home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Единосущный (омоусион) (Homo

ousion). Это слово стало важным теологическим термином, когда на Никейском соборе в 325 г. его использовали, чтобы обозначить соотношение между Сыном Божьим и Богом Отцом. Позднее оно стало обозначать также отношение Св. Духа к Отцу и Сыну и сделалось важнейшим средством в развитии учения о Троице.Homoousios буквально переводится с греческого как "такой же" (homo)"по сущности"(ousia),или, как принято переводить, "единосущный".

Однако, чтобы понимать, что имеют в виду, когда утверждают, что Сын единосущен Отцу, необходимо точно уяснить смысл понятий тождественности и сущности. Едва ли отцы Никейского собора рассматривали homoousiosс точки зрения категории первой сущности (ousia)у Аристотеля, к-рый подousia paзумел просто отдельную вещь. В противном случае утверждение о том, что Отец и Сын сутьhomoousios, означало бы, что эти два термина служат выражением одной и той же единственной реальности, без всякого в ней различения. Сохранилось свидетельство о том, что Антиохийский собор (268) осудил употребление homoousios, поскольку Павел Самосатский использовал его именно в этом смысле.

Точно так же отцы Никейского собора не принимали во внимание аристотелевскую категорию второй сущности, края у Аристотеля была родовым понятием, подчиняющим себе различные виды. Вероятно, ариане истолковали утверждения никейцев как раз в этом смысле. Они выдвинули следующее возражение учение никейцев о homoousiosпротивно логике, ибо оно предполагает разделение неделимой божественной сущности. Отцы собора прибегали к помощи многих аналогий для выражения соотношения между ипостасями в аспекте аристотелевской категории второй сущности (напр., человек и человечество), но они пользовались и другими аналогиями, выражающими гораздо более тесные отношения, чем между отдельными индивидами, подчиненными роду (напр., отношение лучей к солнцу или реки к источнику). Во всяком случае, они постарались указать пределы использования подобных аналогий для утверждений о Боге.

В учении никейского и постникейского православия сущностное отношение между Отцом и Сыном (в постникейский период и Св. Духом) рассматривалось как такое, в кром Сын заимствует своюousiaот Отца, в силу чего Отец и Сын уже не совсем одно и то же, а Отец подлинный источник бытия Сына. Тем не менее утверждалось, что в этом (вечном) заимствовании Сын единосущен (homoousios) Отцу, а значит, то, что есть Отец, и то, чем Он обладает, то же самое, что есть и чем обладает Сын. Т.о., согласно определению А. Робертсона, речь идет о "полном и нерушимом продолжении Бытия Отца в Сыне". Хотя такое употреблениеhomoousiosоставляет многие вопросы нерешенными, использование этого термина считалось необходимым, ибо он лучше любого другого отображал описанное в Библии отношение между Отцом и Сыном, и отображение это решительно опровергало арианское представление о Сыне как о творении, всецело отличном от Отца и имеющем свое начало.

С.A. Blasing(пер.В. Р.) Библиография:Athanasius, Defense of the Nicene Council;J. N. D. Kelly,Early Christian Doctrines; G.C. Stead,Divine Substance.

См. также: Никейский собор; Единство ипостаси.


Единородный | Теологический энцеклопедический словарь | Единство (Unity).