home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Но даже если к подножке Берти и не имел никакого отношения, то все равно оставался очень важный вопрос, полностью так и не проясненный. Ведь зубы-то у Эвальда выпали вовсе не потому, что Инесса решила дать мне возможность немного отдохнуть на полу.

- А как ты объяснишь усиливающий импульс, из-за которого принц остался без зубов? - довольно сварливо сказала я. - Ведь на мне был действующий защитный артефакт. Твоей работы, между прочим. А значит, все слабые его места ты прекрасно знаешь.

- Честно говоря, он моей работы, - раздался голос Дитера.

До этого момента я его не видела, так как он стоял за открывшейся дверью, и была уверена, что говорю только с Берти и Кристианом. Пожалуй эта неожиданность не была для меня приятной, так как я остро ощутила, что стою заспанная и неумытая. Да еще и с обрезанными волосами!

- Это так, - смущенно подтвердил брат. - У Тило такие вещи намного лучше получаются, вот я его и попросил. Но я уверен, что он не стал бы так с тобой поступать.

- В данной ситуации совершенно необязательно было воздействовать на руку, - неожиданно подал голос Кристиан. - Достаточно было направить энергию на бокал. Ведь защита, как я понимаю, распространяется только на вас.

- И все равно усиливающий импульс направил кто-то, кто стоял рядом, - я выразительно посмотрела на брата.

- Вовсе нет, - ответил мне Дитер. - Достаточно было поставить на бокал метку, и он становится досягаем с любого конца зала.

- И даже метку мог поставить только тот, кто знал, что я собираюсь облить Эвальда, - не сдавалась я. - И таких людей не так уж и много.

- Как тебе сказать... - протянул Берти и отвел глаза в сторону.

И я поняла, что число тех, кто был в курсе планируемого братцем действия, было значительно больше того, на которое я рассчитывала, а значит, круг подозреваемых резко увеличился. И еще мне не давала покоя мысль, что артефакт защищает только меня. Это что же получается, в любой момент может пострадать, к примеру, моя одежда?

- А нельзя защиту сделать так, чтобы она на все распространялась? А то мне совсем не хочется остаться голой посреди аудитории.

- Можно отдельно защитить одежду, - недолго подумав, ответил Дитер. - Но я уверен, что тот, кто обрезал тебе волосы, не станет покушаться на одежду. Ведь его задача - показать тебя в неприглядном виде, а вовсе не пробудить мужской интерес.

Некоторый резон в его словах был, но ведь мало ли что может прийти в голову Эвальду, который хочет удостовериться в том, что у меня дефектов нет. И другой возможности у него просто не будет. Я пыталась подобрать слова, чтобы сообщить Берти, что наши проблемы не ограничились вчерашним покушением на принца, когда по коридору простучали подковки на каблуках униформенных дворцовых сапог и около моей двери остановился посыльный. Посмотрел недоверчиво на меня, потом заглянул за дверь, чтобы уточнить номер комнаты.

- Леди Эрика Штаден?

- Да, - едва смогла выдавить я из себя.

- Его Высочество принц Эвальд велел вам вручить.

Посыльный протянул мне огромную корзину с розами, которую я тут же уронила, так как вес у нее оказался весьма приличный. Хорошо еще, что ногу успела отдернуть, а то точно началось бы утро с похода к целителям. Но служащему этого показалось мало, так как он мне тут же попытался всучить еще и сверток выдающихся размеров, на котором красовался вензель самого дорогого гаэррского кондитерского дома. Его я принимала уже с осторожностью. К счастью, пакет оказался не настолько тяжелым, но я все равно была вынуждена его поставить на пол. На этом посыльный радостно откланялся и удалился.

- Похоже на намек, что пора тебе уходить из академии и открывать свое дело, чтобы с голоду не помереть, - насмешливо сказал Берти. - Во всяком случае, роз этих вполне хватит, чтобы начать торговлю. Такое впечатление, что на дворцовых клумбах цветов вообще не осталось. И мне кажется, что рвал и укладывал в эту корзинку Эвальд лично, по принципу, чем больше, тем лучше.

- А если учесть вес этой корзинки, - мрачно сказала я, - то он их не просто рвал, а выдирал вместе с комом земли и так и укладывал.

- Нет, честно, Эри, с чего он вдруг тебе цветы послал? За все то время, что я здесь учусь, ты первая, кто удостоился такого знака внимания. Неужели от удара по зубам у него еще что-то в мозгу повредилось?

- А просто так, без повреждения мозга, я, значит, понравиться никак не могу? - обиженно сказала я.

