home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Этот инор пришел, когда я долго маялась в полном одиночестве. Вчера, примерно в это время, инора Эберхардт дала указание закрываться, но пока она не спускалась, а сама я закончить рабочий день не могла, хоть покупательниц не было. Вошедший на клиента нашего магазина тоже никак не походил - юность от него уже ушла, конечно, но до возраста, когда ему потребуются различные притирания, чтобы скрыть старость, было еще далеко. Да и не походил он на человека, для которого самое важное - собственная внешность. Даже одет был небрежно, а щеки украшала щетина, не очень длинная, но все же показывающая, что не брился он несколько дней. Я с некоторым сомнением подумала, что, возможно, он и пришел как раз за кремом для удаления волос, а то бриться каждый день лень. Он окинул меня небрежным взглядом и сказал:

- Детка, вызови-ка мне инору Эберхардт.

Хозяйку вызвать я была бы рада, только вот не было у меня уверенности, что она будет рада встрече с этим типом, а значит, мое пребывание тут и затянуться может. Нужный ему товар я и сама подобрать в состоянии.

- Возможно, лорд, вам смогу вам помочь я.

Он неприятно хохотнул и посмотрел на меня более пристально.

- Возможно, - согласился этот тип. - Но позже. Сейчас мне нужна Маргарета. И быстро. Детка, поверь, она будет очень недовольна, что ты заставила меня ждать.

Имя хозяйки указывала на то, что пришедший ее знал, более того, находился с ней в дружеских отношениях. Я даже подумала, что по возрасту он ей и сыном может оказаться, так что активировала артефакт вызова, пусть она сама решает, нужна ей встреча с этим подозрительным небритым типом, или нет.

- Эдди? - удивленно воскликнула инора, как только спустилась. - Я ожидала тебя не раньше завтрашнего вечера.

Несмотря на то, что она говорила о том, что его ждала, в голосе проскользнуло легкое недовольство. Или мне это показалось - настолько хотелось, чтобы она небрежно поставила на место инора, обозвавшего меня "деткой".

- Успел раньше, Маргарета, - он выразительно чмокнул мою нанимательницу в подставленную ею для поцелуя щеку и продолжил. - Ты же рада, правда?

- Рада, рада, - немного ворчливо ответила та, - но я же просила тебя не входить через эту дверь.

- А та меня не пускает, Маргарета, - усмехнулся он. - Ни в какую.

- В самом деле? - недоверчиво сказала инора Эберхардт. - Я посмотрю. Но мне кажется, ты опять шутишь. С тебя станется.

- Дорогая, я серьезен как никогда, - важно ответил Эдди и, покосившись в мою сторону, спросил. - Так ты откроешь черный ход? Я там, между прочим, сумку с твоим заказом оставил.

Инора испуганно ахнула.

- Да ты с ума сошел, Хофмайстер! Не первый день работаешь!

Говорила она уже на бегу, к черному ходу устремилась с поспешностью, совершенно для нее невероятной. Эдди хмыкнул, подмигнул мне и сказал:

- Вот видишь, детка, а ты ее звать не хотела. Если сопрут заказ, вся вина на тебе будет.

- Вся вина, инор Хофмайстер, будет на том, кто свои вещи без присмотра разбрасывает, - возразила я.

Еще не хватало, чтобы он свои проблемы на меня перекладывал. Нет уж, если остался без сумки, то меня в этом обвинить не удастся. Но Эдди больше вниманием меня не удостоил, он неторопливо пошел за инорой Эберхардт, и вскоре их голоса стали доноситься уже от черного хода. Судя по тому, что общались они мирно, сумка никуда не пропала и дождалась мою нанимательницу в целости и сохранности. Сама инора заглянула через несколько минут и сказала:

- Штефани, закрывай магазин. Потом мне поможешь разложить.

- Маргарета, тебе прошлого раза не хватило? - неожиданно зло сказал Эдди. - Пусть она уходит домой, мы сами разберемся.

