home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Инора Эберхардт спустилась раньше, чем предполагала Сабина. Посмотрела наши записи, послушала как мы вдвоем нараспев расхваливаем покупательницам товар, довольно заулыбалась и опять ушла наверх. Досыпать, наверно - Сабина говорила, что обычно в такое время хозяйки внизу нет. Но и без постоянного надзора было достаточно тяжело. Как ни странно, у меня работа на фабрике не требовала таких усилий как здесь. Казалось бы, что проще - улыбайся да пытайся всучить побольше жизненно важной косметики иноре, которая пришла сюда в погоне за убегающей молодостью. Но улыбка, которая шла не от души, а по необходимости, требовала от меня сил намного больше, чем стояние за ткацким станком. Там хоть можно было напевать что-нибудь или переговариваться. А еще мне казалось, что нечестно просить такие деньги за какие-то жалкие притирания для лица. Сабина, с которой, я поделилась сомнениями, насмешливо сказала:

- Если они готовы платить, то нам-то с чего переживать об их кошельках? Уверяю тебя, они последний кусок изо рта детей не вытаскивают, чтобы здесь что-то купить. И покупают они потому что это нужно им, и очень нужно. Услуги магов косметологов много дороже, да иной раз приводят к таким последствиям... Как-то при мне прибегала одна из постоянных клиенток после коррекции магией, буквально рыдала, артефакт, меняющий внешность отключать ни в какую не желала, но требовала, чтобы инора Эберхардт "сделала хоть что-то с этим", - последние слова Сабина проговорила высоким писклявым голосом, видно, имитируя ту самую жертву магов-косметологов. - Нет, Штефи, мы им нужны. Нужны намного больше, чем они нам. Для многих клиенток нашей хозяйки иметь молодое и красивое лицо жизненно необходимо, это вывеска, за которую платят. Да и вообще, с чего ты о них распереживалась? На нашу долю особой жалости не досталось, между прочим. Так что и нам нечего думать о других, своих проблем хватает. Тебе деньги не лишние, нет? Я-то прекрасно помню, как мне выживать после приюта пришлось. И никто, никто мне не помогал! Так что переживать нужно о своих деньгах, запомни это...

Она возмущенно фыркнула и хотела еще что-то добавить, но перезвон сигнального артефакта возвестил о приходе клиентки, Сабина нацепила на лицо улыбку искренней радости и устремилась навстречу чужим деньгам, часть из которых после покупки косметики становилась уже Сабиниными. Вошедшая дама, на первый взгляд, была одета совсем не так, как большинство приходивших при мне сюда клиенток. Строгое неяркое платье, да и украшений совсем немного, но напарница угодливо вертелась перед ней так, что сразу было понятно - рассчитывала на прибыль. Дама не особо велась на уговоры. Она разглядывала сверкающие баночки с кремами с таким видом, что казалось - перед ней взад-вперед пробегает вереница тараканов, да еще останавливается и неприличные пляски устраивает. Во всяком случая, брезгливость на ее лице была хорошо видна.

- Это все не то, что мне нужно, - процедила она наконец. - Я уже говорила продавщице, - она бросила взгляд в мою сторону, поморщилась, - другой, рыженькой такой, что хочу заказать. Она говорила, что чего-то для этого не хватает и обещала доставить, когда сделают. Но времени уже прошло очень много.

Под ее холодным обвиняющим взглядом поежилась даже я. Представляю, каково было Сабине, стоящей с ней рядом. Но Сабинина улыбка не померкла даже на миг.

- Мне так жаль, - с четко дозированной печалью в голосе ответила она, - что Марта настолько безответственно отнеслась к свои обязанностям. В журнале записи о вашем заказе не было. Если бы это было не так, то, скорее всего, заказ был бы уже выполнен и разнесен, так как с того времени, что она здесь не работает, уже были две поставки.

- Меня это волнует крайне мало, - прервала ее покупательница. - Ваши внутренние проблемы оставьте себе.

