home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

На мой взгляд смотрелось это совсем не здорово, напротив - страшно. Оскаленные пасти с огромными клыками, когти в размер человеческих пальцев, тяжелые длинные хвосты, которыми обычного человека можно было если не убить, то оглушить точно. Страшным это зрелище казалось не только мне - прибежавшая комендантша недолго хватала ртом воздух, пытаясь собрать мысли в кучку, и вызвала дежурных магов почти сразу. Те церемониться с венценосными особами не стали - окатили их водой, да и разделили силовой стенкой, так что принцам осталось теперь только ругаться. Честно говоря, я не слушала, о чем они спорили. Намного интереснее было их рассматривать. Принцев мне до этого дня видеть не приходилось никаких - не то чтобы наших, даже завалящих орочьих. Но думаю, наши все равно были бы признаны лучшими. Особенно старший. Выше брата на полголовы, шире в плечах, он имел еще и весьма привлекательное лицо. Недаром говорили, что его мать считается одной из самых красивых женщин Гарма, а он внешностью пошел в нее. Ярость плясала в его глазах зеленоватыми бликами, что, на мой взгляд, придавало им еще большую выразительность. Подводили его только усы, если можно было так назвать этот огрызок, что торчал у него под носом. Возможно, конечно, что это новая мода такая, но тогда она мне совсем не нравится. Младший тоже был хорош, но он был младший, и этим все сказано.

Появление нового действующего лица вызвало почтительные перешептывания.

- Ох ты, да это же король Лауф, - восторженно сказал брат, тоже сильно понизив голос.

И я с благоговением уставилась на живого монарха. Да после того, как я расскажу об этом случае Мартине, она точно пожалеет, что никуда со мной не поехала. Король выслушал внуков, нахмурился и неожиданно стукнул старшего так сильно, что у того дернулась голова и по полу застучал выбитый зуб. Да уж, дряхлым его никак не назовешь. Нет, конечно, видно, что Лауф уже не молод, но держать твердой рукой как страну, так и семью, вполне способен. Королевское семейство отбыло в открывшийся телепорт, а я обнаружила, что все это время простояла неподвижно, сжимая руки в кулаки и боясь лишний раз вздохнуть.

И то сказать. Подрались принцы знатно. Коридор был мокрый, грязный, несколько окон оказались разбиты, через них проник ветер и противно посвистывал. Также была разбита в мелкие щепки дверь одной из комнат вместе с косяком. У проема стояла инора Пфафф и горестно причитала. Я бросила взгляд на пол, обнаружила около своей юбки клок шерсти и тут же его подняла.

- Учти, - сказал брат, - что на оборотней любовная магия не действует. Проверено многочисленными поколениями студенток.

- Это ты к чему? - удивилась я.

Привораживать я никого не собиралась, поэтому слова брата прозвучали для меня несколько странно.

- А шерсть тебе зачем?

- Мартине подарю. Как сувенир. Пусть поймет, чего лишилась.

Тут я увидела, что соседка смотрит на мою находку с явным интересом. Ей-то ничего не досталось - студентки давно уже собрали все, что осталось от принцев, причем иноре Пфафф повезло больше остальных - кроме шерсти, ей достались еще и два клыка Эвальда, один, выбитый младшим братом, и один - венценосным дедом.

- Хочешь, отдам тебе половину, - предложила я Инессе.

- Нет, - процедила она недовольно. - Мне куски принцев без надобности, я целого предпочитаю. А это еще непонятно, кому принадлежало, может, вообще от посторонней кошки занесло, - а затем с большим интересом спросила у моего брата. - И часто здесь принцы бывают?

- Бернхард - редко, Эвальд - часто, - лаконично ответил брат. - То к одной девице шастает, то к другой. Короче, старается никого из лиц женского пола не обидеть.

На лице Инессы появилось мечтательное выражение. Видно, старший произвел на нее неизгладимое впечатление, и она решила встать в очередь тех, с кем он проводит свои ночи. Это сначала меня несколько насторожило. Все же комната у нас одна, а Эвальд, насколько я поняла, своих любовниц никуда и не водит. Но потом я еще раз на нее посмотрела и успокоилась - шансов завоевать сердце венценосного красавчика у моей соседки не было.

