home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть третья

Allegro con vigore

Наши прихоти куда причудливей прихотей судьбы.

Франсуа де Ларошфуко

Марта в компании с Надей возвращалась с последнего в этом семестре экзамена – экзамена по истории музыки. Она только что закрыла сессию, став обладательницей печати в зачетной книжке, говорящей о том, что студентка оркестрового факультета отделения скрипки Карлова М. К. успешно закончила семестр и переведена на следующий курс обучения. Завершение семестра и начало каникул должны были радовать Марту. Правда, и летом ей предстояли постоянные репетиции в оркестре, но по сравнению с напряженным учебным годом это было совсем ничего. Однако настроение ее было не самым радужным, да и выглядела девушка устало – шутка ли, после концерта всю ночь почти пробыла в клубе на девичнике у Ники, и вернулась под самое утро. Знала, конечно, что нужно было лишь немножко посидеть в клубе, а потом ехать домой, но зревшее внутри скрипачки неопределенное чувство протеста и желание свободы от всего не дало ей это сделать.

Мама и бабушка, знающие, что после полудня у девушки экзамен, не стали ее пилить, дав возможность немного поспать перед экзаменом. Хоть Марта особо и не готовилась к нему, но все же билеты помнила – не зря не ленилась читать и учить материал в течение года, а не в самый последний момент, как многие ее сокурсники.

Глаза Марта продрала в полдень, чувствуя, как болит голова. На удивление, ни бабушка, ни мама ничего про девичник не сказали – как оказалось, они переживали из-за внезапной пропажи Ники.

Правда, вскоре после того, как Марта проснулась, ее маме перезвонила Людмила Григорьевна и сказала, что с Николеттой все в порядке, и тогда Карловы вздохнули спокойно. Про то, что свадьба отменяется, они узнали позднее.

Викентий Порфирьевич, благосклонно относящийся к Карловой, поставил ей отлично «автоматом» – он дико куда-то опаздывал и студентам, заработавшим себе «авторитет», просто-напросто нарисовал оценки в зачетной книжке и в ведомостях. Правда, когда уже Марта собиралась уходить, профессор вдруг вспомнил, как весной Карлова нагло убежала с его лекции, посвященной гению Шуберта ради какого-то молодого человека с розами.

– Марта, деточка, – позвал он довольную Карлову, – вернитесь.

– Что такое? – спросила она нервно. Неужели профессор передумал?!

– Как поживает ваша личная жизнь? – поинтересовался Викентий Порфирьевич.

– Э-э-э… Какая жизнь? – не поняла Марта. Ее одногруппники заулыбались. Они до сих пор думали, что у Марты есть обеспеченный поклонник старше ее. Наверное, только Надя да еще несколько подружек были в курсе, что все это глупости.

– Личная, деточка моя, личная, – благосклонно посмотрел на студентку профессор.

– Нормально, – почему-то покраснев, сказала Марта и упорхнула вон из класса. Когда она вспоминала Александра, настроение становилось грустным, а в душе расцветал цветок опустошения и грусти. До поры до времени ее отвлекали сессия, Визарт, Юля и ее компания, с которыми Марта проводила много времени, но временами образ Саши все-таки всплывал перед ее разноцветными глазами, и тогда девушка начинала мучиться. А когда вспоминала неволей, что Саша скоро станет мужем ее сестры, так вообще ее душа места себе не находила.

– Как ты быстро упорхнула из кабинета, – догнала ее минуту спустя Надя, которая тоже получила «автомат» и была очень-очень счастлива.

– А чего мне там торчать? – буркнула Марта. – Пошли в деканат, печати поставим в зачетку…

Надежда согласилась, и вскоре девушки вышли из здания консерватории, чтобы попасть в море солнца. Они сели на одну из лавочек, под тенью высокой тощей березы, которая, несмотря на то, что ее ствол и ветви были тонкими, крону имела весьма пышную.

– Я не верю, что кончилась учеба, хочу долго спать и классного парня, – потянулась Надя и распустила свои темные длинные волосы, достающие до поясницы. Они красиво рассыпались у нее по спине. Неспешно шедший мимо молодой человек в клетчатой кепке и в ярких голубых кедах подмигнул Надежде, девушке длинноногой и симпатичной. Та, сморщив носик, отвернулась.

