home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

- Это платье Сабины, - зачем-то пояснила я, хотя меня ни о чем не спрашивали.

- Да мы и не сомневаемся, инорита, что оно вам принадлежать не может, - ответил напарник Рудольфа.

- Потому что у меня не хватит на него денег? - обиженно спросила я.

Ну да, где уж таким нищенкам носить столь дорогие платья. Я даже о ценности его догадалась, лишь когда меня ткнули носом. А так лишь смотрела и думала, что отчистить бы пятно, и было бы замечательное платье на какой-нибудь торжественный выход. Впрочем, куда и с кем мне выходить?

- Потому что девушка, которой оно принадлежало, пропала до того, как ты покинула сиротский приют, - слегка смущенно пояснил Рудольф. - Я, правда, видел только описание, но очень уж вещь характерная.

- Пропала? - я вопросительно на него посмотрела.

- Тебе наверняка рассказывали про Марту, что до тебя была. Так вот, это было ее платье. Она из обеспеченной семьи, поругалась с родителями и решила сама зарабатывать на жизнь. С матерью она переписку поддерживала, хоть и не брала у нее денег, и та сильно обеспокоилась, когда известий от дочери долго не было.

- Мне сказали, что она уехала, - растеряно сказала я.

- Инора, у которой Марта снимала комнату, тоже так говорит. Что собрала вещи и уехала. Но очень похоже, что к ней была применена ментальная магия. Когда мы ее допрашивали, остался лишь легкий след, почти неуловимый.

Ментальная магия? Богиня, во что же я ввязалась?

- Брайнер, лишнее болтаешь, - проворчал его напарник.

- Штефани не может быть замешана. Она все это время была в приюте.

- Может, не может, откуда тебе знать? Сабина же позвала ее, не какую-нибудь другую девушку, значит, у нее были на то основания. Да и проболтаться может тому, кто замешан.

Он уставился на меня с подозрением. Я даже растерялась. Не учили меня, как себя вести в ситуации, когда тебя обвиняют в том, чего ты не делала. Даже непонятно, в чем, собственно, меня обвиняют. В том что я могу рассказать непонятно что неизвестно кому? Да я почти ни с кем и не разговариваю!

- Да ладно тебе, видно же, что инорита ни при чем, - запротестовал Рудольф.

- Молод ты еще, - наставительно заявил в ответ этот неприятный тип, хотя сам был не так уж и стар. - Увидел хорошенькую девушку, и сразу решил - она ни при чем. А потом, из-за таких красоток проблем возникает немеряно. Или ты решил во всем пример со Шварца брать?

- Я не просила мне ничего рассказывать, - резко дернулась я. - Да и сама никому ничего не расскажу.

Я хотела было вообще из комнаты выйти. Помощи им от меня никакой, а мне от них - одно расстройство. Даже пару шагов к двери сделала.

- Инорита Ройтер, куда это вы? - подозрительно прищурился напарник Рудольфа.

- Докладывать о ваших находках, - мрачно ответила я. - Правда пока не знаю, кому, но по дороге непременно решу.

- Потом доложите, - странно, но он явно смягчился и даже мне улыбался. - А пока расскажите, что вы знаете про это платье.

- Да ничего я про него не знаю.

Напарник Рудольфа недовольно прищурился и зубом цыкнул как-то угрожающе даже. Неприятно. Запугивающе. Видно было, что это у него давно отработано.

- Инорита Ройтер, мое замечание о лишней болтовне к вам не относится. Напротив, то, что вы знаете, может помочь найти убийцу вашей подруги. Итак?

Я недоуменно на него посмотрела. Да что вообще я могу рассказать про это платье? Я его видела-то только мельком, когда в шкаф заглядывала. Платье было совсем не повседневное, для меня интереса тогда не представляло, хотя я и подумывала над тем, чтобы вывести пятно. Только вот...

- Когда я впервые увидела это платье, пятно было намного меньше, - выпалила я.

- Что? - удивился сыскарь.

- Пятно было много меньше - в пол-ладони величиной. Я тогда еще подумала, что его легко вывести можно будет. А сейчас оно вон как расползлось.

Сыскарь лишь скептически хмыкнул, но Рудольф пристально начал рассматривать подол платья. Он даже лупу достал из кармана и изучал это несчастное пятно так, что мне даже интересно стало, что же там найти можно. Пятно и пятно, отвратительно выглядящее на такой красивой ткани.