- Берти, - вопрос так и вертелся у меня на языке, - слушай, я на них защитные амулеты видела, причем активные. А почему тогда Эвальду зубы выбили? Да и вообще они друг друга хорошо подрали.

Брат пожал плечами.

- Я только предположить могу, - сказал он. - Сама же видела, как Лауф доходчиво внуку объяснил, что тот неправ. Иерархия у оборотней должна подтверждаться силой, иначе у них психика страдает, а никакие физические воздействия невозможны, если амулет их блокирует. Вот и сделали там лазейку для лиц одной крови. Но как это можно реализовать, не знаю.

- То есть при желании один брат другого и убить может?

- Вряд ли у кого-нибудь из них такое желание появится - слишком велико у оборотней чувство семьи. Я до сегодняшнего дня и не слышал, чтобы между принцами разногласия были. Интересно, что послужило тому причиной?

- Они девушек не поделили, - ответила Инесса. - Вы что, не слышите, об этом все говорят. Как драка началась, так эти девицы отсюда удрали. Эвальд за ними магов отправил.

- Странно это как-то, - заметил Берти. - Из-за такой ерунды - и вдруг подрались. Неужели поделить нельзя было?

Потом покосился на меня, понял, что сказал что-то лишнее, что до моих ушей, по мнению нашего деда, доходить никак не должно, и не стал развивать такую интересную тему. Смешной он, право, другие-то молчать не будут. В коридоре началась уборка, и брат предложил проводить нас до библиотеки и помочь с учебниками. Я торопливо согласилась, а то комендантша уже начала заинтересовано посматривать в нашу сторону, в надежде получить бесплатную рабочую силу. Нет бы принцев привлечь к устранению этого безобразия, глядишь, в другой раз они трижды бы подумали, прежде чем в драку лезть. Ломать-то вон как просто, а попробуй все это убери потом. Это вам не какой-то жалкий выбитый зуб, что у оборотня вырастет заново за несколько дней, это несколько часов уборки.

Около общежития была огромная лужа. На нашем этаже воду уже выпарили, а здесь этим никто не занимался - надеялись, видно, что сама высохнет, или просто руки еще не дошли.

- А что? - сказал брат. - Пруд бы здесь смотрелся весьма неплохо. Еще и рыбок бы запустили для привлечения старшего принца. Рыба его даже больше, чем девушки, интересует.

- Рыба? - оживилась Инесса. - Я знаю такие потрясающие способы ее готовки.

Я их энтузиазма не разделяла. Рыбу я не любила, а обходить новоявленный пруд было очень неудобно - нижняя юбка так и норовила попасть в эту черную маслянистую грязь и обзавестись совершенно некрасивой каемочкой.

- Могли бы травкой хотя бы засеять, - недовольно сказала я.

- Так ее смыло же, - брат махнул рукой, и я тоже увидела впереди вал из снятого дерна.

Да, маги на принцев не поскупились. Можно только порадоваться, что не унесло ступени с лестницы, а то бы торчали мы сейчас на третьем этаже и ждали окончания ремонтных работ. А грязь и отмыть потом можно. Каблуки вязли, жижа под ногами издавала неприятные звуки, но мы все ближе продвигались к сухому участку. Брат ворчал что-то себе под нос, Инесса бурчала намного громче и в выражениях особо не стеснялась. Если бы здесь был дедушка, он бы точно шокированно сказал, что благородные девушки так не выражаются. Впрочем, у соседки было оправдание - к дворянским родам она явно не относилась.

На твердую землю я ступила с явным облегчением, подняла подол повыше и с грустью осмотрела измазанные туфли - вид у них был, как после посещения свинарника. Нет, я там не бывала, но уверена, что обувь после этого места выглядит именно так.

- Какие ножки! - раздался насмешливый голос. - Привет, Штаден.

Я торопливо отпустила юбку и удивленно посмотрела на совершенно неизвестного мне белобрысого типа. С чего это вдруг он позволяет такое фамильярное обращение со мной? Я-то его точно вижу впервые.