– Чем он тебе не классный парень? – спросила с улыбкой Марта.

– Нет, Мартик, он совсем не классный. Не в моем вкусе. Мне нравятся симпатичные, но не смазливые парни старше меня и чтобы в них была какая-нибудь загадка, чертовщинка… – Надя вновь мечтательно потянулась, случайно оголив живот, в пупке которого сверкнул на солнце золотой пирсинг.

Как назло, мимо девушек прошел высокий парень готической внешности: мрачная черная одежда, темные длинные волосы, глаза с поволокой, подведенные черным карандашом, проколотые уши. Внешность у него была специфическая, яркая, но как-то уж чересчур загадочная. Юноша томно посмотрел на Надю, улыбнулся ей коварно краешком бледных тонких, поистине вампирских губ, но девушка только отвернулась, делая вид, что ее заинтересовал листик.

– Надь, – лицо Марты приняло ехидное выражение, – вот только что загадочный и симпатичный прошел. С чертовщинкой. А ты на него даже не взглянула.

– С чертовщинкой? – подняла очень тонкие черные брови Надя. – Да в него, судя по виду, целый демон вселился. Я не люблю неформалов. Мне нравятся обычные парни, коротко стриженные, спортивные.

Только Надя сказала это, как мимо них неторопливой походкой проплыл налысо бритый качок в спортивном костюме и со спортивной сумкой. Он тоже заприметил девчонок и даже остановился, чтобы попытаться с ними познакомиться и приглашая сходить и «выпить по пивасику», однако его попытка потерпела фиаско, и молодой человек ушел.

– Ну вот, тебе опять парень не угодил. Чем? – весело поинтересовалась Марта, которую ситуация очень забавляла.

– Я не хочу себе такого гоблина! – возмутилась Надя. – Он гопник какой-то! Спортом вроде занимается, а пьет! Мне нужен кто-то еще более… нормальный. Интересный. И с изюминкой.

– Я не удивлюсь, если сейчас мимо нас пройдет человек-булочка, начиненный изюмом, – пробормотала Марта, и у нее зазвонил телефон.

– Да, – почти сразу ответила она.

– Привет, – раздался голос Ники.

– Здравствуй, – обрадовалась скрипачка. – А тебя все утро искали! Ты где была? Я торопилась и так и не поняла.

– Я уеду, – сказала Ника. – Соберу вещи и уеду.

– Куда уедешь? – изумилась Марта. – А как же свадьба? Вы с Сашей решили сразу уехать в свадебное путешествие?

– Нет, – торопливо ответила Ника сестре. – Просто свадьбы не будет.

– Что? – не сразу поняла девушка.

Внутри у Марты все упало, и почти тут же ее пронзило стрелой ненависти – девушке показалось, что именно из-за Александра не будет свадьбы. Внутри у скрипачки все закипело, и даже выражение ее спокойного лица приняло какое-то ожесточенное выражение. Как он посмел во второй раз так поступить с ее сестрой?! Надя в удивлении покосилась на подругу.

– Он тебя что, бросил? – спросила не своим, злым голосом Марта. Ника же в ответ только рассмеялась тихо.

– Нет, это я его бросила.

Стрела ненависти немедленно рассыпалась, и внутри девушки все перевернулось во второй раз. Она не могла поверить в услышанное.

– Ты? – почти прошептала она, не веря. С чего вдруг Нике делать это?!

– Я, – подтвердила ее кузина, не ожидавшая такой бурной реакции. – Я решила, что свадьбы не будет. Прости, мне неловко за это.

– Он что, изменил тебе? Обидел? – прямо спросила Марта. – Почему ты не хочешь быть его женой?

– Нет, ты что, он не обижал. И не изменял. По крайней мере, мне о таком неизвестно, – отозвалась Ника с нервным смешком.

– Тогда… почему? – спросила длинноволосая девушка.

– Я поняла, что люблю другого человека, сестренка, – грустно ответила Ника. – И хочу быть с ним.

– А… Саша уже знает? А твои родители? А гости? – Марта не могла поверить в происходящее.

– Саша знает. Мы встречались с ним сегодня. Родители тоже знают. И почти все гости в курсе. Вот так. Я знаю, я повела себя, как свинья, но. Так вышло.