- Гляди, - ткнул он напарника в бок, - вот видны следы старого пятна, как раз такого, о каком говорила Штефани.

- Инорита Ройтер, - скучным голосом поправил его этот зануда. Но тут же его взгляд оживился, теперь он не менее пристально рассматривал этот несчастный подол, вертя его и так и этак. - Действительно следы есть. Но зачем нужно было заливать старое пятно?

- Скорее всего, чтобы Штефани, то есть инорита Ройтер, его случайно не надела, - гордо пояснил Рудольф. - Не знаю, откуда у Сабины появилось это платье, но к Гроссеру она забрать его не могла - тот бы сразу опознал в нем вещь Марты.

И тут я вспомнила, как Сабина уже сидела в этой квартире в тот день, когда Эдди отводил меня домой. И я тогда очень удивилась, что она пришла, поговорила ни о чем и ушла. Правда, никаких емкостей с маслом при ней я не заметила, но бутылочка могла быть маленькой и полностью поместиться в кармане или сумочке. Но зачем ей вообще было хранить это платье, если она не могла его носить? Не проще ли было от него сразу избавиться?

- Оно очень дорогое, - ответил мне Рудольф, и я поняла, что вопросы свои задала вслух. - Наверно, рука не поднялась. Возможно, собиралась перешить его, поменяв фасон. Правда, ткань никуда бы при этом спрятать не удалось бы. Что она думала, я не знаю, а сейчас уже и не спросишь.

- А не могла Марта незадолго до смерти ей это платье отдать? - предположила я. - Сабина мне не кажется способной на серьезное преступление, а вот скрыть вполне могла...

- Штефани, вот ты бы отдала кому-нибудь бриллиантовое колье из-за того, что один из зубчиков, удерживающий камень отогнулся? А платье стоит не меньше.

Я слабо представляла стоимость бриллиантового колье, так что для меня сравнение было не очень удачным, единственное, что я поняла - платье было не просто дорогое, а очень дорогое и уникальное. Такие платья не дарят случайным людям. Их не выбрасывают, потому что надоели или вышли из моды. И место им - не в моем шкафу среди приютских платьев...

- Тогда, может, хотела, чтобы Сабина это пятно убрала? - предположила я. - Нас учили такому.

- Хозяйка платья была магичкой, не очень сильной, правда, но бытовые заклинания ей были доступны, - ответил напарник Рудольфа. - Обращаться по такому вопросу к девушке без Дара она бы точно не стала.

Никаких других вариантов получения Сабиной этого платья у меня не было. Ситуация вырисовывалась нехорошая. Девушка, работавшая вместе с Сабиной, пропадает вместе со всеми вещами, одна из которых оказывается здесь.

- Интересно, а остальное не может принадлежать пропавшей инорите? - задумчиво сказал напарник Рудольфа, имени которого я так и не услышала за все это время. Он перебирал висевшие в шкафу платья уже который раз. - На первый взгляд, все они не очень дорогие...

- Вот эти я надевала на работу, - вспомнила я. - Если бы они были пропавшей Марты, то инора Эберхардт непременно бы это отметила, правда?

- Правда. Если только...

Он выразительно посмотрел на Рудольфа, и я сразу додумала то, что он не договорил. Если только сама инора Эберхардт не замешана в исчезновении своей продавщицы. А ведь Сабина, когда очень долго отсутствовала, говорила Петеру, что ходила по делам нашей нанимательницы. Но какие там могли быть дела, кроме как отнести заказ покупательнице? Все необходимое либо доставляли с фабрики "Хайнрих и сын", клеймо которой было на упаковках, либо привозил инор Хофмайстер. Что он привозил и откуда, для меня было загадкой. Хотя, подозрения, конечно, были. Скорее всего там находилось что-то, недавно сделанное с помощью орочьего шаманства. В нашем приюте ходили слухи, что маги, впервые встретившиеся с его проявлением, реагируют как раз так, как я - тошнотой и обмороками. Получается, дел у Сабины от иноры Эберхардт и быть-то не могло, или просто были такие, что мне и не догадаться. Но если они были у одной продавщицы, то должны были быть и у другой?

- Скажите, иноры, а Марта, которая пропала, она тоже по вечерам исчезала, как Сабина?

- Ее квартирная хозяйка утверждает, что девушка вела очень размеренный образ жизни и по вечерам нигде не бывала.

- Брайнер, опять болтаешь!

