home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Авторитет в церкви

(Church, Authority in). Вопрос об авторитете в церкви сложен, причем не только изза разнообразия свидетельств НЗ, но и потому, что в разных церквях в послеапостольские времена церковные традиции развивались в различных направлениях.

Источники авторитета в церкви. Можно утверждать, что наибольшей властью среди членов древней Церкви пользовались апостолы (в узком смысле этого не вполне однозначного выражения - т.е. двенадцать апостолов, включая Матфия, вместо Иуды, и Павла). Их влияние не ограничивалось местной общиной и даже общинами, в образовании к-рых они участвовали (иначе ап. Петр не пользовался бы авторитетом в Коринфе, а Павел - в Колоссах), однако имело пределы. Петр мог вести себя непоследовательно (Гал 2:11-14), а Павел - судитьошибочно(Деян 15:37-40; ср. 2 Тим 4:11). Главный источник авторитета в Церкви, как учит ап. Павел, - объективная истина благовестия. Даже апостолу, если он благовествует иное, да будет анафема (Гал 1:8-9). Поэтому необходимо, чтобы благовестив передавалось в достоверной форме. Слова о чтении ВЗ в раннем послании ап. Павла (2 Кор 3:14) подразумевают не только участие христиан в новом завете, но и появление в будущем писания (и, соответственно, н.-з. канона), подобного ВЗ по вероучительному значению (1Пет 3:15-16). Однако независимо от того, обладает ли тот, кто его составляет, апостольским призванием, источником авторитета при этом становится богодухновенное Писание, а не записавший его человек (2 Тим 3:16).

Примерно то же можно сказать и о в. -3. пророках. Можно с достаточной убедительностью показать, что пророку ВЗ в НЗ соответствует не пророк, а апостол (в узком смысле слова). Апостолы обладают авторитетом богоизбранных стражей благовестия и сознают это. Они предпочитают действовать кротостью, чтобы добиться духовного согласия (1 Кор 5:1-10; 2 Кор 10:6; 1 Пет5:1-4), но готовы при необходимости применить свою власть, не заботясь о согласии или даже нарушая его (напр., Деян 5:1-11; 1 Кор4:18-21;2Кор 10:11; 13:2-3;3ин 10). Особое значение имеет их авторитет, когда они толкуют в.-з. Писание и учение Иисуса, а также Его служение, смерть, воскресение и вознесение. Церковь постоянно пребывает в учении апостолов (Деян 2:42).

Большим авторитетом пользовались и н.-з. пророки. Нек-рые из них странствовали, не ограничивая свое служение какойнибудь одной общиной. Виды "пророчества " в НЗ бывают самыми разными - от проповеди в Духе до прямых извещений от Бога, но степень и род воздействия Духа и, следовательно, авторитет пророка ограничены. Почти невозможно представить, чтобы стих, подобный 1 Кор 14:29, мог относиться к в.-3. пророкам (если они были признаны) или апостолам НЗ.

На уровне отдельных общин наиболее устойчивым авторитетом в церкви пользовались пресвитеры (старейшины, старцы). Можно считать почти достоверным, что епископами (или блюстителями) и пастырями (Деян 20:17-28; ср. Еф 4:11; 1 Тим 3:1-7; Тит 1:5, 7; 1 Пет 5:1-2) называли их же. Первое из этих определений унаследовано от синагоги и деревенской общины, второе указывает на власть и попечение епископов, третье просто обозначает пастуха. Рассматривая типичные требования к тем, кто несет это служение (напр., 1 Тим 3:1-7), мы обнаруживаем, что почти все они в других местах предъявляются всем верующим. Особо к епископам относятся два из них: (1)они не должны быть из новообращенных (очевидно, что это относительное понятие, смысл крого определяется в значительной мере тем, насколько давно образовалась соответствующая церковь; в нек-рых случаях апостол назначает пресвитеров уже через несколько месяцев после их обращения - см., напр., Деян 14:23) и (2)они должны быть "учительны", а это предполагает, что они все лучше усваивают благовестив и Св. Писание и способны хорошо излагать их. Другие из перечисленных требований (напр., пост епископа не может занимать женщина, епископ должен быть страннолюбив и т.п.) предполагают, что он достиг совершенства в дарах и делах, к-рые требуются от любого верующего. Тот, кто призван возглавлять церковь, должен быть не просто профессиональным служителем, а достойным ее представителем.

