home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Дитер все же согласился помочь с этим проклятым артефактом. Он долго в него вглядывался, пытаясь поймать нужный ракурс. Наконец сказал:

- Легко снять не получится. Здесь наложено несколько заклинаний, довольно сложно переплетенных между собой.

- И что теперь? - расстроено спросила я.

- Как что? - сказал Берти. - Отрезаем руку, снимаем браслет. А руку тебе потом целители приращивают.

Я испуганно на него посмотрела - с брата станется и такое провернуть. Ему вообще свойственно воплощать в жизнь первую же пришедшую в голову идею. Так что нужно подобное пресекать сразу.

- Но я не хочу отрезать руку, - запротестовала я. - Мало ли как целители ее потом прирастят!

Парни захохотали. И это страшно меня возмутило - ведь себя-то калечить они совсем не собирались. Лучше уж дождаться появления Эвальда.

- Отрезать и не получится, - пояснил Дитер. - Артефакт не даст этого сделать. Cам артефакт тоже нельзя повредить.

- И что теперь? - повторила я свой вопрос.

С надеждой глядела я уже только на него - брат у меня из доверия полностью вышел. Еще бы, с такими предложениями.

- Нарисую схему, буду думать, - ответил он. - Только руку постарайся держать в одном положении, чтобы мне не сбиваться. На стол ее, что ли, положи.

Дитер достал несколько карандашей разных цветов и стопку бумаги и принялся вычерчивать сложные фигуры сразу на нескольких листах. Берти попытался развлечь нас, рассказывая о разных забавных происшествиях, но друг вскоре довольно нелюбезно попросил его помолчать, так как пустая болтовня очень сильно отвлекала от работы, да и я все время забывала, что рука должна лежать неподвижно, и пыталась ей то складки на платье разгладить, то убрать за ухо мешающий завиток. Брат надулся, потом взял какой-то учебник и завалился на кровать. Но полежать спокойно ему не дали. Очень вскоре в дверь постучали, и не дожидаясь недружного "Войдите", в комнату впорхнула миловидная белокурая девушка.

- Берти, - защебетала она, глядя при этом почему-то в мою сторону, - ты совсем про меня забыл. А мне так без тебя одиноко. Так одиноко.

Голос ее подрагивал от еле сдерживаемых эмоций, но глаза были слишком деловитыми для того представления, что она хотела устроить.

- Только ее нам здесь и не хватало, - хмуро сказал Дитер.

Брат подскочил, схватил девушку за локоть и буквально вытащил из комнаты, хотя она и усиленно сопротивлялась. Дверь он за собой прикрыл очень плотно. Я проводила глазами эту замечательную картину и спросила у Дитера:

- Эта та самая Лиза, да?

- Да, - ответил он. - Да сиди ты спокойно, в конце-то концов!

Он схватил меня за ладонь и опустил мою руку, которую я уже успела поднести к лицу, на стол. Видно, больше моей усидчивости он не доверял, так как продолжал удерживать мою конечность, не позволяя ей сдвинуться ни на линию. Сидеть неподвижно оказалось довольно скучно. Из-за двери не доносилось ни звука, как я ни прислушивалась в надежде уловить хоть что-то. Мне было интересно, согласится ли брат помириться с этой девицей, на что она явно рассчитывала. Берти был весьма отходчив, но мне хотелось, чтобы в этом случае он проявил неуступчивость - Лиза, несмотря на всю свою внешнюю привлекательность, мне совсем не понравилась. Я была уверена, что брат достоин куда лучшего, чем проходимка, рыщущая в поисках наиболее выгодной партии. Я хотела спросить Дитера, каково его мнение по поводу этой вот Лизы, но вовремя вспомнила, что он просил не болтать. Его ладонь, теплая и сухая, крепко сжимала мою, и это оказалось неожиданно приятно, даже, как ни странно, давало чувство какой-то защищенности. Почему, ну почему я ему не нравлюсь? Ведь он-то мне нравится, и очень. И в этом была какая-то несправедливость. Я уже не верила словам Кати о том, что парень ко мне неравнодушен, ведь если бы это было так, то ему уже столько возможностей выпадало выразить свою симпатию. Я разглядывала его с самыми мрачными чувствами. Внезапно взгляд мой почему-то остановился на его губах. Мной завладела одна-единственная мысль - каково это, целоваться с Дитером, и больше я ни о чем не могла думать. Я пыталась представить наш поцелуй, но воображение отказывало совершенно. Казалось только, что он должен быть совсем не таким, как с Эвальдом. Но даже одно размышление о поцелуях с этим парнем приводило меня в какое-то странное состояние. Во рту у меня пересохло, губы тоже, казалось, требовали влаги, и я бессознательно начала их облизывать.

