home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 7

Несколько секунд царил настоящий хаос. Оборотень рычал, Иззи громко звала сестру, а я опять уронила рюкзак с оружием и понятия не имела, где его теперь искать. Как ни глупо, я еще секунду помедлила, ожидая, что магия поднимется снизу, от земли… Привыкну ли я когда-нибудь… быть человеком?

Наконец мои пальцы нашарили лямку рюкзака. Я подтянула его к себе, плохо представляя, что дальше делать. Я никогда в жизни не стреляла из револьвера, и протыкать кого-нибудь серебряным колом тоже не приходилось. В мозгу стучали слова Финли и Эйлин: «Никакой от тебя пользы».

Подняв глаза, я увидела в руке Иззи тот же ножик, что она вчера приставила мне к горлу. Финли с оборотнем катались по земле, Иззи медлила, явно боясь промахнуться и поранить Финли. Я нащупала в рюкзаке бутылки со святой водой. Выпрямилась и с размаху запустила несколько штук в оборотня.

Правда, разбилась всего одна. Остальные бутылочки раскатились по земле, никому не причинив вреда. По крайней мере, оборотень слегка отвлекся.

Он отпустил Финли и повернулся мордой ко мне. Из пасти свисали клейкие нити слюны.

Я тихо икнула, а Иззи попятилась.

Накануне я разглядела в глазах оборотня искру человеческого разума. Сегодня, при полной луне, в нем было больше от зверя, чем от человека. И все-таки он не бросился на меня, только принюхивался, поводя головой из стороны в сторону.

— Так, правильно! — Если бы еще у меня голос не дрожал… — Ты знаешь, кто я. — Пусть магия мне больше не подчиняется, все равно оборотень чует, что я не обычный человек. — Я понимаю, тебе страшно, а эти девчонки устроили на тебя охоту. Но если ты их загрызешь, еще у кучи людей появится повод желать тебе смерти. Так может, лучше, это, чапай отсюда?

Оборотень словно задумался. Надежда выйти из положения без потерь прожила почти три вдоха, а потом зверь оскалил зубы, глухо зарычал, и я поняла, что дело дрянь.

Краем глаза я заметила, что Финли заряжает миниатюрный арбалет, но я-то знала, как быстро умеют двигаться оборотни. Он вцепится в меня раньше, чем Финли выстрелит. Вдруг мигнула яркая вспышка. Я подумала, это Иззи выстрелила из ружья, а потом меня затопило ощущение гнева, гордости… и силы. Моя рука поднялась сама собой, пальцы скрючились, оборотень застыл, опутанный искрящейся магической сетью.

«Вот так!» — торжествующе крикнула Элоди у меня в голове.

Будь я способна владеть своим телом, я бы заскрежетала зубами.

«Спасибо за помощь, но послушай, сколько можно! Хватит заныкивать у меня мое собственное тело!»

Ответа не было, зато магия так и хлынула мне на голову и плечи. Вновь шевельнулись пальцы, и чары, сдерживающие вервольфа, запульсировали, рассыпая синие искры. Повеяло ветерком, и оборотень исчез.

«Куда ты его?»

«В другое измерение», — ответила Элоди.

Я и не представляла, что потусторонний голос в голове может звучать так легкомысленно.

«Какого…»

Не успев договорить, я обнаружила, что поворачиваюсь лицом к Иззи и Финли.

— Не смейте обижать Софи! — произнесли мои губы.

Девчонки переглянулись и снова уставились на меня.

— А почему ты говоришь о себе в третьем лице? — спросила Иззи.

Финли тряхнула головой:

— Из, это не Софи. Помнишь, она рассказывала, что способна творить волшебство, только когда в нее вселяется призрак? Наверное, сейчас с нами как раз и говорит призрак.

Моя голова утвердительно склонилась.

— Я — Элоди, — проговорил мой голос. — И настроена серьезно. Я не в восторге от Софи, но ей и правда тяжело пришлось. Она не виновата, что ваши дуры выгнали Эйлин, а потом сами себя угробили. Бывает. — Я шагнула к Финли и ткнула ее пальцем в грудь. — В общем, давайте со своими страданиями как-нибудь сами справляйтесь, а к ней не лезьте.

У меня не было слов. Элоди Паррис за меня заступается? Мир перевернулся, не иначе.

Финли зло прищурилась, но тут подала голос Иззи.

— Фин, она тебя спасла! Еще до того, как в нее вселился призрак. Встала против оборотня, хотя не способна колдовать и драться не умеет. Эта призрачная девчонка, может, и вредина, а все-таки… наверное, она права.

