home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Оставшееся время до начала занятий я провела, по большей части, гуляя по Гаэрре вместе с Катариной. Столицу я знала плохо, моя новая подруга тоже, так что каждый новый день приносил нам множество открытий, иногда приятных, иногда - не очень. Так мы выяснили, что близко к Военной академии лучше не подходить - курсанты оказались чрезвычайно настойчивы в многочисленных попытках навязать свое общество. Против лиц в военной форме я ничего не имею, да и обратное было бы странно при условии, что и отец, и старший брат относятся к этой касте, но в таком количестве они меня попросту пугают. Так что теперь своей исследовательской деятельностью мы занимались подальше от того места. И подальше от нашей академии. Из комнаты я уходила как можно раньше и возвращаться туда не торопилась.

Но даже при таком ограниченном общении с соседкой мы умудрились поругаться. Началось все достаточно невинно. Инесса потребовала от меня убрать картинку, нарисованную Мартиной.

- С чего это вдруг? - удивилась я.

- Она оскорбляет мои эстетические чувства. Это же ужас какой-то. Я с пяти лет занимаюсь рисованием, надо признать, очень успешно, но ни разу еще не видела такого убожества.

- А на мой взгляд, очень даже миленькая картинка, - не согласилась я.

- Миленькая? - взъярилась Инесса. - Отвратительный грязный фон! Отвратительный подбор оттенков! Отвратительные цветы на рисунке! Не бывает таких растений в жизни!

- Очень даже бывают, - ответила я. - У нас рядом с поместьем именно такие и растут, и Мартина очень хорошо передала их особенности.

- Сразу видно, что в живописи ты ничего не понимаешь, - презрительно бросила соседка. - В общем, можешь любоваться этой дрянью сколько хочешь, только чтобы на стене она не висела!

- Картинка будет висеть там, где я считаю нужным, - отрезала я. - Мне она нравится и напоминает о подруге.

Несколько девушек, присутствующих при нашем разговоре, неодобрительно зашумели, пытаясь меня убедить, что мнение соседки надо уважать. Она же разбирается в этом вопросе, и ей оскорбительно видеть такое каждый день. Я ответила, что смотреть ее никто не заставляет, и ушла. Только вот, когда я вернулась, мартинина работа была частично изорвана, частично сожжена. Если бы ее только порвали, то можно было бы что-то сделать, попросить брата восстановить, но сожженное...

- Кто дал тебе право портить мои вещи? - в ярости я обратилась к Инессе.

- А я тут при чем? - недоуменно сказала она. - Меня в комнате вообще не было. А когда я пришла, это убожество уже было в таком виде. Вон Софи подтвердить может.

Софи залепетала что-то в поддержку своего кумира, но я ей не поверила.

- Ну конечно, кто-то специально проник в нашу комнату, чтобы уничтожить никому не мешающую, кроме тебя, картинку, - язвительно сказала я.

- Не только же у меня одной хороший художественный вкус, - невозмутимо ответила соседка, - она могла оскорблять эстетические чувства еще кого-нибудь. Если ты помнишь, тебя уговаривала убрать ее не только я.

Можно, конечно, было предположить, что это кто-то из инессиных восхвалителей постарался, чтобы заслужить ее одобрение, вот только бегающие глазки обвиняемой не позволяли в это поверить. Возможно, я много бы чего ей наговорила, если бы не пришел мой брат, которому я сразу и пожаловалась.

- Запирайте двери, и будет вам счастье, - выслушав меня, заявил он. - Что за безалаберность? Люди разные бывают, в следующий раз картинкой не ограничатся.

- Мы непременно будем запирать, - ответила Инесса.

- Я иноре Пфафф жалобу напишу, - мстительно глядя на нее, сказала я.

- Никто не будет из-за такой ерунды расследования устраивать, - заметил Берти, после его слов на лице соседки проступило заметное облегчение, так что теперь я была твердо уверена, что это именно ее рук дело. - Да и пришел я совсем по другому поводу. Эри, от тети записку принесли, просит нас срочно к ней прийти.

