home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 34

Я вышла из машины и уставилась на высящийся впереди дом. Под ногами похрустывал гравий и мелкие ракушки.

— Ну что? — спросил папа, выбираясь с другой стороны.

С заднего сиденья вылезли Арчер и Дженна, встали по бокам от меня.

Я сдвинула на лоб темные очки.

— Лучше выглядит. Жуткенькое зрелище, конечно, но хотя бы в пределах нормы.

Проклятая школа сверкала свежей побелкой, и окна вставили заново. Папоротники у входа расцвели пышной зеленью, даже покосившееся крылечко кто-то поправил. А вот деревья за домом так и стояли черные, и по земле стелилась серая трава.

— Наверное, как прежде уже не будет. — Мама обошла вокруг машины и встала рядом с нами.

Я вздохнула.

— Может, это и к лучшему.

Дженна спросила:

— Как вы думаете, что они сделают со школой?

— Хоть бы совсем сожгли, — сказал Арчер. — А заодно и остров затопили.

Пока шли к крыльцу, ветер с моря трепал мне волосы. В школе уже не пахло гнилью и запустением, и все-таки я вдруг подумала, что здесь всегда будет ощущаться легкая грусть. А может, почудилось просто. Проходя мимо витража, я посмотрела вверх. Приятно видеть, что у ангелов головы на месте и цветное стекло поблескивает в лучах осеннего солнышка. Из бального зала еще на подходе слышались голоса. Мама взяла меня за руку.

— Волнуешься?

— Не-а, — ответила я, но вряд ли ее убедил мой блеющий голос.

Разнокалиберные столики исчезли, их сменило море черных стульев, и все пустые. На возвышении, где раньше сидели учителя, появились двенадцать кресел, а вернее сказать — тронов. Заняты все, кроме одного.

Вновь созданный Совет синхронно встал при нашем появлении.

Я замахала руками:

— Ой, пожалуйста, не надо! Мне и так страшно.

Советник из народа фей — огромный мужик с изумрудно-зелеными крыльями — нахмурил брови.

— Прямая наследница Главы Совета имеет право на определенные знаки уважения.

— Меня можно и сидя уважать, честное слово.

Я думала, они будут еще спорить, но в итоге все уселись.

— Вы обдумали наше предложение? — спросила какая-то женщина, вроде бы ведьма.

Вместо ответа я присела на ближайший черный стул.

— А можно спросить? — Никто не кивнул, но я все равно продолжила. — Почему выбрали именно меня? Я, конечно, демон, так ведь и Ник тоже. Почему его не пригласили? Из-за того, что он однажды свихнулся и кучу народу поубивал?

Зеленокрылый уставился на меня.

— В значительной мере из-за этого.

— Однако есть и другие причины, — вмешалась все та же тетка. Она соединила кончики пальцев, полетели крошечные фиолетовые искорки. Все-таки ведьма. — В борьбе с Ларой Каснофф вы проявили мужество, силу духа, инициативность, особенно замечательные в столь юном возрасте. Вы не позволили страху вас ослепить и отвлечь от главного. — Она глянула на коллег. — Нам всем неплохо бы у вас поучиться.

— Итак, — спросил высокий советник с белыми волосами, — к какому решению вы…

— А зачем вы восстановили Проклятую школу?

По Совету пробежал вздох.

Ведьма сказала:

— Геката-Холл всегда был чрезвычайно полезным учреждением, и мы не допустим, чтобы из-за всяческих… печальных обстоятельств оборвалась вековая традиция. В следующем месяце вернутся ученики, и жизнь войдет в нормальную колею.

Я едва не рассмеялась. Нормальную?! Как будто здешняя жизнь когда-нибудь была нормальной.

Что ж, ответ на свой вопрос я получила.

Вдохнула поглубже, встала и произнесла:

— Хорошо. Я принимаю ваше предложение и согласна стать Главой Совета.

На лицах засветились улыбки, но я подняла руку.

— На двух условиях.

Улыбки увяли.

— Я возглавлю Совет не раньше, чем закончу школу.

— Безусловно! — откликнулась ведьма. — Мы можем немедленно организовать ваш перевод в «Прентис».

«Прентис» — элитная школа для детишек состоятельных ведьм и колдунов. Надо полагать, полная противоположность «Гекате». Я покачала головой.

— Нет, я говорю не о специальном образовании для экстраординариев. Я хочу учиться в нормальном человеческом колледже.

Зеленокрылый советник нахмурился.

— До колледжа вам еще год, верно? А до этого, если не в «Прентис», то куда? Вариант с человеческой школой едва ли может рассматриваться.

Еще один глубокий вдох.