Я и так здесь стою в таком ужасном виде перед его друзьями, а он пытается меня опозорить еще больше. Можно подумать, что сестра у него такая страхидла, на которую и позариться-то никто не может без того, чтобы ему предварительно по голове настучали.

- Берти хочет сказать, что он удивлен реакцией Эвальда на выбитые зубы, так как принц действительно никому не присылал цветы, - пояснил Дитер, глядя на меня весьма испытующе. - Во всяком случае, мы об этом не знаем.

И вид у него при этом был такой недовольный, как будто он тоже сомневался в здравом рассудке нашего принца. Этого я уже выдержать не смогла.

- А почему бы Его Высочеству Эвальду и не прислать цветы своей невесте? - высокомерно вздернув облегченную стрижкой голову, сказала я.

- Когда это ты успела стать его невестой? - насмешливо фыркнул брат. - Знаешь, выбивание зубов не является основанием для заключения помолвки. Или ты так об обливании рыбьим жиром говоришь?

- Его Высочество Эвальд нанес мне визит после посещения целителей и сказал, что я достойна войти в их семью, - от официального тона сводило скулы, но я не забыла при этом выразительно посмотреть на Дитера.

А что? Для его семьи я, видите ли, не подхожу, а королевской - вполне. Что главным критерием стало умение выбивать зубы, как это при мне делали Бернхард и Лауф, я благоразумно промолчала, так как совсем не уверена, что в семье Дитера тоже подобные требования. И наградой мне стал кислый вид друга брата.

- Ничего себе, - присвистнул Берти и тут же спохватился. - Но ведь официального объявления помолвки не было?

- Нет, - вынуждена была признать я. - У Эвальда есть одно условие, которое я пока не выполнила.

- Это какое? - с хищным интересом в глазах спросил брат.

На его вопрос отвечать совсем не хотелось. Озвучивать подобные вещи в присутствии посторонних мужчин было стыдно. Хотя они, конечно, прекрасно знают нашего принца и должны примерно представлять, какие именно требования он мог мне предъявлять.

- Берти, ты вытащил меня из кровати в такую рань, я ни одеться, ни умыться не успела, а теперь еще и допросом занимаешься, - начала я возмущаться.

- Эри, да мы можем и подождать, пока ты оденешься и чай нам сделаешь, - нахально заявил брат и добавил. - Все равно вам с Катариной столько не съесть, сколько Эвальд прислал. А мы всегда готовы прийти на помощь, правда ведь?

Он обратился к друзьям, и те радостно его поддержали. Большой пакет из кондитерской вызывает необычайный энтузиазм у парней, как я погляжу, даже если они и прав на него никаких не имеют. Впрочем, мне совсем не жалко. Тем более, получается, это утро моего триумфа. Пусть некоторые посмотрят, что присылают женихи достойным их девушкам.

- Хорошо, - милостиво кивнула я головой, - приглашаю вас на завтрак. Только подождать вам действительно придется. И тяжести потаскать.

Тяжеленую корзину мне поднимать совсем не хотелось. Да что там поднимать, я не уверена была, что и волоком смогу ее перемещать. Сладости оставлять нельзя, так как к моменту закипания чайника в пакете могло ничего и не остаться. А цветы они точно есть не будут. Я еще раз с сомненьем посмотрела на Берти и его друзей - настолько голодными они не выглядели. Так что я подхватила сверток, чем вызвала разочарованный вздох из груди брата, что подтвердило правильность моего решения, и закрыла дверь перед их носами.

Кати уже не спала, и мы с ней с воодушевлением растребушили подарок Эвальда. Чего там только не было! И маленькие пирожки как со сладкими, так и с более приземленными начинками вроде мяса и капусты, разнообразные конфеты, всяческие пирожные, разноцветные кубики желе и засахаренные фрукты. Отдельно стояла маленькая баночка апельсинового джема - ужасно редкая вещь у нас, между прочим. На этикетке был штамп туранского королевского дома.

- Хорошо быть невестой принца, - насмешливо сказала соседка. - Можно попробовать то, что в других обстоятельствах никогда тебе не достанется.

- Главное, чтобы он за это очередной компенсации не потребовал, - ответила я.

- Так жениху же положено, - засмеялась Кати. - Хотя бы поцелуй.

После таких слов мне захотелось быстренько запаковать все и отправить обратно во дворец. Компенсировать затраты королевского дома поцелуями с его представителем мне совсем не хотелось. Зачем я только приняла подарок? Да еще и подтвердила брату, что Эвальд теперь мой жених. В расстройстве я взяла пирожок с вишневой начинкой, откусила, вспомнила, что так и не умылась, и расстроилась еще больше.

- Неужели он тебе совсем не нравится? - удивилась подруга. - Он ведь и сам по себе очень хорош, так ведь еще и принц.

