home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 24

Второй раз за день я оказалась в кабинете Лары Каснофф.

Окно выходило на задний двор дома, где густо росли деревья. Между почерневшими стволами клубились завитки тумана. Я уставилась на них, чтобы не смотреть на шезлонг, в котором, сложив руки на коленях, с пустым лицом сидела миссис Каснофф.

Лара, устроившись в кожаном кресле за письменным столом, внимательно изучала меня — без злости, всего лишь с любопытством и, может быть, легкой насмешкой.

— Надеюсь, я не очень помешала. Вы с мистером Кроссом были заняты чем-то важным?

Я стиснула кулаки, чтобы Лара не видела, как дрожат пальцы.

— Да нет, ничего особенного. Просто обсуждали, как помешать вашим вредоносным планам и покинуть этот ненормальный остров.

Лара засмеялась.

— Даже сейчас ты не лишилась чувства юмора! Это могло бы вызвать уважение, если бы не раздражало так сильно.

Она подалась вперед, сложив ладони вместе, и чем-то вдруг напомнила мне типичного школьного психолога (при наших бесконечных переездах я повидала их немало).

— Ты поэтому так стремилась поговорить с моей сестрой? А зачем ты сегодня вломилась ко мне в кабинет?

Я вздрогнула, и она с довольной улыбкой откинулась на спинку кресла.

— Думала, я ничего не узнаю?

Мне хотелось нахамить в ответ, чтобы не показывать своего страха. Мы так радовались, что обошли Лару, вот только долго ли продержалось наше преимущество — минут десять, не больше? А знает ли она, что мы забрали гримуар?

По крайней мере, в моем распоряжении еще оставалось такое оружие, как ирония.

— Печально, что вы уже в курсе, — заявила я, усаживаясь в кресло напротив Лары. — Впрочем, если вспомнить, что вы — злая колдунья, удивляться не приходится.

Лара прищурилась.

— Тебе все шуточки… Игрушки! Труд всей жизни моего отца, спасение нашей расы…

— Труд всей жизни вашего отца заключался в том, чтобы поработить десяток подростков? Понятно теперь, почему у него такие замечательные дочки.

Я кивнула в сторону миссис Каснофф. Та будто не слышала.

Зато Лара сильно разозлилась. Даже села прямее.

— Знаешь ли ты, чем мой отец пожертвовал, чтобы создать тебя? От чего нам с сестрой пришлось отказаться ради безопасности всех экстраординариев? Ради защиты от тех, кто хочет нас истребить?

— Вы превращаете людей в монстров! — ответила я. — Детей превращаете! Из-за вашего отца погибла Алиса, а потом и ее дочь. Будь ваша воля, вы бы и нас с папой извели!

— Цель…

— Оправдывает средства! Она тоже так говорила. Это у вас семейное? Фамильный девиз или что-то в таком духе?

Лара застыла. Костяшки пальцев у нее побелели.

— Тебя интересует наша семья?

Я замотала головой, вжимаясь в спинку кресла.

— Спасибо, я уже и так достаточно знаю о вашей семье!

— Ничего ты не знаешь…

Лара щелкнула пальцами.

В первый момент ничего не произошло. Я даже решила, что Лара просто изобразила ведьминский вариант кукиша.

А потом в глазах у меня потемнело. Я хотела вцепиться в подлокотники, но и они, и все кресло куда-то исчезли. И я исчезла. Задыхаясь в полной темноте, я чувствовала себя как при перемещении через итинерис.

Во мраке вспыхнула искра. Постепенно сверкающая точка выросла, и превратилась в изображение заснеженной деревушки. Потом картинка ожила. Прохожие брели по белым улицам, нагнув голову от ветра. Никто не объяснял, я просто вдруг поняла, как будто знала всегда, — это родной городок Алексея Касноффа, а домик в центре — его дом.

Я и его самого увидела: темноволосый мальчишка прижался лицом к стеклу, дожидаясь, когда вернется отец. Я ощущала его нетерпение и тревогу, как свои. Красивая белокурая женщина гладила мальчика по голове и что-то шептала по-русски. Я все понимала, хотя не знаю этого языка.

— Алексей, все будет хорошо. Папа с друзьями защитят нас.

Оказывается, в городке жили экстраординарии, и сегодня что-то должно было решиться. Что-то связанное с бегством… Нужно было скрываться, спасая свою жизнь… Подробностей я не разобрала — картинка вновь переменилась.

