home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 15

Когда наши губы встретились, я порадовалась, что у меня за спиной дверь, а то колени грозили подогнуться. Арчер сомкнул руки у меня на талии, а я вцепилась в его рубашку, вкладывая в поцелуй все, что накопилось за прошедшие недели, — отчаяние, когда я думала, что он погиб, и неимоверное облегчение, которое испытывала сейчас, стиснутая между Арчером и дверью в подвал.

Когда мы наконец оторвались друг от друга, я уткнулась лбом ему в ключицу, с трудом переводя дух, и не сразу смогла заговорить.

— Кажется, ты говорил, что мы это сделаем «позже».

Он поцеловал меня в висок.

— Сейчас и есть «позже». Целых двадцать минут прошло.

Смеясь, я взглянула ему в глаза:

— Я вроде как скучала по тебе.

Даже в темноте было видно, что он улыбается.

— Я тоже по тебе вроде как скучал.

— Наверное, надо идти…

— Наверное, — пробормотал Арчер, склоняясь ко мне.

Когда я наконец отправилась к себе, то бежала чуть ли не вприпрыжку, но едва перешагнула порог, ощущение счастья мгновенно развеялось.

— Ох ты… Почему я каждый раз удивляюсь, что все ужасно?

Дженна сидела на кровати.

— Я сначала думала, окно хуже всего, — еле слышно проговорила она. — И когда Эвана съели. А сейчас вообще плакать хочется.

Нашу комнату и раньше никто не назвал бы роскошной, но благодаря одержимости Дженны розовым цветом здесь было… можно сказать, уютно. Точнее будет выразиться так — светло и с легкой ноткой безумия. Я и не сознавала, что чувствовала себя дома в этой крошечной комнатке, среди дженниных шарфиков, абажуров и малиновых одеял.

Сейчас абажуров и след простыл. Две кровати у стен, обшарпанный письменный стол и покосившийся комодик. Мутное, все в трещинах зеркало над комодом искажало отражения до неузнаваемости. То ли сероватое освещение создавало такой эффект, то ли комната вместе со всей школой в самом деле выцвела. Я больше не чувствовала себя здесь дома. Я чувствовала себя как в тюрьме.

Хотела сказать это Дженне, но стоило на шаг отойти от порога, дверь с грохотом захлопнулась у меня за спиной. Из коридора доносились похожие хлопки, слышались также приглушенные вскрики.

— Заперто? — догадалась Дженна.

Я подергала ручку.

— Ага.

— Как ты думаешь, Арчер прав — у всех пропали магические способности? Или, может, у Эвана они размагичились из-за тумана?

— Наверняка у всех размагичились, да это и неважно.

Я заглянула в шкаф. Как и следовало ожидать, там висели только форменные юбки и пиджаки.

— У меня вот тоже способности размагичились, — сказала я через плечо. — И знаешь, может, хватит говорить «размагичились»? А то звучит странновато.

Дженна села прямее.

— Что?

— Ну, знаешь, если долго повторять одно и то же слово, оно начинает звучать как-то странно и…

— Софи! — Дженна нахмурилась, склонив голову к плечу.

Я со вздохом опустилась на свою кровать.

— Совет наложил на меня какие-то там чары… В общем, я временно не в состоянии пользоваться магическими способностями.

Лицо Дженны смягчилось.

— Ох, Соф, сочувствую…

— Все не так страшно, — успокоила я. — Магия никуда не делась, я ее ощущаю, а использовать не могу, если не дотронусь до… Ух ты!

— Что такое?

Я бросилась к Дженне, ухватилась за спинку ее кровати.

— В фамильном гримуаре Торнов есть одно заклинание… Если я к нему прикоснусь, мои способности восстановятся. Папа считает, что гримуар забрали сестры Каснофф. Дженна! Может быть, он здесь! — Я забегала по комнате, чувствуя, как магия бьется внутри. — Если мы его найдем, к обеду я смогу разнести школу вдребезги.

Или начну применять свою демоническую силу на пользу сестрам Каснофф. От этой мысли меня ошпарило скользким горячим ужасом, и к горлу подступила тошнота.

— А если книга у Лары?