Я только вздохнула. Не то чтобы он мне совсем не нравился...

- Значит, ты влюбилась, - утвердительно сказала Кати. - Расскажешь?

Предположение подруги меня несколько удивило. И вовсе я ни в кого не влюблена, придумает же такое. Я просто хочу доказать одному наглому типу, что происхождение у меня - вполне достойное. Вот даже принцы считают именно так.

- Э-э, - начала я мямлить, - да с чего ты такое взяла? И вообще, у нас за дверьми три голодных парня с моим букетом стоят, а мы с тобой даже воду для чая не поставили.

- А давай я кофе сварю по такому случаю, - предложила Кати.

- Это же очень дорого, - у меня даже глаза от удивления округлились.

Соседка только задорно улыбнулась, достала небольшой пакет с зернами кофе и странную коробочку с вращающейся ручкой наверху. Кофе я раньше никогда не пробовала. Хоть наша семья и могла себе позволить подобную роскошь, но дедушка неизменно повторял, что не даст выбрасывать такие огромные деньги исключительно на горшок. Траты должны быть осмысленные, говорил он. И стоял на своем, хотя в газетах время от времени и появлялись статьи об исключительной пользе данного напитка. Так что я не стала отговаривать Кати, а с любопытством начала наблюдать за ее действиями. Но подруга просто перемолола порцию зерен в порошок и сказала, что нам все же неплохо было бы одеться, что мы и сделали. Потом я расставляла коробочки и кулечки из кондитерской на столе - соответствующих блюд все равно не было, да мы и не прием устраивать собираемся - и краем глаза посматривала на священнодействия подруги. Аромат, который вскоре разнесся по нашей комнате, был просто восхитителен и заставил меня радостно улыбаться в предвкушении неизведанного.

Когда я открыла дверь, то просто потеряла дар речи. Мои замечательные розы! Богиня, что они с ними сделали? И у самой корзины был вид, как у вещи, пострадавшей на пожаре, а что касается содержимого - опознать в этом месиве цветы было попросту невозможно.

- Мы немного увлеклись, - смущенно сказал Берти. - Просто вы так долго не открывали. Мы и решили немного попрактиковаться. Чтобы время зря не терять.

- Но мои розы! - голос у меня наконец прорезался, но был такой тонкий и несчастный, что я просто вынуждена была прокашляться, прежде, чем продолжить. - У вас что, другого объекта для издевательств не было?

- Эри, так нам же живая материя была нужна, - начал пояснять брат. - Мы пытаемся распространить защиту еще и на одежду, тебя же этот вопрос очень волновал.

Я посмотрела еще раз внутрь корзинки, и меня взяло сильное сомнение в том, что я когда-нибудь соглашусь принять защитный артефакт от кого-нибудь из этих троих. Более того, возникло просто огромное желание снять даже тот, что мне выдал не так давно брат, и отдать его назад. И еще ужасно жалко было цветов...

- Они были такие живые, - расстроенно сказала я. - Такие красивые. И так замечательно пахли.

- Да не переживай ты, - попробовал меня успокоить брат. - Думаю, во дворце осталась пара необорванных клумб, в крайнем случае полазит твой принц по садам своих подданных. Представляешь, как он будет романтично смотреться с розой в зубах, удирающий от сторожевых собак?

- Да не полезет он сам, - недовольно сказал Дитер. - Скорее, отправит кого-нибудь.

- Лазить по чужим садам? - фыркнул Кристиан.

- Нет, в цветочную лавку. Принцы по кустам не лазят даже ради прекрасных девушек.

Ни капли раскаяния не было видно на их наглых лицах. Взывать к совести казалось совершенно бесполезным занятием.

- Убираете за собой, - непримиримо сказала я. - И больше чтобы никогда не трогали мои подарки. Не вы дарили - не вам и портить.

Дитер невозмутимо пожал плечами, артистично щелкнул пальцами для пущего эффекта - и вот вместо корзины со склизкими растительными ошметками осталась весьма приличная кучка пепла, которую парни старательно сгребли в несколько приемов на выданный мной лист бумаги и выбросили за окно. Я с грустью посмотрела вслед развеивающемуся праху, оставшемуся от моих роз, и подумала, что лучше бы я попросила занести их в комнату. Теперь буду знать, что съесть - это отнюдь не все, что могут сделать скучающие парни с чужими вещами.

- А ведь Эвальд вряд ли не заметит отсутствие своего подарка, - сказала Кати, когда я ей пожаловалась.

- Можно в угол иллюзию поставить, - деловито предложил брат. - А что, правда он объявил сестру своей невестой?

