home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 5

Я так и уставилась на нее.

— А с чего вы взяли, что я соглашусь?

— Торин сказал, ты станешь сражаться ради… — вякнула Иззи, но Эйлин остановила ее, подняв руку.

— Хватит, Изольда. Сейчас все это уже неважно.

— Мне важно! — возразила я. — Что еще за Торин? И что вы собирались из меня сделать — уникальную магическую бомбу?

Мама крепче обняла меня за плечи. Я сбросила ее руку и, подойдя к столу, остановилась лицом к лицу с Эйлин.

— Сестры Каснофф точно того же хотели.

Голос у меня слегка дрожал — я вспомнила Ника и Дейзи, демонов-подростков, с которыми я… Ну, «подружилась», наверное, слишком сильно сказано. С которыми я познакомилась в аббатстве Торн. Когда я в прошлый раз видела Дейзи, она обезумела и порывалась меня убить, и все это по вине Лары Каснофф. Ник тоже в невменяемом состоянии чуть не убил Арчера. Ник и Дейзи подчиняются Ларе, потому что именно она превратила их в демонов.

А ведь я соскучилась по этим бешеным придуркам. Наверное, поэтому продолжила уже громче:

— Сестры Каснофф и другие члены Совета хотят использовать демонов для борьбы с вами и с «Оком».

Эйлин уже не злилась. Она устало провела рукой по волосам.

— Ты уверена, Софи? Они действительно создают демонов, чтобы обезопасить чу… ваше племя?

— Ну да… Я так думаю. Нам сказали, что вы планируете нас всех уничтожить.

На лице Эйлин мелькнуло странное выражение, почти жалостливое. Финли брезгливо хмыкнула.

— Как же! Эти бабы Каснофф хотят получить собственную тайную армию демонов. Совершенно бескорыстно, им самим от этого никакой пользы.

Я так и села. К счастью, рядом оказался складной стул.

— Не понимаю, — прошептала я, оглядываясь на маму.

Ее губы были плотно сжаты.

— Скажем так: Брэнники никогда не верили, что Алексей, отец Лары и Анастасии, стремился создавать демонов ради безопасности других экстраординариев. Такая огромная власть! По сути, аналог атомной бомбы в магическом эквиваленте.

Алексей с помощью еще одной ведьмы превратил в демона мою прабабку Алису. Она была обычной девочкой, а стараниями Алексея Касноффа стала чудовищем. В конце концов темная магия свела ее с ума.

Да уж, создать демона можно, а вот управлять им не так-то легко.

Я сказала:

— В первый вечер в Проклятой школе миссис Каснофф показывала нам что-то вроде исторического фильма, как люди разными способами истребляли экстраординариев. Обычные люди, не только «Око» и Брэнники. Впечатление было такое, что экстраординариев постоянно преследуют.

— Ага, конечно, много шансов у обычного человека против чудовища, — фыркнула Финли.

— Софи, ты знаешь, сколько всего сейчас на свете Брэнников? — тихо спросила мама.

Я покачала головой.

— Они все здесь.

Я вытаращила глаза.

— Как… всего трое? И одной двенадцать лет?

— Мне четырнадцать! — крикнула Иззи, но никто не обратил на нее внимания.

— С твоей мамой — четверо, — сказала Эйлин.

— Да, но у вас есть союзник — «Око», — спохватилась я.

Несколько месяцев назад лондонская штаб-квартира Совета экстраординариев сгорела дотла. Многие советники погибли. Папа говорил, что налет устроила организация «Око Божье» заодно с Брэнниками.

Эйлин только засмеялась.

— Союзник? «Око»? Никогда в жизни! Разве ты забыла, мы — потомки ведьмы! «Око» не желает иметь с нами ничего общего.

— Значит, в налете на штаб-квартиру участвовало только «Око»?

— Не было никакого налета, — сказала Финли. — Все устроили твои друзья Каснофф.

Сумасшедший дом какой-то. Я помотала головой, как будто от этого мозги заработают быстрее.

— Зачем это сестрам Каснофф… — И тут до меня дошло. — Так же, как и с фильмом? Чтобы все боялись «Ока» и Брэнников, тогда никто не станет возмущаться, что детей превращают в демонов! Лишь бы демоны защитили нас от «Ока» и от вашего семейства.

Эйлин кивнула.

— Именно так. Они еще и обвиняют «Око» в нападении на аббатство Торн.

У меня заныло в груди. Мамина ладонь легла мне на макушку.

— А теперь тетки Каснофф смогут выращивать демонов в любом количестве, сколько пожелают, никто и не подумает их останавливать, — сказала Финли.

— Я их остановлю, — ответила я машинально.