- Так ведь уже поздно, - ответила я, - может, завтра сходим?

- Завтра вообще не до этого будет, - возразил брат. - Первый учебный день, да и бал вечером. К тому же тетя написала, чтобы мы непременно к ней сегодня зашли. Мол, это очень важно.

Никакого желания идти к папиной сестре у меня не было, но и оставаться в одной комнате с наглыми вруньями - тоже. Мне все же казалось, что подобная жалоба комендантше остановит их от действий такого рода в будущем, только если я к ней пойду, то о визите сегодня можно забыть. Картинку было ужасно жалко, но теперь ее все равно не вернуть. Я вздохнула и пошла с братом.

- И из-за чего такая срочность? - недовольно спросила я его. - Если бы нам уходить не надо было, я бы точно к иноре Пфафф пошла.

- Я тебе сказал все, что было в записке, - ответил Берти. - Слушай, поменяйся ты с кем-нибудь комнатами. Вы так и подраться в следующий раз можете.

- Да я все собраться никак не могу, - вздохнула я. - Мне кажется, эта Софи совсем не против будет переехать поближе к своему идеалу.

- Вот и поговори с ней сегодня же.

А мне вдруг пришло в голову, что брат старательно уводит разговор от темы визита, и я испугалась.

- Берти, с родителями все в порядке?

- С чего бы с ними что-то было не так? - ответил он, но уверенности в его словах не было.

- А почему мы так срочно понадобились тете? - возразила я, невольно ускоряя шаг.

- Если бы с ними что-то случилось, тетя Эльза пришла бы сама, - твердо ответил брат.

Но его слова меня не успокоили, всю дорогу я не могла думать ни о чем другом. Все же нынешнее место службы отца очень неспокойное, оттуда то и дело идут сообщения о стычках с орками, по большей части мелких. Папа у меня, конечно, не из самых слабых магов, но переживала я за него из-за этого ничуть не меньше. Впрочем, выяснилось, что волновалась я совершенно зря. Тетя, как только мы к ней пришли, едва поздоровалась, сразу в меня вцепилась и начала вертеть в разные стороны, приговаривая:

- Эри, как ты выросла за то время, что я тебя не видела! Как похорошела! Какая у тебя талия тонюсенькая! Я просто чувствую, что это твоя судьба!

- Что - ее судьба? - недоуменно спросил брат, которому игнорирование собственной персоны никак понравиться не могло.

- Что я вам сейчас расскажу... - тетя даже глаза зажмурила в предвкушении удовольствия от того, что она сказать собиралась. - Только учтите, это большой секрет, чтобы никому о нем не проболтались.

Она дождалась наших ответов и важно продолжила:

- Вы же знаете, как высоко положение брата моего мужа, графа Эдина? Так вот, только благодаря этому, я узнала, что принц Эвальд собирается жениться.

- Тоже мне новость! - не выдержал брат. - Он все время на ком-то да собирается жениться, только так и не соберется.

- Норберт, помолчи, - надулась тетя. - Ты же ничего не знаешь. Он действительно собрался жениться, о чем сообщил своим родителям. А жену будет выбирать в нашей Магической Академии. Но еще не выбрал, понимаете?

- Нет, - честно ответила я.

Ну собрался Эвальд жениться, и что? К чему нам с братом нужно было так срочно торопиться к родственникам? Я повернулась за поддержкой к брату и обнаружила, что он тоже на меня смотрит, только совсем не недоумевающе, а как-то оценивающе.

- А что, тетя Эльза, - сказал он, - что-то в этом есть.

- Вы сейчас про что? - умоляюще спросила я его.

- Про то, что ты вполне можешь стать избранницей принца, - не стала ходить вокруг да около тетя.

- Да вы с ума сошли! - рассмеялась я.