– Это тот человек, портрет которого был у тебя в комнате? – догадалась внезапно Марта, вспомнив незнакомца, наспех нарисованного простым карандашом на слегка помятом листе, который она нашла в комнате кузины зимой. Ника удивилась:

– Откуда ты знаешь?

– Видела случайно… Прости, я не хотела. Не хотела влезать в твои секреты!

– Все нормально, – засмеялась Ника. Давно у нее не было такого счастливого смеха. – Мартик, ты теперь не попадешь на свадьбу, а ведь ты так хотела. Прости.

– Ты чего! – воскликнула Марта и даже вскочила на ноги от переизбытка эмоций. Надя только удивленно наблюдала за подругой. – Не извиняйся! А тот человек, он хороший? – вдруг спросила она.

– Хороший, – ответила Ника мечтательно. – Сильный, добрый, красивый.

– И ты уезжаешь с ним, да? Скажи ему, что если он обидит тебя, то ему придется иметь дело со мной, – воинственно выкрикнула Марта.

– Никита, если ты меня обидишь, будешь иметь дело с моей сестрой, – со смехом передала ее послание Ника тому, кто сейчас находился рядом с ней. – Он сказал, что запомнил твои слова, – обратилась она к кузине.

– А как мы будем видеться, Ника? – дошло вдруг до Марты.

– Я буду приезжать в гости, – пообещала девушка. – И мы будем общаться по скайпу.

– А Саша?…

– Он отпустил, – поняла вопрос сестры Ника. – Я обидела его, но он отпустил.

Марта, у которой непонятно от чего на глазах вдруг появились слезы, только откинула назад длинные волосы. Ей было жаль и Нику, и Сашу. И себя.

Сестры еще немного поговорили и распрощались.

– Что случилось? – удивленно спросила Надя, глядя на блестящие глаза подруги, крепко сжимающей телефон.

– Моя сестра должна была выйти замуж, но бросила жениха ряди того, кого любит, – сказала скрипачка.

– Надо же! А жених у нее классный, – вспомнила она уверенного брюнета, который приходил к Марте.

– Самый лучший, – машинально подтвердила Марта и тотчас прикусила язычок.

Она не знала, радоваться ли ей или горевать. С одной стороны, Александр вновь стал свободным, и Ника сама бросила его, найдя свою настоящую любовь, а с другой, Марта понимала, что больше никогда, скорее всего, не увидит теперь своего Сашу. Тот вряд ли будет общаться с родственниками той, которая бросила его. А никогда больше не видеть его – это так тяжело. Мыслей о том, что она теперь вполне законно может быть с ним, у Марты даже не возникло. Дионов и не посмотрит на нее.

Не успела Карлова рассказать Надежде о случившемся, как ее мобильник вновь затрезвонил. Когда светловолосая девушка достала телефон из кармана, она от неожиданности чуть не уронила его на асфальт, но подруга вовремя успела подхватить его.

– Ты чего? – уставилась она на Марту большими глазами.

– Н-ничего, – сглотнула та и нажала на клавишу принятия вызовов. Ей было страшно слышать голос Дионова – а звонил именно он. Почему – она не могла понять. Может быть, будет ругаться и жаловаться на Нику?

– Да, – тихонько проговорила она в трубку, спешно прокашлявшись.

– Сестренка? – услышала она самый красивый, по ее мнению, голос на свете. – Привет.

Интонации молодого человека были вовсе не злыми, а, скорее, наоборот.

– Привет, – произнесла Марта растерянно.

– Мне нужно увидеться с тобой, сестренка, – сообщил Саша. Тон у него был спокойным и уверенным, как, впрочем, и всегда, но девушка чувствовала, что с парнем что-то не так.

– Зачем? – не поняла она.

– Очень надо, малышка, очень. Встретимся, и я тебе все объясню. Где ты сейчас? – спросила Дионов.

– Около консерватории, – произнесла Марта удивленно. – Слушай, ты из-за Ники, да? Ты.

Но Дионов перебил ее.

– Нет, не из-за Ники. Мне нужна ты. И твоя помощь, – твердо произнес молодой человек. – Я через минут двадцать приеду. Дождись меня. – И он добавил ласковым голосом: – Пожалуйста.

– Хорошо, если тебе нужно, дождусь, – сказала Марта, совсем переставая понимать, что происходит.

