home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Удивительно, но вся компания меня дождалась с процедуры наращивания волос. Я думала, останется только Катарина и, возможно, Берти, но и Дитер, и Кристиан терпеливо просидели в приемной. Не иначе, чтобы выразить свое восхищение результатом. Да, теперь я опять могла с удовольствием смотреться в зеркало. Правда, на мой взгляд, искусственно выращенные волосы не имели того блеска, что мои, утерянные в результате диверсии какой-то нехорошей особы.

До обеда мы хотели еще успеть к целителям, так как после полуденного приема пищи назначено было ознакомительное собрание нашей группы. Часть тех, с кем мне предстоит учиться, я уже знала. Радовало, что к ним относится Катарина, и совсем не радовало, что с Инессой мне тоже нужно будет ежедневно встречаться. Я даже задумалась, не пожаловаться ли на нее за подножку, все же в результате этого пострадал наследный принц, но ябедничать я не любила, да и причина того, что Эвальд оказался без зубов, была все же другая. За размышлением об этом я не заметила, как мы дошли до лечебницы. Выбрали мы для посещения самую известную, чтобы у жениха сомнений никаких потом в подлинности не возникло. В кабинет за справкой мы пошли вместе с братом, так как, на мой взгляд, человек, пытающийся получить подобный документ, явно нуждается в присмотре со стороны родных, а значит, за кем-нибудь из них меня сразу же отправят. Правда, целитель может решить, что умственное расстройство - это наш семейный недуг, но тут уж ничего не поделаешь. Не тетю Эльзу же приглашать, в самом-то деле? Маг был несколько удивлен, когда мы зашли к нему вдвоем, и сразу спросил:

- Леди мне не доверяет?

- Что вы, - запротестовала я. - Просто мы к вам хотим обратиться по такому деликатному вопросу, что мне одной неудобно было идти к вам на прием.

- Слушаю вас, - успокоился он.

А я замолчала, так как в голову лезли какие-то совершенно идиотские фразы, разговор с которых начинать было попросту стыдно. Перебрав несколько вариантов, я с надеждой уставилась на брата. Берти мои затруднения понял и пришел на помощь.

- Нам нужна справка, что у моей сестры нет никаких дефектов.

- То есть, вам нужна справка, что ваша сестра - девственница? - деловито уточнил целитель, доставая бланк с переливающейся печатью и занося над ним ручку.

- Нет, - огорошил его брат. - Именно, что у нее нет недостатков.

- У всех нас есть недостатки, именно они и делают нас разными, - философски заметил маг, переводя недоумевающий взгляд с меня на брата. - И зачем это вам такая справка?

- Для жениха, - кратко пояснил брат.

- То есть, ваш жених, леди, хочет найти девушку без недостатков? - насмешливо сказал целитель. - Рекомендую вам поменять жениха, а не потакать прихотям этого. У этого явно проблемы с головой.

- Понимаете, - проникновенно сказал Берти, - это не так просто...

А мне вдруг пришло в голову, что Эвальд скорее от меня откажется, если увидит длиннющий список моих недостатков, поэтому я прервала брата и спросила:

- А много вы у меня видите дефектов?

- Как вам сказать, леди... - несколько замялся с ответом целитель.

- А вы не говорите, вы записывайте, - радостно сказала я. - И чем больше найдете, тем лучше.

- Эрика! - пораженно выдохнул брат. - Что ты делаешь?

- Берти, как ты не понимаешь? Это же именно то, что нам нужно!

- Что ж, - задумчиво сказал маг и занес ручку над бланком, - если вас это устраивает, то почему бы и нет. Итак, справка дана леди...

- Эрике Штаден, - довольно подсказала я ему.

- Эрике Штаден, - вписал он, - для предъявления... - он вопросительно посмотрел на меня. - Кому вы там предъявлять собираетесь?

Мы с Берти переглянулись. Назвать Эвальда в таком качестве было совершенно невозможно, поэтому брат прокашлялся и сказал:

- Пишите "по месту требования".

- Хорошо, - покладисто сказал маг. - Разумный подход. Действительно, если потом возникнет необходимость такой справки уже для другого жениха, не придется получать новую. Итак, после всестороннего обследования были выявлены следующие недостатки... Начнем с лица?