— Знаю. Это и есть мое второе условие. Откройте снова «Геката-Холл», и пусть здесь будет не заведение для малолетних преступников, а как раньше — безопасное убежище для всех, кто захочет здесь учиться. Хотя после событий прошедшего года вряд ли найдется много желающих… Но хоть попробовать-то можно? Вот мои условия.

Я стояла, сцепив руки перед собой. Опять вспомнила Кэла, как он повторял: «Все хорошо. Все нормально», — а сверху сыпалась земля. Он отдал за меня жизнь. Я должна сделать так, чтобы — не зря. И он любил Проклятую школу. Верил в нее, заботился о ней, называл своим домом. Восстановить ее — самое меньшее, что я могу сделать.

Поэтому когда ведьма ответила: «Мы согласны», — я не почувствовала ни страха, ни сожалений, только радость.

У выхода из бального зала меня ждали мама с папой, Дженна и Арчер. Не дав никому из них раскрыть рот, я схватила родителей за руки.

— По дороге домой обо всем расскажу, честное слово! А сейчас мне надо немножко побыть одной, ничего?

Папа сжал мою руку и обнял маму за талию.

— Безусловно!

— Само собой, — сказала Дженна.

Арчер кивнул:

— Делай то, что считаешь нужным.

Я вышла на крыльцо. Ступеньки и не скрипнули, пока я спускалась. Пересекла лужайку, встала под огромным дубом и прислонилась к стволу, глядя на школу.

Вдруг почувствовала чье-то присутствие рядом. В воздухе парила Элоди, ее рыжие волосы развевались.

— Привет, — сказала я негромко.

— Значит, ты теперь будешь главной начальницей?

Я открыла рот, хотела отшутиться, но никакие остроумные реплики в голову не лезли. Так что я ответила просто:

— Ага.

Элоди кивнула:

— У тебя получится. Только не говори никому, что я так сказала, а то убью.

Я хихикнула.

— Справедливо!

Элоди смотрела на Геката-Холл, а я смотрела на нее. Потом сказала совсем тихо:

— Если ты готова… Ну, чтобы я отпустила тебя на волю или как там это называется. Кажется, я могу.

Элоди обернулась. Ее ноги самую чуточку не доставали до земли.

— И куда я потом?

— Не знаю.

— А ты можешь…

Она запнулась. Знай я ее хуже, могла бы поклясться, что на ее лице отразился страх. Потом губы задвигались быстро-быстро, ни слова не поймешь.

— Эй, полегче, я не такой виртуоз чтения по губам!

Она подплыла ближе.

— Я говорю: если ты остаешься в Проклятой школе, то… Я тоже хочу остаться.

Я моргнула.

— Правда? Хочешь всю жизнь следовать за мной, как на веревочке? Предупреждаю: в свое тело я тебя больше не пущу, не надейся даже.

— Не надо мне в твое тело, — поморщилась она. — Гадость какая! И вообще, я просто хочу пока остаться здесь.

— Почему?

Она всплеснула руками.

— Потому что ты моя подруга, ясно? Помогать тебе и твоей горе-команде было… ну, не знаю… Весело. Я и не думала, что после смерти можно так развлекаться.

Я растрогалась чуть ли не до слез. Поэтому ответила как можно мягче:

— Элоди, я понимаю. Если честно, как подумаю, что ты вдруг возьмешь и совсем исчезнешь, на душе становится так… — У меня горло перехватило. Я сделала вид, что кашляю. — Но не можешь же ты вечно оставаться на привязи. Это несправедливо по отношению к нам обеим.

— А ты не можешь поменять привязку? — спросила Элоди. — Все другие здешние призраки привязаны к острову. Можешь ты и меня к нему пристегнуть?

Я задумалась, и тут же магия побежала по жилам.

— Да, это я могу. Только, Элоди, тогда ты навечно застрянешь на Греймалкине, вместе с парой-тройкой местных привидений.

Элоди исчезла.

Я закатила глаза:

— Да вернись ты!

А она возникла чуть поодаль, на склоне холма, что отделял нас от озера. Махнула рукой — за мной, мол — и поплыла куда-то за гребень.

Я с тяжелым вздохом поплелась за ней. Добравшись до вершины, встала рядом с висящей в воздухе Элоди и заслонила глаза от солнечных бликов на воде.

— Ух ты! Красотища какая! Смотри, там, на берегу, и трава не такая жухлая…

Не знаю, что еще я собиралась сказать. Слова застряли в горле, и я зажала рот ладонью.

По берегу озера шел Кэл. Вернее, его призрак. Прозрачный, еле разглядишь, но походку — легкую, уверенную — не узнать невозможно. Опустившись на колени, он повел рукой над самой землей, и под его ладонью серая трава обретала живой изумрудно-зеленый цвет.

