home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Избушка

Прошедшая неделя была для Александра Родионовича Волгина особенной — он провел ее в гостях у своей взрослой дочери и нянчился с двумя замечательными внучками. Первый раз за последние 2 года он прибывал в отличном настроении и часто улыбался и шутил. Не могла этого и не заметить его родная дочь Наталья. После того, как около трех лет назад серьезно заболела любимая супруга Александра Родионовича и позже покинула этот мир, он сильно скучал по ней и прибывал в скверном состоянии.

Их дочь давно вышла замуж и переехала жить в другой город, где и родила девочек-двойняшек. Сейчас девочкам было по 5 лет, они очень любили и радовали своего дедулю, который всегда при встрече баловал их сладостями.

Сегодня он собирался ехать на своей серебристой Lada Kalina обратно к себе домой. Утром он сидел на кухне и пил вкусный чай вместе с его тремя девочками.

— Пап, ты себя хорошо чувствуешь? — спросила Наталья.

— Все в порядке, доченька, ничего не болит, голова свежа, — Александр Родионович потянулся за печеньем.

— Ехать то почти 200 километров по скользкой дороге, а в твои 62 это меня тревожит. Луше бы на автобусе приехал. Спал бы всю дорогу.

— Ну, скажешь тоже. Автомобиль у меня вполне комфортный, да и еду я не больше шестидесяти в час. Соблюдаю, так сказать, скоростной режим, — успокаивал дочку отец.

— Ты помнишь, что я про врача тебе говорила? Обязательно сходи, я договорилась, — Наталья строго посмотрела на отца.

— Да схожу, схожу, Наташенька. Я и бумажку твою в паспорт положил, не потеряю.

— Надеюсь.

— Я и позвоню тебе, как только приеду, чтобы ты не волновалась, — произнес Александр Родионович.

— Попробуй только не позвони, — Наталья погрозила пальцем и улыбнулась. — Я тебе тут немного гостинцев собрала, ты не забудь их забрать.

— Не забуду. Только вот я с гостинцами приехал и с другими уезжаю. Ерунда какая-то, получается, — сказал отец.

— Никакая не ерунда. Поешь вкусной и полезной пищи. Я уверена, что ты особо себя не балуешь кулинарией.

— Ну, чем в заводской столовой покормят тому и рад. А кормят там неплохо, по советским рецептам и цены у них копеечные.

— Все с вами понятно, Александр Родионович, — улыбнулась Наташа.

Попив чаю, Волгин оделся и стоял в прихожей. Он попрощался с дочкой, поцеловал внучек и, взяв в обе руки по сумке, спустился к машине. Часы на его руке показывали 11 часов 43 минуты.

Ехал Александр Родионович медленно, тихо играло радио в динамиках автомобиля. Ему было грустно покидать своих родных, но завтра нужно выходить на работу. Полжизни Волгин отработал в милиции и рано ушел на пенсию. За время его службы он попадал в различные переделки с криминальными элементами и однажды был ранен в ногу. Пуля попала в кость и ему сделали операцию, после которой нога периодически начинала сильно болеть.

После службы Александр Родионович вышел на заслуженную пенсию, и они с супругой жили летом на даче, занимаясь огородом, а в холодное время перебирались обратно в город в свою квартиру.

Они вместе часто ездили в гости к дочке, особенно в первые месяцы после родов — помогали по дому, пока та нянчилась с двойняшками.

Однако смерть супруги подкосила Александра Родионовича и в первое время он даже слег и пролежал в больнице почти 2 месяца. После лечения он не мог долго находиться один в пустой квартире и устроился на завод вахтером, чтобы хоть как то отвлекать себя от мыслей об одиночестве. К дочке он тоже не мог ездить часто, у нее была своя семья, своя жизнь и Александр Родионович не хотел своим длительным присутствием причинять ей неудобства. Но любящая дочь подарила папе ноутбук и с горем пополам научила пользоваться скайпом — теперь они могли видеть и слышать друг друга в любое время.

На улице стоял октябрь, дорога была скользкой и Александр Родионович ехал осторожно. Он рассчитывал приехать в город часам к 17 и сходить в общественную баню, которую он посещал каждое воскресенье.

Уже на полпути Волгин проезжал припаркованную на обочине шаланду с контейнером. Проехав мимо, он посмотрел в зеркало и его внимание привлек стоявший рядом с шаландой внедорожник и компания крепких мужчин в черных кожаных куртках, которые будто бы окружили другого, менее крепкого парня, стоявшего на коленях.

Александр Родионович сбросил скорость и продолжал смотреть в зеркало. Его опыт работы в правоохранительных органах и, видимо, интуиция, его не подвели — он увидел, как один из мужчин достал пистолет и навел его на, стоявшего на коленях, парня в кепке.