- Эрика, - хриплый полустон ворвался в мои мечтания. - Не. Надо. Так. Делать.

- Почему? - совсем не думая, спросила я.

Да что там - я даже не понимала, о чем он говорит, и понимать не хотела. Сейчас мне вполне достаточно того, что он просто был рядом и держал меня за руку, от которой по всему телу разливалось искрящееся тепло.

- Потому что мне и так с большим трудом удается держать себя в руках, - выдохнул он.

Его слова попытались пробиться в мое сознание, я даже перевела взгляд немного выше и утонула в его глазах. Для меня более ничего не существовало, да и не нужно мне было ничего, кроме Дитера. Не знаю, сколько я так просидела. Очнулась я от того, что Берти тряс меня за плечи и испуганно говорил:

- Эри, очнись! Да что с вами случилось?

Я выдохнула и испуганно посмотрела на брата. Я не могла понять, что со мной. Я даже не была уверена, что слова Дитера мне не почудились, настолько было странным мое состояние. Казалось, из меня вынули все до единой косточки. Я бы сейчас не сделала и шага, да что там - я даже встать со стула не смогла бы. Дитер выглядел также несколько растерянным.

- Ну вы и устроили, - из голоса Берти пропала паника. - Я уже думал бежать за кем-нибудь из целителей. Сидят двое, за ручки держатся, уставились друг на друга, как будто ничего лучше в жизни своей не видели. И ни на что не реагируют. Мне даже показалось, что воздух между вами уплотнился и искрил. Но потом я понял, что это пыль в солнечном луче играет.

- Это, наверно, влияние артефакта, - хрипло сказал Дитер.

Только сейчас он отпустил мою руку, а я поняла, что все это время он, совсем этого не сознавая, поглаживал мою ладонь большим пальцем, вычерчивая на ней замысловатые фигуры. Меня охватило чувство огромной потери. Теперь я была уверена, что слова его мне не почудились. Но почему? Почему он вынужден себя сдерживать?

- Вполне может быть, - авторитетно сказал Берти. - Не надо было тебе, Тило, брать сестру за руку. Возможно, артефакт посчитал это покушением на собственность хозяина.

Его слова меня ужасно разозлили.

- Я, по-твоему, собственность Эвальда? - возмущенно спросила я. - Ну и дурацкие идеи тебе в голову приходят!

- Не обязательно Эвальда, - не смутился брат. - Мало ли кого этот артефакт за хозяина воспринимает. Мы можем сказать только, что не тебя. Я смотрю, не очень-то вы продвинулись в рисовании схемы за время моего отсутствия.

Дитер передернул плечами и взялся за карандаш. Рисовал он торопливо, явно стремясь поскорее покончить с этим делом, на меня совсем не смотрел. Я тоже отводила взгляд в сторону, боясь повторения этого странного состояния. Берти потоптался немного рядом с нами, потом взял учебник, который так и валялся в раскрытом виде, и стал небрежно его листать. Но думал он явно не о том, что читает, взгляд его то и дело возвращался к нам, и было видно, что в голове его крутится очередная странная идея. Ничего хорошего от его активности я не ждала, поэтому сразу попыталась перенаправить его мысли:

- Берти, - вполголоса позвала я и покосилась на Дитера, но тот ничем неудовольствия не выразил, поэтому я успокоилась и продолжила, - а что от тебя Лиза хотела?

