home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Эндрю сделал кофе и принес конфеты из столовой. Поставил поднос на столик между креслами и сел в одно из них. Рядом сидел Степан Григорьевич.

— В то, что я вам расскажу, будет трудно поверить, но это чистая правда, — начал свой рассказ Эндрю.

— Ты знаешь, Эндрю, мне уже 50 лет, меня уже трудно чем-то удивить. Так что давай, дерзай, — подбодрил его Степан.

— Начну с того, что я не человек, — произнес Эндрю и сделал небольшую паузу, смотря на своего собеседника, — я, как принято у вас называть, пришелец с другой планеты. А этот дом — это мой космический корабль. И живу я у вас на планете уже 10 лет.

Планета, с которой я прилетел, очень похожа на вашу, правда, она больше в полтора раза и находится от нашего «солнца» чуть дальше, чем ваша от своего. Климат у нас холоднее. Но все остальное схоже: времена года, день и ночь. Луны вот только нет, вместо нее мы можем невооруженным взглядом разглядеть ближайшие планеты. Но существа — растения, биологические организмы — во всем этом наши планеты различны. В процессе эволюции на Земле именно люди стали венцом природы, а на моей планете — такие существа как я.

— Подожди, — перебил его Степан, — но ты же вылитый Гомо Сапиенс.

— Вы ошибаетесь. То, как я выгляжу, — это просто маскировка. Моя профессия — исследователь, и у нас на кораблях стоят специальные устройства, которые могут изменить форму нашего тела на любую другую. Это сделано для того, чтобы исследователь мог спокойно работать на исследуемой планете и не вызывать подозрений.

Когда я приземлился на Земле, я усыпил одного из землян, пронес его на корабль и сделал его трехмерную копию, чтобы в будущем принять его форму тела. Потом я спокойно отнес его обратно домой и уложил в кровать. Тот даже не заметил.

Приняв форму человеческого тела, я первым делом ходил по улицам городов и просто наблюдал, ведь я еще не знал тогда вашего языка. Но в процессе наблюдения я запомнил несколько фраз и слов.

Все дело в том, что в процессе эволюции природа на нашей планете наделила нашу цивилизацию сверхлогикой и сверхразумом. Это тяжело понять природой человеческого разума, поэтому, извини, я не буду вводить тебя в эти дебри.

— Да ладно, я не обижусь, — пошутил Степан.

— В процессе наблюдения за людьми я стал больше понимать их речь и психологию. Через год наблюдений я спокойно разговаривал на русском языке, и мне нужно было найти человека, который ищет контакта с пришельцами, их у вас называют уфологами. Но, что самое главное, я не мог улететь с вашей планеты без топлива.

— Странный ты, а зачем ты сюда с пустым баком-то прилетел? — с усмешкой спросил Степан.

— Это отдельная история. Вернусь к своей планете. На ней очень много вещества, называемого нами бионид. Это, как нам кажется, уникальное вещество. А уникальность его в том, что из него можно сделать все, что угодно, любой материал во вселенной. Главное — это количество используемой энергии при изготовлении материала. Например, для изготовления человеческих тканей требуется около 300 единиц энергии на 1 кубический сантиметр.

Но в чем парадокс: для того чтобы получить эту энергию, нам также требуется бионид и еще одно вещество — саратол. У вас оно называется золотом.

Наши ученые открыли тот факт, что при трении бионида и саратола, саратол испаряется и вырабатывает колоссальное количество энергии. Но на нашей планете все запасы саратола иссякли. Это не было для нас проблемой. Наши исследователи нашли несколько планет, на которых саратола достаточно много, и наши харвестеры регулярно летают на те планеты и пополняют наши склады саратолом.

Перед тем как приземлиться на Землю, у меня было достаточно энергии, чтобы совершить гиперпрыжок и телепортироваться на родную планету. А потом прилететь сюда с дополнительными баками. Но мой сканер показал, что на вашей планете тоже есть саратол. И причем он не очень разбросан по планете, и достаточное количество для возвращения точно есть как минимум в пяти местах.

Но я разочаровался, когда узнал, что мой сканер показывал хранилища банков и государств, и спокойно взять саратол мне просто не удастся.

Тогда я решил найти какого-нибудь уфолога, который подскажет мне, как добывается саратол у вас на планете. И я встретил Игната Петровича Зиновьева, пожилого уфолога и изобретателя. Он с юных лет верил во внеземные формы жизни и был рад встретить настоящего пришельца. Правда, перед этим пришлось показать ему пару фокусов.

Мы долго общались на различные темы, я показал ему свой корабль. Внутри он тогда выглядел по-другому, именно жилой корпус. Какое-то время он жил у меня, и мы вместе думали, как отправить меня обратно.

— Слушай, Эндрю, а сколько тебе нужно золота, чтобы улететь? — спросил Степан.

— Ели перевести на вашу меру весов, то для прыжка мне потребуется чуть больше тонны золота.

— Охренеть! — удивился собеседник.

— Да, это большое количество для вашей планеты. Но у нас один харвестер за одну экспедицию привозит более 10 000 тонн саратола.

— Ох.. ть! — еще больше удивился Степан Григорьевич.

— И как-то раз Игнат Петрович предложил мне сделку. Он придумал открыть фирму, чтобы патентовать и продавать новые изобретения, чертежи которых я ему предоставлю. И заработав требуемую сумму денег, купить золота и улететь. При этом он хотел лететь со мной.