— Как? — скривилась Финли. — Ты больше не можешь колдовать, а у них — самое мощное магическое оружие в мире.

Магия всколыхнулась во мне.

— Мы — люди. — Я с ужасом почувствовала, как слезы подступают к глазам. Не хватало еще разреветься при Финли. — Создать демона — это, по сути, значит наполнить темной магией душу обычного человека. Ну, или там экстраординария. Сам-то человек никуда не девается. Ник, и Дейзи, и я, и… мой папа. Мы не вещи, которые можно использовать и выбросить! Мы — не оружие!

На последнем слове я с такой силой вцепилась в край стола, что сломала ноготь.

Мама шагнула ко мне, подхватила под руку.

— Довольно! — сказала она. — Мы придумаем, как остановить сестер Каснофф, чтобы при этом не использовать Софи.

— Это не тебе решать, Грейс, — промолвила Эйлин.

Мама резко обернулась. Я никогда не видела ее в такой ярости.

— Софи — моя дочь!

— Мы не всегда можем повлиять на то, какой путь в жизни избирают наши родные, правда? — ответила Эйлин, глядя маме в глаза.

Вдруг по комнате разнесся негромкий смешок, от которого у меня волосы на затылке зашевелились. Иззи дернулась, а Финли и Эйлин резко оглянулись. Я только сейчас заметила, что позади них на стене что-то висит. Что-то большое, прямоугольной формы, закутанное плотной темно-зеленой материей. Похоже на картину.

— Грейс и Эйлин снова спорят. Ах, совсем как в доброе старое время… — произнес приглушенный мужской голос. — Кто-нибудь, снимите, пожалуйста, эту чертову тряпку, мне ничего не видно!

Магия снова заметалась во мне, поэтому я сообразила, что говорил не человек. И все равно я остолбенела, когда Эйлин подошла к стене и сорвала ткань.

Все-таки это оказалась не картина, а зеркало, в котором отражалась мрачная обшарпанная комната. Странно было видеть нас всех: мама с настороженным лицом придерживает меня за локоть, Эйлин смотрит на зеркало почти с отвращением, Иззи еще сильнее побледнела, а Финли угрюмо хмурится. Собственное мое отражение меня поразило. Оказывается, я исхудала до невозможности, на чумазых щеках светлые дорожки от слез. А волосы… Знаете, лучше не надо.

Но магию растревожило не зрелище «сиротки Софи».

В зеркале на круглом столе сидел, скрестив ноги, какой-то тип и смотрел на нас с издевательской усмешкой. Я невольно глянула на стол, хотя и знала, что на самом деле никого там нет. Отраженные в зеркале смятые бумаги и географические карты в действительности лежали по-прежнему гладко и ровно. Загадочный незнакомец сидел, уронив руки на колени, кружево манжет задевало листы на столе, русые волосы растрепались. Еще я рассмотрела эффектные высокие сапоги и до невозможности тесные штаны. То ли парень увлекался эпохой Ренессанса, то ли просто был сильно старый. Скорее всего, второе.

— Значит, вот из-за кого столько шума, — промолвил он, внимательно меня разглядывая.

Низкий голос мог бы быть привлекательным, если бы на лице у этого типа не было написано крупными буквами: «Я Самый Злодейский Мерзавец, Правда-Правда, И Совсем Не Обаятельный». Все-таки мне он показался обычным колдуном. Демоны ощущаются как нечто более темное и могущественное, а этот, хотя и явный гад, таким крутым не был.

Эйлин толкнула раму, так что тип в зеркале дернулся и чуть не сверзился на пол. Настоящий стол даже не шелохнулся.

Зеркальный тип нахмурился, цепляясь за край стола, и открыл было рот, но Эйлин его перебила.

— Ты ошибся, Торин. У нее больше нет магических способностей.

Торин пожал плечами.

— Неужели? Что ж, так намного интереснее!

Возможно, многие девушки пришли бы в восторг от его улыбки, а я бы ее назвала попросту гнусной. Наверное, эта мысль отразилась у меня на лице. Тип тут же перестал скалиться и снова заговорил.

— Все равно, я никогда не ошибаюсь. Я говорил, что аббатство Торн погибнет в пламени, так и случилось. Я говорил, что девочка к вам вернется, и вот она здесь.

Он ткнул пальцем в Эйлин. Поверхность зеркала прогнулась наружу, выпирая, точно пузырь.

— И еще я говорил, что чудовищная тварь похитит у вас Грейс. Мне тогда не хотели верить. И вот перед вами живое доказательство, — прибавил он, обернувшись ко мне. — Мои пророчества всегда сбываются! Сбудется и то, что я сказал тебе, Эйлин. Эта девочка остановит колдуний Каснофф.

