на главную   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3. Послевоенная Словакия

На территории Словакии военные действия продолжались восемь месяцев. В сентябре 1944 г. советские войска перешли Карпаты, 6 октября вступил на землю Словакии первый солдат чехословацкого армейского корпуса в СССР[94]. Бои за Дуклинский перевал были самым кровавым сражением чехословацких заграничных военных частей во время войны[95]. Территорию Словакии освобождали на севере советские и чехословацкие войска, центральную и западную Словакию — советские и румынские войска. 1-ый Чехословацкий армейский корпус насчитывал к маю 1945 г. 97 299 человек личного состава, в том числе 72 400 словаков. Об упорных боях, — хотя направления главных стратегических ударов находились севернее Словакии, на Берлин, и южнее, на Вену, — свидетельствуют понесенные потери. На территории Словакии похоронено 60 659 воинов советской армии, 10 435 — румынской армии и 1 736 — 1-го Чехословацкого армейского корпуса.

Столица Словакии, Братислава, была освобождена 4 апреля 1945 г., последний крупный город, Жилина, только 30 апреля. Страна была опустошена и парализована. Кроме авиационных бомбардировок и боев, огромный ущерб был нанесен и намеренными разрушениями, проводимыми отступавшими немецкими частями. Была уничтожена треть железнодорожных путей, более половины мостов, из 665 локомотивов осталось только 22 пригодных к эксплуатации. Было уничтожено и повреждено 93 000 домов, отступающие войска вывозили в Германию оборудование электростанций, заводов, а также скот и лошадей. Обширные территории были заминированы. Ущерб достигал размеров трехлетнего валового национального дохода Словакии.

Десятки тысяч мужчин находились в армии, на родину возвращались эвакуированные, заключенные концентрационных лагерей, беженцы из областей, во время войны оккупированных Венгрией. Из восточной Словакии советские органы безопасности отправили в лагеря в СССР тысячи людей, многие из которых погибли, часть вернулась на родину только в середине пятидесятых годов. Наоборот, с отступающей немецкой армией эмигрировали тысячи активистов военного режима.

Лондонское правительство возвратилось на родину через Москву, где с коммунистами была согласована программа нового чехословацкого правительства. Она была провозглашена 5 мая в восточно-словацком городе Кошице[96]. Власть должно было осуществлять правительство Национального фронта чехов и словаков, а на местах — национальные комитеты. Во внешней политике упор делался на сотрудничестве с Советским Союзом. Кошицкая правительственная программа провозгласила конфискацию имущества немцев, венгров и коллаборационистов, проведение земельной реформы, осуществление контроля со стороны государства над ключевыми отраслями промышленности, банками и природными источниками сырья. Немцы и венгры, за исключением антифашистов, должны были быть лишены гражданства. Программа носила компромиссный характер: в основе она еще базировалась на принципах парламентской демократии, хотя уже и значительно ограниченной. Борьба за толкование и реализацию отдельных пунктов Кошицкой правительственной программы являлась сутью политических дискуссий вплоть до 1948 г. Это касалось и положения Словакии в новом государстве.

В Москве при переговорах представителей лондонской эмиграции с руководителем коммунистов К. Готвальдом 23—29 марта 1945 г. представители Словацкого национального совета настаивали на таком устройстве государства, которое соответствовало федерации. Однако они добились только признания существования словацкого народа и обещания, что положение словаков в восстановленном государстве будет решено на основе принципа «равный с равным»[97]. Если в послевоенные годы представления повстанцев о последовательной федерализации государства не были реализованы, то этому способствовала, кроме нежелания чешской стороны, и внутриполитическая борьба в Словакии. Её ядром был судьбоносный вопрос: будет ли государство развиваться как демократическое либо пойдет в направлении диктатуры советского типа?