- Я могу записать ваш заказ в журнал, - пролепетала Сабина, не переставая улыбаться. - И мы сразу же все вам доставим, когда будет сделано.

- Я хочу поговорить с хозяйкой, - отрезала дама. - Пригласите ее. Нет у меня доверия к таким фифам как вы. У всех вас слишком короткая память.

Сабина очень заметно покраснела.

- Инора Эберхардт в это время никого не принимает, - попыталась она втолковать покупательнице. - Я запишу прямо при вас, чтобы вы были уверены в том, что запись сделана. Инора Эберхардт всегда эти записи просматривает.

- Да ну? - покупательница скривила тонкие губы в неприятной гримасе. - Прошлый раз тоже при мне записывали, и что? Где мой крем?

- Не может того быть, - уверенно ответила Сабина, прошла к стойке, достала толстенную тетрадь и раскрыла ее. - Вот, посмотрите. У нас с начала года ни одного невыполненного заказа. Все сделано и разнесено. Видите? Напротив каждой записи есть пометка о том, в каком состоянии заказ.

- Та рыжая не в эту книгу записывала, - дама мазнула взглядом по заметкам, которые ее явно не заинтересовали, - а в тоненький такой блокнотик с красной обложкой.

- Мы все заказы записываем только в этот журнал, - твердо ответила Сабина.

- Неужели?

- Других мест для записи у нас нет.

- Пригласите хозяйку.

- Она будет только после обеда.

- Тогда я и зайду после обеда.

Дама развернулась и, шурша юбками, гордо выплыла из лавки. Сабина захлопнула журнал и бросила его на стойку.

- Вот гадина!

Честно говоря эта высокомерная покупательница мне тоже не понравилась, но поведение Сабины было странным.

- Ты же говорила - о покупателях как о покойниках. Либо хорошо, либо никак, - напомнила я.

- Да я про ту, на чье место ты пришла, - почти прошипела Сабина. - Ты что, не поняла, она себе заказы отбивала! Этой просто не успела отдать, а то бы мы и не узнали никогда.

- Но ведь делает инора Эберхардт, - недоуменно сказала я.

- Да, хозяйка делает, а мы помогаем. Марта чаще помогала, у нее Дар. Видно, запомнила, что и как надо делать. Сначала вот так подрабатывала, даже тетрадку завела, гадина, для заказов, а потом вообще слиняла вместе с рецептами!

Похоже, больше всего Сабину возмутило не то что загадочная рыжая Марта слиняла, а то что сделала она это, не поделившись с ней добытым. Следующие слова только подтвердили мои мысли.

- От списка ингредиентов толку никакого нет, если не знаешь, как это все активировать. Я хоть десять раз повторю все действия иноры Эберхардт - результата не будет, нужна магическая составляющая, а я ее не вижу, хоть плачь. Петер говорит...

Тут она поперхнулась и испуганно на меня посмотрела, видимо, решив, что сболтнула лишнего. Но я сделала вид, что не поняла, что они с Петером пытались повторить рецепт иноры Эберхардт. Безуспешно пытались. И, возможно, не один. Наверно, это и есть основная причина того, что Сабина задержалась на этой работе после замужества.

- А как Марта объяснила свой уход с этого места?

- Никак, - неохотно сказала Сабина. - Просто однажды взяла и не вышла на работу. Инора, у которой она снимала комнату, сказала, что та забрала свои вещи и уехала.

- И что потом?

- Да ничего. Кому она интересна, эта Марта? Уехала и уехала. Никто же не знал, что у нее такие вот подработки были, в красном блокнотике...

Это она сразу и высказала иноре Эберхардт, когда та спустилась в торговый зал. Клиенток как раз не было, поэтому Сабина не стеснялась в выражениях, говоря о продавщице, которая обкрадывала свою благодетельницу. Она прямо-таки пылала праведным гневом.

- Так и сказала "записывала в блокнот с красной обложкой"? - недоверчиво переспросила инора.

- Да, так и сказала, представляете? - возбужденно тараторила Сабина. - Штеффи может подтвердить, она все слышала. Мы с ней потом обсуждали, как это можно, настолько пренебречь вашим доверием...