- Не тебе решать, Хофмайстер, - холодно ответила инора Эберхардт. - Штефани, как закроешь, спустишься вниз.

И посмотрела на Эдди так, что сразу было понятно - сейчас ей, что называется, вожжа под хвост попала и никаких возражений она попросту не услышит. Тот и не стал ей ничего возражать, лишь зло сплюнул на пол, показывая свое отношение. Плевок проводили взглядом мы обе - обычные посетители так себя не вели.

- Ну и дура ты, Маргарета, - припечатал он.

- Не лезь туда, где ничего не понимаешь. Штефани, ты почему до сих пор стоишь на месте?

- Извините, инора Эберхардт.

Я метнулась к входной двери, хотя мне очень не понравился их разговор. Что такого привез этот Эдди, чего, по его мнению, я не должна была видеть? И почему инора Эберхардт, напротив, настаивала на моем присутствии? Я вдруг подумала, что пропади я вот так, как моя предшественница, Марта, так обо мне и никто не вспомнит, кроме Регины, да и та ничего сделать не сможет, даже заявление в стражу написать - подруга, это ведь не родственница...

Делала я все как можно медленнее, втайне надеясь, что они все там без меня внизу разберут. Но когда я спустилась, на стуле рядом с лабораторным столом стояла объемистый мешок, и им явно никто еще не занимался. Инора Эберхардт мирно беседовала со своим гостем, тот уже не злился. Плевать, наверно, здесь было попросту опасно - попадешь еще ненароком в какую-нибудь открытую баночку с непонятно чем, и навсегда очистишь лицо от ненужной поросли... Правда, скорее всего, вместе с кожей. Честно говоря, меня вообще удивило, что у иноры Эберхардт, обычно столь придирчивой и аккуратной, столько всего открытого стоит. Но, видно, она что-то показывала этому Эдди, потому что при моем появлении баночки стали закрываться и убираться со стола, мужчина что-то дописал на листок бумаги, сложил его, убрал в карман и вопросительно на меня посмотрел.

- Инора Эберхардт, я все закрыла, - объяснила я ему, хотя смотрела на свою нанимательницу.

- Замечательно, - она ласково мне улыбнулась, а я почувствовала, как по спине побежала струйка холодного пота. Почему-то на ум пришла большая сытая кошка, которая играет с пойманным мышонком. Просто так, ради удовольствия. - А теперь мы с тобой вместе разберем эту сумку, чтобы ты знала, где что лежит, когда будешь мне помогать.

- Дурацкая идея, Маргарета, - повторился Эдди.

- Мне казалось, мы с тобой выяснили этот вопрос, - инора Эберхардт недовольно прищурилась, - и ты все понял.

- Понять-то я понял, но это не значит, что идея от этого стала лучше. Разгребать в случае чего опять придется мне.

Почему-то при этих словах я представила себе лопату и холмик свежевскопанной земли, под которым лежит тело бедной Марты. Почему-то я сейчас была уверена, что ее нет в живых, никуда она не уехала. Это все этот Эдди разгребает последствия неудачных идей иноры Эберхардт.

- Штефани, - повелительно бросила мне инора Эберхардт.

И я трясущимися руками начала развязывать тесемочки, связанные между собой и стянутые каким-то непонятным артефактом.

- Ты ее напугал, Эдди, - обвиняюще сказала инора Эберхардт. - И она теперь думает непонятно что.

- Если напугал, значит, не дура, - буркнул тот. - Пуганные живут дольше и счастливее.

Он отодвинул меня от мешка и начал распутывать сам, пока не отключая артефакт. Назначение его я сходу определить не могла. Скорее всего, должен он быть охранным - ведь не зря же Эдди бросил свой мешок без присмотра, не боясь, что его украдут? Но на те охранные, что я видела, этот артефакт никак не походил. Но тут Эдди окончательно все развязал, крутанул верхнюю часть артефакта и раздвинул горловину мешка. То, что произошло потом, оказалось для меня полнейшей неожиданностью Заструился блекло-серый дымок, столь дурно пахнущий, что я тут же сглотнула в попытках удержать тошноту. Эдди доставал какие-то свертки, корешки, баночки, но мне это было уже совсем неинтересно, так как зеленые круги перед глазами не способствуют любопытству.