Пропали сугробы и странные приземистые домики. Вместо них — сплошной хаос, огонь и дым. От яркого блеска пламени хотелось прикрыть глаза, но у меня не было рук. Да и глаз тоже. По улице бежал Алексей, за ним гнались жители города.

«Они знают о нас, — думал Алексей на бегу. — Им все известно, все…»

Позади остались лежать неподвижные фигуры. Я догадалась, что это родители Алексея. Светлые волосы матери разметались на снегу. Некоторые прядки еще тлели. А рядом — крошечное тельце сестренки. Мальчику было очень страшно. Его горе и ужас обрушились на меня, едва не раздавив. Постепенно зарево поблекло, сквозь картину пожара проступил другой образ. Алексей повзрослел, теперь он выглядел лет на двадцать и казался красивее, чем на виденных мной фотографиях — не такой суровый.

Он находился на заднем сиденье машины, мчащейся среди пологих холмов и ярко-зеленой травы. Пейзаж казался смутно знакомым. Алексей заметно волновался, постукивая пальцами по лежащей на коленях книге.

Гримуар!

Машина прогромыхала по каменному мостику, и вдруг впереди возникло аббатство Торн.

У входа на лужайке толпились девочки — ученицы лондонского женского колледжа, вынужденные уехать из города из-за воздушных налетов. При взгляде на них по лицу Алексея скользнула сдержанная улыбка. «Наконец!» — подумал он.

Картинка погасла, и я обнаружила, что сижу в кабинете Лары, еле переводя дух.

— Полагаю, ты уловила основное, — спокойно произнесла Лара, перекладывая какие-то бумаги на столе.

Меня все еще трясло, хотя я и твердила себе, что это не мою семью только что убивали на заснеженной улице. Когда я снова смогла говорить, сказала:

— У него убили родных. Он испугался, хотел придумать, как защитить других экстраординариев и, может быть, заодно отомстить. И все-таки… Это его не оправдывает.

Я с трудом подавила отвращение, вспомнив, с каким злорадным предвкушением Алексей смотрел на ни в чем не повинных девчонок в аббатстве Торн. Одной из них была моя прабабушка Алиса.

— И кроме того, дело не в защите. Может, с этого все началось, но для чего в действительности вашему папе понадобилась Алиса? Знаете, что я думаю? Ручной демон — очень удобно, если хочешь подчинить всех экстраординариев на Земле!

Лара даже не стала отрицать.

— Возможно. Целый полк «ручных демонов», разумеется, еще удобнее.

Она выдвинула ящик стола и достала гримуар. У меня сердце оборвалось.

— Откуда у вас…

— А, мисс Талбот быстро согласилась его вернуть. Если тебе понадобилась эта книга, могла бы просто попросить.

— Что? — растерялась я.

— Мы в любом случае намеревались отдать ее тебе. Без магии от тебя пользы мало.

Перелистав страницы, Лара нашла нужное заклинание. От одного вида этих строчек я готова была выпрыгнуть из собственной кожи.

Лара протянула мне книгу.

— Что же, дотронься! О да, Софи, — прибавила она со смешком, — я знаю, что отец заставил тебя прикоснуться к заклинанию. Я все знаю о тех двух часах, что вы провели над книгой.

От моей магии меня отделяли всего несколько дюймов. Внутри все кричало, рвалось к гримуару. И все-таки я спросила, глядя Ларе в глаза:

— Почему вы хотите вернуть мне магические способности? Я же тогда сразу удеру отсюда!

Лара только улыбнулась.

— Когда отец рассказывал тебе о демонах, он не объяснил, как ими управляют?

— Управлять демоном может только ведьма или колдун, которые его призвали. Меня-то никто не призывал — значит, и управлять мной некому.

Лара кивнула.

— Вот и мы так думали. А потом провели небольшое исследование. Твой отец собрал в аббатстве Торн весьма любопытную коллекцию древних рукописей. Вообрази наше изумление, когда мы обнаружили, что способность управлять демоном передается по наследству!

В крови, сказала тогда миссис Каснофф. «В моей, в твоей, в крови Алисы и моего отца»…

Только сейчас до меня дошло, что она имела в виду.

— Отец провел ритуал, превративший твою прабабку в демона. Твоя линия крови создана нашей семьей. Следовательно, после того, как способности вернутся к тебе, ты будешь у нас под контролем.

Меня затрясло. Я глаз не могла отвести от заклинания.

— Не может быть, — сказала я, словно произнесенное обязано стать правдой. — Иначе вы давно бы меня подчинили.

— Мы не знали, поэтому и не пробовали, — подала голос миссис Каснофф.