- Эрика, это Дитер Герстле, - сказал брат и недовольно продолжил, обращаясь уже к этому нахалу. - Тило, не дразни сестру. Ты когда приехал?

Так, значит, это мой новоявленный братишка, и обращался он совсем не ко мне? Да, такой родни мне точно не надо.

- Только что, - ответил друг Берти. - Значит, эта мелкая - твоя сестра?

- Норберт, скажи этому рыжему, чтобы он не называл меня так, - прошипела я, вздернула подбородок и окинула неприязненным взглядом этого типа.

- С чего это вдруг я стал рыжим? - удивился тот.

Что ответить ему, я даже не знала. В волосах его проглядывала, конечно, легкая рыжина, но совершенно недостаточная для того, чтобы отнести его к группе людей с огненными шевелюрами.

- Тило, она тебя еще не так назовет, если ты будешь намекать на ее рост, - трагическим тоном прошептал Берти.

- Леди Штаден, примите мои глубочайшие извинения, - этот клоун еще и поклон шутовской отвесил, - за то, что вам не удалось вырасти до размеров своего брата.

Я выразительно посмотрела на Берти, тот насмешливо пожал плечами. Все же правильно, что с чужими друзьями нет необходимости поддерживать хорошие отношения. А то этот "почти брат" вызывал у меня стойкие отрицательные чувства, даже когда он просто находился рядом.

- Что там в женском общежитии случилось? - обратился Герстле к моему брату, поняв, что ответа от меня не дождется.

Берти начал ему рассказывать, его манерно дополняла Инесса, которая стреляла глазами то в одного парня, то в другого, видно, с целью так окончательно и не определившись. На мой взгляд, брат посимпатичнее, но и друг его, как я вынуждена была признать, тоже был вполне себе ничего, особенно для тех, кто ярких блондинов любит. Я обнаружила, что дар его еще сильнее моего, и удивилась, почему он учится в обычной академии, а не в Военной. Ведь, по моему глубокому убеждению, все юноши просто мечтали туда попасть, а этот Тило, хоть и хам, но на труса совершенно непохож. Но спрашивать его об этом я не стала.

Выслушав рассказ, Герстле присвистнул и заметил:

- Не могли эти принцы в другом месте подраться, если уж приспичило. Теперь, поди, опять защиту женского общежития переделают, а мы только ключик к этой подобрали.

- А что вам мешает просто туда пройти? - удивилась я. - Брата только вчера вечером не пустили, а утром он уже спокойно прошел.

- А что мне там утром делать? - Дитер переглянулся с Берти, и они хитро заухмылялись. - У меня же сестры нет.

- Когда я училась в Туране, - влезла Инесса, - у нас в женское общежитие мужчинам вход был в любое время суток воспрещен, и то проникали.

- А что там учиться не стала? - заинтересовался Тило. - Все же не Лория, уровень повыше.

- Мне пришлось оттуда уехать, - соседка потупила глаза, весьма неартистично изобразила крайнюю степень застенчивости и продолжила. - Просто у меня появился такой поклонник, слишком настойчивый...

Доверия у меня ее рассказ не вызвал - такой бы хоть скромного мужского интереса дождаться. Но девушка, похоже, была полностью уверена в своей неотразимости и начала рассказывать совершенно невероятные истории о тех, кто за ней когда-либо ухаживал. Прозвучали даже намеки на туранских принцев, с которыми она вполне в их академии видеться могла, и лорийского короля, которого и встретить-то ей было негде. В рассказе ее засомневалась не только я - парни выразительно переглядывались, но продолжали вежливо внимать всем этим байкам. Слушать действительно было интересно, особенно если воспринимать это как историю, не имеющую никакого отношения к действительности. И я подумала, что, может, с ней будет и не скучно, но верить ей точно не стоит.