Повисло тяжелое молчание. Все смотрели на типа в зеркале, а я еще и пыталась переварить удивительную новость: Брэнники, неумолимые истребительницы ведьм, слушаются колдуна-провидца, который непонятно с чего повесил на меня задачу предотвратить надвигающуюся магическую войну. К тому же мне не понравилось, что моего папу обозвали «чудовищной тварью». Я встала с места, состроив презрительную гримасу.

— У вас и волшебное зеркало имеется? Иззи, что же ты мне раньше не сказала? Это покруче палаток и колючей проволоки!

— Это не волшебное зеркало, — ответила Иззи. Я заметила, что она не спускает глаз с Торина. — Он — наш пленник.

— Гость, — поправил Торин, но никто не обратил на него внимания.

— Как же вы сумели поймать волшебника, если сами не пользуетесь магией?

— Не Брэнники его поймали, — ответила мама. — Он сам загнал себя в ловушку.

Торин вдруг принялся увлеченно поправлять манжеты, повернувшись к нам спиной.

— Он замахнулся на чары, которые оказались ему не по зубам, — пояснила Финли. — И вот, оказался здесь. Дело было в 1589-м году.

— В 1587-м, — поправил Торин. — И чары вовсе не были мне «не по зубам». Просто они оказались чуточку… сложнее, чем я думал.

Финли хмыкнула.

— Ага, конечно. В общем, через несколько лет, не помню точно, его нашла Эвис Брэнник и вернула зеркало в семью.

Рассказ продолжила Эйлин.

— Когда Эвис обнаружила у Торина пророческий дар, мы поняли, что он может быть очень полезен, и с тех пор стали его хранителями, — закончила она.

Интересно, они всегда разговаривают по очереди? Мне это напомнило, как Элоди, Анна и Честон ухитрялись переглядываться втроем одновременно. У меня снова больно сжалось сердце. Я с ними и не дружила даже, но одна из них умерла, а две другие пропали, и лишь Богу известно, что с ними стало.

— Их постигла злая участь, — изрек Торин.

Я вздрогнула от неожиданности.

— Что?

— Ты сейчас думала о двух ведьмах, с которыми вместе училась в школе, — сказал Торин, и я впервые заметила, что глаза у него темно-карие, почти до черноты. — Ты подозреваешь, что сестры Каснофф превратили их в демонов. Так и есть.

— Погоди, так ты не только будущее предсказываешь?

Он самодовольно кивнул.

— Мне многое ведомо, София Мерсер. А у тебя столько вопросов, правда? Где ты была целых семнадцать дней? Что с твоим отцом и подружкой-кровопийцей…

Я бросилась к зеркалу.

— Папа жив? А Дженна…

Я умолкла, потому что Торин злорадно захихикал.

— Я не могу раскрыть все свои секреты! — объявил он, разводя руками.

Магия у меня внутри клокотала и рвалась наружу, стремясь пробиться сквозь стекло и разнести этого гада на мелкие кусочки. Я ограничилась тем, что потрясла раму.

— Отвечай! — заорала я.

Торин шмякнулся на пол. Стол в отражении перевернулся, бумаги посыпались во все стороны.

Сильные руки схватили меня за плечи и оттащили от зеркала. Я думала, это Эйлин, но, оглянувшись, увидела маму.

— Прикройте эту пакость! — велела мама.

Эйлин снова набросила на зеркало ткань. Мама отвела мне волосы с лица.

— Солнышко, мы обязательно отыщем папу. И Дженну. — Мама бросила мрачный взгляд на закутанное зеркало. — Без Торина обойдемся! С самого начала не надо было его слушать.

— Выбора особого у нас нет, Грейс. — Голос Эйлин звучал устало.

Действие зеленого напитка заканчивалось. Меня ужасно клонило в сон. Я хотела спросить, можно ли вернуться к себе, и тут Эйлин произнесла со вздохом:

— После об этом поговорим. Солнце уже садится. Финли, Иззи, пора делать обход.

Девчонки молча направились к двери. Я смотрела им вслед, прикидывая, как бы пробраться сюда еще раз и пообщаться с Торином без помех, как вдруг Эйлин хлопнула меня по плечу.

— Ты тоже, София!

— Что?

— Все Брэнники младше восемнадцати обязаны совершать вечерний обход территории.

Она что-то сунула мне в руки. Я не сразу разобрала, что это серебряный кол. Я хлопала глазами, ничего не понимая. Эйлин улыбнулась жуткой улыбкой.

— Добро пожаловать в семью!


ГЛАВА 4 | Связанная заклятьем | ГЛАВА 6



Loading...