— Что? Ах да, Лара. Черт, я и не подумала.

Магия разочарованно притихла.

— Все-таки надо поискать, — быстро сказала Дженна. — А может, Лара сама объявится. Соф, мы обязательно придумаем, как вернуть тебе магическую силу!

Я с благодарностью ей улыбнулась:

— Дженна, вот твоя волшебная сила в который раз меня потрясает!

— Это скилл такой, — со скромным видом согласилась она.

Я со смехом швырнула в нее подушкой. На миг показалось, что все снова стало как раньше: Софи и Дженна дурачатся в своей комнате в общаге, а потом засядут за «Методы истребления магов с 1500 г. до наших дней» или еще какую-нибудь нудную зубрежку.

Мы еще около часа просидели, обмениваясь новостями обо всем, что произошло за последний месяц. Дженна рассказывала, как ей жилось у Байрона. В его доме, как и следовало ожидать, было полно бархатных занавесей и практиковался обычай пить кровь из черепа, а также время от времени устраивались «музыкальные вечера в байроновском стиле», прибавила Дженна, содрогнувшись.

— Викс, наверное, понять не может, куда я подевалась, — вздохнула Дженна. — Я как раз рядом с ней стояла, когда меня унесло.

— Ты вернешься к ней. Обещаю.

Не знаю, поверила Дженна или нет — во всяком случае, кивнула.

— Знаю. Ладно, а теперь ты мне расскажи о Брэнниках!

И я рассказала обо всем, включая Иззи и Финли и появление папы с Кэлом. Даже призналась, что мы с Кэлом помолвлены, и про поцелуй, и как мы встречались с Арчером в поместье Торн. Я и не сознавала прежде, сколько у меня накопилось секретов от Дженны.

Кажется, я ее поразила.

— Надо же! Бурное лето у тебя выдалось, — сказала она.

— Ты злишься?

Дженна подумала и ответила:

— Да нет. Вроде надо бы, но… Я понимаю, тебе было нелегко говорить со мной об Арчере. И вообще, я целый месяц думала, что ты умерла, и сейчас у меня одна мысль в голове: «Ура, Софи живая!»

У меня камень с души упал.

— Это хорошо. Если я хочу докопаться до истины и узнать, что здесь все-таки происходит, мне определенно не обойтись без верной помощницы-вампира.

Дженна фыркнула, встряхнув челкой.

— Кто бы говорил! Ты больше годишься на роль помощницы, с дурацкой прической и вечными ехидными комментариями.

— Хм… — Я притворилась, что обдумываю ее слова. — Действительно, и к тому же у тебя трагическое прошлое.

— Вот-вот! Победа за вампиром!

Мы снова расхохотались. Потом я посмотрела за окно. Серое небо понемногу темнело, туман клубился вокруг дома, подползая ближе.

Дженна притихла.

— Как ты думаешь, что с нами будет?

Я не произнесла вслух напрашивающийся ответ: «Ничего хорошего». Просто обняла Дженну:

— Как-нибудь пробьемся! Вспомни, сколько всего мы уже преодолели. Неужели какой-то жалкий туман-убийца встанет нам поперек дороги? Ха!

Дженну мои слова вряд ли убедили, и все-таки она сказала:

— Не знаю, обоснована такая уверенность или это помрачение рассудка, но спасибо тебе.

К тому времени, как наша дверь наконец приоткрылась, небо совсем почернело. По школе разносился надтреснутый голос миссис Каснофф:

— Всем ученикам немедленно явиться в бальный зал!

Школьники группками спускались по лестнице. Мы с Дженной присоединились к ним. Больше никто не плакал — уже достижение.

— Софи! — У моего локтя возникла Тейлор. Говорила она невнятно, из-за выдвинувшихся клыков. — Что происходит-то?

— Откуда я знаю? Мне, как и всем, никто ничего не объяснил.

Тейлор нахмурилась, так что клыки выступили еще сильнее. За лето я отвыкла от оборотней. Подзабыла, какие они жуткие вблизи. Не то люди, не то звери — просто мороз по коже.

— Все-таки у тебя папа — глава Совета, — не отставала она. — И ты сама все лето провела среди советников. Должна же ты что-то знать!

