home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 33

Кто-то тряс меня за плечо.

— Софи, — позвал голос у самого уха. — Проснись!

Ничего не соображая спросонья, я перекатилась набок. Волосы прилипли к влажным щекам. Я плакала во сне. Опять. Я села на постели. В первый миг всегда так легко поверить, что предыдущих недель просто не было. Я в своей комнате в доме Брэнников, и в узкое окно светит утреннее солнце. Может, я никуда и не уходила отсюда? Может, мне все приснилось.

Нет. На краю моей кровати сидела встревоженная Дженна. В дверях топтался Арчер. Где-то внизу были мама, и папа, и семейство Брэнник, и Ник, и Дейзи…

А Кэла не было.

— Снова тот же сон? — спросил Арчер.

Я кивнула, с силой проводя ладонями по лицу. Кошмары преследовали меня с той самой ночи, когда мы удирали из Проклятой школы через итинерис, а весь остров трясся, словно собирался рухнуть в океан.

Папа сказал, что это естественная реакция на пережитое, но ведь уже целый месяц прошел. Неужели кошмары никогда не прекратятся?

— Я опять орала? — спросила я, вылезая из кровати.

— Только плакала, — сочувственно ответила Дженна. — Очень сильно.

Я попробовала вспомнить ускользающий сон. Там, как всегда, был Кэл, на него сыпалась земля. И еще Лара с пустыми мертвыми глазами. Меня передернуло.

Дженна хотела взять меня за руку, но я вскочила и выдала бодрую улыбку в духе: «Все отлично, нет, правда, все просто замечательно».

— Подумаешь, сон, — сказала я.

Арчер открыл рот, но я остановила его, подняв руку.

— Просто сон. Так, а где все? Уже внизу? Не знаю, как вы, а я дико голодная.

На самом деле есть не хотелось. От одной мысли о еде подступала тошнота. Я уже так похудела, что пришлось пустить в ход магию, чтобы подогнать одежду по себе.

Когда я проходила мимо Арчера, он положил мне руку на спину, между лопатками.

— Все будет хорошо, Мерсер, — шепнул на ухо.

Я позволила себе на секундочку прислониться к нему, впитывая его тепло, наслаждаясь его присутствием. Потом выпрямилась и скомандовала:

— Пошли, а то Ник и Дейзи опять весь бекон сметут!

И точно, к тому времени, как мы спустились на кухню, уцелело всего два ломтика. Ник и Дейзи сидели за столом, перед ними — почти пустые тарелки, а Эйлин у плиты жарила яичницу. Я остановилась на пороге, любуясь удивительной картиной. Глава семьи Брэнник кормит завтраком двух маленьких демонов. Кто бы мог такое себе представить?

Ник мне улыбнулся. Точнее, попытался. У него, как и у меня — черт, как и у всех нас — в глазах притаилось затравленное выражение, придавая любой улыбке оттенок печали.

— Доброе утро, София. А я тебе кусочек бекона отложил. И тебе, Дженна, — прибавил он, глядя мне через плечо. Потом перевел взгляд чуть в сторону. — А ты, кузен, извини, — не повезло тебе.

Арчер отрывисто фыркнул, показывая, что оценил шутку. Все же, входя в кухню, он держался чуточку напряженно и стул себе выбрал подальше от Ника. Не знаю, смогут ли они когда-нибудь нормально общаться. В конце концов, родители Ника убили родителей Арчера, и сам Ник пытался убить Арчера, даже два раза.

В будущем это неизбежно осложнит атмосферу семейных сборищ.

Вдобавок еще и те, кого Арчер считает своей нынешней семьей, тоже намерены его убить.

— Соф? — Голос Эйлин вторгся в мои мысли. — Яишенку?

— Э-э… Нет, спасибо, я попозже что-нибудь перехвачу.

На это чуть ли не все присутствующие сурово нахмурились, так что я схватила с тарелки ломтик бекона, лишь бы их успокоить. Разломив пополам, уселась напротив Дейзи и принялась жевать.

— Что нового?

Этот вопрос кто-нибудь из нас задавал каждое утро. В первые дни после бегства с острова Греймалкин новости приходили постоянно:

«Школа пока на месте. Нашли Ника и Дейзи, можно их переправить сюда. „Око“ объявило награду за голову Арчера — хватит, чтобы купить небольшой остров».