Исходные позиции для обоих решений в Словакии являлись как бы равными. В повстанческом СНС, в органах власти на освобожденной территории, в национальных комитетах, которые управляли в селах, городах и районах, были равномерно представлены в пропорции 1:1 коммунисты, объединившиеся с социал-демократами, и гражданский блок, который представляла Демократическая партия. Коммунисты имели большее влияние в единых профсоюзах, во влиятельной организации партизан, но, прежде всего, в органах безопасности. Коммунисты располагали более солидной организацией и были способны вывести на улицы недовольных. Демократическая партия имела большее влияние среди крестьян, самой многочисленной части общества, и городских средних слоев. Радиус действия Демократической партии существенно увеличился, когда её преимущественно протестантское руководство заключило в апреле 1946 г., т. е. непосредственно перед парламентскими выборами, соглашение с политическими католическими кругами.

Острые столкновения между коммунистами и демократами происходили по вопросам экономической политики, поскольку коммунисты после конфискации крупных предприятий выдвинули требование национализации также более мелких заводов и фабрик, земельных владений свыше 50 га, выступали за ограничение мелкого предпринимательства. Политический спор велся вокруг вопроса о соблюдении законности, а также о преодолении наследия прошлого. Демократы во время процессов над активистами режима периода войны, которые велись чрезвычайными народными судами, а также при проведении политических чисток отстаивали более умеренные действия, которые дали бы возможность попутчикам потерпевшего крах режима снова быть востребованными обществом. Самая острая дискуссия разгорелась по поводу судьбы бывшего президента Йозефа Тисо, который вместе с другими членами правительства, находившимися в эмиграции, был передан союзниками Чехословакии. Тисо был приговорен Национальным судом к смерти; вопреки усилиям Демократической партии правительство не удовлетворило его просьбу о помиловании, и он был казнен в апреле 1947 г.

В отличие от ситуации 1920 г., когда «левица», благодаря послевоенной радикализации масс, добилась крупной победы на выборах, на парламентских выборах в мае 1946 г. победу одержала Демократическая партия. Она получила 62% голосов, коммунисты — 30%, остальные — возрожденная социал-демократия[98] и католическая Партия свободы. В насчитывавшем сто членов Словацком национальном совете ДП имела 63, КПС — 31, Партия свободы и Партия труда — 6 мест. Председателем СНС стал председатель Демократической партии Йозеф Леттрих, председателем исполнительного органа Совета, Корпуса уполномоченных, — коммунист Густав Гусак.

В выборах, кроме лиц, на которых народными судами были заведены дела, не участвовали немцы и венгры, которые были лишены гражданства. Большинство немцев эвакуировалось из Словакии уже перед приходом фронта, после войны оставшиеся и вернувшиеся были отправлены в лагеря. К октябрю 1946 года 32 415 немцев были вывезены в Германию. Венгры, которые переселились на территории, оккупированные после 1938 г. Венгрией, были немедленно выселены. На основе соглашения Чехословакии с Венгрией об обмене населением, заключенным в 1946 г., 73 000 словаков из Венгрии переселилось в Словакию, а 74 000 венгров из Словакии в Венгрию. 44 000 венгров было насильственно переселено в чешское Пограничье в целях возмещения немецкой рабочей силы[99]. В напряженной атмосфере реванша и в абсолютном противоречии с длительной борьбой самих словаков за признание их национальной самобытности 326 697 венгров было «ресловакизировано». Взамен признания себя словаками они получили гражданские права и возможность найти работу. После 1948 г., когда венграм были возвращены гражданские права, школы с обучением на родном языке, печать, возможность создавать культурные объединения, большинство «ресловакизированных» восстановило свою прежнюю национальность.