- Она мне сказала, что я тогда ее совсем неправильно понял, - мрачно ответил брат и с таким стуком захлопнул книгу, что я даже вздрогнула. - Только, знаешь ли, очень сложно понять неправильно, когда тебе говорят, что собираются замуж за нашего принца.

- А теперь она посчитала, что ты для нее все-таки хорош. Ведь Эвальд выбрал твою сестру, - сказал Дитер.

- Ну да, - подтвердил брат, - она все просила, чтобы я ее с Эрикой познакомил.

- Обойдется, - мрачно ответила я. - У нас и так очередь из тех, кто хочет поближе к принцу подобраться. Даже деньги за это предлагают.

- Правда? - заинтересовался Берти. - А ты берешь?

- После того, как первая же оказалась туранской шпионкой, я начала об этом думать.

- У нас? Туранская шпионка? - оживился он. - Это кто?

- Не скажу, - отрезала я. - Мало ли какие на нее планы у короны имеются.

И как брат меня ни уговаривал, я ему ничего не сказала, достаточно было того, что я уже Катарине проговорилась. Она, конечно, девушка не болтливая, и от нее далеко не уйдет, а вот Берти доверять тайну я бы не хотела. Но Берти надежды не терял. Обещал он мне столько, что при всем желании выполнить никак не смог бы, на что я ему со смехом и указала.

- Все, я закончил, - внезапно сказал Дитер.

Я с большим интересом начала разглядывать его творчество. Все эти перепутанные линии и цветные символы на них мне совершенно ни о чем не говорили. Брат понимал в этом больше, он восхищенно поцокал языком, покивал каким-то своим мыслям, но совсем не торопился меня просвещать, так что пришлось спрашивать самой:

- И что?

- Пока ничего, - ответил Дитер. - Только более-менее разобрался, что куда идет. Теперь буду думать, как отключить, но это дело долгое, как надумаю, с Берти передам.

Он так выразительно на меня посмотрел, что сразу стало понятно, он ждет, когда я наконец уйду. Но уйти, не выяснив так волнующий меня вопрос, я никак не могла. Вот только спрашивать при брате я не хотела. Так что я уж совсем было собралась уходить, как дверь распахнулась безо всякого стука и в комнату влетела рыдающая Лиза:

- Берти, ты не можешь вот так меня бросить после всего, что у нас было! - завопила она.

- А что у нас такого было?

Выяснение их отношений могло закончиться очень скоро, а другой возможности поговорить без брата с его другом у меня может уже не быть, поэтому я быстро повернулась к Дитеру, чтобы спросить то, что хотела. Но он меня опередил.

- Тебе не следует ко мне приходить, - тихо сказал он.

- Но почему?

- Потому что так будет лучше для всех, - отрезал он. - Пойми, между нами ничего не может быть. Ты только измучаешь себя, да и меня тоже.

- Ты хочешь, чтобы я вышла замуж за Эвальда? - уточнила я.

При этих словах лицо Дитера стало совершенно несчастным. По-видимому, отказываться в чью-то пользу ему совсем не хотелось. Тем более, в пользу нашего принца.

- И тогда я буду целоваться с ним каждый раз, когда тебя увижу, - решила я закрепить успех.

- Ты имеешь право целоваться с тем, с кем хочешь, - в этот раз Дитер справился с собственными эмоциями намного лучше.

- Я хочу с тобой.

Я сама не ожидала от себя такого. Но желание ощутить его поцелуй никуда не пропало, оно жгло мои губы и заставляло говорить глупости. Слова вырвались без моего участия, заставив смутиться и покраснеть. Дитер молчал, лишь смотрел на меня недоверчиво. И молчание его было гораздо более красноречиво, чем любой отказ.

- Эрика! - раздался вопль за моей спиной. - Подтверди этой девушке, что я влюбился в твою подругу с первого взгляда, и с этим уже ничего не поделаешь.

- Да, конечно, - рассеянно ответила я, даже не повернувшись.

За спиной раздался стук захлопывающейся двери - похоже, именно этот довод оказался в борьбе решающим. Как ни странно, девушку мне было совсем не жалко, слишком неестественными были ее страдания.