Как правило, такие епископы, пресвитеры и пастыри руководят местной церковью. Убедительных свидетельств того, что епископ в отличие от пресвитера осуществлял власть над несколькими общинами, практически нет. Часто в одной общине было несколько пресвитеров. Если это не считалось обязательным, то, вероятно, воспринималось как общее правило. С другой стороны, община, состоящая из всех верующих города, обозначается только словом "церковь" (ekklisia в ед.ч.). Множественное число в таких случаях никогда не употребляется. В Св. Писании мы читаем о "церквях" в Галатии, но только о "церкви" в Антиохии, Иерусалиме или Эфесе. Поэтому можно предполагать (но не утверждать), что в общине, собирающейся в отдельном доме и иногда представлявшей собой только часть общегородской церкви, властью пользовался один пресвитер. При этом он был одним из многих пресвитеров "церкви" в целом.

Случаям, когда деятельность пресвитеров выходит за определенные для них рамки, можно дать правдоподобное объяснение. Так, называет себя "старцем" (presbyteros), хотя обращается к другим церквям, автор 2 и 3 Ин. Скорее всего, этот пресвитер в данном случае выступает как апостол. То же относится и к ап. Петру, когда он называет себя пресвитером (1 Пет 5:1; в синод, пер.: "пастырь". - Прим. пер.). Иаков в Деян 15 занимает особое положение, но мысль толкователей, что он возглавляет собрание, несколько искусственна. Дело рассматривалось апостолами и пресвитерами (Деян 15:4), "Апостолы и пресвитеры со всею церковью" приняли окончательное решение (15:22), и апостолы и пресвитеры написали послание (15:23). Петр говорит как апостол, а Иаков - как пресвитер, но ничто не указывало на то, был ли ктото из них "председателем". Даже если Иаков и был им, главные решения апостолы, пресвитеры и церковь приняли соборно.

Происхождение сана диакона с некрой степенью достоверности можно проследить до назначения "семи человек изведанных" (Деян 6). Когда в других местах Св. Писания (напр., 1 Тим 3:8-13) перечисляются предъявляемые к ним требования, особое значение, как и в случае пресвитеров, придается чертам, свидетельствующим об их духовной зрелости. Однако от диаконов не требуется умения учить. Они должны были выполнять множество вспомогательных задач, но, в отличие от пресвитеров, церковь не признавала за ними авторитета наставников.

Виды распределения авторитета в церкви. Значительно сложнее вопрос о том, как авторитет двух групп служителей (пресвитеров, пастырей, епископов - с одной стороны и диаконов - с другой) связан с авторитетом местных церквей или их объединениями. Исторически он решался тремя основными способами, каждый из к-рых имел много разновидностей.

Конгрегационалисты, как правило, предоставляют право окончательных решений общине в целом. Такая установка отчасти связана с реакцией на деятельность профессионального священства, становящегося между Богом и человеком. Решающее значение придается священству всех верующих (1 Пет 2:9). Решения, вместе с апостолами и пресвитерами, принимают церкви (Деян 15:22); именно церкви должны защищать себя от лжеучителей (Гал; 2 Кор 10-13; 2 Ин) и должны быть для верующих последней судебной инстанцией (Мф 18:17). Даже когда ап. Павел добивается послушания, он обращается к собранию всей местной церкви (1 Кор 5:4).

При епископальном устройстве верховные церковнослужители называются епископами, а им подчиняются пресвитеры (или священники) и диаконы. Нек-рые сторонники такого устройства считают епископов преемниками апостолов; другие ссылаются на положение Тимофея и Тита, к-рые, судя по пастырским посланиям, обладали тем же правом назначать пресвитеров (Тит 1:5), что и апостолы в основанных ими церквях(Деян 14:23). Бесспорно, что доводы в пользу трехстепенного священства высказывались уже во времена Игнатия Антиохийского (ок. 110), причем, судя по отсутствию острой полемики, нельзя заключить, что это было нововведением.

Сторонники пресвитерианской модели подчеркивают, что в НЗ пресвитеры занимают следующее по важности место после апостолов. Многочисленность пресвитеров в каждой местности наводит на мысль об их собрании или коллегии, осуществлявших общее управление местной общиной (1Фес 5:12-13; Евр 13:17).

В том виде, в каком эти три главные модели распределения власти осуществляются чаще всего, все они вызывают сомнения. Пресвитерианская возводит в принцип простое предположение, еделанное на основе Св. Писания. Епископальная проводит между епископом и пресвитером разграничение, крое нельзя оправдать, основываясь на НЗ. Ссылки на пример Тимофея и Тита неосновательны - в частности, потому, что роль, крую они исполняют, легче объяснить другими причинами. В любом случае, апостол не причисляет их к "епископам", возвышающимся над священнослужителями низшего ранга. Конгрегационализм проецирует на Церковь евангельских времен принципы демократического подчинения меньшинства большинству. Ирония ситуации в том, что нек-рые формы конгрегационализма, хотя бы только на практике, приписываютпастору, кольскороон избран, почти что авторитет папы Римского.

