реалистичные идеи о праведности и любви в применении к семейной жизни, богатству, государству, злу в общественной жизни, грехам и жестокости. Во всех сферах покорность воле Божьей основывает Царство и обеспечивает Божье благословение. Это может означать, что мы потеряем жизнь ради вечного блага.

Но Царь - также и Отец, и жители Царства - Его сыновья; их жизнь отражает личность Бога - в товариществе и всепрощении, свободе и вере, в радостном послушании. За всем этим лежит и личная преданность людей Иисусу как Спасителю и Господу. В такой любви (Ин 14:15; 21:15-17) желание уподобиться Христу становится моральным побуждением огромной эмоциональной силы. Так любовь позволяет обрести счастье в следовании заповедям Христа.

Есть основания считать, что апостольская Церковь давала новообращенным важную моральную подготовку, охватывающую отказ от старых грехов и языческих обычаев, стойкость при гонениях, воспитание товарищества и подчинение лидерам. Сюда, вероятно, включался и перечень обязанностей мужа, жены, родителей, детей, раба и ближнего (см. Кол и 1 Пет). Развитие христианского этического учения в наиболее ранний период лучше всего проиллюстрировано в 1 Пет, где акцент сделан на святости и подчинении - гражданским властям (2:13-17), рабовладельцам (2:18-25), мужьям (3:1-7) и другим членам общины (3:8-9; 4:8-11; 5:5-6). Этот неожиданный призыв расшифровывает смысл жизни под Божьей властью и напрямую вытекает из библейского понимания греха как своеволия.

Моральную жизнь ранних христиан лучше всего иллюстрирует Лука, изображая в Деян добродетельных, счастливых, смелых и преображенных людей, похожих на Иисуса в Лк. Иаков также представляет раннехристианскую мораль в серии размышлений над великими словами Иисуса в стиле литературы премудрости.

Этическая концепция ап. Павла была противоположна законничеству. Ап. Павел, сам отдавший дань законничеству, считал, что оно способно превратить Церковь в еврейскую секту. Он настаивал на достаточности веры для спасения евреев и иноверцев и на свободе христиан следовать водительству Духа (Гал). Передавая новообращенным общие традиции этического учения (Рим 6:17; 2Фес 2:15; 3:6), ап. Павел особенно часто говорил об этическом значении веры и о жизни в Духе.

Встретившись с мнением, что если возможно оправдание одной верой, то верующий может грешить безнаказанно, ап. Павел возражает, что вера, края спасает, включает в себя такое личное отождествление с Христом - в смерти для греха и мира и в воскресении к новой жизни в свободе, послушании и торжестве, - что грешить и следовать вере не нужно и невозможно (Рим 6; Гал 2:20). Для ап. Павла спасающая вера ведет к святости. Если ктото из верующих не свят, то лишь потому, что он не стал вслед за Христом мертвым для греха и живым для Бога.

Другая этическая тема ап. Павла: закон никогда не сможет преодолеть елабость человеческой натуры, но "закон духа жизни во Христе Иисусе" совершенствует нас таким образом, что закон исполняется в нас (Рим 8:1-4). Уже Иеремия и Иезикиильсвязывали незримую власть Бога в творении и истории (Дух) с новой отвагой и волей, необходимой Израилю. Лука, показывая Иисуса как носителя и дарителя Духа, и Иоанн, описывая Дух как другое "Я" Иисуса, свидетельствуют нам о том, что для ранней христианской мысли идея Духа Божьего была неразрывно связана с образом Иисуса (Деян 16:7). Ап. Павел объясняет это отождествление как создание Духом подобной Христу личности в каждом искреннем верующем (Гал 5:22-23; Рим 5:5; 8:9-14). Это преобразование людей изнутри Духом Христовым - один из центральных этических мотивов христианства.

Следующая тема, общая для всей н.-з. этики, - подражание Христу. Синоптические евангелия представляют его как простое следование Ему. В своем Евангелии Иоанн рисует человека, подобного Христу, любящим (13:34; 15:12), покорным (9:4; 15:10), стойким (15:20) и смиренным в служении (13:14-15). В своем Первом послании Иоанн связал это с христианской надеждой (3:2). Ап. Петр связывает такое подражание с крестом (1 Пет 2:21-25; 3:17-18; 4:1,13). Ап. Павел считал уподобление человека Христу главной целью богослужения (2 Кор 3:18), пастырства (Еф4:11-13), проповеди (1 Кор 11:1) и Божьего провидения (Рим 8:28-29), определяя сокровенный смысл такого уподобления как обретение "ума Христова" (1Кор 2:16; Флп 2:5)и "ДухаБожия" (1 Кор 7:40).

Итог. Устойчивые признаки библейской этики, отличающие ее от различных философских систем, таковы: укорененность во взаимоотношениях с Богом; настойчивое требование покорности; призыв к глубинам в человеческой душе; практическая применимость в обществе; способность к дальнейшей адаптации и развитию.

Библейское понимание идеала как уподобления Христу непосредственно связано с любовью и благодарностью, порожденными искуплением; укоренено в истории (как очевидное этическое следствие воплощения); обращено к лучшим моральным качествам человека и призывает к служению, подобному служению Христа, среди нуждающихся всего мира и к становлению Царства Божьего на земле. Обилие форм и интерпретаций библейской этики, возникших за века христианства, подтверждает ее способность адаптироваться к изменяющимся условиям. Ранняя библейская заповедь: "Будьте святы, как Я свят" - находит ясную параллель в позднейшем библейском обещании: "Мы уподобимся Ему ".

R.E.O. WHITE(nep. А.Г.)

Библиография: W. О. Е. Oesterley and Т. ?. Robinson, Hebrew Religion: J. H. Houlden, Ethics of the NT; W. Lillie, Studies in NT Ethics; L. H. Marshall, Challenge of NT Ethics.

См. также: Этические системы, христианские; Десять заповедей; Царство Божье, Царство Небесное, Царство Христа; Подражание Христу.


Библейская теология (Biblical Theology Movement). | Теологический энцеклопедический словарь | Библии, авторитет