Александр положил трубку. Наверное, на лице скрипачки отразилась целая гамма разнообразных чувств – от удивления и испуга до нежности и какого-то облечения.

– Кто это был? – поинтересовалась Надя с интересом.

– Саша, жених Ники. Сейчас приедет сюда. Сказал, что хочет, чтобы я помогла ему, – ответила Карлова, откидываясь на деревянную резную спинку лавки. – Надь, я ничего не понимаю. Что происходит? Его только что бросила моя сестра и отменила свадьбу, а он едет ко мне за помощью. За какой еще помощью? Он хочет, чтобы я переубедила Нику?

– Не знаю, – сама выглядела растерянной Надя. – Эм-м-м, может быть, ты ему нравишься? – Она не знала о чувствах подруги к Дионову, поэтому и сказала это. Скрипачка усмехнулась и потерла глаза пальцами.

– Нет, конечно, я не нравлюсь ему, что за глупости? – сразу же отмела этот вариант она.

– Тогда, чтобы узнать, тебе остается только дождаться вашего Сашу. И правда, странный он парень… – Надя хорошо помнила, как в начале учебного года этот взрослый брюнет приезжал в консерваторию к Марте, а все думали, что это ее молодой человек.

Ожидание было томительным, и, как в такие минуты и бывает, казалось, что время издевается и тянется медленно-медленно, но вскоре подруги увидели быстро идущего к ним навстречу Александра Дионова.

Он, как и почти всегда, был облачен в строгий застегнутый черный костюм без галстука, из-под которого выглядывал острый воротник белоснежной рубашки с длинными углами. Прямая осанка, широкие уверенные шаги, открытый умный взгляд – он оставался таким же, как и прежде. Таким, каким его любила Марта.

Саша ей казался серьезным и взрослым. А еще – очень красивым. Она не могла отвести зачарованного взгляда от его лица: симпатичного, несколько бледного, с плотно сжатыми губами, кончики которых были опущены вниз, и темно-зелеными глазами, смотрящими на мир уверенно и даже немного дерзко. Правда, на Марту они смотрели, скорее, мягко и с интересом – девушка все-таки была «своей», а не «чужой». А еще в его кошачьих глазах была просьба. Александр чего-то очень хотел от Марты, а она не понимала, что, и переживала. Непонятно как, но из-за поступка своей сестренки она чувствовала себя виноватой перед Дионовым. Как будто бы она подбила Нику бросить его перед самой свадьбой.

– Привет, – приблизился к лавочке, на которой сидели девчонки, молодой человек. Карлова почему-то думала, что Саша будет печальным и унылым после поступка Ники, а Дионов, напротив, казался целеустремленным и активным.

– Здравствуйте, – сказала Надя, с интересом разглядывая Александра. Тот с полуулыбкой кивнул ей, а после Карловой.

– Привет, – отозвалась Марта, с замиранием сердца наблюдая, как Саша садится рядом. – Что-то случилось?

– Сестренка, а ты разве еще не в курсе? – спросил с улыбкой черноволосый парень. – Свадьбы не будет. Или Ника еще не поставила свою родню в известность?

Казалось, ему очень просто говорить о случившемся.

– Поставила, – потупила взгляд разноцветных глаз Марта. Ей стало стыдно за сестру, хотя она не собиралась ни в чем ее обвинять и, наверное, стала бы защищать ее, вздумай вдруг Саша сказать про нее что-то плохое.

– Отлично, – кивнул Александр. – Тогда мне нужно с тобой поговорить о кое-чем важном. Для меня важном.

– Я, наверное, пойду, – встала с лавки тактичная Надя, поняв, что Саше не нужны свидетели.

– Куда ты? – растерялась ее подруга.

– Мне пора, – улыбнулась Надежда. – Пока, Марта. Позвони потом, хорошо?

И она помахала подруге рукой.

– Хорошо, – ответила Карлова. Она смотрела вслед уходящей по асфальтированной тонкой дорожке подруге до тех пор, пока Александр не позвал ее по имени.

– Что случилось? – вновь спросила девушка, повернувшись к Дионову, который вновь не смог отказать себе в удовольствии закурить. – Ты из-за Ники, да? Слушай, – вдруг посетила ее догадка, – ты ее ищешь, что ли? Она спряталась от тебя вместе со своим новым… ну, в общем, ты понял, с кем, и теперь ты хочешь ее найти?

