home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Приведя себя в порядок после сброса напряжения, я отправилась в «Крыло-483» осмотреть результаты ремонта моих помещений.

И то, что увидела, меня впечатлило. Все комнаты отделаны довольно хорошо, качественно и дорого. Облегченно вздохнув, я принялась декорировать и обставлять. Чтобы довести столько помещений до завершенного состояния, мне потребовалась масса времени. Конечно, дизайн для каждой комнаты я не продумывала, а просто пользовалась тем, что запомнила из своего времени.

Вынырнув из этого эстетического рая и порядком устав, я поняла, что уже глубокий вечер. Где же мои приглашенные?

Гость пришел, но тот, которого совсем не ждали. Войдя в огромный приемный зал перед входом в крыло, я увидела прислонившегося к косяку Александра.

– Что-то нужно? – неприветливо спросила я.

– Зашел и по делу, и посмотреть, как ты тут, – как ни в чем не бывало ответил этот нахал.

– Я сегодня много сделала и без твоего присмотра, – отрезала я.

– Ты сегодня много сделала, но, увы, с моим присмотром.

– Следил за мной? – прищурившись, недобро посмотрела я на него.

– Конечно. Или ты думала, что я позволю тебе ходить по таким ненадежным местам, как ангары и доки, без наблюдения? – искренне удивился Уотерстоун.

– Я думала, мы договорились… – процедила я.

– Это ты говорила какие-то глупости, я ничего подобного не делал.

– Что, Уотерстоун, соглашаетесь на меньшее? Не боитесь получить в свое распоряжение полноватую глупую женщину? – ехидно осведомилась я.

Подойдя, он взял меня за подбородок и, приблизив свое лицо практически вплотную, сообщил:

– Ты коварная, упрямая, невозможная искусительница, но никак не глупая. И именно такая фигура мне нравится. Можно даже немного поднабрать.

В то время как он это говорил, его вторая рука скользнула вверх по моей ноге и легла на ягодицы. Резко отстранившись, я размахнулась и ударила Алекса прямо в нос. Тот чуть отшатнулся, но вида, что ему больно, не подал. Неужели забываю уроки друга? Мою кисть жгло огнем.

А он, снова взяв меня за подбородок, с улыбкой сказал:

– Приложи к ручке лед, а то будет сильно болеть. И если эти двое хотя бы прикоснутся к тебе, я вырву им горло.

Крепко меня поцеловав, Александр стремительно вышел, а я заметила стоявших в дверном проеме двух гуманоидов, для которых и были сказаны последние слова.

От мысли о том, что они только что увидели, краска залила мои щеки.

– Проходите и присаживайтесь на диван, я сейчас подойду, – пробормотала я и ретировалась в другую комнату.

Интересно, морозильное оборудование сегодня установили?

Вернувшись с прижатым к руке мешочком льда, я расположилась на втором диване напротив мужчин и спросила:

– Ну-с, начнем разговор?

На меня смотрели и молчали.

– Скажите, Тарк, вы сделали то, о чем я просила?

– Да, – просто ответил драг.

– А раньше вы работали начальником безопасности станции?

– Да.

– Теперь будете работать в том же качестве на род.

– Что? – напрягся мужчина. – Такое высокое положение?!

Как же меня все это утомляет.

– О, вы снизошли до разговора! – сыронизировала я.

Я была измотана физически и морально, поэтому надо побыстрее заканчивать разговор – и домой.

– Нет. Да. Я не о том. Почему? – нахмурился Тарк.

– Что за странные вопросы? – устало вздохнула я. – Вы имеете обширный опыт в этой области. Даша занимается общественными и социальными вопросами деятельности рода. Ферне будет заниматься всем, что связано с финансами. А на вас – все остальное.

– Чем будете заниматься вы? – иронично хмыкнул мужчина.

– А я – глава и, наверное, буду решать серьезные проблемы, принимать ключевые решения и подбрасывать деньги, по мере возможности, – с умным видом обрисовала я.

– Как себе это представляете? – скептически поинтересовался Тарк.

– Прекрасно представляю. Должна пояснить, что я ничего не понимаю в управлении родом. Конечно, буду постепенно вникать, но не надо мне говорить, что все дела – это моя обязанность. Я узнавала про функции главы. Он координирует, решает проблемы и открывает двери, которые вам не открыть.

