home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


– А?

– Пристегнись, сестренка, – велел он. Марта тотчас послушно схватилась за ремень безопасности. – Мы сейчас заедем в одно местечко, – продолжил Саша. – По делам. А после к Нике домчу.

– Но, может быть, ты меня лучше высадишь? – с опаской переспросила Марта.

– Нет, – весело отвечал Дионов. – Это по пути. И я все быстро сделаю. Рассказывай, как у тебя дела?

– Хорошо, – вымученно улыбнулась девушка. – Сессия в самом разгаре.

– Хорошо учишься? – полюбопытствовал Саша, нисколько не сомневаясь, что эта девочка – не из тех, кто плетется позади всех.

– Хорошо. – Марта всегда училась отлично. Не то чтобы ей это легко давалось, но она прикладывала большие старания. Много училась и много репетировала. Хотя, конечно, в последнее время, из-за того, что прилетел Визард, времени у нее было меньше, но девушка в своих знаниях и умениях была уверена и знала, что с сессией расправится более-менее легко. Вот выступление – это куда страшнее.

Завязался легкий, ни к чему не обязывающий разговор о студенческих буднях. И Марта вдруг поняла, что счастье – оно странное. Думала ли она, что год назад настоящим счастьем для нее будет простой разговор с молодым человеком? Конечно, нет! Тогда для этого самого счастья ей нужны были полные залы в Карнеги-холле, рукоплескания восторженных слушателей, всемирный гастрольный тур. От этого Марта и сейчас бы, конечно, не отказалась, но вот на душе тепло и радостно было от простого разговора с тем, кого она любила. Счастье, правда, получалось каким-то скованным. Марта ненароком боялась показать Саше свои чувства.

Через минут пятнадцать серебряный БМВ остановился на свободной парковке около высокого светло-серого здания с узким проемами окон на украшенном искусной лепниной фасаде. Стилизовано здание было под замок. На четырех углах его красовались остроконечные башни, ворота были выполнены в виде полуциркульной арки, а перед ними высилась скульптурная композиция, в которой можно было различить мужчину с одухотворенным лицом и в старинных одеждах. Подле него стояли гордый лев, сладострастная рысь и алчная волчица символами человеческих пороков, облеченных в каменные изваяния.

Марта никогда не бывала в этом месте, но часто слышала о нем и видела на фото в журналах и на страничках подруг в соцсетях, а потому тотчас узнала. Известный во всем городе ночной клуб «Алигьери».

Днем около этого популярного заведения с оригинальной концепцией народа почти не наблюдалось, когда как ночью сюда частенько выстраивались громадные очереди из желающих попасть внутрь. Да и было очень тихо, словно «Алигьери» был каким-то музеем, с повисшей в его коридорах благоговейной тишиной.

– Сиди здесь. Буду через десять минут, – велел ей Александр, подхватил с заднего сиденья черный кожаный кейс и вылез из машины, чтобы вскоре скрыться в одном из служебных входов ночного клуба.

Марта вздохнула и огляделась по сторонам. Как так вышло, что она полюбила этого человека, жениха ее любимой сестры? Оставалось надеяться лишь на то, что эти глупые чувства пройдут, а Ника будет счастлива с Сашей, несмотря ни на что.

Скрипачка с задумчивым видом осторожно коснулась кончиками своих длинных тонких пальцев руля, на котором недавно лежали ладони Саши. Тот до сих пор еще хранил тепло его рук, и Марта грустно улыбнулась. Александр не кажется нежным, но когда он рядом с Никой, он всегда ласково ее касается и смотрит на невесту с теплом в глазах. А когда после перестрелки он обнимал ее, Марту, то тоже был деликатен, как будто бы боялся, что ненароком может сделать ей больно.

Взор Марты остановился на бардачке, в котором лежал пистолет, и девушка с трудом поборола себя, чтобы не открыть его и не взять в руки оружие. Вместо этого она вытащила початую бутылку воды из специальной подставки и попила, подумав с издевкой, что это, можно сказать, непрямой поцелуй с Сашей – он ведь тоже сначала пил из этой бутылки.

Мысли прервал телефонный звонок. Бабушка интересовалась, села ли ее младшая внучка в транспорт или еще нет.

– Села, – торопливо сказала Марта. – Скоро приеду, быстренько все возьму и домой. Ты как себя чувствуешь?