- Ну да, - фыркнула Кати и лукаво на меня посмотрела, - только пока еще не проверил.

- Что не проверил?

- Отсутствие дефектов, - ответила соседка, чем вогнала меня в краску. - Он посреди ночи пришел и настаивал на срочной проверке. Но твоя сестра его убедила, что за девушкой сначала поухаживать нужно. Вот он, видимо, ухаживание и начал. Прямо скажем, в королевских масштабах.

- Это какие дефекты он собирается у Эри найти? - возмутился Берти. - Нужно было его не просто рыбьим жиром облить, а рыбьим жиром с красителем, намертво прилипающим к коже! Кошак облезлый! - помолчал немного и добавил. - И беззубый!

- Зубы ему нарастили, - встала я на защиту своего жениха. - И по поводу облезлости ты неправ. И вообще, твоя Лиза от счастья бы прыгала, если бы ей такой достался!

Брат побледнел, а я ужасно пожалела о сказанном, но назад отговорить было уже нельзя. Повисшее напряженное молчание разрядила Кати, которая бодро сказала:

- А давайте будем пить кофе!

Я отхлебнула немножко и была поражена ужасной горечью напитка. Такой восхитительный аромат - и такое разочарование. Но я не стала говорить это вслух, чтобы не расстраивать Кати, а торопливо взяла ягодное пирожное и начала жевать, запивая крошечными глоточками. Говорить ничего не хотелось. Неожиданно я поняла, что мне нравится эта чуть вяжущая горечь, она так подходила к моему нынешнему состоянию полного внутреннего раздрая.

- Берти, что мне делать? - жалобно сказала я. - Мне кажется, Эвальд от меня просто так не отстанет.

- Что, что, - ворчливо сказал брат, все еще обиженный моими словами, - постарайся поменьше с ним общаться и не соглашайся ни на какие проверки. Тогда он со временем просто интерес потеряет.

- Нет, - возразил Дитер, - тогда он, напротив, будет вокруг нее круги нарезать. Он скорее потеряет интерес, если Эрика уступит.

- Что ты говоришь? - я в ужасе на него посмотрела. - Я не собираюсь с ним... В общем, ничем не собираюсь с ним заниматься.

Богиня, это на что они меня толкают?

- Да я не предлагаю, - пояснил невозмутимо Дитер, - я просто пытаюсь разъяснить ситуацию.

- А чего, собственно, вы так беспокоитесь? - недоуменно спросил Кристиан. - Эвальд еще никого не принуждал.

- А вот тетя Эльза... - переглянулись мы с братом. - Если только до нее дойдет такой слух, она и на тщательной проверке настоит. Она так хочет породниться с правящей династией, что остановить ее будет крайне сложно.

- А вы сходите к целителям, - предложил Дитер, - и возьмите у них справку, что никаких дефектов не обнаружено. А потом Эрика торжественно вручит ее Эвальду.

Вид у него при этом был довольный до крайности. Ну конечно, не ему же придется эту справку просить, а потом принцу показывать.

- А все остальные проверки после свадьбы, - подхватил брат. - Не думаю, что наш всеми любимый принц так уж хочет жениться, как уверены студентки академии. Отстанет от тебя, как миленький.

Настроение у Берти поднялось, пирожки у него во рту исчезали со страшной скоростью. А вот я, как представила, что обращусь к целителю с такой просьбой, так и весь аппетит растеряла. Почему всегда расплачиваться за идеи брата приходится мне? Я вяло жевала какой-то засахаренный фруктовый ломтик и размышляла о несправедливости жизни.

Настроение мне не подняло даже оплаченное академией наращивание волос. Сама процедура оказалась на редкость скучной и длительной, я даже поспала немного, восполнив недостаток ночного сна. Потом целитель-косметолог долго ворчал, что поскольку волосы у меня слишком густые, за наращивание нужно брать не как за одну голову, а как за полторы или даже две - ведь и ингредиентов, и магии ушло намного больше. На что я ему вполне логично отвечала, что голова у меня одна, а не полторы и, тем более, не две, и сами они цену не снижают тем, у кого волосы редкие. Но маг, тем не менее, долго не терял надежды получить с меня дополнительный доход, вычерчивая сложные схемы на бумажках и тыкая мне их под нос, пока я ему не сказала, что со всеми этими вопросами ему следует обращаться в академию, но никак не ко мне. Он посмотрел на меня весьма кисло, но замолчал. Возможно, как специалист, этот маг действительно лучший в нашей стране, но такое трепетное отношение к деньгам навсегда отвратило меня от области косметологии. Теперь я была точно уверена, что этим я заниматься никогда не буду.



Глава 8 | Искусство охоты на благородную дичь | Глава 10