- Не верится мне, что Марта была на такое способна, - покачала головой наша хозяйка. - Да и не получилось бы у нее все равно так, как у меня, а значит, пришли бы клиентки с претензиями, и все бы выплыло.

- Но та инора говорила очень убежденно, - настаивала Сабина. - И выглядит она как особа, в деньгах не стесненная.

- Хорошо, - инора Эберхардт на мгновение прикрыла глаза, как бы собираясь с мыслями, - когда эта покупательница придет вновь, вызови меня, в какое время бы она не появилась. Штефани, тебя это тоже касается. Кстати, артефакты срочного вызова тебе показали?

- Нет, инора Эберхардт, - ответила я.

- Вот это нажимаешь, когда здесь, внизу, срочно нужна я. А это - для немедленного вызова городской стражи.

- Стражи? - переспросила я.

- А что тебя так удивляет? - улыбнулась инора Эберхардт. - Деньги здесь проходят немалые, в банк их сдаем не каждый день, так что всякое бывает.

Я посмотрела на Сабину. Легкая, ни к чему не обязывающая работа? О попытках ограблений она даже не заикалась. Но Сабина была сама невозмутимость.

- Штефани, это бывает очень редко, - улыбнулась мне инора Эберхардт, правильно поняв мою озабоченность. - И никогда - с серьезными последствиями.

Она просмотрела наши записи, сделанные за этот день и довольно покивала в такт своим мыслям. Еще бы - каждая из покупательниц оставила здесь больше, чем мне в приюте выдали, рассчитывая, что я смогу прожить на это целый месяц. Я бы тоже порадовалась, если бы на меня сыпался постоянный золотой дождь, пусть даже при этом и приходилось работать по ночам как проклятой, по выражению Сабины. Правда, я совсем ничего не знала о расходах своей нанимательницы, они тоже могли быть весьма значительными. Не зря же Сабина говорила, что какие-то ингредиенты они заказывают специально, и что там провозят, она не знала. Может, доходы иноры Эберхардт не столь велики, как кажется на первый взгляд. Вдруг ее помощь дамам, жаждущим вернуть молодость, почти бескорыстна? Я посмотрела на нанимательницу и сразу в этом засомневалась. Крупные бриллианты в ее украшениях просто кричали о том, что о себе она не забывает ни при каких условиях. Один из пальцев украшало массивное кольцо с очень большим темно-красным камнем. Выглядел он необычно, казалось, что цвет внутри непостоянен, как бы перекатывающийся от ярко-красного до почти черного. Мне даже представить страшно, сколько могло стоить такое украшение. Но у Сабины я об этом спросила, когда инора Эберхардт наконец отправила нас на обед.

- Дорогущее, - подтвердила Сабина, - стоит, поди, как все содержимое магазинчика.

- А она не боится его носить? Вдруг потеряет или украдут...

- Она его никогда не снимает. Даже когда лично крем делает. Все украшения снимает, а это кольцо - нет. Мне кажется, - она драматически понизила голос, - что она его как-то использует в работе. Но сама инора Эберхардт утверждает, что носит его в память о покойном муже и просто уже стянуть не может, даже повернуть. Говорит, что вросло.

Сидели мы в маленьком кафе не совсем на центральной улице, но довольно близко к ней, и цены там были такие, что, лишь взглянув на них, я сразу поняла, что совсем не голодна. Но Сабина настаивала, пришлось взять маленькую булочку и стакан чая. Вопрос с обедом нужно было как-то продумывать, на такие заведения у меня нет денег. Я вспомнила, что мне еще нужно купить в ближайшее время, и пришла к выводу, что денег у меня нет ни на что. Но ведь остальные девушки, покидавшие приют, как-то устраивались? Я задавила зарождавшуюся панику и откусила маленький кусочек принесенной сдобы. Была она еще горячей и очень вкусной. Сабина торопливо разделывалась с заказанным ею супом и что-то пыталась мне рассказывать из жизни продавщиц косметики. Получалось не очень - говорить с полным ртом дано не всем, этой магией Сабина не владела так же, как и обычной. Одно было понятно - долго рассиживаться нам здесь нельзя.