Саша глухо и коротко рассмеялся.

– Что за мысли, сестренка? И зачем мне искать этих двоих?

– Чтобы избить того парня с портрета и вернуть Нику? – неуверенно предположила Марта, не замечая, как крутит в руках длинную прядь светло-русых волос. Саша, так же не замечая собственных действий, с интересом следил за ее ловкими тонкими и длинными пальчиками, в это время собственными пальцами отбивая ритм на колене.

«Смотри на него и запоминай каждую его черточку лица, – тем временем отдавало команды мозгу Марты ее сердце, – наверное, это в последний раз, когда ты его видишь! А лучше всего сфотографируй его на память!»

Марта, не будь дурой, полезла в карман черных узких джинсов, в которые была облачена, за мобильником, намереваясь во что бы то ни стало сфотографировать молодого человека.

– Зачем мне женщина, которая меня предала? – с недоумением продолжал Александр. По его спокойному и несколько надменному виду можно было сказать, что факт расстройства собственной свадьбы его совершенно не волнует.

– Откуда я знаю? Ты, наверное, Нику вернуть хочешь, – пожала плечами Марта, сжимая мобильник на коленях и, не глядя на него, наугад открыла фотоаппарат.

– Если бы хотел ее вернуть, не приехал бы к тебе, сестренка, – вполне резонно сказал Саша. – У меня к тебе есть просьба. Большая. Важная.

– И какая же? Я, правда, не знаю, где Ника может быть, – сказала девушка, как бы невзначай поднимая руку с зажатым в ней мобильником к груди. Отсюда, по ее мнению, должен был быть неплохой ракурс на лицо Дионова.

– Да не ищу я ее, – поморщился молодой человек. Он непроизвольно сжал руку в кулак, так, что побелели костяшки. И только тут чувствительная к чужим эмоциям Марта поняла, что Саше плохо. Действительно, плохо. Только глубоко в душе, и об этом, скорее всего, никто не узнает. А если узнает – пожалеет. Жалеть себя Александр никогда и никому не позволит.

– А зачем ты ко мне приехал? – почти жалобно спросила Марта. Ей казалось, Дионов с ней играет, как он любит это делать, но ей и в голову не приходило, что ему как-то неловко озвучивать ей, юной девочке, свою непростую просьбу.

– Может быть, я просто соскучился? – подмигнул ей вдруг Саша. – По своей маленькой талантливой сестренке?

Марта испуганно взглянула на него. Сердце ее сжалось до размеров грецкого ореха. Вот же он свинья! Зачем говорит такие вещи? Не знает ведь, что ей без него плохо. Но как же здорово сидеть рядом с ним. Так и хочется коснуться его, положить руки на плечи или на пояс, взъерошить волосы, прижаться лицом к груди…

Девушка силой воли выдернула себя из глупых романтических грез, которые любили одолевать ее время от времени.

«Фотографируй сейчас, пока он не видит!», – скомандовала она сама себе.

Марта незаметно нажала на центр экрана.

Миг – и лицо Саши осветилось яркой кратковременной вспышкой – о ней-то скрипачка как-то и не подумала.

От неожиданности Марта вздрогнула.

– Ты что делаешь? – рассмеялся молодой человек, уставившись на нее с любопытством. – Малышка, ты решила, что мне темно?

– Ой, я случайно, – мигом спрятала мобильник покрасневшая скрипачка.

– Случайно? – с большим подозрением спросил Саша. Он в случайности плохо верил.

– Да, телефон очень плохой, глючит, – неизвестно зачем сказала девушка, проклиная на чем свет стоит свою глупую идею. Что теперь он о ней думать будет?!

И фото смазанным наверняка получилось…

– Надо новый купить, – сказал Александр.

«Что я делаю? – пронеслось в его голове. – Она же совсем еще малышка».

Хотя, с другой стороны, не совсем она и маленькая – почти двадцать лет, и хотя в глазах у сестренки порою играет детский сад во всей красе (ну вот зачем, например, она сейчас решила его сфотографировать, думала, что он не замечает?), но фигурка у нее вполне себе оформившаяся: тонкая, гибкая, может быть, не совсем в Сашином вкусе, но миленькая. И личико у нее очень хорошенькое, нежное, с забавными разноцветными глазами и пухлыми губами, которые она так любит закусывать, демонстрируя белые ровные зубки, совершенно не замечая этого.

