home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Мария Кудрявцева

Идя домой, я думала, как решить проблему с самочувствием. Может, зайти к Иосифу? Должны же в это время быть какие-нибудь препараты, которые устраняют сексуальное желание. Как драги решают этот вопрос до помолвки? Надо бы в душ. Да! Холодный душ!

После этой спасительной мысли домой я просто вбежала и сразу кинулась в ванную. Холодная вода приносила исстрадавшейся коже облегчение, но не избавление. А скоро придет Александр, что тогда делать?

Пойти к доктору с этим вопросом я не могу. Не то чтобы я была очень стыдлива, хотя сексуальный опыт у меня довольно скудный, но как рассказать человеку, в два раза старше тебя самой, о том, что происходит? Причем рассказать очень подробно. И не с Александром же мне говорить на эту тему? Разве только сходить к Элоизе, разузнать что-нибудь…

Надев легкие брюки и футболку, я решила отвлечься и пошла готовить печенье, чтобы не извести себя ожиданием: вечер и без того обещал быть трудным.

Где-то через час в дверь постучали. Не очень-то Александр спешил, о чем я ему и сказала, открыв дверь.

Драг на удивление спокойно воспринял мой упрек, ответив:

– Прошу извинить меня. Имелось очень срочное дело, которое необходимо было решить именно сегодня.

И, оглядевшись, добавил:

– А у вас здесь действительно необычно. Не проведете экскурсию?

При мысли о том, что мы с ним можем оказаться в спальне, одни, я покраснела и чуть не забыла, как дышать. Александр же с совершенно спокойным видом смотрел на меня и ждал. Почему я страдаю, а он – нет?!

Ненавижу! Что он только нашел в той мымре? Глаза навыкате, рот до ушей… Фу!

Так, надо взять себя в руки. Соберись!

– Знаете, пройдемте лучше на кухню. Я пеку печенье.

– У вас есть кухня и вы умеете готовить? – с интересом спросил драг, нетерпеливо подталкивая меня вперед.

Чтоб тебя! Как раскаленным железом по спине…

– Можно и там делом заняться.

Зайдя в кухню, Александр огляделся. По всему было заметно, что он очень доволен увиденным.

– Присаживайтесь, пожалуйста. Будете печенье с молоком? Первая партия уже готова.

– Конечно!

Пока я наливала молоко и вынимала печенье, он что-то нажал у себя на руке, и открылся список красного цвета.

– О! Что это?

– База данных. Садитесь, – драг кивнул на место рядом с собой.

А я-то надеялась устроиться подальше.

Поставив молоко с печеньем, я села как можно дальше и приказала себе думать только о делах. Но рука Александра лежала на спинке дивана, и я очень остро это чувствовала.

– Смотрите, в этой базе данных все гуманоиды, находящиеся на нашей станции. Здесь также имеется вся информация о них. Выбирайте.

– Неужели все?

– Да, можете не сомневаться, – кивнул драг, уже примериваясь к печенью.

– Я могу выбрать любого?

– Ну, не любого, конечно. Постоянных открепить невозможно, разве что за провинность. Но гуманоиды, считающиеся временными членами рода, могут перейти к вам, тем самым повысив свое положение.

– Это хорошо для них, но не для меня. Побочная ветвь рода приравнивается к родственникам, которые должны приносить хоть какую-то пользу. Не хочу брать неприятных мне людей.

– Ну, попробуйте выбрать приятных, – усмехнулся Александр, откусывая от печенья.

– Сколько мне нужно человек для начала?

– Ну… Чем больше, тем лучше. Так считается. Но мое мнение – не этим определяется влиятельность рода, а тем, какой у него глава и какие люди входят в постоянный состав. Но не менее пятидесяти человек. А еще печенье есть?

– Да. Возьмите на противне, в духовке. А почему есть окончательно прикрепленные члены и временные?

– Потому что, – проговорил Александр, хрумкая печеньем, – не имея рода, ты здесь никто. Не найдешь работу, не купишь жилье, только снимешь, не сможешь жениться и так далее. Если глава не хочет прикреплять человека, но тот может оказаться полезен, то его закрепляют временно.

Забив требуемые параметры, я нажала поиск и, получив ответ на запрос, вскричала:

– Да я буду это полгода просматривать!

– Может, надо как-то ограничить поиск? А попить больше ничего нет?

– В холодильнике. А почему некоторые подсвечены красным?

– Это люди, удаленные из рода за провинность или нарушение закона.

– Угу, а как определяется территория рода?

– Территория рода – это те территории, где проживают и имеют собственность его члены. Глава может пользоваться ею по своему желанию, а остальные платят пятьдесят процентов от рыночной цены за съем жилья, – Александр между делом продолжал уничтожать печенье. – У вас есть своя. Кстати, ремонт уже закончен?

– Да, осталось мебель расставить. На днях займусь. А вы много знаете о людях, которые изгнаны?

– Много. Это часть моей работы. Сейчас всего сто пятьдесят «безродных» гуманоидов.

– Какие у них провинности?