Инору Эберхардт мы застали за изучением журнала заказов, она делала из него какие-то выписки на лежащий рядом листок бумаги и тут же что-то подсчитывала. Колонка цифр уже была значительной, но все росла и росла.

- Подсчитываете, сколько Марта могла у вас украсть? - подобострастно спросила Сабина.

- Разве что пару заказов, - задумчиво ответила хозяйка. - Если то, что сказала та инора, - правда. Да и больше я боюсь ущерба своей репутации, чем кошельку. Марта не могла сделать конечный продукт достаточно эффективным, она просто не знала, что для этого нужно.

- Но та инора уверенно говорила про красную обложку и про то, что заказ так и не получила, - заметила Сабина. - Возможно, инора Эберхардт, это была первая попытка? Клиентка не из постоянных, я бы ее запомнила. Не каждый день к нам приходят иноры в эльфийских шелках.

Надо же, эльфийский шелк! Никогда бы не подумала, что та невзрачная тряпочка носит столь гордое имя. И еще меня удивило, что Сабина упорно называет ту даму инорой, хотя столь богатая одежда предполагала и хорошее происхождение.

- Нужно будет с ней поговорить. Жаль, что вы меня тогда не позвали.

- Как только она подойдет, мы тут же вас вызовем, инора Эберхардт.

Хозяйка в этот раз уходить не торопилась. Она пробыла в зале до закрытия, но загадочная клиентка с невыполненным заказом так и не появилась, хотя мы и ждали ее с огромным нетерпением. Не подошел и Рудольф, которого я совсем не ждала и даже не вспоминала о нам. Видно, просто хотелось ему отыграться за вчерашнее неудавшееся знакомство, за время проведенное в магазинчике он сполна насладился моей беспомощностью и я потеряла для него всякий интерес. Наверно, купи он крем для своей матери, мне не было бы столь обидно - слишком много на него ушло времени. Нет, я бы с ним, конечно, никуда не пошла, но высказать все, что накопилось, - очень хотелось. При выходе я немного замешкалась и украдкой огляделась - вдруг он опять караулит меня около черного хода?

- Пойдем, - подтолкнула меня Сабина в спину, - мне тебе еще постельное белье нужно дать.

- Да не нужно, - запротестовала я, внезапно вспомнив, что там Петер.

Петер, который вчера приходил в теперь уже мою квартиру в поисках жены, но нашел там лишь меня, а вот я что-то потеряла. И боюсь, это что-то не найдется при новой встрече с ним.

- Нужно-нужно, - довольно жестко сказала Сабина, подхватила меня под локоть и быстро пошла вперед.

Наверно, я никогда не научусь так ходить на каблуках, как это делала она. Возникало впечатление, что она на них не просто шла - летела, почти земли не касаясь. Впрочем, если бы меня дома ждал любящий муж, я бы тоже поторопилась. А он ждал. Петер приветствовал меня радушно, но так, что Сабина даже не заподозрила, что мы уже с ним встречались. Но все равно, отправила она его под явно надуманным предлогом подальше от нас, что меня не очень-то и расстроило. Вручила она мне не только постельное белье, но и немного посуды, отказа не приняла, на благодарность благосклонно покивала и довольно быстро выставила из своего семейного гнезда. Я там и рассмотреть толком ничего не успела. Я шла домой, прижимая к себе Сабинины дары, и недоумевала, почему вчера Петер произвел на меня такое убийственное впечатление. Сегодня он совсем не казался вышедшим из моих грез. Да, его замечательная улыбка осталась при нем, но в остальном - он совсем не был похож на того, что я себе намечтала. У него даже нос немного кривой. Нет, мне такого не нужно. Я вздохнула. На самом деле, не так уж он и плох, и самое ужасное в его внешности - это то, что он чужой муж.


Глава 6 | Плата за одиночество | Глава 8



Loading...