- Держи ее! - внезапно крикнула инора Эберхардт.

Я еще успела удивиться, кого она предлагает держать, никто же никуда не убегает, как меня накрыло беспамятство, темное и вязкое, как холодная осенняя грязь. Приходила я в себя тяжело, звуки извне с трудом пробивались в сознание. По щекам меня довольно грубо похлопывали в попытках быстро привести в себя, и раздраженный мужской голос бубнил:

- Довольна? Она же не только закрываться не умеет, она даже не понимает, от чего. Где ты только ее такую выкопала, полностью необученную?

- В приюте, - тихо отвечала инора Эберхардт, по голосу которой было понятно, что она чем-то ужасно расстроена. - Ты же понимаешь, мне проверить надо было.

- Проверила? Довольна? Я тебе и без всех этих проверок сказать мог, что у нее при себе вообще ничего магического нет. Маргарета, она чиста как новорожденная. Или ты сейчас всех подозревать будешь?

- Но ведь почему-то ее с таким Даром не отправили из приюта в Академию?

- Я тебя умоляю, - Эдди прекратил бить меня по щекам и поднес что-то очень резко пахнущее, я невольно чихнула и с трудом открыла глаза, но вот сфокусировать их никак не удавалось. - А монастырь туда вообще кого-то отправляет? Она там пахала по зарядке артефактов день и ночь. По закону они ее после восемнадцати удерживать не могут, а до - за милую душу. Определяют монахини дар у подопечных, когда тем всего по пять лет, маленькая просьба проверяющему магу, подкрепленная благословлением Богини, возможно, даже материальным,- и уровень Дара занижен. У нее он, кстати, поначалу мог быть и не столь высоким, просто, когда до дна вычерпывают ежедневно, это способствует росту магии. А ее вычерпывали, не сомневайся. И если бы ты сама озаботилась это сделать сегодня, ее бы так не скрутило, поверь. Радуйся, что она сырую магию не выплеснула. Дура ты, Маргарета! - и, после короткой паузы, уже мне. - Детка, как там тебя - Штефани? - давай-ка заканчивай изображать из себя работу некроманта, а то твоей хозяйке придется лекаря вызывать. Все уже закончилось.

- А что это было?

Я сама удивилась собственному слабому голосу. Сидела я на жесткой табуретке, придерживаемая гостем иноры Эберхардт безо всякого почтения. Да что там почтения? Мне показалось, что меня совершенно беззастенчиво изучают, а возможно, уже и полностью изучили, пока я была без сознания. Пальцы у него были не менее жесткие, чем у Рудольфа, и были эти пальцы много выше талии. Я выпрямилась и постаралась освободится от чужих рук.

- Это пусть тебе хозяйка объясняет. Совсем она с ума сошла на почве безопасности.

- По-твоему, у меня оснований для этого нет? - недовольно сказала инора Эберхардт. - Мои рецепты представляют огромную ценность, сам знаешь, сколько за ними охотятся.

- Но ты их никому не сдашь, дорогая, так и унесешь свои секреты в могилу, - фыркнул Эдди.

- До могилы мне, слава Богине, далеко.

- Сколько тебе до нее, только Богиня и знает...

- Эдди, не начинай!

- Маргарета, мы же партнеры, нет?

- Да я скорее со Штефани рецептом поделюсь, чем с тобой! - в сердцах сказала инора Эберхардт.

- Одобряю, только ты ее удочери сначала, раз уж сирота. Я на ней женюсь, и будет у нас маленькое семейное предприятие.

- Вот когда я удочерю, а ты женишься, тогда и поговорим, - насмешливо сказала инора Эберхардт. - А пока ты мне всего лишь поставщик, а Штефани - всего лишь продавщица. Да и не похоже, чтобы она горела желанием за тебя выйти.