Волгин продолжал ехать, но внутри него начал просыпаться, уже давно отданный, служебный долг. Пока Александр Родионович не знал что делать, и время играло против него: если он позвонит в полицию, то, возможно будет уже поздно и та не успеет; если вернется сам и попробует потянуть время, то может попасть в неприятности, грозившие побоями, или чем похуже. Он решил развернуться, подъехать к ребятам и спросить дорогу, заодно оценит обстановку.

Александр Родионович развернул автомобиль, нарушив при этом ПДД, и медленно поехал в обратную сторону. Подъезжая все ближе к шаланде, он никого рядом уже не обнаружил, хотя внедорожник все еще стоял. Волгин остановился на обочине чуть дальше грузовика, вышел из машины и перешел дорогу. Когда он оказался возле шаланды, то первым делом подошел и заглянул в кабину — она была пуста, как и внедорожник. Тут Волгин услышал шум в контейнере грузовой машины и, подойдя ближе, стал прислушиваться.

— Я же вам сказал, что никакой коробки у меня тут нет, мне ее никто не передавал. У меня только газировка и все, — говорил чей-то тихий и испуганный голос.

— А у нас другая информация. И если через 5 минут ты не вернешь нам нашу коробку, то я тебе башку отстрелю, — слышался уже другой, громкий бас.

— Да че ты с ним валохаешся, повели его в лес, пока могилу себе копать будет, вдруг вспомнит, — говорил кто-то еще. — Да? Мудило!

Послышались несколько глухих ударов и чей-то стон.

Александр Родионович спустился вниз по обочине ближе к лесу, присел, достал телефон и попытался позвонить в 112, но связь в этом районе отсутствовала.

— Черт. Что ж делать то? — спросил вслух Волгин и прикусил нижнюю губу.

Он так и сидел на корточках, пока двери контейнера не открылись и оттуда не выскочило трое крепких мужчин. Они спрыгнули на землю, поправили куртки. Следом спрыгнул молодой парень, лет 30-ти, в серой ветровке, синих джинсах и оранжевой кепкой на голове. На кепке был изображен тот же логотип, что и на контейнере. Видимо это был водитель шаланды.

— Бери лопату, тебе же ясно сказали, — угрожающе произнес один из мужчин.

Парень в кепке нехотя залез в контейнер и через мгновение спрыгнул, держа в руках небольшую лопату.

— Пошли, пошевеливайся, — мужик в кожанке толкнул парня с обочины в лес.

Александр Родионович лег на холодную землю, чтобы компания не увидела его. Зато он хорошо видел, как она двинулась по лесу следом за парнем с лопатой. В руках у одного из мужчин Волгин разглядел пистолет.

Бывший милиционер пролежал на земле несколько минут — до тех пор, пока те, от кого он прятался, не скрылись из виду в лесу. Поднявшись с земли, Волгин стал тихо прокрадываться в сторону, куда увели водителя и чем ближе он продвигался, тем отчетливее слышал мужские голоса и наконец, увидел эту троицу и копающего яму парня в кепке.

Александр Родионович спрятался за деревом и наблюдал за процессом.

— Ну что, не вспомнил еще, — спросил паренька-водителя лысый мужик, который выглядел немного старше остальных, но тот молча продолжал копать.

— Да он больной походу, молчит че то, — сказал второй.

— Ну ща мы его и вылечим, навсегда, — подхватил третий, у которого был пистолет и громко засмеялся.

— Я отойду, поссать, — произнес лысый и отошел на несколько метров.

Александр Родионович, воспользовавшись моментом, резко побежал в сторону оставшихся двух мужиков и с разбегу толкнул того, что был с оружием в руках.

— Парень, беги! — громко закричал Волгин, прижимая к земле руку с пистолетом.

Сначала никто из оставшихся бандитов ничего не понял и несколько секунд они стояли на месте, пока Александр Родионович боролся с третьим уже в выкопанной яме. Силы были явно не равны.

Парень в кепке не побежал, а начал бить лопатой по голове борющегося бандита и через несколько ударов тот выпустил пистолет из рук.

— А теперь бежим, — парень схватил за воротник Волгина и поставил его на ноги.

Бывший милиционер поднял пистолет и побежал вслед за водителем. Бежать было тяжело — под ногами то и дело попадались коряги и пни. Хорошо, что земля уже была немного промерзшая и ноги не проваливались в мох.

Они бежали почти 20 минут, постоянно оглядываясь назад, но их никто не преследовал. Александр Родионович остановился, ему стало трудно дышать и разболелась раненая нога. Он сел на землю, достал трофейный пистолет и стал его рассматривать.