– Хочешь, я тебе попозирую? – с ухмылочкой спросил Александр. – Могу даже пиджак снять. И не только.

– Спасибо, не надо, – надулась Марта.

Саша, подмигнув ей, стал медленно расстегивать пуговицы.

– Хватит! Ну, что ты хотел? – спешно перевела тему девушка.

Дионов вздохнул и, вдруг мгновенно став серьезным, сказал негромко, поняв, что тянуть больше нельзя:

– Будь моей женой.

Чего-чего, а этого длинноволосая девушка не ожидала услышать. Ей как будто бы холодную воду плеснули в лицо. Нет, вернее, окунули ее голову в бочку со льдом.

«Вот садист, – зло подумала она. – Думает, так смешно пошутил?»

Несколько секунд Марта молчала, переваривая услышанное. А потом медленно захлопала в ладоши. Удары вышли хлесткие, звонкие, как яростные пощечины.

– Очень смешно. Ха-ха-ха. Отличная шутка. Ты приехал сюда ради того, чтобы так уморительно пошутить?

– Я не шучу, – не сводя зеленых с коричневыми крапинками глаз с Марты, сказал Саша. Он прекрасно понимал, что его слова звучат абсурдно, и теперь давал время девушке успокоиться, чтобы объяснить ей цель его странного предложения.

– Наверное, мне пора, – вдруг встала со своего места Марта. В глазах у нее заблестели слезы, совершенно непрошеные, глупые слезы, которых Дионов видеть не должен был. Вот же бесчувственная скотина! Не знает ведь, как ей больно и плохо без него, и говорит подобные вещи.

– Подожди, – Александр резко встал и схватил девушку за локоть – не больно, конечно же, и даже не властно – в этом его жесте была надежда. – Марта, сестренка, подожди.

– И хватит называть меня сестренкой, – прошипела девушка, у которой в груди росла какая-то темная глубокая яма, из которой раздавался страшный гул, так не похожий на звуки музыки ее любимой скрипки. – Мы с тобой не родственники. И никогда уже не будем, – добавила она злобно, намекая на то, что свадьбы между ее сестрой и ним не будет.

Карлова попыталась вырваться прочь, но Саша не дал ей этого сделать. Он развернул девушку к себе, взял обеими руками за запястья, почти прижав их к своей груди, и повторил, глядя ей в глаза, которые стремительно краснели, вот-вот, и из них покатятся крупные слезы:

– Пожалуйста, будь моей женой.

– Ты дурак? – только и спросила почти шепотом Марта. Ее раздирали противоречивые чувства – с одной стороны, она была невероятно зла на Дионова, а с другой – счастлива только от того, что он держал ее за руки. Наверное, в последний раз она касается его.

– Нет, увы, но иногда хочу им быть. Дуракам живется проще, – сказал задумчиво Александр. – Сестренка… ладно-ладно, Марта, стань моей женой на сутки.

– Что-что? – еще больше оторопела та. Пока девушка пребывала в состоянии глубокого недоумения, молодой человек приобнял ее за спину и посадил обратно на лавочку, устроившись рядом – их колени касались друг друга.

– Я все объясню. Просто выслушай.

– Что ж, давай.

– Ника бросила меня, но мне нельзя отменять свадьбу, – сказал Саша, глядя тревожными глазами на Карлову. – Мне нужна ненастоящая невеста. Девушка, которая сыграла бы роль моей жены. Помоги мне, Марта.

– Это не смешно! – вскрикнула больным голосом скрипачка.

– Я не шучу. Я, правда, хочу, чтоб ты завтра вышла за меня, – Александр с сожалением отпустил ее руки. – Я знаю, что это дурацкая просьба, и, наверное, ты откажешься, но я не мог не попробовать.

Парень ждал, что светловолосая скрипачка хоть что-то ответит ему, но она молчала, глядя куда-то вдаль.

Дионов понял, что, наверное, не стоило ему ехать к сестренке. Прав был Миха – надо найти какую-нибудь элитную девицу, которая без проблем сделает все, что он скажет ей.