Проблема, возможно, в том, что наши представления (авторитет в церкви передается в одном направлении, с верхнего или нижнего уровня церковной иерархии) не соответствуют реальности, края описана в НЗ. Обычно обязанность и право руководить церковью возлагаются в нем на епископов (пресвитеров, пастырей). Но если они стремятся управлять, руководствуясь библейскими образцами, то постараются усовершенствоваться не только в своем понимании истины, но и в жизненном воеприятии учения (1Тим 4:14-16). Они поймут, что духовное руководство не в господстве над другими (Мф 20:25-28), а в том, чтобы блюсти их (1 Тим 4:11-13; 6:17-19; Тит 3:9-11) и служить им примером (1 Тим 4:12; 6:6-11,17-18; 1 Пет 5:1-4), причем одно способствует, а не противоречит другому. Словом, такие руководители предпочитают не командовать, а добиваться духовного согласия. Поскольку церквям предписывается ограждать себя от лжеучителей и быть преданными прежде всего не пастырям, а евангельской истине, совет повиноваться духовным наставникам (напр., в Евр 13:17) нельзя воспринимать как "картбланш ". Современные способы решения проблемы не столько порочны, сколько односторонни и предвзяты по сравнению с НЗ. Точно так же, когда Игнатий защищал трехстепенное священство, он не столько ниспровергал истину, сколько пытался найти в Св. Писании опору для единовластной епископской власти, чтобы защититься от странствующих проповедников, многие из к-рых распространяли гностическую ересь.

Сферы авторитета в церкви. Существуют три основные области, на к-рые распространяется церковная власть (в какой бы форме она ни проявлялась). В ранних христианских церквях применялись наказания - от осторожного увещевания с глазу на глаз (напр., Гал 6:1) до отлучения (крое, когда в нем участвовала вся церковь, было трудно перенести) и даже до предания Сатане (1 Кор 5:5; ср. Мф 16:19; 18:18). Кальвин не заблуждался, когда считал церковную дисциплину третьей отличительной чертой н.-з. Церкви. Кроме того, церкви несли ответственность за широкий круг проблем, связанных с внутренним порядком, - напр., за сбор денег на бедных (2 Кор 8-9) или за проведение Вечери Господней (1К0р 11:20-26). Наконец, церкви отвечали за избрание диаконов, пресвитеров и посланцев (напр., Деян6:3-6; 15:22; 1 Кор 16:3).

Решения никогда не принимались простым большинством, и они никогда не были исключительной прерогативой общины в целом. Пресвитеров назначали апостолы, а на Тимофея возлагали руки и ап. Павел, и священство (2 Тим 1:6; 1 Тим 4:14). Из этого не следует, что такие назначения делались без обстоятельного совета с церковью, но, судя по тому, какая власть была дарована Титу (Тит 1:5), над церковью (особенно юной) надзирали, в первую очередь, апостолы, а во вторую - те, кто ими назначен.

Т.о., в том, что касается власти, крой обладает каждая из частей Церкви, между ними существует динамическое напряжение. При этом неизменны по меньшей мере два ограничения: (1) Церковь не может, не подвергая сомнению свой собственный статус, игнорировать или отменять авторитет благовестил, уже ставшего Св. Писанием, или противоречитьему; (2)н.-з. Церковь не может рассчитывать на то, что ее власть будет непосредственно действовать в окружающем мире. Ее авторитет должен быть засвидетельствован преображенной жизнью ее членов и искупительным значением этой жизни.

D. A. Carson (пер. д.э.) Библиография: W. Bauer, Orthodoxy and Не-resy in Earliest Christianity; G. Bertram, TDNT, V, 596-625; J. Calvin, Institutes 4.3 ff.;R. W. Dale, Man-ual of Congregational Principles; E.J. Forrester and G. W. Bromiley, ISBE (rev.), 1,696-98; J. Gray, ?The Nature and Function of Adult Christian Education in the Church", SJT 19:457-63; W. Gruden, The Gift of Prophecy in 1 Corinthians; E. Hatch, The Organiza-tion of the Early Christian Churches; C. Hodge, Dis-cussions in Church Polity; EJ.A. Hort, The Christian Ecclesia; K.E. Kirk, ed., The Apostolic Ministry; T.A. Lacey, Authority in the Church; J.B. Lightfoot, "The Christian Ministry", Commentary on Philippi-ans; T. W. Manson, The Church'sMinistry; В. H. Stre-eter, The Primitive Church; ?. B. Swete, ed., Essays on the Early History of the Church and Ministry; H. von Campenhausen, Ecclesiastical Authority and Spiritual Power in the Church of the First Three Cen-turies; R.R. W\\\\ams, Authority in the Apostolic Age.

См. также: Церковная дисциплина; Управление церковью.


Авторитет, власть в Библии | Теологический энцеклопедический словарь | Агапа (Вечеря любви) (Love Feast).