home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 4

Когда за Эйлин захлопнулась дверь, мама опустила голову и судорожно выдохнула, закрыв лицо руками. Я одним глотком допила настой. В голове сразу прояснилось. Да и вообще, я чувствовала себя необыкновенно бодрой, хотя вкус во рту остался такой, словно я наелась хвои.

Противный привкус во рту — это ерунда. Он хоть немного отвлекал от осознания, что вся моя прежняя жизнь была ложью. И что из этой самой жизни каким-то образом выпали семнадцать дней. И что во мне живет привидение.

Я вдруг почувствовала такую тоску по Дженне, что стало почти физически больно. Хотелось взять ее за руку и чтобы она сказала что-нибудь веселое и ехидное, отчего вся эта безумная ситуация покажется не чудовищной, а просто смешной.

Арчера бы тоже неплохо сейчас. Он бы, наверное, изогнул бровь по своей вредной и совершенно неотразимой привычке и выдал какую-нибудь неприличную шуточку насчет нас с Элоди.

А вот Кэл ничего бы не сказал, но от одного его присутствия сразу стало бы легче. А папа…

— Софи! — Мамин голос вырвал меня из мечтаний. — Я даже не знаю, как все объяснить. — Глаза у нее были красные. — Я хотела тебе рассказать, много раз хотела, но все так сложно… Ты теперь меня ненавидишь?

Я вдохнула поглубже.

— Нет, конечно. Само собой, я отнюдь не рада и оставляю за собой право пострадать по этому поводу, как-нибудь потом. Но если честно, мам, я так счастлива, что ты здесь, со мной! Я переживу, даже если окажется, что ты — ниндзя и прислана из будущего истреблять котят и радугу.

Мамин смешок прозвучал придушенно и с явным оттенком всхлипа.

— Соф, как я по тебе соскучилась!

Мы обнялись. Я уткнулась лицом в мамины ключицы.

— Только расскажи мне все подробно, — потребовала я неразборчиво. — Карты на стол!

Мама кивнула.

— Непременно, как только поговорим с Эйлин.

Я отодвинулась, поморщившись.

— Кто вы с ней, кузины?

— Родные сестры.

Я выпучила глаза.

— Погоди! Так ты, получается, не просто дальняя родня, а самая настоящая Брэнник? У тебя и волосы не рыжие!

Мама встала, закручивая хвостик в узел на затылке.

— Соф, есть такая вещь, как краска для волос. Давай, идем. Эйлин и так не в духе.

— Угу, я заметила, — буркнула я, сбрасывая одеяло.

Мы с мамой вышли на полутемную лестничную площадку. На этом этаже была еще только одна комната. Мне вдруг вспомнилось аббатство Торн с бесчисленными залами и коридорами. До сих пор не верится, что такое огромное здание может взять и… превратиться в пепел.

Узенькая лесенка привела нас к небольшой арке, за которой виднелась очередная слабо освещенная комната. У здешних жителей какие-то принципиальные возражения против верхнего света?

Я разглядела древний зеленый холодильник, а возле мутного окна — круглый деревянный стол. В воздухе витал аромат кофе, на разделочном столике лежал недоеденный бутерброд. Людей в кухне не было.

— Они, наверное, в комнате Военного совета, — пробормотала мама себе под нос.

— Погоди, ты сказала — «Военного»? — удивилась я, но мама уже миновала кухню и свернула за угол.

Я побежала следом, приглядываясь к обстановке дома. Первое слово, которое приходило на ум: «спартанская». В аббатстве Торн было столько всего — картины, гобелены, всяческие безделушки, даже рыцарские доспехи, просто глаза разбегались. А здесь, можно подумать, специально выбросили все, кроме самого необходимого. Нет, кажется, и кое-что из необходимого тоже. Например, я еще не видела ни одной ванной или уборной.

И ни одного окна, только несколько тусклых ламп дневного света под самым потолком. Из-за них обстановка приобретала какой-то зловещий оттенок. А всей обстановки-то: потертый коричневый диван, складные металлические стулья, два битком набитых книжных шкафа, несколько картонных коробок и громадный круглый стол, заваленный бумагами.

Ах да, еще оружие.

По всей комнате были раскиданы орудия смертоубийства. Рядом с диваном я насчитала три арбалета, а на шкафу заметила кучку металлических штуковин вроде метательных звезд.

На диване сидела по-турецки Иззи. Она держала в руках книжку в картонном переплете и даже не оглянулась, когда мы вошли. Мне стало любопытно, что за книга так ее увлекла. Скорее всего, «Убийство монстров, начальный курс».

Кроме нее, в комнате были Эйлин и девочка примерно моих лет. Обе увлеченно изучали какую-то книгу, но вскинули головы, как только мы вошли. Я разглядела в футляре на поясе девушки электрический фонарик «Маглайт». Стало быть, это Финли, великая воительница. Я потерла макушку, и Финли моментально насупилась.

Я посмотрела на свою тихую маму, которая на моей памяти в буквальном смысле слова мухи не обидела.

— Прости, я не верю, что ты здесь выросла. Это абсолютно исключено.

Что-то свистнуло над ухом, и я краем глаза увидела, как мама вскинула руку. Внезапно оказалось, что ее пальцы сжимают рукоятку ножа, очевидно, только что летевшего ей в голову. Все действо заняло не больше секунды.