- Тебе что, не нравится наш принц? - в голосе тети зазвенели металлические нотки. Сразу было понятно, что ответа "нет" она не примет.

Я вспомнила тот единственный случай, когда я видела гармского наследника, и пришла к выводу, что хотя принц и хорош, но душа у меня к нему не лежит, да и пугает он меня своей второй ипостасью. Это я и сказала родственникам, чтобы сразу перестали питать какие-либо иллюзии на мой счет.

- Попросишь его при тебе не перекидываться, - энтузиазма в тетином голосе не убавилось. - И все, проблема решена. Да и потом, большая кошка - это же так здорово, говорят, что они очень громко мурлычут.

- Ну и пусть себе мурлычут, только подальше от меня.

- Эрика, - тетя грозно сдвинула брови, - это твой долг перед семьей. Это позволит нам занять при дворе то место, которого мы достойны. И твоему папе пора уже перестать ездить по захолустным гарнизонам и обосноваться где-нибудь в столице.

- Вы так говорите, как будто только от меня зависит, женится он или нет, - невольно фыркнула я. - Да он меня и не заметит, скорее всего.

- Заметить-то заметит, - не согласился брат. - А вот дальше действительно от тебя зависит.

От Берти я такого не ожидала. До сих пор он всегда меня во всем поддерживал, а тут пытается встать на сторону папиной сестры, с которой мы и встречаемся-то только по большим праздникам.

- Да ты для него идеальная кандидатура, - уверенно сказала тетя. - Красивая, из хорошей семьи, с сильным даром. Чего ему еще желать?

- Любви, возможно? - неуверенно сказала я.

- Скажешь тоже, любви! Если она ему так нужна, то пусть в тебя и влюбляется, - твердо сказала тетя. - А твоя задача на завтрашнем балу - привлечь к себе его внимание.

- Вот, - уверенно сказала я. - А значит, ничего и не получится. Я не намерена привлекать к себе внимание, да и не умею я этого делать.

- А любимая прическа твоей мамы? - вкрадчиво спросила тетя.

- При чем здесь мамины прически?

- Да, хорошая у тебя мама, спихнула воспитание девочки на дедушку и успокоилась, - возмущенно начала выговаривать папина сестра.

- Тетя Эльза, вы неправы, - твердо ответил брат, - вы же знаете, как мама не хотела расставаться с Эрикой, да у нее выбора не было.

В этом Берти был совершенно прав. Последнее место папиной службы, на котором он так задержался, просто губительно влияло на моих гувернанток - сменилось их за год восемь, причем две из них покинули нас не по собственной воле, а были украдены орками. После похищения второй папа твердо заявил, что не может рисковать мной, мол, я почти уже достигла брачного, по мнению степных жителей, возраста, а значит, в следующий раз вместо гувернантки могут и меня похитить. Если уж взрослые, умные девушки ходят по таким местам, где их пропажа оказывается совсем никем незамеченной, то чего ждать от девчонки, за которой и уследить-то нельзя? И отправили меня к дедушке, к его огромному счастью. Мама старалась меня навещать почаще, но пребывания ее без папы были все же очень краткими, а вдвоем с папой они выбирались очень редко.

- Был у нее выбор, - не согласилась тетя. - Просто Кэрста уговорить нужно в отставку уйти. Хватит, набегался, не мальчик уже. Но твоя мама во всем потакает моему брату, а вот времени заняться дочерью у нее нет. Ну что ж, придется мне восполнить пробелы в воспитании племянницы. Заодно и своим опытом поделюсь. Ох, будь мои внучки постарше, я бы точно знала, чьей руки будет просить Эвальд.

Оказалось, что в самом начале знакомства моя мама научила тетю Эльзу очень интересной прическе - стоило из нее вытащить определенную шпильку, как она рассыпалась, но не случайным образом, а этаким струящимся водопадом, показывая всю красоту волос. Тетя утверждала, что я с развалившейся прической буду выглядеть просто волшебно. Берти, посмотрев на то, что у нас получалось, с ней полностью соглашался. А у меня это вызывало определенные сомнения. К тому же, таким образом привлекается не строго определенный человек, а все присутствующие. Становиться центром внимания всего зала мне как-то не хотелось.