– Вот эти тридцать позволяли себе бить женщин. Десять из них женаты. У них остались семьи, которые живут на пособие или на содержании кровных родственников. Конечно, социальное пособие в роде в три раза больше плюс возможность получить образование, но кто же их возьмет?

– Как вы можете так говорить? Почему же они не расторгли брак?

– А они расторгли. Но прикреплять их к роду – значит вешать себе обузу на шею. И к тому же такие действия надо согласовывать с Карвом. А он тот еще зануда, хоть и эйфи.

– Значит, и здесь есть неблагополучные семьи?

– Да. Но, конечно, их не сравнить с теми, что были в ваше время. И не в том количестве.

– А я смогу взять только детей?

– Да, но только в том случае, если они не нужны родителям и им больше семи лет. И они должны быть направлены на обучение по специализации, если, конечно, вы оплатите.

– Вот завтра я и поговорю с ними.

– Вы серьезно? – удивленно воззрился на меня драг.

– Более чем, – подтвердила я, продолжая изучать список.

– Идея недурна… правда, не сразу окупится, но в вашем случае это выход. Продолжим. Эти воровали, – Александр указал на несколько имен. – Можете сами прочитать. Эти предали. Эти аферисты. Вот, в общем-то, и все: больше выбрать не из кого. На данный момент. А, нет, вот еще насильник. Но это отдельная история. Ознакомьтесь.

Пока я читала про воров и аферистов, господин Уотерстоун окончательно освоился в моем холодильнике.

Что я могу сказать? Воровали в этом благополучном обществе по многим причинам. Но среди этого множества не нашлось ни одной достойной. Например, чтобы выжить. Поэтому господа воры останутся без моего высочайшего внимания. Предатели, в основном, не отличались от тех, которые были в мое время. Деньги, любовь, шантаж и так далее.

Но один случай обратил на себя мое внимание. Совсем молоденький на тот момент эйфи занимал в клане высокое положение. И однажды его невеста сообщает ему, что беременна (Ага! Они все-таки не дожидаются свадьбы!), добавив при этом, что, если он не достанет для ее отца нужные сведения, она сделает аборт.

Для эйфи это недопустимо. Их натура восстает против самой мысли о подобном. Они самые лучшие среди пяти рас. И вот он передает документы, его, естественно, подставляют и выгоняют из рода. А невеста сообщает ему, что между ними все кончено и, оказывается, беременна она никогда не была. Да…

А ведь он великолепный психолог и прирожденный финансист. Но сейчас, судя по всему, уже девять лет работает грузчиком в доках.

– И кто привлек ваше пристальное внимание?

– Эйфи. Рэне Ферне.

– Так и думал, что вы выделите его среди остальных, – довольно улыбнулся драг. – Есть вопросы?

– Почему они не были женаты, а невеста имела основания заявить, что беременна?

– Вы же понимаете, что в своей среде среди представителей расы, в которой придерживаются принципов «никакого секса до брака», набраться опыта молодому гуманоиду неоткуда. А девушке, если ей это выгодно, пойти на соблазнение ничего не стоит. Хоть это и строжайше запрещено.

– Еще меня заинтересовал насильник.

Александр уставился на меня так, как будто я ему призналась, что сама насильник.

– А вот это сюрприз! Почему?

– Не знаю. Назовите это интуицией или чутьем тире, но в этой истории не все чисто. Завтра я со всеми встречусь и поговорю, после чего приму решение. Пока на этом все. Но я буду целенаправленно собирать информацию о людях. Вдруг кто-то мне подойдет?

– А вы стратег. Ну что ж, теперь необходимо обсудить еще один вопрос. По поводу экспедиции. Бумаги о вашем назначении я оставил на столе в гостиной. Думаю, вам стоит начать сразу после бала. Надеюсь, вы не откажетесь появиться там как моя спутница?

Внимательно на него посмотрев, я спросила:

– Зачем?

– Для укрепления рода, естественно. Вы хоть и глава, но появились недавно, и ваше положение еще нестабильно, ведь вас никто не знает. И лучше, чтобы вас представил я, хотя и Фредерик, думаю, поучаствует.

Боже! Как я это вынесу?

– Хорошо. Пусть будет так.

– Что ж, уже поздно, и мне пора. Завтра по распоряжению брата у вас выходной. Без меня с выбранными гуманоидами вы пообщаться не сможете, разве что с их женами.

– Почему?

– Я этого не допущу.

– Из-за их проступков?

– Отчасти.

Вот он, Александр Уотерстоун, снова во всей красе! А я-то уже расслабилась!

Пока он находился рядом, мое душевное смятение и физическое желание на время отступили. Но теперь он уходит, и снова все начинается заново. Твою!..

Едва драг ушел, я снова пошла принимать холодный душ, а потом долго лежала на постели не в состоянии уснуть. Тело изнывало от желания и горело так, будто я три часа пролежала на солнце. От отчаяния на глазах выступили слезы. Нет, завтра пойду к Элоизе!

Принятое решение покоя не принесло, и этой ночью я так и не уснула.


* * * | Синий, хвостатый, влюбленный | * * *



Loading...