— И почему Арчер Кросс здесь? — вмешался Джастин. Его голос изменился за лето — он теперь не пищал, а говорил нормально. — Кросс же из «Ока»!

— Разве он не пытался тебя убить? — прищурилась Навсикая, присоединившись к беседе. — Как ты после этого можешь держаться с ним за руки?

Подобные разговоры обычно заканчиваются вилами и факелами. Я успокаивающе подняла руку, и тут вмешалась Дженна.

— Софи ничего не знает! — объявила подруга, отодвигая меня к себе за спину. Это смотрелось бы более эффектно, будь она повыше. — И Совет не имеет никакого отношения к тому, что нас здесь собрали.

Дженна не добавила, что причиной тому гибель Совета в полном составе, за исключением папы и Лары Каснофф.

— Софи перепугалась не меньше других, так что отвалите!

Судя по лицам, Дженна показала клыки, а может, и красными огоньками в глазах сверкнула.

— В чем дело? — пролаял знакомый голос.

Ну замечательно. Как будто и без того было недостаточно погано. Через толпу, тяжело дыша, проталкивалась Ванди — нечто среднее между школьным завхозом и тюремщицей. Фиолетовые татуировки, знак Отрешения, на покрасневшем лице казались почти черными.

— Все на первый этаж!

Подождав, пока основная масса двинется дальше, Ванди сурово посмотрела на нас с Дженной.

— Мисс Талбот, еще раз покажете клыки — и я из них сережки сделаю. Это понятно?

Дженна промямлила: «Да, мэм», — хотя ее тон говорил об обратном. Мы рысцой спустились по лестнице и вместе со всеми остановились у двери в бальный зал.

— Хоть одно в школе не изменилось, — буркнула Дженна.

— Ага. Вредность Ванди — величина постоянная. Это радует.

Зато не радовала леденящая душу атмосфера в школе ночью. С наступлением темноты здесь стало по-настоящему зловеще. Когда-то старомодные газовые светильники излучали уютное золотистое сияние, а теперь сквозь молочно-белое стекло едва просачивался тошнотно-зеленоватый свет, по стенам метались жуткие тени.

Я задержалась у двери в одну из гостиных. В разбитое окно, через которое когда-то открывался вид на озеро (и домик Кэла), вползал туман, растекаясь по полу. Часть фотографий, украшавших стены, валялась на ковре.

— Я понимаю, вопрос «Что происходит?» уже навяз в зубах, и все-таки, Дженна: что происходит?

Дженна покачала головой, вглядываясь к туман.

— Дом как будто болен. Или отравлен. И весь остров тоже.

— Может, и так. Сестрицы Каснофф разводят демонов в громадной яме. — Мы с Арчером видели эту яму. Она до сих пор снится мне в кошмарах. — Как ты думаешь, темная магия способна отравить все вокруг?

Дженна мрачно пробормотала:

— Не удивлюсь, если способна.

— Что, разбитые окна — модная нынче деталь интерьера? — Арчер просунул голову между мной и Дженной.

— Похоже на то, — откликнулась я.

В темноте за окном блеснул огонек. Я не сразу поняла, что это в домике Кэла. Там кто-то есть? Может, Кэл?

Свет погас так же внезапно, как появился. Я, нахмурившись, взяла Арчера под руку и тут вспомнила слова Навсикаи. Наверное, сейчас не время демонстрировать близкие отношения.

В зал мы вошли последними. По крайней мере, здесь ничего не переменилось. Правда, бальный зал всегда выглядел довольно странно, и все-таки приятно было увидеть, что знакомые столики и стулья не превратились, например, в пни и кусты.

Радость испарилась при одном взгляде на учительский стол. Миссис Каснофф сгорбилась на своем обычном месте, глядя в пространство. Она причесалась, но ужасно неаккуратно. Рядом сидела Ванди, зато еще трое учителей отсутствовали — мисс Ист, мистер Фергюсон и, конечно, Байрон.

А на другом конце стола, точно в гостях, сидела Лара Каснофф в ярко-синем костюме и улыбалась.


ГЛАВА 14 | Связанная заклятьем | ГЛАВА 16



Loading...