Рудольф пожал плечами с видом "Да что такого я сказал, чего бы она сама не могла узнать от других" и замолчал. Но услышанного мне было достаточно. Пропавшая девушка ни по каким делам иноры Эберхардт по ночам не ходила. Но это могло означать как то, что инора ни в чем не замешана, так и то, что она в свои грязные делишки не посвятила вторую продавщицу. Но ведь Марта работала дольше Сабины, а значит, тоже должна была привлекаться, а иначе не проработала бы так долго. Нельзя скрыть от человека, который постоянно рядом, странности, которые происходят в магазине. Подслушанный мной разговор говорил не в пользу иноры Эберхардт. Но рассказывать ли о нем сыскарям? Про все остальное я ведь рассказать не могу. И я решила ничего не говорить. Наверно, это было глупо, но я почему-то была совершенно уверена в том, что моя нанимательница не виновна в исчезновении одной и смерти другой своей продавщицы. Если я ошибаюсь, то тоже оказывалась под ударом, но ведь тогда верить уже вообще никому не нельзя. Получается, что все вокруг врут.

- Инорита Ройтер, у вас какие-то соображения были, или вы просто так спросили? - удосужился поинтересоваться напарник Рудольфа.

- Сабина часто вечерами пропадала, Петеру она говорила, что ходила по делам иноры Эберхардт...

- А откуда вы знаете, что она говорила инору Гроссеру?

- Он ее здесь пару раз искал, - пояснила я.

Они переглянулись.

- Он тоже приходил в твое отсутствие? - спросил теперь уже Рудольф.

- Нет, инор Брайнер, - подчеркнула я обращение, - он всегда стучал в дверь, - подумала и добавила. - Были ли у него ключи, не знаю.

С другой стороны, к чему ему было сюда приходить в мое отсутствие? Сабина здесь не бывала, а других причин приходить у него не было. Личных вещей у меня почти нет, да и вещей хозяйки квартиры довольно мало. Думаю, опись их всех вошла бы на половину листочка, которых лежали сейчас на столе рассыпанной кучкой.

- И как назло, ни одного тайника! - неожиданно сказал напарник Рудольфа. - Уж могла бы эта Аккерман спрятать что-нибудь для нас полезное. А так...

- Но платье же...

- А что платье? Даже если окажется, что оно пропавшей девушки, все равно теперь никого не спросишь, как оно здесь появилось. Известно лишь, что когда сюда заселилась Ройтер, платье в шкафу уже висело.

Похоже, "не болтать" на напарника Рудольфа не распространяется. Он продолжал вполголоса ворчать, что попробуй такое дело, связанное с магией, распутать, если никаких зацепок нет. Никто не знает, куда и зачем ходила Сабина, а ее сожитель - настоящий придурок, отвалить такую сумму алчной, практически посторонней девице в обмен на расписку, а саму расписку хранить даже не в сейфе, а в книге по магии, как какую-то неважную бумажку.

- Он просто доверял Сабине, - попыталась я встать на защиту Петера.

- Вот и додоверялся, - хмуро ответил мне сыскарь, - ни жены, ни денег, ни зацепок у нас, кто и почему ее убил. Может даже он сам.

- А ему-то зачем? - недоуменно спросила я.

- Мало ли, - веско ответил он мне.

Но дальше развивать эту тему не стал, слишком уж дико прозвучало его предположение даже для меня, а уж они точно фантазировать на такие темы не должны. Факты, и только факты.

- Штефани, мы платье это забираем, - сказал Рудольф. - Если вдруг окажется, что к пропавшей девушке оно отношения не имеет, его тебе тут же вернут

- Ага, не имеет, - скептически хмыкнул его напарник. - Брайнер, таких совпадений не бывает.

- А остальные платья? - я кивнула на шкаф.

- Я опись одежды пропавшей Марты наизусть знаю, - вздохнул Рудольф, подтвердив мои самые худшие подозрения. - Ни одно описание к этим платьям не подходит.

Мне выдали бумагу о том, что изъяли у меня столь ценную вещь. Я тоже расписалась на нескольких листах, даже особо не всматриваясь, что там я подтверждаю, настолько я от всего устала к концу этого бесконечного дня.

- Штефани, может, поужинаем сегодня вечером? - на удивление нерешительно спросил Рудольф.

- Мне кажется, инор Брайнер, на сегодня с меня допросов хватит, - резко ответила я. - Все равно, вы от меня не узнаете больше, чем я уже сказала.

-


Глава 15 | Плата за одиночество | Глава 17



Loading...