До библиотеки мы все же дошли и учебники получили, а Берти с другом донесли их до места моего нынешнего проживания. В коридоре уже ничего не напоминало о недавних событиях. Только дверь осталось повесить на ту комнату, с которой все началось. Когда я проходила мимо нее, то заметила, что оттуда уже все убрали, но новую мебель еще не занесли. Интересно, остались ли хоть какие-то вещи этих девушек целыми?

- Ну что, исполнил ты свой братский долг? - спросил Герстле у Берти, когда они сгрузили наши учебники на тумбочки. - И теперь свободен? На некоторое время, конечно...

- Нам еще тетю навестить нужно, - брат неуверенно на меня покосился и предложил. - Эри, а давай к ней завтра пойдем? Все равно их, скорее всего, еще в городе нет, а Тило я все лето не видел.

- Дед сказал - сегодня навестить, но если ты не хочешь, я могу сходить сама.

Берти скривил недовольную физиономию. Мы оба знали, что тетя Эльза непременно отпишет деду, если он не пойдет, так что отказаться брат никак не мог. Я не желала отдавать его всяким белобрысым нахалам, и пока это у меня получалось. Но тот тоже не хотел сдаваться.

- Я вполне могу вас проводить, - предложил Герстле и насмешливо на меня посмотрел.

- Это семейный визит, - с нажимом в голосе сказала я. - Чужие там не приветствуются.

- Так вы же недолго будете, - заметил этот невоспитанный студент. - А я посижу где-нибудь недалеко на лавочке, последним летним солнцем понаслаждаюсь.

Я решила затянуть посещение тети настолько, насколько получится. Пусть наслаждение будет совершенным - до полного обгорания или теплового удара. И мы пошли к тете Эльзе. Парни беседовали на темы, совершенно мне не интересные, и о людях, которых я не знала, так что вскоре я заскучала и даже пожалела, что не отложила визит на завтра. Ведь завтра мы бы пошли вдвоем с братом и только.

- Интересно, за что эту Инессу выгнали из туранской академии? - внезапно сказал Герстле.

- С чего ты взял? - удивился брат.

- А ты в историю про поклонника веришь? Вот и я нет. Я бы посоветовал твоей сестре держаться от нее подальше.

- Это весьма сложно при проживании в одной комнате, - сухо сказала я. - К тому же она мне не кажется такой уж ужасной. Вон, даже книга у нее собственная есть.

- Да?

- Да, - подтвердил Берти. - Я лично видел. Правда, по готовке, а не что-то такое серьезное.

- А еще она побеждала во многих кулинарных конкурсах, - я уничижительно посмотрела на Дитера. - И у нее призов всяких много.

- Кулинария - это, конечно, хорошо, - задумчиво сказал он. - Но про поклонника я все равно не верю.

- Если девушка тебе не нравится, это еще не значит, что она никому больше понравиться не может, - возразила я.

Больше мы к обсуждению Инессы не возвращались, но осадок неприятный у меня все равно остался. Его не растворило даже то, что дальше разговоры уже шли на темы, мне близкие и интересные, и до дома тети мы дошли совсем для меня незаметно.

- Я вас здесь подожду, - Герстле вальяжно расселся на кованой скамейке недалеко от входа и прикрыл глаза. Вид у него был довольный, как у кота, греющегося на солнцепеке.

Я еще раз про себя пожелала ему обгореть, и мы отправились наносить визит вежливости. Тетя Эльза еще не вернулась в столицу, хотя ожидали ее, как нам важно сообщил дворецкий, со дня на день, так что задержать брата в гостях мне не удалось. Назад мы шли намного быстрее, на территории академии парни со мной распрощались и умчались, весело между собой переговариваясь. Я посмотрела брату вслед и вздохнула. Ну да, он мне, конечно, не нянька, нужно самой как-то здесь обживаться. Время было уже обеденное, так что я решила сходить в столовую, но перед этим заглянуть в общежитие и позвать с собой соседку. Ведь вполне возможно, что она свои кулинарные таланты не захочет проявлять в первый же день, да и познакомиться поближе не помешает - все же нам вместе жить придется какое-то время. Следовать совету Герстле держаться от нее подальше я была не намерена.



Глава 1 | Искусство охоты на благородную дичь | Глава 3