Мы так и начали. Он зарегистрировал компанию «НеоТехнолоджи» на себя, так как у меня не было никаких документов, да и мы доверяли друг другу.

С тех пор я начал давать ему чертежи различных гаджетов, а он патентовал их и запускал в производство. Многими моими изобретениями пользуются практически все люди на планете.

За восемь лет компания «НеоТехнолоджи» заработала достаточно денег, чтобы купить необходимое количество золота, но Игнат Петрович внезапно умер от сердечного приступа. Я оказался в полном провале.

— Кажется, я начинаю понимать, кто такой Андрей Игнатьевич Зиновьев, — задумчиво произнес Степан.

— Да, вы абсолютно правы, это его сын, который спустя полгода после смерти отца стал единоличным владельцем «НеоТехнолоджи». Он часто бывал в офисе компании и знал, что мы партнеры. Но когда я пришел к нему и попросил купить мне золота, он отказался.

Андрей сказал мне, что мы поступим по-другому. Переоборудуем корабль под дом и продадим какому-нибудь олигарху, а на вырученные деньги мы купим золото, и я спокойно улечу. Мне ничего не оставалось, как согласиться.

Когда я спросил его, что будет с покупателем, он ответил, что он уладит этот земной вопрос. В моих запасниках еще оставалось некоторое количество саратола и бионида, из которых я и сделал все эти вещи в жилом секторе.

— А когда у вас был последний разговор с Андреем? — спросил Степан.

— Пару дней назад. Он пообещал все уладить и к концу недели привезти мне золото.

— Ты ему веришь? — посмотрел в глаза пришельцу Степан Григорьевич.

— Если честно, то нет, но надежда все еще осталась, — ответил Эндрю.

— Надежда умирает последней, — задумчиво произнес Степан и, встав с кресла, стал медленно расхаживать по комнате. — Да, в историю твою трудно поверить, учитывая, что я не верю ни в какие там внеземные цивилизации и прочую ерунду. Но учитывая, что ты меня вылечил так, что и шрама не осталось, — это, бесспорно, чудо.

— Это не чудо, это технологии, — поправил его Эндрю.

Несколько минут Степан так и расхаживал молча по комнате и о чем-то размышлял. Эндрю сидел в кресле и читал книгу.

— Эндрю, а тут есть телефон? Все забывал спросить, — олигарх посмотрел на техника.

— Конечно. Телефоны есть во всех комнатах. Достаточно сказать «Телефон», и он появится рядом с дисплеем.

— Телефон, — сказал Степан, и из стены плавно появилась трубка телефона.

Он взял трубку и набрал номер — этот номер он всегда помнил.

— Генерал Савельев, — ответил на том конце грубый мужской голос.

— Константин Степанович, это Степан, — произнес в трубку олигарх.

— Степка, ты, что ль? Живой! Ну, слава Богу! — обрадовался звонку генерал.

Генерал ФСБ Савельев Константин Степанович был родным братом отца Степана Григорьевича и, следовательно, приходился родным дядей олигарху Савельеву. Такое родство не раз помогало Степану в делах, и не без его помощи он заработал свое состояние.

Константин Степанович очень любил своего племянника и баловал его с детства, так как всегда хотел растить сына, но жена рожала ему дочерей. И относился генерал к своему племяннику как к сыну, поэтому-то и помогал во всем, чего бы ему это не стоило.

— Ты не представляешь, какого шума я чуть не наделал, когда в новостях услышал, что на тебя было совершено покушение и ты пропал. Там вообще забавная история вышла, потом расскажу, — не унимался генерал. — А твои архаровцы толком ничего не говорят. Сейчас полицейские лес прочесывают, где перестрелка была. Ты сам-то где? Цел?

— Да цел я, дядя Костя, и невредим. На даче я сейчас, на новой, как раз в десятке километров от места нападения. Так что, думаю, скоро меня найдут полицейские с собаками, если давно прочесывают.

— А ты и не говорил, что дачу новую купил. Родного дядю бы пригласил мяса поесть, — пошутил Константин Степанович.

— Да я совсем недавно купил, еще сам тут облагораживаю все. Но улажу дела — и милости прошу, — по-доброму сказал Степан.

— Да уж не забудь, — улыбнулся генерал.

— Дядя Костя, я, кажется, знаю, кто хотел меня убить, — серьезным тоном произнес Степан.

— Ну, говори! — приказал генерал.

— Есть такая компания «НеоТехнолоджи», которая мне дачу продала. Ее возглавляет Зиновьев Андрей Игнатьевич. Вот есть догадки, что он меня заказал, и хотел дачу перепродать. Вот такой нынче бизнес.

— Насколько ты уверен, что это он?

— Процентов на 90.

— Ну, тогда вечером он будет уже у нас, — строго сказал Константин Степанович.

— Дядя Костя, и просьба у меня есть: вы пока официально хода делу не давайте — я сам хочу с ним поговорить.

— Хорошо, поговоришь. А как мне с тобой связаться-то?

— Я как только телефон новый куплю и карту восстановлю, сразу отзвоню, — пообещал Степан. — Спасибо заранее, дядя Костя.

— Брось спасибкать, Степан. Мясом жареным угостишь, и будет с тебя. Ну ладно, будем работать, — закончил разговор генерал, — будь здоров!

— До свидания, дядя!


Глава 6 | Чердак | Глава 8



Loading...