– Ладно. Прости. Я идиот, – произнес с искренним сожалением Александр. – Но когда Ника меня бросила, и я не знал, кого сделать моей… невестой, я сразу подумал о тебе. Эй, Марта, прости меня. Погорячился. Ты меня слышишь? – Он напрягся из-за того, что девушка не отвечала ему. – Девочка?

– Зачем тебе это? Жалко потраченных денег? Не хочешь казаться идиотом перед родственниками? – спросила вдруг взрослым голосом Марта.

– Отнюдь. Моя свадьба – прикрытие для встречи серьезных людей, – сказал полную правду Дионов. – Я обязан провести ее, понимаешь?

Некоторое время они молчали – каждый о своем.

– Что ж, мне пора, – поднялся на ноги молодой человек, поняв как-то совершенно точно, что его затея – глупа.

– Я согласна, – вдруг произнесла тихо Марта, сама не веря себе.


Александр сначала даже не понял, что она сказала, и переспросил.

– Согласна. Я буду играть роль твоей жены, – повторила девушка, собрав всю свою смелость.

Она вдруг подумала: а что ей терять? Скорее всего, больше у нее не будет возможности увидеться с ним, а так появляется шанс провести с любимым человеком целый день. И все это время Саша будет только ее и ничей. Пусть свадьба и станет фиктивной, и никаких отношений между ними нет и не будет, но разве может она, Марта, упускать последнюю возможность побыть рядом с Сашей? Облачиться ради него в свадебное платье? Назвать своим?

Если любит – то упустить такую возможность она не может. Лучше жалеть о том, что она согласилась на эту авантюру, чем оплакивать потом потерянный шанс.

Они молча смотрели друг на друга.

– Спасибо, – Саша подумал, что было бы неплохо обнять девушку, но вместо этого взял ее за руку и поцеловал тыльную сторону ладони.

«Просто рыцарь», – ехидно сказал ему внутренний голос.

– Есть условие, – сказала Марта, не веря, что согласилась на такое.

– Выполню. Какое? – согласился Александр.

– Об этом никто не должен знать. В первую очередь мои родственники, – сказала девушка торопливо, представив родных, когда они узнают, что дублером Ники стала она, Марта.

– Конечно. Без проблем. Они не узнают, Марта, обещаю, – серьезно кивнул Александр, который чувствовал себя невероятно удачливым ублюдком.

– А твои родственники там будут? – спросила девушка.

– Я пока думаю над этим. Скорее всего, да. Мне нужна видимость того, что свадьба настоящая. И, кстати, тебе нужно будет позаботиться о свидетельнице. Как насчет подружки, с которой ты здесь сидела? – тотчас стал думать о деле Саша.

– Если Надя согласится, то почему бы и нет? – кивнула Марта.

«Боже, что я делаю?! – кричал ее внутренний голос почти целый день. – Опомнись, пока не поздно, откажись! Да это чистой воды безумие!». Но Карлова игнорировала эти мысли и твердо решила выполнить Сашину просьбу. Ей даже стала приносить удовольствие атмосфера этой «тайной свадьбы». А то, что Дионов почти постоянно был рядом (многие свои дела он перекинул на Миху), заставляло ее быть почти счастливой.

Для начала он отвез девушку в ресторан, где они, словно настоящая пара, обговорили условия своей «сделки». Александр сказал, что церемония будет выездной и что по-настоящему их отношения оформлены не будут. Пока они разговаривали о свадьбе, обсуждая то одно, то другое, это услышал старший официант заведения и, решив сделать клиентам сюрприз, принес им подарок от ресторана – особый кофе с узором в виде сердечка. Этим он несколько раздосадовал Дионова, но очень порадовал Марту, которая в результате выпила обе чашки, а потом долго не решалась выйти в туалет – стеснялась.

После они вдвоем поехали выбирать обручальные кольца – в элитный магазин, где продавались украшения знаменитого ювелирного бренда. Для свадьбы с Никой Саша выбирал кольца сам, на свое усмотрение, и сейчас ему было в новинку, что его вторая «невеста» наравне с ним выбирает украшения – и довольно-таки придирчиво. Александру было любопытно смотреть, как девушка с интересом, который почти отсутствовал у Ники, рассматривает кольца, меряя их и заставляя Сашу делать то же самое.