- Кстати, о Штефани, - перевел взгляд на меня Эдди, - с ней-то что собираешься делать? Не умеющая контролировать силу магичка попросту опасна.

- Да сколько у меня этой силы, - удивленно сказала я.

- Много, - неожиданно серьезно ответил Эдди, - из приюта тебя обязаны были в Академию отправить, и учителей должны были приглашать. Но тебя не учили ничему, поэтому ты открыта для любого магического воздействия даже больше, чем человек, Дара не имеющий. И более того, поскольку ты энергию больше никуда не сливаешь, ты сейчас как полный сосуд, который в любой момент выплеснуться может.

Я неуверенно потерла лоб рукой. Как это слишком много на меня сегодня обрушилось. Инора Эберхардт смотрела на меня даже с некоторым участием. Из того, что в мешке Эдди раньше лежало, на столе уже ничего не было, исчез и запах, который так на меня подействовал. Да и запах ли это был? Возможно, так на меня подействовал какая-то разновидность магии?

- А зачем тогда все это было? - я неопределенно махнула рукой в сторону лабораторного стола. Подвижность начинала понемногу возвращаться.

- Маргарете показалось, что ты притворяешься, - любезно пояснил мне Эдди.

- Не преувеличивай, я просто хотела убедиться, - чуть поморщилась инора Эберхардт, - что это не очередная попытка вытащить рецепт. Вы с Сабиной насколько близки? - неожиданно спросила она меня.

- Она как вышла из приюта два года назад, так и не появлялась до тех пор, пока мне не предложила к вам пойти, - честно ответила я. - Да и до этого мы с ней подругами не были. Разве что... квартиру она мне свою сдала.

- Тогда я очень надеюсь, что все случившееся сегодня останется между нами, а до Сабины ничего не дойдет. Совсем, - она пристально на меня посмотрела и добавила. - Если ты, конечно, еще хочешь здесь работать.

- Я теперь не уверена, что я здесь работать хочу, - честно ответила я. Не знаю, что на меня нашло, видно голова была совсем не в порядке. - Но мне идти некуда. И денег нет.

Эдди хохотнул.

- Маргарета, ты все еще считаешь ее шпионкой?

- Я и раньше не считала, но проверить-то нужно было, - недовольно сказала инора Эберхардт. - Штефани, мне нужна помощница. Если ты для этого подойдешь, то и зарплата увеличится. Кроме того, я с тобой буду заниматься магией.

- Получается, я могу и в Академию поступить? - я наконец поняла, что они говорили про Дар.

- Можешь, - неохотно подтвердила инора Эберхардт. - Но я не уверена, что результат будет лучше. Да и сейчас поступить ты все равно не сможешь, в этом году время уже упущено, а как ты сама сказала, идти тебе некуда. Но если ты соберешься в Академию, то ни о каких договоренностях со мной и речи не будет. Так что решай.

Я опять потерла лоб рукой. В голове шумело и очень сложно было что-то понять, а уж принимать решения в таком состоянии точно не стоило.

- Маргарета, она у тебя сейчас второй раз в обморок упадет, - опять хохотнул Эдди. - Дай ей подумать хотя бы до завтра. Иди, детка, чаю выпей наверху, а потом я тебя провожу.

- Не надо меня провожать, - запротестовала я.

- Надо, - неожиданно сказала инора Эберхардт. - Эдди прав, Досталось тебе сейчас. Извини.

Смотрела она на меня смущенно, с таким сочувствием, которого я от постороннего человека и не ожидала. Сама она тоже выглядела бледновато. Похоже, испугалась намного больше, чем я.

- Мы сейчас здесь закончим, а потом он тебя проводит, - продолжила она, - чтобы я была уверена, что до дома ты дойдешь, и с тобой ничего не случится. Иди наверх. Там в вашей комнате, во втором ящике лежит пакетик успокаивающего чая. Завари себе.

- Да, инора Эберхардт.

