на главную   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Уорденклиф. Башня

Свою станцию Тесла решил строить на острове Лонг-Айленд, в 60 милях от Нью-Йорка. Там, у железнодорожной станции Шорхэм, он присмотрел подходящий участок. Эти земли принадлежали «Северной промышленной компании», и после переговоров ее владелец Джеймс Уорден согласился уступить Тесле 200 акров земли. Вероятно, в честь человека, продавшего ему землю, Тесла и назвал это место «Уорденклиф». «Утес Уордена» — если переводить дословно.

Здесь, согласно проекту Теслы, должен был вырасти первый в мире «наукоград» со «Всемирным радиоцентром». В самом центре и его лабораториях будут работать более двух тысяч человек, а их семьи поселятся поблизости, в городе, где планировалось построить дома, магазины, кинотеатры, в общем, всю необходимую для жизни инфраструктуру.

Работа архитектурного бюро обошлась Тесле в 14 тысяч долларов. Под руководством архитектора Стэнфорда Уайта началось проектирование лаборатории. В июне 1901 года участок начали расчищать и прокладывать к нему дорогу. Началось и возведение объекта, благодаря которому Уорденклиф стал известен всему миру, — башни-антенны. Эта самая башня породила множество слухов и мифов, которые живут до сих пор…

Проектированием и строительством башни руководил архитектор Уильям Кроу. Ее высота достигала 60 метров, и еще на 40 метров ее конструкции уходили под землю. На верхушке башни располагался излучатель. Его наружная поверхность должна была быть покрыта медными пластинами. Когда башня была построена, многие местные жители и жители Нью-Йорка приходили посмотреть на это фантастическое зрелище. В их воображении возникали картины из фантастических романов, а многие не сомневались в том, что связь с Марсом или Венерой теперь-то уж точно будет установлена.

Кроу столкнулся с очень трудной задачей. Строители, которые должны были возводить башню, не верили, что шестидесятиметровая деревянная конструкция окажется устойчивой, в частности, во время сильных зимних ветров. Но Кроу был убежден в обратном. В итоге ее возводили без всяких гарантий со стороны строителей — они считали, что башня не простоит и года. Однако они ошиблись.

Все лето и осень 1901 года Тесла чуть не каждый день ездил в Уорденклиф. Он хотел, чтобы строительство шло как можно быстрее. Но деньги Моргана уходили еще быстрее, что вызывало явное недовольство магната. К тому же летом грянул кризис, и Морган понес огромные убытки. А тут еще этот странный Тесла, который уже потратил значительную часть выделенной ему суммы. Тесла обещал Моргану пустить установку в течение девяти месяцев, но строительство явно затягивалось, и к осени между ними начались первые трения.

«Дорогой мистер Морган, простите меня за то, что трачу ваше бесценное время, — писал Тесла Моргану в ноябре 1901 года. — Практическое значение моей системы заключается в том, что эффективность передачи сигналов уменьшается в простом соотношении с расстоянием, в то время как в других системах она уменьшается в квадрате. Наглядный пример: если расстояние увеличивается в сто раз, я получаю 1/100 часть эффекта, а другие при тех же условиях получают в лучшем случае 1/10 000 часть. Одно это свойство уже ставит мою систему вне конкуренции.

О других преимуществах: существует всего два способа экономного использования передаваемой энергии — либо сохранение ее в динамичной форме (например, энергия размеренных колебаний маятника), либо ее накопление в потенциальной форме (образцом может служить сжатый воздух в резервуаре). Я обладаю эксклюзивными правами на оба способа благодаря своим патентам.

Относительно телеграфной связи и телефона могу сказать, что в бюро патентов по-прежнему ждут две мои заявки. В одной я описываю открытия, касающиеся передачи сигналов через землю на любое расстояние, а в другой — новый принцип, дающий гарантию абсолютной конфиденциальности сообщений и позволяющий одновременно передавать любое их количество, до нескольких тысяч по одному и тому же каналу, будь то земля, кабель или провод. Что касается последнего принципа, то я подал заявки на получение патентов в нескольких зарубежных странах. Я считаю, что эти открытия обладают исключительной коммерческой ценностью.

Надеюсь, что смогу оправдать ваши доверие и щедрость.

С уважением, ваш Н. Тесла».

Однако казалось, что Морган начинал жалеть, что тратит на проект Теслы «свое бесценное время» и свои деньги. Тем более что практические успехи в радиосвязи демонстрировал его конкурент Маркони, передавший сигнал из Англии на остров Ньюфаундленд через Атлантический океан. Моргана больше всего удивило, что это было сделано без помощи всех этих циклопических башен и лабораторий, которые строил Тесла.

Американский институт электроинженеров организовал в честь Маркони торжественный прием в нью-йоркском отеле «Уордорф-Астория». Тесла на него не пришел, хотя и прислал своему конкуренту поздравление. В нем он назвал Маркони «проницательным умом», хотя, как мы помним, не всегда был о нем такого мнения.