– Терпимо, – отозвалась бабушка. – Ты уж извини, что мы оторвали тебя от дел. Эля сама хотела съездить, да у нее что-то серьезное на работе. Люда и Володя, – назвала по именам невестку и сына пожилая женщина – тоже со службы вырваться не могут, а Ника, как Люда сказала, нехорошо себя чувствует, поэтому ее я беспокоить не стала.

– Да все в порядке, – отмахнулась Марта. – У меня и не особые-то и дела были. Так, с друзьями в кафе сидела, – соврала скрипачка. Во-первых, вовсе не с друзьями, а, во-вторых, не в кафе, а в гостях у Стаса – друга дома у ненавистной сестрицы, чье общество приходилось терпеть. Зато там был Феликс, что до невероятности окрыляло.

В это чудо она до сих пор еще не верила. В чудеса вообще часто не верят, даже если они и происходят.

– Хорошо, жду тебя, милая, – сказала бабушка, еще немного поговорила с внучкой и отключилась.

От нечего делать ожидающая Дионова Марта вылезла из машины, чтобы лучше рассмотреть машину Саши и пощелкать на телефон статую Данте, да и сам клуб. В один из кадров девушки случайно попал среднего роста молодой человек в элегантных очках, в тонкой, под цвет рубашки фисташкового цвета, оправе и в деловом костюме. Он разговаривал по телефону, стоя около своей машины.

Девушка, пытаясь удалить фотографию, нечаянно уронила мобильник, и тот упал прямо к ногам этого симпатичного брюнета со строгим лицом. Тот легко наклонился, прижав свой телефон плечом к уху, поднял мобильник Марты, широкой ладонью стряхнул с него невидимую пыль и, не отвлекаясь от разговора, с улыбкой отдал владелице. Глаза у него были удивительные – синие-синие. Такие глаза совсем не сочетались с обликом молодого человека. Все в его виде говорило о серьезности, педантичности и даже какой-то внутренней суровости: начищенные до блеска ботинки с круглыми носами, аккуратно причесанные, даже как будто уложенные гелем волосы, дорогие швейцарские часы на запястье левой руки, наверное, не менее дорогое кольцо из благородной платины на безымянном пальце правой, плотно сжатые губы, строгий взгляд.

Марте незнакомец чем-то напомнил Сашу – наверное, такой же внутренней уверенностью, которая прочно въелась в сознание.

– Спасибо, – проговорила девушка вежливо, улыбнувшись. Надо же. Какой хороший и любезный, не то что этот Дионов – грубиян и дурак.

Молодой человек кивнул ей, словно говоря: «Не за что», и перед тем, как Марта подумала, что он – лапочка, недобрым голосом сказал в трубку:

– Или вы делаете то, что я говорю, или в срочном порядке пишите заявления на увольнение.

Это звучало как: «Или вы подчиняетесь мне, или я вас всех убью».

– Вы меня поняли? Или мне повторить еще раз, третий? – уничтожающе и вполне отчетливо произнес брюнет в очках в фисташковой оправе. – Если я повторю третий раз – я, знаете ли, не привык говорить что-либо дважды, если только мой собеседник – не дурак и не глухой – так вот, если я повторю это в третий раз, мы будем считать, что вы выбрали второй вариант.

Марта поняла, как лопухнулась – милым молодой человек в костюме явно не был.

«Может, на работе он – зверь, а дома – милашка?», – предположила она. И это ее предположение оказалось правильным. Полностью сломив собеседника и добившись своего, синеглазый брюнет позвонил на другой номер. Тон его изменился, и теперь суровость и жесткость сменились ласковой заботой искренне любящего человека.

– Как ты себя чувствуешь, девочка? Не люблю этого говорить, но я скучаю, – тихо сказал молодой человек, прислонившись к своей дорогой машине, но Марта со своим прекрасным слухом все равно услышала, и вдруг ей захотелось улыбаться. Наверное, девушка или супруга этого парня, в общем, его вторая половинка, счастлива с ним. Она не понимала, почему ей так кажется, но была уверена в своей правоте.

– Я жду, когда ты прилетишь на свадьбу к моему брату и к своей подружке. Не беспокойся о подарке – я сделал все, что нужно. Хорошо, Лида, хорошо. Кстати, – вдруг как-то совсем тихо сказал брюнет, снимая очки и глядя в небо. – Сегодня ровно три года со дня нашей первой встречи, он улыбнулся, слушая слова собеседницы, а после добавил: – И такая же погода, которая была в тот день.

