home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

В отделение Сыска мы отправились вместе с инорой Эберхардт, которая выглядела совсем потерянной. Здание было мрачным, даже внутри краски были с сероватым налетом. Мне и так было очень неуютно, а эти стены еще и давили, заставляя чувствовать себя совсем одинокой и беззащитной. Дверь у кабинета, в котором нам было надо, уже успела обшарпать до нас не одна сотня посетителей, и выглядела она, эта дверь, очень подходяще к той атмосфере какой-то унылой безнадежности, что царила вокруг.

Инора Эберхард неуверенно постучала и взялась за ручку.

- Вас вызовут, - буркнул изнутри мужской голос. - Посидите в коридоре.

Посидите? Я огляделась. Стульев было очень мало и все они были заняты лицами, не менее достойными, чем моя нанимательница. Найти что-то свободное было совершенно невозможно. Ладно, я, я и стоять привыкла, но иноре Эберхардт, в ее возрасте, каково? Да и чувствовала она себя явно не лучшим образом - возможно, еще не отошла от вчерашнего, а возможно, на нее так подействовало извести о смерти одной из продавщиц. Была она бледной, что особенно хорошо подчеркивал цвет стен, а руки едва заметно подрагивали.

- Богиня, да что это такое? - еле слышно сказала она. - Сначала пропала Марта, которая у меня почти три года отработала. Теперь такое несчастье с Сабиной.

Я подумала, что как-то странно называть несчастьем смерть, хотя с другой стороны счастливым это событие тоже никак не назовешь. О том, как и где это случилось, инора ничего не знала, лишь - что смерть была насильственной, почему нас сюда и вызвали.

- А с предыдущими вашими продавщицами ничего не случалось? - спросила я.

- Боишься за себя, детка? - от голоса незаметно подошедшего Эдди я вздрогнула. - И правильно делаешь, что боишься. Вокруг Маргареты в последнее время сплошные странности. Но мое предложение еще в силе.

- Инор Хофмайстер, сейчас не время для шуточек, - недовольно сказала я.

- Да какие уж тут шутки, если убивают, - возразил он.

- А почему вы думаете, что это как-то связано с ее работой, - не могла не спросить я.

- Последние года два мне поступают предложения от разных лиц продать им особый рецепт, - неохотно сказала инора Эберхард. - Поступали они и моим девочкам. Но я не думаю, что из-за такого могли пойти на убийство.

- Так все-таки, что случалось с вашими предыдущими продавщицами? - повторила я свой вопрос.

- По-разному, - ответила инора. - Кто выходил замуж, кто уходил на другое место. У Хелены, что была до Сабины, заболела мать, да так сильно, что нуждалась в постоянном уходе.

Эдди насмешливо на меня посмотрел - видно, все мои страхи лежали прямо на поверхности и вызывали у него лишь улыбку. Но мне дорога моя жизнь, поэтому рисковать я ей не собираюсь. Как и выходить замуж ради ее спасения, на что этот инор столь усиленно намекает. Уехать отсюда было бы хорошо, да только не с ним. Не лежало к нему мое сердце, и все тут. И тут мне в голову пришло, что Петер, получается, теперь свободен от все х обязательств. Мыслей своих я тут же устыдилась. Не успела Сабина умереть, а я уже думаю об ее муже в таком вот плане. Меня даже не извиняет то, что к ней самой я симпатий никогда не питала, ведь она искренне мне хотела помочь. Я пользуюсь ее вещами, живу в ее квартире, и даже на работу меня устроила она, пусть эта работа и казалась мне подозрительной. В списке того, чем я ей обязана, не хватало только ее мужа. В этот момент дверь кабинета открылась и оттуда вышел как раз тот, о ком я думала. Петер выглядел полностью убитым горем. Глаза красные, темными круга обведены, одежда помятая, видно, со вчерашнего дня ее и не снимал, даже легкая небритость заметна, хотя не так сильно, как если бы на его месте был Рудольф, у которого такие темные волосы.

- Петер, как вы? - участливо спросила я, пытаясь отогнать от себя неподходящие мысли.

- Штефани, вы? - он недоуменно обвел нашу компанию глазами, попеременно задерживаясь на каждом.

- Проходите, кто там пришел? - раздался голос из артефакта над кабинетом. - По одному.

- Маргарета, иди, - сказал Эдди. - Хоть сядешь там. Не думаю, что следователь заставит тебя стоять.

Инора Эберхард зашла, а мы остались втроем в коридоре.

- Что там случилось-то? - бесцеремонно спросил Эдди.