- Ты уверен, что она тебе поверила? - скептически спросил Дитер.

- Нет, конечно, - мрачно ответил брат. - Эри, ты должна мне помочь.

- Каким образом? - удивилась я.

- Попроси Катарину пару дней со мной походить, - предложил он.

- Даже не знаю, - растерялась я, - за ней Кристиан ухаживает, ему это может не понравиться. Я могу Софи попросить.

- Софи? Это кто?

- С кем мы комнатами поменялись.

Брат стал припоминать девушку, но, видно, безуспешно, так как на лице его никакой радости от воспоминаний так и не появилось. И тут я вспомнила, что обещала куратору подготовиться к фехтованию.

- И ты нас потренировать можешь. Она же от нашей группы вместе со мной в соревнованиях участвует.

Берти скривился, идея моя явно не пришлась ему по душе. Но за все надо платить, так что пришлось ему соглашаться. Осталось только Софи уговорить. На прощанье я посмотрела на Дитера. Он старательно делал вид, что никакого разговора между нами не было, был предельно внимателен и вежлив. Как же унизительно оказалось мое положение - ведь фактически я призналась ему в любви, а он дал понять, что ему это не нужно. Правда, теперь я была уверена, что Катарина была права - я ему нравлюсь. Только от этого лучше не стало. Я не знала, чего хочу больше - доказать ему, что он мне безразличен, или добиться, чтобы он ответил на мои чувства.

Софи искать нам не пришлось. Она опять сидела в нашей комнате. Кроме нее и Катарины, здесь была еще и та особа, что подсела к подруге в столовой. Кати за спиной девушки пантомимой дала мне понять, что это очередная претендентка на руку Эвальда. По-видимому, даже то, что он уже вручил мне браслет, не сделало его менее притягательным для здешних студенток. Мне стало ужасно интересно, шпионка ли эта черноволосая красотка, и о чем с ней договорилась Кати. Но пока надо было решать проблемы Берти, поэтому я сразу обратилась к Софи:

- Как замечательно, что ты здесь. Я договорилась с братом, что он будет нас обеих тренировать, - тут я вспомнила, что ей это уже пообещала Инесса, и добавила, - если, конечно, твоя соседка не будет против.

- Наверно, не будет. Мы с ней сходили в фехтовальный зал, - к моему удивлению в голосе Софи появился некий скептицизм. - Инесса посмотрела на те шпаги, что там есть, и сказала, что у них баланс неправильный и тренироваться на таких нельзя. Так что она теперь ждет, когда ей из Турана правильные пришлют.

Кати невольно хихикнула, но тут же приняла серьезный вид - ведь мы решили Софи не обижать, а та воспринимала любые нападки на Инессу очень тяжело.

- А пришлют ей не раньше окончания соревнований? - вылез вперед Берти.

Мне даже стукнуть его захотелось, кто знает, как воспримет Софи такую явную попытку обидеть ее кумиршу. Но девушка только несмело улыбнулась и головой кивнула. А брат бодро начал договариваться о так необходимой ему помощи самостоятельно, и получилось у него это настолько хорошо, что из комнаты они вышли уже вместе. Я лишь успела подумать, что с Берти нужно будет поговорить, чтобы он не обижал девушку, как Кати сказала:

- Эрика, это Марианна. Она в таком восторге от Эвальда, что ей дорога любая возможность находиться с ним рядом. Настолько дорога, что она принесла нам два фунта кофе в подарок в надежде, что ты не откажешь.

Кофе? Значит, шпионка лорийская. Куда вообще смотрят наши спецслужбы? Не академия, а какой-то клубок иностранных разведок!

- Эри, что ты молчишь? - ворвался в мои размышления голос подруги. - Ты позволишь Мари приходить к нам в гости?

- Конечно!

Я радушно улыбнулась гостье. В конце концов, я здорово облегчу работу гармскому Специальному Отделу, если все иностранные лазутчики женского пола сосредоточатся в нашей комнате. Только вот я совсем не верила в то, что кому-нибудь из них удастся вызвать интерес моего жениха...



Глава 16 | Искусство охоты на благородную дичь | Глава 18