Больше ничего умилившаяся Марта не услышала из-за Александра.

– Эй, сестренка, на кого засмотрелась? – спросил молодой человек из-за спины, напугав Карлову, не ожидавшую, что у нее над ухом раздастся вкрадчивый голос Саши.

– О-о-о, – протянул парень, поняв, что девушка смотрит на разговаривающего по мобильнику Петра Смерчинского, продолжающего глядеть в небо. – Да ты, рыбка моя, на кого попало не заглядываешься. Внук хозяина «Алигьери». Вы с сестренкой-то похожи: тебе внучок понравился, ей – дедушка.

– Не говори глупости, – первой уселась в машину девушка. – Он просто очень мило разговаривал со своей любимой.

– Кто? Смерчинский? – явно развеселился Александр, усаживаясь рядом и вставляя ключ в зажигание. – Да ну брось. Он еще хуже своего деда. Умный, все рассчитывает наперед. А по-хорошему должен гнить в тюрьме, – он сказал это без злости, как бы констатируя факт, и даже с долей уважения.

– Почему это? – удивилась Марта.

– Да человек он нехороший, – блеснули глаза Саши. – Немножко.

– А что он сделал противозаконного? – Марте почему-то представилось, что этот представительный Петр Смерчинский не платил налоги. Как итальянский известный мафиози.

– Детей ловил и ел, – добродушно отозвался Дионов.

«Как маленький», – недовольно подумала скрипачка.

Саша тоже понимал, что ведет себя, как подросток, но ему это нравилось.

Он погнал машину вперед, но неожиданно остановился около яркого сине-белого киоска с мороженым, ничего не объясняя, вышел, а вернулся с холодным лакомством в руках – для Марты.

– Это тебе компенсация за поездку, – усмехнулся он, протягивая девушке мороженое в серебряной обертке. – Я не знал, какое ты любишь, поэтому купил самое дорогое.

– Да не надо было, – несколько растерялась Марта. Она не ожидала такого милого поступка от Саши, и теперь девушке было очень приятно. А кому будет неприятно, когда объект симпатий дарит знаки внимания? Девушка с трудом сдерживала улыбку, разворачивая шуршащую обертку.

– Только не спорь, сестренка. Я вернуть уже не смогу. Теперь погнали к Нике. Домчу за пятнадцать минут, – улыбнулся, не глядя на свою пассажирку, Александр. Хорошее настроение девушки мигом осыпалось, как карточный домик – она в который раз забыла, что влюблена в жениха своей сестры и позволила себе порадоваться его маленькому холодному подарку. И вообще, зачем он ее подобрал на остановке? Дурак, он ведь и не понимает, что издевается над ней, демонстрируя свое хорошее расположение. Не догадывается о ее чувствах.

Но он и не виноват ни в чем. Виновата только она.

– Кстати, а почему ты одна? – спросил водитель у молчавшей и сосредоточенно поедающей мороженое Марты.

– А с кем мне еще быть? – не поняла она.

– Если бы я приехал издалека, я бы не отпускал свою девчонку от себя до тех пор, пока вновь бы не свалил, – как-то туманно для Карловой отозвался веселым голосом Александр. Она с недоумением глянула на него и ей тут же захотелось погладить его по черным волосам, поэтому Марта вновь отвела взгляд.

Дионов, заметивший ее жест, расценил это как смущение, связанное с музыкантиком, с которым сестренка обжималась в аэропорту. И это его позабавило. Ему очень хотелось подколоть сестричку Ники. По непонятным причинам это доставляло ему удовольствие.

– Или он уже свалил? – продолжал допытываться Саша.

– Ты о чем? – не поняла Марта.

– О твоем пареньке.

– О ком? – удивилась она.

– Девочка, не прикидывайся глупее, чем ты есть, – усмехнулся Дионов. – Я и Ника видели тебя в аэропорту с одним фраерком, пардон, парнем. Вы очень мило обнимались.

– Обнимались? – недоверчиво спросила Марта, и тут же вспомнила Феликса, который действительно обнял ее, чтобы фанаты его не узнали. Саша с Никой это видели?! Как так?

– Вы мило смотрелись, – усмехнулся Саша. – Он твой парень?

– Нет! – аж замахала руками Марта, которая и представить не могла, что Феликс-Визард будет ее парнем. – Он просто знакомый!