Я возмущенно на него посмотрела. Разве бедному вдовцу сейчас до его наглых расспросов? Или он хочет выведать, что известно следствию? Сам-то он до сих пор назад не уехал, а для этого должны быть веские причины, ведь из слов иноры Эберхардт было понятно, что для ее партнера такое совсем не свойственно. Теперь я смотрела на Эдди с немалым подозрением.

- Зарезали Сабину, - невнятно проговорил Петер, подавившись всхлипом.

Я опять посмотрела на Эдди, теперь с возмущением. Должен же он понять, что человека в таком состоянии допрашивать не стоит. Но Эдди моими взглядами не проникся.

- Значит, найдут быстро того, кто это сделал. Слепок ауры на месте наверняка взяли. Если быстро нашли тело, - при этих словах даже мне нехорошо стало, что уж говорить о вдовце, но Эдди невозмутимо продолжил, - то завтра ее убийца уже за решеткой будет. Понимаю, слабое утешение, - почти сочувственно добавил он.

- Так в том-то и дело, - горячо ответил Петер, - что не получилось этот слепок взять. Говорят, там такая магическая мешанина на месте убийства, что даже сказать нельзя, была ли она убита в том месте.

- Тю, - присвистнул Эдди, и это было так громко и непривычно для этого места, что на него начали озираться, а я даже покраснела от того, что стою рядом со столь невоспитанным инором, - маг, значит? Но зачем магу нож?

- Может, и не маг, - пояснил Петер, а я лишь поражалась его терпению, - может, просто была в месте, где что-то такое делалось, а на обратном пути...

Он потер переносицу и бросил короткий взгляд на меня. Вспомнил, видно, как предлагал вчера проводить, а в это время Сабину как раз и убивали. Или не в это время?

- А когда это случилось? - продолжал расспросы Эдди.

Он и не пытался хоть как-то смягчить слова, но такие деловые расспросы на удивление приводили Петера в порядок лучше, чем любое сочувствие. Он собрался, горе ушло на задний план. На переднем оказалось желание выяснить правду и отомстить.

- Незадолго до полуночи. И ведь совсем недалеко от нашего дома, - с отчаяньем сказал он, не удержав в себе эмоции. - Всего квартал. А нашли ее только под утро, когда светать стало. И все это время я ее искал, - голос его опять явственно дрогнул.

- Жена в такое время должна дома сидеть, - наставительно заявил Эдди. - Вторую заведешь - проследи, чтобы не бегала где попало.

Я не удержалась и постаралась как можно незаметнее стукнуть его кулаком в бок - шутки такие мне казались совсем неуместными и неподходящими ни к этому месту, ни к этой ситуации.Человек только что потерял не только жену, но и неродившегося ребенка, и это совсем не повод для шуток.

- Смотрю, детка, я начинаю тебе нравиться, - не преминул он откомментировать. - Уже заигрывать начинаешь?

- Я просто хотела вам, инор Хофмайстер, намекнуть, что нужно выбирать выражения, - недовольно сказала я.

- А что такого я сказал? Жизнь-то продолжается. Вот увидишь, Штеффи, погорюет наш безутешный вдовец, да и найдет себе кого-нибудь на замену.

- Да, жизнь продолжается, - эхом ответил Петер. - А Сабины больше нет...

Выглядел он таким несчастным, что хотелось его прижать к груди и поплакать с ним вместе. Но такой возможности мне не дали - обшарпанная дверь открылась и выпустила инору Эберхардт, которая выглядела еще более разбитой, чем когда она туда входила. Она довольно растеряно нас оглядела и сказала Петеру:

- Инор Гроссер, проводите меня, пожалуйста. Я понимаю, что вы сами не в лучшем состоянии, но я одна сейчас просто не дойду. Эдди, просили зайти тебя.

Эдди вошел внутрь кабинета, Петер пошел провожать мою нанимательницу, а я осталась в коридоре одна. На всякий случай я огляделась, но стульев свободных как не было, так и не появилось. Смотреть то же было не на что - могли бы хоть картинки какие-нибудь на стены повесить или правила в красивых рамочках. Потом я представила, какие картинки могли повесить в подобном заведении, и решила, что голые стены, пожалуй, лучше. Я прислонилась к стене и прикрыла глаза. Попытка размышления на тему, почему убили Сабину, ни к чему не привела. Она не была со мной откровенна, поэтому я знала о ней ничуть не больше, чем месяц назад, когда была еще в приюте и жизнь казалась расписанной наперед.

- Штефани? - удивленный возглас Рудольфа вывел меня из задумчивости. - Что ты здесь делаешь?

- Так Сабина же... - не менее удивленно ответила я, будучи уверенной, что он здесь по тому же поводу, но тут же поняла, что этого быть не может. - А что ты здесь делаешь?

- Я? - мне показалось, что он несколько смутился. - А что, говоришь с Сабиной?