- Ну конечно, - подтвердила я.

- На левой брови имеется поперечный шрам шириной в две точки, длиной в линию, - начал перечисление целитель, - вследствие чего она на пол-линии ниже правой.

- Это ты в меня камнем бросил, когда мне пять лет было, - вспомнила я.

- Это я удачно, что глаз целый остался, - подтвердил Берти. - Только крови тогда многовато было.

Маг иронически хмыкнул и продолжил:

- На правом виске светлое родимое пятно овальной формы площадью примерно в половину квадратного дюйма...

Список моих дефектов рос прямо на глазах, а я с огромным удовлетворением за этим наблюдала. Никогда бы не подумала, что буду радоваться, когда мне скажут, к примеру, что у меня уши разной формы, чего я раньше и не замечала. А маг все писал и писал, отмечая малейшие отклонения, наконец он закончил, размашисто расписался и поставил еще одну печать.

- Никогда бы не подумал, что у такой красивой девушки может быть так много изъянов, - подавая мне бумагу, заметил он. - Но еще более удивительно, что леди этому так рада.

Рада была не только леди, но и ее брат, что скрыть нам никак и не удалось бы. Берти многословно поблагодарил целителя, и мы вышли в коридор, победно размахивая справкой.

- Что-то там слишком много текста, - удивился Дитер

- У меня нашли целую кучу дефектов, - довольно сказала я. - Я подумала, такая справка - вещь намного более надежная для моих целей.

- Вы что, взятку дали? - поразился друг брата, глядя на меня весьма недоверчиво.

- Зачем? - ответил ему брат. - Просто скрупулезно записали все шрамы и родинки. И все остальное.

- Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Дитер и даже руку протянул, - дайте посмотреть, что там за остальное такое.

Я вдруг поняла, что мне совсем не хочется, чтобы он это читал, и торопливо свернула листок. Такое можно показывать только тому, чье мнение тебе не так уж и важно, а этот тип и так считает, что я его недостойна. Мне даже пришло в голову, что, возможно, и Эвальду пока не стоит показывать эту справку. Все же, когда за тобой ухаживает столь значительная персона, это довольно приятно. Вот если бы только его ухаживания ограничивались цветами и пирожными...

- Это справка для моего жениха, и только, - заметила я. - Ты же не мой жених и никогда им не будешь, вот и нечего тебе такие вещи читать.

- Да я просто не представляю, что у тебя можно найти в таком количестве, - запротестовал Дитер.

- Вот и не представляй дальше, - довольно невежливо ответила я ему. - Будем считать это моим секретом.

- Я тебе потом расскажу, - фыркнул Берти. - Тоже мне, секрет. У нее уши разного размера, представляешь?

Мои разноразмерные уши ярко запылали, несимметричные щеки тоже, и я никогда еще не была так близка к убийству собственного брата. Все же не каждой девушке приходится такое выслушивать от близких людей в присутствии посторонних.

- Берти, если ты еще хоть слово скажешь, у тебя вообще никаких ушей не будет, - прошипела я.

- Эрика, даже если у тебя уши и разные, то этого совершенно не заметно, - попыталась сгладить неловкость Катарина.

Дитер с Кристианом ее хором поддержали. Я посмотрела на всю эту компанию и решила, что идея получения справки о собственных изъянах была не столь хороша, как мне показалось сначала, так как давала весьма приличную пищу для разговоров. Уж я-то знаю, как девушки любят обсуждать чужие недостатки в тесной компании, подозреваю, что юноши этим тоже грешат. Когда я представила, как Берти с гадкой усмешкой рассказывает друзьям обо всех дефектах, что у меня нашлись, на мои глаза набежали слезы, и я невольно всхлипнула.

- Эри, ну что ты в самом деле? - начал успокаивать меня брат. - Никому я ничего не скажу. Да и нет у тебя ничего такого уж страшного. Так, просто небольшой список отличий тебя от других людей. Как там этот целитель говорил? Именно недостатки и делают нас разными. А уши у тебя очень даже красивые, на мои чем-то похожи.

Это меня совсем не успокоило, так как, на мой взгляд, уши брата были несколько крупноваты и, к тому же, оттопырены.

- В любом случае, - мрачно сказала я, - справку об отсутствии дефектов, как я поняла, все равно никому бы получить не удалось.