- Да, такое лучше наедине или в небольшой компании устраивать, - вынуждена была согласиться тетя. - Но на этот случай у меня есть собственная наработка. Опрокидываешь бокал с вином на объект, потом извиняешься за свою неловкость, чистишь заклинанием, его я тебе тоже покажу. И все. Дальше в дело идет уже прическа.

- Я вижу, по меньшей мере, один слабый момент в таком плане, - заметил Берти. - В нашей академии спиртные напитки запрещены.

- Пусть возьмет бокал с компотом, или что там у вас подают, - не смутилась тетя Эльза. - Заклинание универсальное для всех жидкостей. Так что главное - облить Эвальда, а там он уже сам увидит, как Эрика мило краснеет, какая она хорошенькая, и какие у нее роскошные волосы.

- Он скорее подумает, какая я неловкая.

- Зато убедится в твоей хозяйственности - заклинание-то уникальное, внутрисемейное, не какая-то там стандартная поделка, - тетя сурово сдвинула брови и сказала. - Эрика, дай мне слово, что все, находящееся в твоем бокале, будет на нашем принце.

Я беспомощно посмотрела на брата, ожидая от него поддержки, но тот, похоже, думал уже только о том, чем бы поинтереснее заполнить мой бокал. То, что я буду выглядеть, как совершеннейшая дура, его совсем не заботило.

- Тетя права, - заявил Берти, - главное - привлечь внимание любым способом. А там уж, когда он к тебе шастать начнет...

Да не нужно мне, чтобы ко мне всякие принцы шастали! Но убедить родственников в этом не удавалось. Тетя Эльза не отставала, пока буквально силой не выдавила обещание облить Эвальда. После этого она успокоилась, а на лице брата появилось такое хитрое выражение, что я сразу решила, прежде чем обливать, убедиться, что в бокале нет ничего, унижающего принцево достоинство. А то еще покушение на члена правящей династии припишут.

Потом Берти вдруг засомневался, что такая прическа не рассыплется самопроизвольно, тетя вдохновилась, заставила меня ее вновь сделать и отправила нас домой со словами:

- Если уж по дороге не развалится, то ты сам убедишься в ее надежности.

Но брату и этого оказалось недостаточно. Пока мы шли, он все время дергал меня то за одну прядь, то за другую, пока окончательно не вывел из себя, и мы не начали ругаться. Я даже по рукам ему дала, когда он в очередной раз ко мне полез.

- Его нужно чем-нибудь потяжелее стукнуть, - раздалось сбоку восклицание Дитера. - А я бы на это с интересом посмотрел.

А я смущенно обнаружила, что мы уже не только до академии дошли, но и стали объектом внимания прогуливающихся рядом с ней студентов.

- Да Эрика просто вредничает, - нахально заявил Берти. - Я же в ее интересах действую. Хочу убедиться, что ее прическа не развалится просто так.

- Да ты в этом уже давно должен был убедиться, - возмутилась я.

- А почему она должна развалиться? - спросил Дитер.

И мой братишка тут же все другу выложил. Теперь на меня с исследовательским интересом взирали оба. И азарт, заполыхавший в глазах смотрящего на меня постороннего парня, меня совсем не обрадовал.

- Да ты просто неправильно дергал, - засомневался Дитер. - Вот у меня бы точно получилось.

- Ну знаете, - не выдержала я. - Я не позволю, чтобы меня больше дергали. Ни правильно, ни неправильно. И вообще, Берти кучу стараний приложил и уже давно должен был понять, что ничего не развалится.