Я встала, немного при этом покачнувшись. Слабость накатывала волнами, но идти было можно, хоть и тяжеловато. Я добралась до середины лестницы, цепляясь за перила и чувствуя себя с каждым шагом все лучше, как вдруг мне пришло в голову, что иноре Эберхардт тоже неплохо было бы выпить такого чая. И я пошла вниз, чтобы ее об этом спросить.

- И что мне с ней делать? - голос иноры, донесшийся до меня, был абсолютно безжизненным.

Я замерла на месте, уверенная, что они говорят обо мне, и сейчас, в этот самый момент, решается моя судьба. В перила я вцепилась так, что свело пальцы, хотя, наверное, нужно было бежать. И как можно дальше.

- Маргарета, твоя ошибка, - глуховато сказал Эдди. - Я не знаю, как могла Марта добраться до твоих записей, но ведь добралась же. Да еще и поделилась с посторонними.

- Похоже, только с этой.

- Но ведь доказательств у нее нет? - уточнил Эдди. - Только ничем не подтвержденные слова.

- Для моей репутации и слов будет достаточно, ты же понимаешь.

- Понимаю. Она много хочет?

Ответом ему было молчание. Я пожалела, что не вижу их лица, так как Эдди вдруг присвистнул и сказал:

- Да сделай ей свой крем по особому рецепту. Нет шантажиста - нет проблемы

- Не люблю я этого. Да и потом, это не совсем шантаж.

- Предлагаешь мне ею заняться? Так у меня нет ни времени, ни желания тратить его на престарелых теток. Вот этой твоей Штеффи я бы занялся, если ты вдруг надумаешь ее удочерить.

- Ты неисправим, Эдди, - в голосе иноры Эберхардт появилась смешинка. - Но в твоем предложении что-то есть. За ней никто не стоит, мне опереться тоже не на кого, а одиночество - не такая уж веселая вещь. Особенно, когда боишься каждой тени.

- Ты мне еще поплачься о своей тяжелой доле. Скидку на нее все равно не получишь. Давай-ка лучше подсчитаем привезенное, да и разбежимся. Не надо рушить мои планы на сегодняшний замечательный вечер.

- Да какие у тебя планы? - инора Эберхардт зашуршала бумагами. - Пробежаться по столичным борделям? Часом раньше, часом позже - разницы особой нет. Да позже даже лучше - выбор больше.

- Вспоминаешь молодость, Маргарета?

Дольше я не стала слушать. И так узнала много больше того, что должна была. Меньше знаешь - дольше живешь. Странные разговоры, которые тоже можно понять по-разному. Какой особый крем предлагал сделать Эдди той иноре, что сегодня приходила? Возможно, я опять себе чего-нибудь придумываю, а если спросить, то ничего страшного и не окажется. Но я спрашивать не буду. Не знаю, и знать не хочу. В голове шумело, не помог и успокаивающий чай, который я заварила не только себе, но и иноре Эберхардт. Она появилась, когда у меня оставалось еще половина чашки, и сразу сказала:

- Штефани, я хочу, чтобы ты дала мне магическую клятву о том, что ты никому ничего не расскажешь о том, что сегодня случилось с тобой внизу.

Я и согласилась. А почему нет? Рассказывать мне все равно было некому, а такая клятва - залог того, что сегодня я благополучно доберусь домой. Сейчас мне нужна была лишь кровать, и ничего больше. Решать что-то с такой головой, которая все время кружится, - дело совершенно бессмысленное.

- Ты извини, что все так нехорошо получилось, - успокоено сказала инора Эберхардт, сразу после того как я ей дала клятву. - Но я постараюсь все компенсировать. Я подумала, даже если ты решишь пойти в Академию, основы я тебе все равно дам.

От чая, сделанного для нее, инора не отказалась. Улыбнулась мне немного устало, поблагодарила, сделала первый глоток и глаза прикрыла. Видно, день у нее получился сегодня не из легких.

- Дамы, вы до утра сидеть будете? - недовольно сказал Эдди, который остался без чая, и, видно, поэтому был несколько обижен. - Так, может, я вам и не нужен в качестве провожающего?