- Да и не надо, - легкомысленно сказал брат. - Слушай, Эри, я хочу это видеть!

- Что "это"?

- Как Эвальд читать будет твою справку, - пояснил Берти.

- Не надо было меня дразнить, - злорадно сказала я, - тогда, может, я и подумала бы, как это можно устроить.

- Так я же никому не рассказываю, - с явным намеком в голосе сказал брат, - а ты в качестве личного одолжения вручаешь справку в моем присутствии.

- И я никому не рассказываю, что список был во-о-от такущий, - Дитер развел руки в стороны, показывая степень моей неполноценности. - И тоже рассчитываю на личное одолжение.

- А я уж так просто, безо всякого шантажа, - заявил Кристиан. - Все равно в такой толпе человеком больше, человеком меньше, роли уже не играет.

Парни начали хохотать, и душа моя этого просто не выдержала.

- Ну и рассказывайте, - небрежно сказала я. - После того, что вы с моими цветами сделали, меня никакой подлостью уже не удивишь. А я с вами еще подарком Эвальда делилась. Пойдем, Катарина. Видно, сладкое им противопоказано - мозги засахариваются.

Никакие уговоры на меня больше не действовали. Всяким шуткам есть предел, и эта троица за него уже явно вышла. Мне казалось, что уж на поддержку родного брата я всегда могу рассчитывать, но увы...

- Эри, да не обижайся ты, - заюлил брат. - Скажи, что мне сделать, чтобы ты справку при мне отдала? Просто мое чувство мести рыбьим жиром не удовлетворилось.

- Я сейчас понять не могу, ты кому мстить-то хочешь? - ворчливо спросила я. - Мне или Эвальду? Вот кажется, мне.

Но брат не отступал, и тогда мне в голову пришла просто замечательная мысль.

- Хорошо, - с радостной улыбкой пропела я, - но каждый, кто будет присутствовать, выполняет потом одно мое желание.

- Какое? - подозрительно спросил Берти.

- А какое мне в голову придет.

- Мало ли что тебе в голову придет, с такой-то справкой, - попытался отшутиться Берти.

- Не устраивает мое условие, значит, и не приставайте ко мне больше, - отрезала я.

Берти еще попытался меня поуговаривать во время обеда в студенческой столовой. Вот если бы они догадались отвести нас куда-нибудь в более интересное место, то, возможно, я бы им и поддалась. Но жидковатый суп странного вкуса, которым нас сегодня потчевали, не способствовал хорошему настроению и взаимопониманию с близкими. Наконец брат обиженно замолчал и стал сосредоточенно о чем-то раздумывать, а мы с Кати спокойно доели и пошли на собрание своей группы.

Куратором у нас был назначен инор Вайс, был он довольно молод и отвечал за новый раздел магии, возникший на стыке двух дисциплин - артефакторики и алхимии. Собственно говоря, и раньше время от времени достижения обоих направлений использовались одновременно для получения оптимального результата, но только Вайсу удалось вычленить необходимые закономерности и даже добиться открытия новой кафедры. Время от времени старые маги начинали недовольно ворчать на подобные нововведения, но ректор, хотя он тоже был уже в преклонных годах, неизменно поддерживал своего выдвиженца, ограждал его от нападок и утверждал, что за алхифакторикой, так назвали новую область магии, - большое будущее. Куратор наш был человеком весьма увлекающимся, как мы поняли сразу на первом же собрании. Вместо того, чтобы прочитать нам положенную лекцию о правилах поведения в Академии, он разразился пламенной речью о своей работе. Слушать его было очень интересно, я даже задумалась, а не заняться ли мне этим, ведь такие перспективы открываются. Правда, чтобы попасть туда, нужно было сдавать на "отлично" в течение нескольких лет не только артефакторику и алхимию, но и многие другие предметы. С другой стороны, зато стимул будет хорошо учиться. Посредине фразы инор Вайс внезапно запнулся, поднял листочек, на котором были записаны пронумерованные короткие фразы, смущенно прокашлялся и сказал:

- Ну, мы с вами несколько отвлеклись от темы нашей беседы. Но, я думаю, основное вы уже усвоили. При заселении в общежитие вам давали на ознакомление и подпись правила проживания там. Так вот, никаких существенных отличий нет. Разве что еще, не проводить никаких серьезных экспериментов в отсутствии преподавателей.