– Ты позволяешь себя целовать всем своим просто знакомым? – поинтересовался, как бы между прочим, Саша.

– Нет! Нет, ты что! – бурно отреагировала Марта.

– Или он – исключение? – с лукавым огоньком в глазах спросил молодой человек.

– Да нет же! Он просто меня обнял, и мы… мы не целовались. – Марта вспомнила объятия Феликса, и по ее ладоням прошлась жаркая горячая волна. А после в голову пришел тот самый эпизод, когда ее обнимал Саша. В теле появилась новая волна – уже ледяная, и обрушившаяся на голову, словно мощный водопад.

– Не парься, – без труда разгадал ее состояние Александр, радуясь ее новой порции бурного смущения, как подросток, подсмотревший за девчонками в раздевалке. – Ты – взрослая девочка, тебе тоже нужны отношения.

– У нас с ним ничего нет, – мрачно сказала Марта. Не нужны ей никакие отношения и ни с кем. У нее есть музыка, и ей хватит.

– Не ведись сразу на его комплементы и подарки, сестренка, – сделал вид Александр, что учит девушку жизни. – Я, типа, почти твой старший брат, и поэтому обязан предупредить, – он едва сдержал смех, – что мужики не такие хорошие, какими кажутся на первый взгляд. Романтика и прочая чушь – просто большая приманка для хорошеньких крошек. Таких, как ты.

– В смысле, как я? – даже как-то рассердилась Марта.

– В прямом. Ты доверчивая, малышка. Ты не должна обращать внимание на внешнюю мишуру. Учись видеть истину.

– Глупости какие-то, – сердито сказала скрипачка, машинально наматывая на палец длинную прядь.

– Это не глупости, это жизнь, – равнодушно сказал Александр. Ему совсем не нравилась мысль, что сестренка может быть быстро прибрана к рукам проворным музыкантиком, явно знающим, как сломить сопротивление хрупкого женского сердца, тем более такого юного. Положа руку на сердце, сам Саша в этом деле был большим молодцом, особенно в прошлом. Нет, мастером пикапа он себя, конечно, назвать не мог, но если нужно было, мог соблазнить девчонку буквально за один вечер. Даже на спор как-то такое делал, еще до того, как повстречал Нику.

– У вас с ним что-нибудь было? – очень корректно задал вопрос Саша, по его собственному мнению. Обычно, если его интересовал этот аспект жизни, он спрашивал куда более невежливо, иногда с применением не самых вежливых слов.

– Слушай, отстань, а? – рассердилась Марта. Подобные вопросы она могла обсуждать с подругами или с Никой, но никак не с Дионовым! Что он опять издевается?!

– Глупая ты, – сам не понял Александр, зачем спросил это у девушки и списал на счет того, что ему приятно ее подкалывать.

– Сам дурак, – очень тихо пробурчала Карлова.

Автомобиль остановился на светофоре. Улучив момент, Александр достал бутылку, из которой сделала несколько глотков Марта.

Девушка следила за тем, как он, чуть запрокинув голову, пьет воду. И ей вновь захотелось коснуться его.

Откуда-то появилась незваная нежность, окутавшая сердце скрипачки, как тонкая паутина.

– Что ты там сказала? – уточнил Саша.

– Да так, мыслю вслух, – ответила Марта, сдуру откусила большой кусок, подавилась и закашлялась.

– От жадности? – добродушно спросил ее водитель машины и любезно предложил. – Хочешь, похлопаю?

Вообще Марта терпеть не могла, когда ее хлопают по спине, но почему-то кивнула. Александр проявил себя большим шутником. Он, опустив руль, несколько раз похлопал в ладони и засмеялся, умудрившись разозлить скрипачку окончательно. Сам он рассмеялся – непринужденно, весело, давным-давно забытым смехом.

– На, попей лучше, – сунул ей бутылку Дионов. – Будет больше толку.

– Спасибо, – буркнула Марта. – Ты свое юмористическое шоу открыть не пробовал? – и она вновь закашлялась.

До конца дороги Александр только и делал, что доводил бедную девушку до белого каления, и к дому сестры она приехала порядком вымотанная, даже злая. А Саша почему-то улыбался, забыв на какое-то время о проблемах. Ему почему-то вспомнились первые курсы универа, когда он жил беззаботной и вполне себе счастливой жизнью, а самой большой его неприятностью была сессия.


* * * | Северная Корона. Против ветра | * * *



Loading...