Но брат стал настаивать позволить еще и другу попробовать, и вдвоем с Дитером они меня уговорили. Тот аккуратно подергал и авторитетно сказал, что да, рассыпаться не должно, но что он лично сильно сомневается, что вытаскивание одной шпильки что-то изменит. Берти начал меня убеждать доказать обратное, а я поняла, что отделаться от них не так-то просто.

- Хорошо, - покладисто согласилась я. - Но только не здесь, а у нас в комнате.

И выразительно повела глазами. Устраивать представление для столь многочисленных зрителей я не желала. Хватит того позора, который мне завтра придется перенести по вине тети.

- Тогда пойдем быстрее, - радостно сказал брат. - А то вскоре ваша комендантша встанет грудью на пути всех, кто не проживает в женском общежитии. А мы, увы, там не проживаем.

Но пока иноры Пфафф не было видно, и мы без помех поднялись на третий этаж. В нашей комнате царила тишина - соседка находилась в гордом одиночестве, но мне ее все равно было очень неприятно видеть. При виде парней она оживилась, но те ей должного внимания не оказали, полностью поглощенные ожиданием результата эксперимента с моей прической. Я вытащила нужную шпильку...

- Ну и? - спросил Дитер и выразительно посмотрел на брата. - Я же говорил, что ничего не изменится.

Но насладиться триумфом я ему не дала - гордо вскинула голову, и этого оказалось достаточно, чтобы остальные шпильки покинули отведенные им места. Наградой мне стали восхищенные возгласы. Даже Инесса что-то выцедила одобрительное, правда тут же не удержалась:

- А что волосы у тебя только до талии. Растут плохо?

- Я бы еще короче подстригла, да дедушка не разрешал, - спокойно ответила я, хотя на языке вертелось "Да ты сама хотя бы до талии дорасти".

- А зачем подстригать? - удивился Дитер.

- Так они знаешь как голову оттягивают, - пожаловалась я. - Тяжело, неудобно и вообще...

- Зато красиво.

- Да, Эри, Эвальд завтра точно твой будет, - вклинился брат. - Главное вовремя шпильку вытащить.

Я вспомнила про обещание, данное тете, расстроилась и с мрачным видом стала заплетать волосы в косу. Никаких причесок на сегодня, все, хватит!

- Эвальд? - заинтересовалась соседка. - Это вы про принца говорите? И где он завтра будет?

- Про принца. Он еще ни одного бала у нас не пропустил, - ответил ей Берти.

Тут Дитер заметил инессину книжку на прикроватной тумбочке, поднял ее, вгляделся и нахмурился:

- Где-то я эту картинку уже видел...

- Нигде ты ее видеть не мог, - взвилась соседка, - я ее сама рисовала. Лично.

Она сделала попытку отобрать книжку, но парень не отдал, вгляделся еще раз и уверенно сказал:

- Ну точно видел. Только скатерть там была не синяя, а зеленая. Обложка кулинарного справочника, изданного в Лории лет двадцать назад совсем небольшим тиражом.

- Не выдумывай, - процедила Инесса, которой все же удалось отобрать свое сокровище, и теперь она стояла, крепко прижимая книжку опознанной картинкой к себе. - Тоже мне специалист нашелся. Сам ничего ни написать, ни нарисовать не в состоянии, вот и пытаешься поклеп на других возвести!

Насладиться этим зрелищем мне не дала инора Пфафф, которая пришла лично выгонять всех лиц мужского пола, задержавшихся в общежитии. Но в постель я легла с улыбкой на губах, чувствуя себя почти счастливой и отомщенной. Спала я просто великолепно, мне казалось, что всю ночь кто-то ласково гладит меня по голове. Утром я подскочила на занятия, чувствуя необычайную легкость и душевный подъем. И продолжилось это ровно до того момента, когда мой взгляд зацепился за какую-то неправильность на моей кровати. Я повернула голову в ту сторону и в ужасе заорала. Потому что моя замечательная, густая, шелковистая коса так и осталась лежать на простыне.



Глава 3 | Искусство охоты на благородную дичь | Глава 5