— Етить! Обоймы нет, видимо выронил пока боролись. А может вообще не было. Пугали просто, — сказал Волгин подошедшему парню в кепке.

— Вы кто? — спросил парень.

— Я Александр Родионович, пенсионер, — ответил Волгин.

— Очень приятно, Дима.

— Как думаешь, Дима, следует ожидать погони?

— Я вообще не понимаю, кто эти люди и что от них ожидать, — ответил парень.

— Как я правильно понял, — начал Волгин, — ты водитель той шаланды?

— Верно.

— А им то, что от тебя нужно?

— Я ж говорю, не знаю. Я выехал из города, вез газировку, тут меня обгоняет черный джип и начинает сигналить, а в окно мужик какой-то рукой машет, типа остановиться просит. Я и остановился. Дурак.

Потом они выскочили, меня из кабины вытащили и начали какую-то коробку требовать. А я и знать не знаю какую. Тогда они обыскали всю машину и заставили яму себе копать.

— Понятно, что ничего не понятно, — произнес Александр Родионович, — надеюсь, что они отстали, а то я идти пока не могу — нога сильно болит.

— А вы то откуда взялись?

— Ехал мимо, увидел, как тебя мутузят, решил помочь.

— Спасибо вам, я реально уже думал, что пристрелят, — поблагодарил Дима Александра Родионовича и пожал старику руку.

— Да не за что. Что дальше делать будем?

— Я думаю, посидим тут подольше. И выбираться будем. Скоро потемнеет, свет от фар машин увидим и в ту сторону двинем.

— Ну хорошо.

Стемнело. Дима и Волгин сидели на земле, когда услышали мужские голоса вдали. Переглянувшись, они стали прислушиваться и всматриваться вдаль.

— О блин! Фонарики, — испуганно сказал Дима.

— Ты точно уверен? А то у меня зрение старческое

— Два точно видел, надо двигаться.

— Пошли, только не быстро, — сказал Александр Родионович и кряхтя поднялся с земли.

Они пошли подальше от преследователей. Волгина это уже начинало пугать, если вооруженные бандиты преследуют тебя по лесу — ничем хорошим это может не кончиться. Скоро совсем стемнеет, похолодает, да и с больной ногой он далеко не уйдет. Хотя адреналин стал предавать сил и шаг у него ускорился, а нога болела меньше.

Беглецы шли уже довольно долго, на улице стало совсем темно и двигаться стало труднее. Дима периодически останавливался и вглядывался вдаль. Может ему казалось со страху, а может и вправду он видел три мелькающих «светлячка» от фонариков.

Когда у беглецов силы были на исходе, они шлепнулись на землю — их мучала одышка.

— Смотрите, Александр Родионович, — сказал Дима и поднял руку, указывая направление.

Волгин посмотрел в ту сторону и увидел небольшую деревянную избушку, внутри которой горел неяркий свет. До нее было метров двести и беглецы тут же направились к ней.

Первым к избе подошел Дима и постарался заглянуть в маленькое окно, но оно было настолько грязным, что разглядеть ничего не удавалось. Он посмотрел на Александра Борисовича и тот, поняв намек, постучал в дверь.

Через минуту послышался шум внутри и кто-то громко зашагал. Щелкнула защелка и дверь распахнулась. Беглецы с испугом на лицах попятились назад. В дверях стоял огромный — метра два с половиной, бородатый и косматый мужик. Он едва помещался в дверной проем и в длину и в ширину. Дима и Александр Родионович так и стояли пока мужик не начал говорить.

— Здравы будете, гости дорогие, — произнес он громким и низким голосом.

— И вы… здравствуйте, — тихонько ответил Дима.

— Чай заплутали?

— Ну… почти. Бежим от преследователей, — сказал Александр Родионович.

— И кто ж это вас нагоняет? — спросил мужик.

— Бандиты. Убить, видимо, нас хотят, — ответил Волгин.

— Ежели так оно, то милости прошу, — мужик отошел от двери в сторону и рукой пригласил гостей в дом.

Беглецы зашли в избушку. Хоть снаружи она выглядела небольшой, зато внутри была довольно просторной и теплой. В углу стояла печь, в которой догорали поленья, посредине стоял деревянный стол с двумя скамьями. Свет исходил от лампады, стоявшей на столе. На стенке были прибиты полки набитые всякими травами и мешочками. По краям стен стояли широкие скамейки.

— Пить, небось, хотите? — задал вопрос мужик.

— Да не откажемся, — ответил Дима.

Тогда мужик подошел к деревянной бочке, набрал воды деревянным ковшом и подал гостям. Пока он набирал воду, они смогли рассмотреть хозяина избушки. Одет он был в длинную, ниже колен, рубаху из мешковины, подпоясанную поясом. Ноги были обмотаны портянками и обуты в лапти.