9 января 1902 года Тесла написал Моргану длинное письмо, в котором рисовал радужные картины «радиобудущего», которое наступит, если его идеи воплотятся в жизнь:

«Нет нужды объяснять вам, что я упорно работал без сна и отдыха. Изучив и отвергнув как неэффективные результаты сотен экспериментов и имея в распоряжении определенную сумму, я с удовольствием говорю, что после медленного, но упорного продвижения вперед создал устройство, способное производить электрические колебания достаточной интенсивности, которые смогут распространяться по всей планете. Когда я включаю устройство, то могу отправить послание всему миру, и за этот величайший триумф всегда буду благодарен вам…

Система упразднит не только кабели, но и газеты, потому что как смогут существовать журналы, когда каждый покупатель будет иметь дома дешевое устройство, повествующее обо всех мировых новостях?

Прекрасное изобретение, над которым я сейчас работаю, позволит нашим именам войти в каждый дом, и каждый сможет услышать мой голос».

Неизвестно, повлияло ли это письмо на позицию Моргана, а может быть, он действительно хотел, чтобы его имя «вошло в каждый дом», но еще несколько месяцев от него поступали деньги на строительство. Башня становилась все выше, а вокруг нее постепенно рос «радиогородок».

В июне 1902 года Тесла перенес свою лабораторию из Нью-Йорка в Уорденклиф. Сам он поселился в небольшом домике. Работа продолжалась в лихорадочном темпе, и он доводил и себя, и своих сотрудников до состояния полного изнеможения.

В сентябре башня достигла своей полной высоты. Побывавший в это время в Уорденклифе корреспондент газеты «Нью-Йорк тайме» с восторгом писал о сложной деревянной конструкции внутри этого гигантского сооружения, напоминающей двойную спираль корабельных трапов, один из которых вел в поднебесье, а другой — в мрачное подземелье. Все эти переходы тщательно охранялись, и, по словам репортера, никто, кроме Теслы и его ближайших помощников, не имел права знать, куда они ведут.

Корреспондент не ограничился осмотром внутренностей башни. Он тщательно опросил местных жителей, которые рассказали ему, что под башней находится некий «колодец», глубина которого равна высоте башни, с выложенными кирпичом стенами и винтовой лестницей. Внизу вся земля изрезана тоннелями, «идущими в разных направлениях», и что «люди с трепетом говорят о том, что мистер Тесла, приезжая каждую неделю, проводит столько же времени под землей, сколько в самой башне или в удивительной лаборатории, где установлена станция для передачи телеграфных сообщений по всему миру».

Оставалось только установить купол и начать монтаж оборудования. После того как на верхушке был установлен 55-тонный купол-излучатель, Тесла собрал журналистов и в общих чертах рассказал о своих дальнейших планах. Он заявил, что главный этап строительства уже пройден и теперь можно приступать к монтажу оборудования. Главной его частью станет шестидесятиметровая «катушка Теслы». Один из ее полюсов будет соединен с излучателем. Это, по его словам, позволит генерировать электрические разряды длиной в десятки, если не сотни, метров. Что-то вроде гигантских молний.

Но тут кончились деньги.

«Финансовый поток» от Моргана иссяк. Тесла продал некоторые участки земли, сократил число рабочих и вложил в строительство свои личные средства, но денег все равно не хватало.

В сентябре он снова написал Моргану и снова постарался произвести на магната впечатление своими планами. Чтобы доказать свое преимущество перед Маркони, отмечал Тесла, ему пришлось увеличить мощность передатчика. «Единственный способ защитить себя заключается в создании аппарата такой мощности, который позволит мне эффективно контролировать колебания всего земного шара, — писал он. — Если бы необходимость в этом возникла раньше, я бы отправился к Ниагарскому водопаду и на щедро выделенные вами средства легко довел бы до конца свое дело. Но, к сожалению, у меня уже были планы, которые я не мог изменить. Я вновь попытался объяснить это вам, но вызвал лишь ваше неудовольствие. Мне оставалось только сделать все возможное при сложившихся обстоятельствах».

Морган не знал, что сказать. Выходило, что из-за каких-то своих планов Тесла не захотел снизить затраты на строительство станции! Но какие это планы? И чем вообще он там занимается? Какие «колебания всего земного шара»? Морган финансировал строительство радиостанции, которая могла бы подавать сигналы пароходам и осуществлять связь через Атлантику. Задача по тем временам масштабная, но при чем здесь какие-то «колебания земного шара»?

Впрочем, магнат сдержал слово и выплатил остаток обещанных 150 тысяч долларов. Но этого едва хватило, чтобы покрыть долги. До лета 1903 года Тесла надеялся, что ему удастся уговорить своего спонсора возобновить финансирование. Морган, однако, не поддавался. Тогда Тесла выложил свой главный козырь: станция в Уорденклифе вовсе не предназначена для простого радиовещания. Весь проект носил куда более фантастический и глобальный характер.



* * * | Никола Тесла | Крушение мечты