Студенты радостно закивали головами, так как слушать еще часовую нудную лекцию о правилах поведения в академии никому не хотелось, тем более, что правила эти висели везде, где только можно, и их уже практически все видели.

- Еще у нас проходят ежегодные соревнования по фехтованию. Сначала внутри потока, потом между курсами, - продолжил куратор. - От нашей группы требуется выделить двух юношей и двух девушек. Есть желающие?

Если с юношами проблемы не возникло, и желающих оказалось более чем достаточно, даже решено было провести небольшие соревнования внутри группы, чтобы выделить наиболее достойных, то у девушек никакого энтузиазма не было. Инор Вайс повзывал еще немного к нашей совести, затем достал тетрадку, полистал ее, похмурился, а потом спросил:

- А кто у нас зубы принцу выбил?

Сдали меня тут же, радостно улыбаясь.

- Леди Штаден? - уточнил куратор. - Не поверю, что вы фехтовать не умеете, с такими сильными руками.

Я мысленно еще раз поблагодарила брата, вздохнула и ответила:

- Не думаю, что мой уровень подготовки достаточен для чего-нибудь серьезного. А вот у нас учится девушка, которая и призы на соревнованиях по фехтованию получала. Инесса дель Полло, - я с глубоким удовлетворением посмотрела в ее сторону. - Думаю, только врожденная скромность не позволяет ей вызваться самостоятельно.

- Для меня такой уровень слишком низкий, - презрительно бросила Инесса. - Что я буду делать с такими неумехами?

- О, замечательно, - просиял Вайс, - значит, я вас обеих и записываю. Все равно же две девушки требуются. И пусть одна фехтует не очень хорошо, зато умение другой позволит нам занять первое место.

- Но я не давала своего согласия, - практически одновременно сказали мы с Инессой, но наши голоса потонули в общем возмущенном хоре.

- Ты мне за это ответишь, - еле слышно прошипела моя бывшая соседка.

- После того, как ты ответишь за свою подножку, не раньше, - парировала я. - Учти, тебя видели, так что отвертеться не получится.

Она еще чего-то там брюзжала, но я уже не слушала, а выходила из аудитории. Следовало поторопиться, а то куратор наш вспомнил еще о чем-то, а мне и соревнований по фехтованию хватало за глаза. Около двери меня ждал братец вместе с обоими друзьями.

- Мы согласны, - мрачно сказал он. - Но с условием. Не сильно затратно по деньгам, и чтобы урону чести не было.

- Хорошо, - я не стала возражать против таких очевидных требований.

И задумалась, нельзя ли будет кого из них выставить вместо меня на соревнования. Если загримировать, конечно. Но ведь заявят, что этим урон чести нанесен будет, и откажутся. Вообще, не нравится мне этот пункт, под него много чего подогнать можно. Я даже подумала, не поторопилась ли с согласием, но слово было уже сказано. Тут меня как раз догнала Катарина, и мы пошли в нашу комнату ждать Эвальда. Сидела я как на иголках, держа справку наготове, поэтому когда раздался стук в дверь, ни на миг не засомневалась, что это принц, и отправилась открывать. Но, к моему удивлению, там оказался курьер из цветочной лавки. Букет, врученный мне на этот раз, был намного скромнее по размерам - пять золотисто-оранжевых роз с веточкой зелени.

- Ну вот, а ты переживала, что мы твою корзину испортили, - заметил брат, когда я повернулась к нему. - Сама подумай, что бы ты делала с таким количеством роз? Так что, можно сказать, мы тебя спасли от зацветочнивания!

- А что, во дворце розы уже закончились? - спросил Кристиан. - Если посыльные из цветочных лавок приходят.

- Может, закончились, а может, Эвальд просто мимо лавки проходил в предвкушении встречи с Эрикой, - глубокомысленно заметил брат.

Они еще некоторое время перебрасывались насмешливыми фразами, я не обращала на них внимания, а с удовлетворением пристраивала букет, любуясь необычным цветом роз, и вдруг подумала, а почему это Дитер в этот раз не принимает никакого участия в обсуждении моего подарка?



Глава 9 | Искусство охоты на благородную дичь | Глава 11