Гости приняли ковш с водой и стали пить. Вода была чистой, прохладной и необычайно вкусной.

— Спасибо. Меня Александр зовут, а это мой друг Дима, — вытерев рукавом губы от капель воды, сказал Волгин.

— Будем знакомы, а меня Ильей кличут, — представился мужик. — Ну рассказывайте, что приключилось.

Илья сел на скамью, широко расставив ноги, и приготовился слушать.

Александр Родионович рассказал их историю и стал ждать реакции от хозяина избушки. Илья немного помолчал и произнес:

— Стало быть, в беде вы. Что ж, поможем, чем сможем.

Вдруг в дверь раздался громкий стук. Илья посмотрел на гостей и грозно произнес:

— Ни шагу из избы!

В дверь продолжали стучать.

— Иду, иду, — пробасил мужик, открыл дверь, пригнулся и вышел, закрыв ее за собой.

Дима и Волгин сидели молча, прислушиваясь к происходящему. Вдруг они услышали несколько выстрелов и одновременно упали на пол. Дима прикрыл голову руками, а Александр Родионович подполз к двери и тихонько приоткрыл ее — он никого не видел.

Выстрелы раздались опять, слева от избушки. Потом послышался дикий и страшный рев, похожий одновременно на рев льва и медведя. Наступила тишина.

Спустя пару минут Волгин опять услышал страшный рев, следом за которым опять раздались выстрелы и истошный, пронзительный мужской крик. Опять наступила тишина.

Александр Родионович всматривался в темноту через приоткрытую дверь. Он увидел, как в сторону избушки из леса, хромая, идет тот лысый мужик — один из бандитов. Вид у него был потрепан, а на лице застыл ужас:

— Помогите, господи, помогите, — шептал он.

Внезапно, справа появился Илья, схватил одной рукой лысого за голову, поднял над землей и, зарычав, тем страшным звериным рыком сжал руку. Лысый бандит закричал, а через секунду его голова лопнула, разбросав вокруг куски черепа и мозга. Два глаза повисли на сплющенном месиве.

Волгин испугался, закрыл дверь и заполз под скамью. Ему было действительно страшно — сердце вырывалось из груди.

Спустя несколько минут дверь в избушку открылась и вошел Илья.

— Вы чего это попрятались, словно мыши, — пробасил он и засмеялся. — Вылазте, кушать будем.

Александр Родионович вылез из-под скамьи и, еле держа себя в руках, произнес:

— Стрельба началась, мы спрятались, чтобы пуля шальная не попала.

— А этот чего? — Илья указал на лежавшего на полу вниз лицом Диму.

— Сейчас, — Волгин подошел и стал трясти Диму.

Тот поднял голову, посмотрел по сторонам и спросил:

— Уже все, они ушли?

— Ушли, — ответил Александр Родионович.

Илья, достал из печи горшок, открыл крышку и из нее повалил пар, а по избушке разнесся вкусный аромат еды. Вместе с горшком, он поставил на стол три деревянные тарелки с ложками и знаком пригласил гостей за стол.

— Сейчас откушаем и ко сну, можете на скамейки лечь, — предложил Илья. — А можете под скамейки, — засмеялся он и посмотрел на Волгина.

Гости поели и легли на скамейки, подложив под голову куртки. В избе было тепло настолько, что и укрываться не надо было. Илья потушил лампадку и избушка погрузилась во тьму. Все уснули.

Утром, Александр Борисович проснулся первым. Проснулся он от холода. Открыв глаза, он понял, что лежит на сырой земле. Он тут же поднялся и осмотрелся вокруг. Никакой избушки рядом не было, как и Ильи. Только Дима похрапывал тихонько, пытаясь во сне нащупать одеяло.

— Дима, Дима, вставай, замерзнешь, — начал будить парня Волгин.

Дима открыл глаза, потом полежал недолго и резко вскочил.

— О… А… где избушка и Илья? — удивленно спросил он.

— Вот и я удивился, — ответил Волгин.

Они посмотрели друг на друга и стали понимать, что находятся недалеко от дороги — они слышали шум автомобилей. Не говоря ни слова, они двинулись в сторону шума и вышли как раз рядом с Диминой шаландой. Внедорожник тоже оставался на месте, но он был пуст. А на той стороне дороги, виднелась серебристая машина Александра Родионовича.

— Ничего себе, — поправил кепку Дима.

— Да, чудеса, — подтвердил Волгин.

Они немного постояли, обменялись номерами телефонов и разошлись.

Александр Родионович Волгин ехал на работу — нога уже не болела.


Власть времени | Чердак |



Loading...