Сразу после войны казалось, что положение Словакии в государстве будет существенно отличаться от предвоенного с его централистской организацией, но ситуация быстро изменилась. Тремя так называемыми Пражскими соглашениями 1945—1946 гг. правомочия словацких национальных органов, Словацкого национального совета и его исполнительного органа, Корпуса уполномоченных, были существенно урезаны в пользу пражских институтов. Инструментом восстановления централизма оказались и словацкие коммунисты. Они сохранили со времен войны и восстания самостоятельную партию, КПС, что позволило коммунистам занять в пражском правительстве больше мест и в Словакии использовать национальный фактор вместо непопулярного интернационализма. Однако оглушительное поражение на выборах 1946 г. заставило словацких коммунистов в борьбе за власть искать помощи в Праге. В Чешских землях на выборах в мае 1946 г. одержала победу «девица». Коммунистическая партия и социал-демократия, уже сильно инфильтрированная коммунистами, получили вместе 55,75% голосов. Коммунист Готвальд стал председателем чехословацкого правительства, коммунисты получили важное министерство внутренних дел, контролировали органы безопасности, сильные и по-боевому настроенные единые профсоюзы.

В 1947 г. уже ясно обозначился конец послевоенных компромиссов, режима «народной демократии», неизбежность либо возврата к полнокровной парламентской демократии, либо движения в сторону коммунистической диктатуры. В международной ситуации дело также шло к развязыванию политических узлов, определению фронта «холодной войны». Ясно выраженным и предупреждающим сигналом в июле 1947 г. стало категорическое возражение Москвы против намерения Чехословакии присоединиться к плану Маршалла[100].

Словакия стала неким опытным полигоном в этой борьбе за власть во всей Чехословакии. Непорядки в снабжении, недовольство партизан и левого крыла участников Сопротивления ходом «чисток» и темпами национализации, а крестьян медленным проведением земельной реформы и т. д. создали взрывоопасную ситуацию. Контроль профсоюзов, некоторых крестьянских организаций и организаций участников Сопротивления, но, прежде всего, органов безопасности коммунистами позволил им эту социальную напряженность использовать в борьбе против Демократической партии. Органам безопасности в течение 1947 г. удалось раскрыть несколько нелегальных групп, связанных с людацкой эмиграцией, а создание других групп либо спровоцировать, либо просто сфальсифицировать. Вымышленная связь этих антигосударственных групп с высшим руководством Демократической партии вкупе с социальным недовольством дали возможность Готвальду при помощи словацких коммунистов 20 ноября 1947 г, провести такую принудительную реконструкцию Корпуса уполномоченных, в результате которой в противоречии с итогами выборов 1946 г. Демократическая партия потеряла в нем большинство.

Испытанную в Словакии комбинацию давления «снизу», то есть разных контролируемых коммунистами организаций, с бесцеремонным и одновременно ловким использованием властных позиций в правительстве, парламенте, органах безопасности, государственном аппарате, армии коммунисты в феврале 1948 г. использовали во всей Чехословакии. Уход в отставку 20 февраля в знак протеста против насильственных действий органов безопасности 12 некоммунистических министров пражского правительства создал для коммунистов выгодные исходные позиции для осуществления политического переворота. 24 февраля они организовали всеобщую забастовку, на другой день президент Бенеш принял отставку правительства и назначил новое опять во главе с Клементом Готвальдом. В нем несколько постов было оставлено и некоммунистам, но гегемония коммунистов, как показало последующее развитие событий, была уже полной. Ситуация в Словакии было зеркальным отражением ситуации и сценария, разыгранного в Праге. Демократическая партия, хотя и отвергла отставку своих представителей в Корпусе уполномоченных, но пражский переворот позволил и словацким коммунистам завершить изменения во власти, начатые в период осеннего политического кризиса 1947 г. Председатель СНС Йозеф Леттрих 26 февраля ушел со своего поста и вскоре эмигрировал. Председателем СНС стал коммунист Карол Шмидке, в Корпусе уполномоченных 11 из 15 кресел заняли коммунисты. Сторонники демократии были оттеснены и деморализованы. Во всех общественных организациях, в местных органах самоуправления, в государственных учреждениях, на радио, в редакциях, и даже в некоммунистических партиях создавались «комитеты действия», которые выбрасывали нежелательных людей и насаждали коммунистов или их приверженцев. Февраль 1948 г. открыл путь к более чем сорока одному году диктатуры.



2.4. Области, оккупированные Германией, Польшей и Венгрией | История Словакии | 4.1. Политическая система