Потом Кэл посмотрел вверх и помахал мне. Я замахала в ответ, а по лицу текли слезы.

Я спросила Элоди:

— Он меня видит? Или только тебя?

— Видит, — ответила она и прибавила чуть печально: — Вряд ли мне он стал бы так улыбаться. — И вдруг плутовски улыбнулась. — По крайней мере, пока. У меня впереди вечность на то, чтобы заставить Кэла переменить свое мнение обо мне!

Я знала, что она шутит, но сказала очень серьезно:

— Позаботься о нем, ладно?

Она ответила с необычной мягкостью:

— Позабочусь.

В итоге отпустить Элоди и привязать ее к острову оказалось довольно просто. Признаюсь, когда магическая цепь между нами распалась, мне стало по-настоящему грустно.

Когда Арчер с Дженной за мной пришли, Элоди уже снова исчезла. И Кэл тоже — только вокруг всего озера зеленела ожившая трава.

— Вот ты где, — сказала Дженна, поднимаясь вместе с Арчером на вершину холма.

— Ага. Простите, что задержалась. Было о чем подумать.

— Не сомневаюсь, — отозвался Арчер, обхватывая меня за талию. — Значит, ты им сказала, что принимаешь должность?

— Ага. Считаешь, это очень тупо?

— Считаю, что это очень опасно. — Арчер повернул к себе мое лицо. — И что ты ненормальная. За то и люблю. В общем — нет, не тупо. Хотя немного обидно, что ты поставила условием заново открыть Проклятую школу, а не, скажем, каникулы на Карибах вдвоем с бойфрендом.

Он наклонился меня поцеловать. Сбоку кашлянула Дженна.

— Ау! А помощнице-вампиру награда не полагается?

Арчер пихнул ее плечом.

— Вот что, как вернемся с Карибского моря, она тебя свозит в Трансильванию или куда там еще. Устраивает?

Дженна ткнула его кулачком, но жест вышел такой дружелюбный, что я снова чуть не разревелась. Отступила на шаг от Арчера и сказала:

— С каникулами придется подождать до конца учебного года. — В ответ на их вопросительный взгляд уточнила: — Ну да, это второе условие. Когда Проклятая школа откроется заново, я здесь останусь. Не на всю жизнь, конечно, просто год доучусь. А потом уже колледж. Главное — мы сможем подавать друг другу весточки. Есть же масса разновидностей магической связи на расстоянии.

Дженна с Арчером переглянулись.

— А зачем на расстоянии? — спросила Дженна.

— Как зачем? Я же не могу вас просить остаться в Проклятой школе еще на целый год. У тебя, Дженна, есть Викс, а у тебя, Арчер… А правда, что у тебя есть?

— Ты, — ответил он твердо. — И еще стадо рыцарей-храмовников, которые жаждут меня прикончить.

— Викс может приезжать в гости, — сказала Дженна. — В школе теперь хорошо станет. Один год переживем запросто. Только вот, — прибавила она, хмурясь, — остров в жутком состоянии. Даже не знаю, как мы его в порядок приведем.

Я посмотрела на изумрудную траву у озера и засмеялась, хоть голос и срывался.

— Думаю, на этот счет не придется особо беспокоиться. — Я смахнула остатки слез тыльной стороной ладони. — Его уже лечат.

— Ну вот видишь, — сказал Арчер. — Викс будет приезжать в гости, остров лечат, а я с тобой больше ни за что не расстанусь.

— Ага, только «Око» все еще… ну, оно в своем репертуаре, и мне надо учиться руководить Советом, а для этого небось потребуется прочитать тонну занудных книжек и…

Арчер припал к моим губам, успешно прерывая поток слов, и зацеловал до потери дыхания. А когда наконец оторвался, то улыбался от уха до уха.

— Кроме всего прочего, в твоем распоряжении нахальный бывший охотник на демонов, к тому же с большим прибабахом и влюбленный в тебя без памяти.

— И разочарованная в жизни вампирка, готовая отправиться с тобой хоть в преисподнюю, — добавила Дженна. — Собственно, один раз уже отправилась.

— И родители, которые тебя любят и которые сейчас, наверное, обнимаются в машине, — сказал Арчер.

Я засмеялась.

— И что тебе еще надо? — спросила Дженна, подхватив меня под руку.

Я посмотрела на них — самых дорогих мне людей. Ветерок ерошил высокую траву у берега, и мне послышался смех Элоди.

— Ничего, — сказала я, стиснув их руки. — Ничего больше.


ГЛАВА 33 | Связанная заклятьем | БЛАГОДАРНОСТИ



Loading...