«Видала? — спросила мысленно Элоди. — Вот как с ними надо!»

«Я тебя не просила вмешиваться», — огрызнулась я.

Элоди фыркнула:

«Ага, конечно, с оборотнем ты бы и сама справилась!»

Я хотела ответить что-то ядовитое, но Элоди вдруг меня покинула. В прошлый раз это случилось, пока я была без сознания — и, как выяснилось, к лучшему. Когда вселившийся в вас призрак неожиданно испаряется, это довольно травматично.

Я рухнула на четвереньки, ловя воздух ртом. Ощущение было такое, словно с души резко сорвали пластырь. Я старалась отдышаться, не представляя, как снова поднимусь, и вдруг чья-то рука поддержала меня под локоть. Иззи пришла на помощь. С другой стороны меня подхватила Финли. Вдвоем они кое-как поставили меня на ноги.

— Спасибо, — промямлила я.

Ответила, как ни странно, Финли.

— Не за что. Иззи, давай ее в дом.

Спотыкаясь на каждом шагу, мы брели по ночному лесу.

Иззи спросила:

— Не знаешь, куда она дела оборотня?

— Сказала — в другое измерение. Понятия не имею, что это значит.

Мама и Эйлин сидели на кухне. Перед каждой стояла кружка с кофе, и судя по напряженной атмосфере, здесь происходил серьезной разговор. Пока Финли шарила по шкафам в поисках антисептика для своей разодранной руки, я рассказала Эйлин, что произошло.

— Это очень могущественные чары, — объявила она.

У меня на языке вертелось: «Да неужели?», — но я смолчала.

— Если тебе под силу перемещать живые существа в иное измерение…

— Мне — не под силу, — перебила я. — Это Элоди умеет. А на нее нельзя положиться.

Я постаралась выразиться как можно вежливее. Все-таки хотите сделать из меня оружие? Не выйдет!

Эйлин сникла, глаза у нее потухли.

— Верно. Ты права.

Мама сказала:

— Хватит на сегодня. Софи нужно отдохнуть, и Финли с Иззи тоже наверняка устали. Кстати, а где Иззи?

Финли поморщилась, заклеивая царапины пластырем.

— Ушла к себе, наверное.

Мы пожелали друг другу спокойной ночи. Так закончились, пожалуй, самые странные двадцать четыре часа моей жизни — а это кое-что да значит. Эйлин разрешила мне занять ту же комнату, где я очнулась. Мы с мамой обнялись — она, как я поняла, собиралась продолжить разговор с Эйлин, а я побрела наверх.

У двери в мою комнату стояла Иззи с какой-то папкой в руках.

— Привет, — сказала она чуть застенчиво.

— Привет! Слушай, Иззи, я совсем вымоталась, давай завтра поговорим…

— Вот.

Иззи сунула мне папку.

— Я просто… хотела сказать тебе спасибо. За то, что защитила Финли, и вообще. Ну, не знаю. За то, что относишься к нам лучше, чем могла бы.

Я улыбнулась. Мы немного потоптались, не решаясь обняться, и в конце концов просто хлопнули друг друга по плечу. Иззи убежала вниз, а я вошла в свою комнату и привалилась к двери.

И хорошо сделала, потому что, как только раскрыла папку, колени у меня подогнулись, и я сползла на пол, зажимая ладонью рот, а по щекам потекли горячие слезы.

Там были всего два листочка. Размытая цветная фотография, видимо, снятая во время слежки, и бумажка с отпечатанным текстом, несколько коротких строчек. На снимке хорошо мне знакомый вампир — лорд Байрон. Да, тот самый. Великий поэт вел у нас уроки в Проклятой школе, а после того, как его уволили, я видела его в одном клубе в Лондоне. На фотографии он шел по улице, угрюмо насупившись. Притом, он был не один.

Рядом шла Дженна, тревожно оглядываясь по сторонам. Похудевшая и побледневшая, хотя куда уж еще бледнее. Во всяком случае, розовую прядку не узнать было невозможно. Я провела пальцем по снимку, потом прочла текст на листочке.

«В логово лорда Байрона поступил новый вампир. Пол — женский, возраст неизвестен. Предположительно, некая Дженнифер Талбот».

Ниже стояла дата. Учитывая выпавшие из моей жизни три недели, снимок был сделан около недели назад.

Дженна в безопасности, она не погибла на пожаре. Лорд Байрон, может, и придурок, но о ней позаботится.

Я закрыла глаза, прижимая фотографию к груди. Если Дженна жива, может, папа, Арчер и Кэл тоже спаслись.


ГЛАВА 6 | Связанная заклятьем | ГЛАВА 8



Loading...