- Брайнер? - из того кабинета, куда мне идти предстояло, выглянул подтянутый инор с легкой сединой на висках и недовольно сказал. - У тебя дел других нет, как с моими свидетельницами болтать? Я тебя куда отправлял, помнишь?

Рудольф покосился на меня и несколько смущенно ответил:

- Да, инор Шварц.

- Ты сделал?

- Нет пока.

- Тогда, что ты здесь делаешь?

Рудольф коротко попрощался со мной, инор Шварц посмотрел ему вслед, потом перевел недовольный взгляд на меня, взгляд из недовольного стал удивленным, потом задумчивым.

- Инорита Ройтер? - уточнил он.

- Да, инор Шварц.

- Это хорошо, - заметил он. - Сейчас мы с инором Хофмайстером закончим и займемся вами.

Но с Эдди он закончил еще нескоро, дав мне возможность обдумать, что что только что случилось. То, что Рудольф оказался не из конторы конкурентов иноры Эберхардт меня не обрадовало, так как было очень похоже, что возле черного ходя ее магазина он появился не случайно. А это значит, что ему нужна вовсе и не я, а та информация, которую он от меня может добыть. Мне стало ужасно обидно от осознания этого.

- Штеффи, детка, тебя дождаться, чтобы тебе не страшно было одной возвращаться в магазин?

На настроение Эдди допрос не повлиял совсем никак. Он вел себя точно так же, как и в другой, совершенно обычный день.

- Спасибо, не надо, инор Хофмайстер, - ответила я, входя в кабинет.

Инор Шварц кивком указал мне на стул и внимательно стал смотреть на то, как я сажусь и расправляю юбку. Начинать разговор он не торопился, я тоже молчала.

- Инорита Ройтер, вы воспитывались в Королевском Приюте до того как попасть на работу к иноре Эберхардт? - наконец спросил он.

- Да, инор Шварц.

- До поступления на работу были ли вы знакомы с инорой Эберхардт или инором Хофмайстером?

- Где бы я могла с ними познакомиться? - удивленно сказала я. - У нас был приют, а не проходной двор.

- Отвечайте, пожалуйста, только на поставленный вопрос, - холодно сказал он. - Свои рассуждения можете оставлять при себе.

- Нет, я ни была с ними знакома, инор Шварц.

Он довольно кивнул головой и опять замолчал. Под его внимательным изучающим взглядом я поежилась. И он вновь начал задавать вопросы. Такие же странные, на первый взгляд, не имеющие никакого отношения к убийству Сабины, а лишь к моему месту работы.

- С покойной вы были подругами, инорита Ройтер? - перешел он наконец непосредственно к случившемуся.

- Нет, инор Шварц.

- А почему она помогла вам устроиться на эту работу? Довольно неплохо оплачиваемую кстати?

- Инора Эберхардт долго не могла найти вторую продавщицу, вот Сабина, скорее всего, про меня и вспомнила, - пояснила я. - Да и условие мне поставила - снять ее квартиру.

- Других условий не было? Выплата определенного процента, к примеру?

- Нет, инор Шварц. Единственное условие я вам уже сказала.

Он опять начал расспрашивать о наших с Сабиной отношениях, пытаясь то ли поймать меня на лжи, то ли найти что-то, понятное только ему самому. Но что я могла ему рассказать кроме того, что уже рассказала? Мы же с ней совсем не общались, даже когда вместе в приюте жили.

- Инор Гроссер утверждает, что она часто отсутствовала по вечерам. Возможно, вам известно, куда она могла ходить?

- Нет, инор Шварц, мне об этом она ничего не говорила.

- И никаких предположений вы сделать не можете?

Я только головой покачала. Сабина не сказала, куда она направлялась даже в тот день, когда я ее видела в последний раз. Я зябко поежилась при мысли о том, что это действительно было в последний раз, когда я ее видела живой и здоровой.

- В кармане ее платья была найдена записка, которую инорита Аккерман начала писать, но не закончила, - он дождался моего вопросительного заинтересованного взгляда и продолжил. - Там было лишь начало фразы "В случае моей смерти..." У вас есть предположения, чего она боялась?

Я могла лишь ошарашенно молчать. Эта записка настолько не вязалась с той Сабиной, которую я знала.... Да она совсем и не думала о смерти, она активно строила планы на будущее... Да и вообще, она же ребенка ждала. За эту мысль я и ухватилась.

- Возможно, инор Шварц, это из-за ее беременности? Боялась умереть родами?

- Какой беременности? - удивленно посмотрел он на меня. - Инорита Аккерман не была беременна. С чего вы это взяли, инорита Ройтер?


Глава 13 | Плата за одиночество | Глава 15



Loading...