Последнее известие Арчер пережил довольно тяжело. Как выяснилось, набранный им отряд вернулся в «Око» и доложил начальнице, что Арчер подчинил их своей воле, используя некий магический артефакт. А иначе они бы ни за что не стали защищать экстраординариев.

Я спросила Арчера:

— Это правда?

Он отвел глаза и выразительно пожал плечами.

Я истолковала его ответ как утвердительный.

А потом новости прекратились. Мы не знали, как восприняло сообщество экстраординариев последние события в Геката-Холле. Ничего не было известно о судьбе других демонов, снова ставших нормальными детьми.

Вот и сегодня Эйлин ответила со вздохом:

— Ничего.

— Может быть, это хороший знак, — сказала Дейзи, намазывая маслом гренок. — Может, они просто… вернулись домой.

В расколдованной Дейзи не осталось ничего магического. Самая обычная девочка, которую сестры Каснофф превратили в демона. Можно понять, что ей хотелось забыть все, хоть как-то связанное с магией.

Дейзи прислонилась к Нику и устроила голову у него на плече. Да, пожалуй, не совсем все, что связано с магией. Хорошо, что у Дейзи есть Ник. И он сам в ней нуждается после всех передряг. А все-таки в глазах у Ника затаилась тоска. Не знаю, сможет ли он когда-нибудь прийти в норму, хотя и освободился от сестер Каснофф.

На улице слышался лязг металла о металл — Иззи и Финли уже начали тренировку. Я подумала, не присоединиться ли к ним. Не мечом махать, конечно, а пошвыряться чуток заклинаниями — пусть блокируют. Им хорошее упражнение, а я отвлекусь немного — все лучше, чем сидеть у себя в комнате и без конца проигрывать в голове ту последнюю ночь в Проклятой школе.

Я уже начала подниматься, когда в кухню ворвался папа — в пижаме, что было совсем необычно. Папа всегда спускался к завтраку полностью одетым. Правда, пижама у него была даже с нагрудным кармашком, в котором виднелся носовой платочек — чем не костюм?

Папа держал в руках листок бумаги и с изумлением его разглядывал.

— Доброе утро, Джеймс, — поздоровалась Эйлин. — Поздно ты сегодня. Грейс еще спит?

Честное слово, папа покраснел!

— Хм? А, да. Вообще говоря… Перейдем лучше к делу.

Я сказала Эйлин:

— Не трогайте папу. У него англичанство закоротило.

Как ни странно, меня совсем не смущало, а только радовало, что мои родители опять… ну, в общем, понятно. Ладно, признаю, немножко все-таки смущало. Пожалуй, их примирение — единственный хороший результат всей этой кошмарной истории. Ну, помимо того, что мы спасли мир.

Папа протянул Эйлин бумаги.

— Я пришел не для того, чтобы обсуждать свою… личную жизнь. Вот что прислали сегодня утром из Совета.

Я сразу навострила уши.

— Из Совета? В смысле, из того, который Совет? Их же нету уже! Может, ты перепутал, и это из Совета по выбору лучшего сорта овсяных хлопьев к завтраку…

— София. — Папа одним взглядом остановил мое словоизвержение.

— Извини. Нервы.

Он улыбнулся.

— Я понимаю, радость моя. И если честно, у тебя для этого есть все основания.

Он передал мне бумагу — нечто вроде официального письма. Адресовано папе, но в первом же абзаце мелькнуло мое имя. Я положила письмо на стол, чтобы никто не видел, как у меня руки трясутся.

— Это, случаем, не совиной почтой доставили? — пробормотала я. — Ну пожалуйста, скажи, что…

— Софи! — заорали все хором.

Даже Арчер тяжело вздохнул:

— Мерсер, читай уже!

Я перевела дух и начала читать. Примерно на середине страницы остановилась, вытаращив глаза. Сердце отчаянно колотилось. Я посмотрела на папу.

— Они серьезно?

— По моим впечатлениям, да.

Я еще раз перечла печатные строчки.

— Елки зеленые…


ГЛАВА 32 | Связанная заклятьем | ГЛАВА 34



Loading...