- Я сама дойду, спасибо, - попыталась я от него отказаться. Пусть идет туда, куда собирался. А то еще перепутает ненароком.

- Нет, инор Хофмайстер тебя проводит, это не обсуждается, - заявила инора Эберхардт и отставила свою чашку. - Идите, я за вами закрою. Эдди, если у тебя остались вопросы, с ними - завтра.

Эдди изобразил на лице странную гримасу и подал мне руку. Взялась я за него неуверенно. Нет, я видела, как ходят важные дамы, цепляясь за локоть своего кавалера, но до сего дня такой практики у меня не было. Мне вдруг пришло в голову, что он сейчас выведет меня подальше и прикончит. Я вздрогнула. Хотя в следующее же мгновение мне это показалось совершеннейшей глупостью.

- Не бойся, детка, не съем, - заявил мне Эдди, - разве что покусаю немного. Маргарета, так и быть, не возьму с тебя дополнительной платы за собственное использование в качестве доставщика до дома твоих продавщиц. Но за остальное, будь добра, подготовь мне завтра. И никаких чеков.

- Иди уж, - проворчала инора Эберхардт.

Покидала я лавку с огромным облегчением. На улице дул небольшой ветерок, которому я сразу подставила лицо, в надежде, что он хоть немного остудит мою голову.

- Штефани, я тебя уже заждался, - Рудольф, про которого я и не вспоминала, неожиданно возник слева от двери, из которой мы только что вышли. - Так мы идем сегодня ужинать?

Боюсь, при слове "ужинать" я позеленела, так как только при одной мысли о еде все то, чем я плотно пообедала, попыталось подняться вверх из желудка.

- Смотрю, ты не так одинока, детка, - заметил Эдди, - уже успела поклонником обзавестись.

- Да я его в первый раз вижу, - запротестовала я.

- Неправда, в третий, - нагло сказал Рудольф и попытался подцепить меня со стороны, свободной от Эдди.

- Мне кажется, что вы, инор как-вас-там, успеха у данной дамы не имеете, - ехидно заметил Эдди. - Если уж ее тошнить начинает только при одном взгляде на вас.

- Это у нее с голоду, - уверенно сказал Рудольф. - И потом, может, тошнит ее как раз от вас? А как мы отойдем подальше, то все благополучно и пройдет?

Я попыталась забрать у него свою руку. Идти куда-нибудь с ним мне не хотелось, хотя он и пытался перетянуть меня к себе. Видно, надеялся, что Эдди меня отпустит. Но у того были совсем другие планы.

- Дама ужинать не настроена, - заявил Эдди и потянул меня вперед по улице.

Вернее попытался. Потому что Рудольф сыграл роль якоря и, похоже, собирался тащить меня совсем в другую сторону. Я даже порадоваться успела, что вышла не одна. Теперь Эдди казался мне намного безопаснее. Он хотя бы направлялся к моему дому.

- Отпустите меня, - требовательно сказала я. - Если, конечно, не хотите разорвать меняя на двух Штефани. Я вообще ни на что не настроена. Я хочу домой. И спать.

Рудольф неохотно отпустил, чем Эдди сразу же воспользовался и повел меня к моему дому. Судя по всему, он прекрасно знал, где находится бывшая квартира Сабины. Не знаю, что заставило меня оглянуться, но Рудольф стоял у черного хода нашей лавки и задумчиво смотрел мне вслед. И выглядел он каким-то встревоженным и потерянным. На мгновение я даже пожалела, что рядом со мной сейчас не он. Эдди дернул меня за рукав, пытаясь обратить мое внимание на себя.

- Детка, вот от него я бы советовал тебе держаться как можно дальше, если не хочешь влипнуть в неприятности, - неожиданно серьезно сказал он. - Он весь увешан магическими цацками. Похоже, Маргарета не так уж и неправа в своем страхе перестать быть единственной владелицей рецептов.


Глава 8 | Плата за одиночество | Глава 10



Loading...