– Она права, – наконец влился в наш диалог Ферне. – Именно так все и происходит. Что требуется от меня?

– Делать деньги. С завтрашнего дня я постараюсь набрать капитал, а вы должны будете заставить его работать и, конечно, организовать всю экономическую жизнь рода, – сообщила я, слабо представляя себе, как все это можно осуществить.

– Как планируете достать деньги? – задал резонный вопрос эйфи.

– Я – тире высокого уровня, умеющая работать с подсознанием. Поэтому есть методы, – обнадежила я.

– И сколько они вам платят? – нахмурился наш финансист.

– Я работаю по разовым контрактам, поэтому зависит от случая, – пожала плечами я.

– Прекрасно. Надо составить прайс-лист! – воодушевился Ферне.

А я в нем не ошиблась. И как среди эйфи мог родиться такой делец?

– Вот и займитесь этим. Только договаривайтесь с самим Литвиновым. Он лично подписывает мне чеки и заключает со мной договоры.

– Да-да. Нужно сбегать в пару мест, подготовить все к нашей с ним завтрашней беседе. Я могу идти? Или для меня есть еще что-то? – уже находясь не с нами, рассеянно спросил Ферне.

Я отрицательно качнула головой, и на этом эйфи нас покинул.

– А он фанатик, – заметил Тарк. – Значит, хотите, чтобы я стал для вас палочкой-выручалочкой?

– Поймите меня, я еще мало разбираюсь в здешнем обществе, зато неплохо в людях. Даша – прекрасная помощница и хорошая правая рука. Она исполнительна и решает проблемы рода во многих областях, но не более. Из-за своей замкнутости она многого не может сделать, или же это дается ей с трудом. Вы – другой человек и как раз можете то, чего не может Даша. Дополняя друг друга, вы прекрасно сработаетесь. Ну, про Ферне и говорить нечего. Так что?

– А куда мне деваться? Я многим вам обязан, и своим новым статусом в том числе.

– Тогда это все.

Закрыв глаза, я откинулась на спинку дивана. Как же я устала!

– Конечно, это не мое дело, но если вы хотите поговорить…

Приподнявшись, я взглянула на смущенную физиономию Тарка. А может, правда? Он и так уже в курсе моих эмоций, будет молчать. К тому же мужчина.

– Что ж, воспользуюсь вашим предложением. Но если проболтаетесь, выжгу вам мозг, несмотря на последствия.

Тарк изогнул бровь, давая понять, что он меня услышал.

– Можете не бояться, я не буду выплескивать свои эмоции еще раз, вы и так ими прониклись сверх меры… но вкратце расскажу одну историю, а вы выслушаете меня и поделитесь впечатлениями.

Сухо, опираясь на факты, я рассказала ему то, что происходило между мной и Александром с начала нашего знакомства.

Некоторое время драг молчал, а потом сказал:

– Это хорошо, что вы спросили мнение мужчины-драга, другие вам мало что объяснят. Вы знаете, сколько Уотерстоун занимает свой пост?

Я покачала головой.

– Двести тридцать семь лет. И я долгое время с ним работал. Фактически он являлся моим начальником. И когда я сегодня увидел вас вдвоем, то не поверил, что передо мной непробиваемый Уотерстоун, который всегда был очень скуп на эмоции. Потрясающий ученый, прекрасный организатор и управленец – все это про него, но пылкий влюбленный… Это просто фантастика, которая стала реальностью.

– Я читала о вашей расе, и поведение Александра совсем не походит на поведение влюбленного драга.

– Очень даже походит. В ситуации, которая возникла сейчас между вами, виноваты вы оба. Вы соотносили его с общепринятыми шаблонами, не пытаясь ничего узнать ни о его расе, ни о нем самом в частности. У всех есть предубеждения – и у вас тоже, причем еще из своего времени, хотя нужно жить уже нашим. Он совершил точно такую же ошибку. Плюс надо быть увереннее в своей любимой женщине. Но, как и большинство драгов, он неопытен в таких делах, а еще привык все держать под контролем. И тут такой шок – влюбился в землянку, попал в не зависящие от него обстоятельства. Как итог – у вас возникло взаимное недопонимание.