Я проглотила комок, вдруг застрявший в горле.

— Да нет, я ничего…

Мама промолчала, только посмотрела на Эйлин — та еще не успела опустить руку.

— Грейс всегда была у нас быстрее всех, — промолвила Эйлин, улыбаясь, и я с удивлением поняла, что и слова, и улыбка адресованы мне.

— Ладно, — сказала я наконец. — Во всяком случае, ко мне эти таланты не перешли. Имейте в виду, я даже футбольный мяч поймать не в состоянии.

Эйлин хмыкнула, а Финли еще больше помрачнела.

— Еще бы, демонское отродье, — сказала Финли, словно плюнула.

— Фин! — рявкнула Эйлин.

Угу, значит, как минимум одна барышня Брэнник меня ненавидит. Как ни странно, от этого стало легче на душе. По крайней мере, это нормально. А справляться с вредными девчонками я умею как никто.

— Вообще-то меня зовут Софи.

С дивана донеслось громкое фырканье. Все обернулись. Иззи зажала рот рукой, пытаясь выдать смех за кашель, но Финли все равно прикрикнула, дернув головой:

— Из, иди к себе!

Иззи закрыла книгу — я с удивлением прочла название: «Убить пересмешника».

— Фин, я не смеялась! То есть смеялась, но не с ней заодно! — Иззи сверкнула на меня глазами. — Она хотела меня убить!

— На самом деле, нет, — перебила я.

Если честно, суровые взгляды Эйлин и Финли здорово меня напугали. Еще не хватало отвечать за поступки Элоди, тем более что эти дамы как-никак мои родственницы. Слова хлынули словно сами собой.

— Поймите, я больше не могу колдовать, меня готовили к процедуре Отрешения и вроде как заблокировали магические способности. Просто одна девчонка… то есть ведьма… Элоди перед смертью поделилась со мной волшебной силой, и поэтому мы теперь связаны. Ее призрак всюду таскается за мной, вот, а когда ты на меня напала, она взяла и вселилась в меня. Если честно, это было довольно жутко, до сих пор в себя прийти не могу. В общем, это она в тебя заклинаниями кидалась. Ну, и меч к горлу приставила, и говорила разные гадости. Я не такая противная. По крайней мере, стараюсь.

Три дамы Брэнник — четыре, считая маму, — уставились на меня во все глаза. Это мне та бурда с привкусом сосновых иголок развязала язык? Семейный вариант энергетического напитка «Ред Булл», что ли?

— Я, э-э… Уже заткнулась.

Эйлин перестала улыбаться. Скорее, в глазах ее был ужас. Финли присела на край стола, скрестив руки на груди.

— Что значит — не можешь больше колдовать?

Очень хотелось поморщиться, но я удержалась.

— То и значит. Раньше у меня были магические способности, а Совет… Это люди, которые управляют экстраординариями…

Финли, в отличие от меня, не сдержалась и состроила гримасу.

— Да знаем мы, знаем!

— Молодцы, — буркнула я. — Ну вот, они провели специальный ритуал… Не такой кардинальный, как Отрешение. Меня не навсегда лишили магии.

По крайней мере, я надеялась на это, но вслух уточнять не стала.

Эйлин и Финли переглянулись. Эйлин сказала:

— Значит, сейчас ты практически обычный человек.

— Ага, если только в меня не вселяется Элоди.

Я думала, они обрадуются. Сами же ненавидят экстраординариев, разве нет? Но Эйлин опустила голову, вцепившись пальцами в край стола, и протяжно вздохнула. Финли положила руку ей на плечо.

— Ничего, мам. Что-нибудь придумаем.

Моя мама погладила меня по спине и тихонько проговорила:

— Солнышко, бедная моя…

Мне вдруг ужасно захотелось кинуться на пол, захлебываясь рыданиями, поэтому я пожала плечами.

— Я же затем и поехала в Лондон, чтобы у меня забрали магические способности. Просто получилось чуточку по-другому. По крайней мере, обошлось без татуировок.

Эйлин стукнула кулаком по столу. Теперь она была похожа на грозную охотницу за чудовищами.

— У нас война! Твои соплеменники намерены устроить ад на земле, а ты пытаешься острить?

Я не могла понять, с чего вдруг такое превращение из Эйлин улыбающейся в Эйлин разъяренную. Сказала, глядя ей в глаза:

— За сегодняшний день в меня вселился призрак, мне чуть не проломили голову, а потом я узнала, что моя мама на самом деле — охотница за экстраординариями. Кроме того, я потеряла почти всех дорогих мне людей, а несколько человек, которым я доверяла, оказались злодеями, втайне создающими демонов. В моей жизни все хреново. В общем, да, я пытаюсь острить.

— От тебя теперь никакой пользы, — подала голос Финли.

— Извини, а раньше какая вам от меня могла быть польза? — спросила я, хотя и подозревала, что знаю ответ.

Ну точно, Финли ответила, глядя мне в глаза:

— Ты слышала, что мама сказала. У нас война. И ты должна была стать нашим оружием.


ГЛАВА 3 | Связанная заклятьем | ГЛАВА 5



Loading...