Наверное, в ювелирном салоне они пробыли бы очень долго, если бы Дионов не сказал Марте:

– У нас не слишком много времени, определяйся скорее.

– Но я не могу так быстро выбрать, – взглянула на него большими глазами милого котейки девушка, и вежливо улыбающиеся продавцы покосились на Александра с осуждением, мол, чего, изверг, не даешь невесте выбрать такую важную вещь, как кольца?

– А ты попытайся.

– Тогда тебе, может быть, из проволоки самому сделать кольца? – спросила скрипачка «жениха». Тот хмыкнул, но ничего не сказал.

В результате Марта, решившая извлекать из происходящего максимум удовольствия, выбрала с виду довольно простые кольца из белого благородного золота, неброские, без гравировок и камней, но по-своему трогательные – так, по крайней мере, казалось самой девушке.

– Ну как тебе они? – с улыбкой взглянула она на Сашу, глядя на его правую руку – кольцо на безымянном пальце молодого человека казалось изящным и каким-то мужественным. Тот пожал плечами.

– Пойдет.

И Дионов снова был удостоен недоброжелательных взглядов продавцов, которым, наверное, казалось, что мужчина не должен так пренебрежительно относиться к своей будущей супруге. Особенно такой юной и милой.

После покупки колец Саша повез Марту за покупкой платья и аксессуаров, выбрав салон с дизайнерскими моделями. Он даже пытался давать ей советы, однако его все время отвлекал мобильник – Сашу беспокоили то деловые партнеры, то Миха, занимавшийся его делами, то заместитель фирмы, которую он возглавлял, а один раз позвонила мать, которая сказала старшему сыну радостным голосом, что отец надеется, что свадьба пройдет прилично. Саша в который раз зачем-то порадовался, что место его невесты займет приличная Марта, девочка-музыкант с наивными глазами из хорошей семьи.

– Мама, вопрос, – сказал молодой человек, ожидая, когда Марта выйдет из примерочной в шестом ил седьмом уже по счету свадебном платье. Сам он сидел напротив на диване из белой натуральной кожи и пил кофе.

Ника сама занималась своим нарядом, отдельно от него.

– Что, Сашенька? – спросила женщина, которой не верилось, что сын наконец-то обзаведется семьей.

– Ничего страшного, если у меня будет другая невеста, а не Ника? – весело спросил парень, хотя внутренне напрягся.

– Чего? Саша, ты в своем уме? Как же так? – растерялась мать. Карлову она знала и даже любила. Ника казалась ей хорошей девочкой.

– Так получилось. Если что, мою невесту зовут Марта, и она очень милая, – продолжал Александр, понимая, что в глазах матери он выглядит полнейшим идиотом. – Ей двадцать лет, она родилась в марте – поэтому ее так и зовут. Учится в консерватории, играет на скрипке. Красивая и хорошая. Из приличной семьи, – добавил он.

Поговорив с потрясенной матерью еще немного, Александр выключил мобильник, и как раз в это время из примерочной вышла сама Марта в очередном свадебном одеянии. Молочного, почти белого цвета, в меру пышное и очень нежное платье А-силуэта с кружевным верхом-корсетом и многоярусной воздушной юбкой удачно подчеркивало фигуру девушки – особенно тонкую талию. Около будущей лже-невесты суетилась консультант, поправляя юбку.

– Оно мне нравится, – сказала Марта смущенно, разглаживая юбку. – Давай купим его?

Александр, одобрительно глядя на девушку, кивнул. Выглядела она весьма и весьма недурно.

– А ты похожа на волшебницу, – сказал он Марте, и она только улыбнулась ему. Неужели это и правда с ней происходит?

Из свадебного салона они оба выходили довольные. Саша открыл Марте дверь автомобиля, чтобы она забралась внутрь. Ни он, ни она не замечали Олега, смотрящего на них из окна неприметной машины. Они не замечали его и тогда, когда заехали в салон красоты, чтобы договориться насчет макияжа и прически девушки, и тогда, когда Александр повез невесту к Наде, которая должна была быть свидетельницей Марты.

А Олег внимательно наблюдал за ними, как злой ребенок за муравьями, которых хотел поджечь.


* * * | Северная Корона. Против ветра | * * *



Loading...