– Я, конечно, не мужчина и многого не понимаю…

– Мало того, что вы не мужчина, вы еще и не драг. Я постараюсь объяснить. Видели представителей землян нашего времени? Безусловно, они в большинстве своем положительные и коммуникабельные люди, но поверхностные. Вы же не будете это оспаривать?

– Нет, но…

– Стереотипы и предубеждения есть у всех. И Уотерстоун, из-за того что в самом начале обстоятельства и чувства выбили почву у него из-под ног, поддался им. Его сознание смущено привязанностью и сильным накатившим желанием. Такие эмоции плюс расовый и временной барьер… Чего вы хотели в итоге?

– В отношении себя я согласна, но многие поколения драгов поддавались этим эмоциям…

– Не мне вам рассказывать, что знать и чувствовать – это разные вещи. Я тоже об этом знал и тем не менее, когда там, в ангаре, вы показали мне, какие они на самом деле… Это не передать словами! Но я запомнил эти ощущения, и в свое время они мне помогут. А его физические реакции… Разве плохо, когда мужчина вас вожделеет и находит привлекательной? Любимый мужчина?

– Этого мало, – поджала я губы.

– Да у вас такой шквал чувств, такая любовь, о которой многие мечтают! Сегодня воздух между вами чуть ли не искрился от напряжения, и вашу любовь ощущали не только вы, но и мы, когда находились рядом.

– Правда? – недоверчиво переспросила я.

– Не то слово. А тот разговор, который затеял его отец, продиктован заботой о сыне. Если вы предадите Уотерстоуна или измените ему, это будет для него страшным ударом. Я что-то подобное пережил… хоть и искусственное. Не представляю, что будет, если со мной такое случится при наличии реальных чувств. Я, наверное, умру. Его отец женат и понимает, о каких эмоциях идет речь. А вас он не знает, и поэтому стереотипы оказали влияние и здесь.

– Похоже, я действительно многого не понимала… – задумчиво протянула я.

Этот разговор заставил меня посмотреть на всю ситуацию с другой точки зрения.

– Мне со стороны, как незаинтересованному гуманоиду, виднее, что вас обидело. Чувства не затуманивают мне голову, и я ясно вижу общую картину. Да, он недостаточно понимал и знал вас тогда, но не согласился бы на меньшее. Просто, будь вы даже кривая, косая, необразованная и глупая, это ничего бы не изменило. Александр все равно был бы с вами. А то, что у его избранницы есть ум, характер и качества, которые он уважает, только усиливает и углубляет его чувства, как эмоциональные, так и физические.

– Не верю. Он не остался бы со мной…

– Остался. Любовь – это не за что, а вопреки чему, – повторил мне драг старую земную поговорку.

– Здесь еще ходит такое выражение? – улыбнулась я.

– Подобные умозаключения проходят сквозь века, а уж если они про любовь, то и подавно, – хмыкнул мужчина.

– Вы циник.

– Это да. Как теперь воспринимаются ваши отношения? Под другим углом? – угадал мои мысли Тарк.

Я промолчала, мне требовалось время, чтобы все обдумать и принять.

– Я дал вам пищу для размышления, а теперь пойду, пока ваш благоверный не свернул мне шею, – усмехнулся драг.

Посмотрев на его телосложение, я позволила себе усомниться:

– Это вам-то?

– Вы плохо представляете себе возможности Александра. Я крупнее, да, но он посильнее будет плюс состояние аффекта.

Мне осталось только фыркнуть.

Уже в дверях Тарк обернулся и добавил:

– Только имейте в виду, что Уотерстоун подошел к своему пятисотлетнему порогу и ваши отношения пусть и несколько тормозят развитие безумия, но вам все равно следует быть осторожной. Они так же позволяют ему избежать опасного состояния, замкнувшись в себе. Смотрите, чтобы ваше противостояние не зашло слишком далеко, а то потом пожалеете, да будет поздно.

Пятисотлетний порог?

Я приняла сказанное Джимом к сведению и снова задумалась об Алексе.

Главное-то – он меня ревнует!


* * * | Синий, хвостатый, влюбленный | * * *



Loading...