— Да зачем вам я, когда вы можете создать сколько угодно демонов?

— Вновь созданные демоны бывают… непредсказуемыми, — ответила Лара. — А ты — демон в четвертом поколении! Вероятность того, что ты выйдешь из-под контроля… крайне мала! Таким образом, тебя лучше всего поставить во главе. — Тут Лара улыбнулась. В ее глазах плескалось безумие. — В конце концов, каждому войску нужен полководец!

У меня екнуло сердце. Я вскочила и попятилась.

— Нет! Лучше навсегда остаться без магии, чем подчиниться вам!

Лара грохнула раскрытую книгу на стол. Магия внутри меня взвыла.

— Говори что хочешь, а твои способности рвутся на волю. Демон — это твоя суть, и теперь, после того, как ты увидела заклинание, заключенная в тебе магия не успокоится, пока ты не выпустишь ее.

Больше всего на свете мне хотелось прижать ладони к странице.

— Почему вы меня силой не заставите? — спросила я.

Лара могла бы просто подойти, схватить мою руку и приложить к листу с заклинанием. Я с ужасом поняла, что именно этого хочу, и отступила еще на шаг.

— Чары такого рода весьма хрупки, — ответила Лара. — Их невозможно кому-либо навязать против воли. Ты должна сама сделать выбор. Гримуар будет ждать тебя, Софи. Каждый день, раскрытый на этой странице. Он будет звать тебя.

Я бросилась к двери, а Лара крикнула мне в спину:

— Сдавайся, избавь себя от лишних мучений!

Обливаясь холодным потом, я судорожно нашарила дверную ручку. Пока бежала по школьным коридорам, пленная магия во мне вопила так, что приходилось зажимать уши.

Дженна при виде меня вскочила на ноги.

— Господи боже, ты как? Я чуть не умерла, когда Лара явилась за гримуаром и… Соф?

Здесь, на верхнем этаже, зов гримуара чувствовался не так сильно, и все-таки меня колотило. Дженна усадила меня на кровать и свернулась клубочком рядом.

— Что случилось?

Рассказывая, я понемногу перестала дрожать, зато начала плакать.

— Мне так хочется вернуть магию! — всхлипывала я, а Дженна гладила меня по волосам. — Но я не хочу стать какой-то… тварью у них на побегушках. Думала, вот магия восстановится, и все будет хорошо. А тут… Ох, Дженна, это же в сто раз хуже!

— Ш-ш-ш, — зашептала Дженна. — Мы что-нибудь придумаем. Обязательно.

Голос у нее сорвался. Мы так и заснули, прижавшись друг к другу, словно малые дети.

Разбудил меня, как мне показалось, удар грома. Я села, моргая. Глухие раскаты отдавались со всех сторон. Окна дребезжали, а спустив ноги на пол, я ощутила чуть заметную вибрацию.

— Что там? — сонно пробормотала Дженна.

Я подошла к окну, плохо понимая, что вижу. В тумане вспыхивали и гасли огни. Сперва совсем тусклые, они постепенно разгорались, и скоро стали видны темные силуэты деревьев, прежде скрытые мглой. В коридоре захлопали двери, слышался топот босых ног по паркету.

Полыхнуло еще ярче, снова зарокотал гром, у меня даже зубы свело от этого звука. Дженна, окончательно проснувшись, соскочила с кровати и распахнула дверь. Девчонки столпились на лестничной площадке, выглядывая в разбитое окно с витражом. Я все еще чувствовала зов гримуара и чуть не кинулась вниз, в кабинет Лары. Вонзила ногти в ладони, надеясь, что боль меня отвлечет. Огни мерцали, не переставая, рокот становился все громче. Девчонки помладше зажимали уши руками.

Кто-то толкнул меня под локоть. Оглянувшись, я увидела Навсикаю. Ее крылья бесшумно трепетали.

— Ночью Лара пришла к нам и забрала Тейлор. Как ты думаешь… — Фея кивнула на огни. — С ней сделали что-то плохое?

Магия душила меня, дом трясся, из разбитого витража посыпались осколки. Я не слышала, как они ударяются об пол. Напоследок полыхнуло так, что все зажмурились, отворачиваясь.

А потом все стихло.

Через дыру в стекле задувал холодный ветер, нагоняя дрожь.

Где-то вдали раздался нечеловеческий вой.

— Да, — ответила я Навсикае. — Думаю, сделали.


ГЛАВА 23 | Связанная заклятьем | ГЛАВА 25



Loading...