home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Планетарий

МИНУТ ЧЕРЕЗ СОРОК мы стояли на обдуваемом восточными ветрами высоком берегу, с которого видно было половину города и извилистую реку. Когда-то давно здесь был хвойный лес, однако в последние лет двадцать город разросся, и это живописное место стали активно осваивать: построили несколько жилых комплексов, торговые центры и даже воздвигли планетарий и обсерваторию – гордость нашего мэра. Набережную на высоком берегу тоже обустроили, и теперь желающие могли спокойно прогуливаться по тротуару, наслаждаясь видами и дыша хвойным воздухом.

– Как тебе? – спросила я.

Ветер трепал мои волосы, и приходилось придерживать их рукой.

– Неплохо, – сказал Влад, глядя вдаль и щурясь от яркого солнца. – Ветер, солнце, вода, горы.

– Нормально для замкадного города? – пошутила я.

– Я не люблю большие города, – признался Влад. – Москва, Нью-Йорк, Лондон – для меня все едино.

– Почему? – удивилась я. О путешествиях я пока что только мечтала, но поставила перед собой цель в будущем объездить много стран.

– У больших городов нет сердца, – серьезно сказал Влад. – Исключение – Питер. Моя любовь, – он улыбнулся. – Моя мама родом из Питера. Меня всегда туда тянет.

Мы неспешно шли по пустой набережной, и Влад рассказывал что-то о Питере, а потом и о других городах, и его спокойный бархатный голос завораживал меня. Так, что я даже не поняла, когда Влад успел взять меня за руку. Это было странно – я не привыкла ходить за руку с парнями. И волшебно – мне нравилось чувствовать внимание Влада, понимать, что я ему нравлюсь, ощущать его симпатию. Чем больше мы гуляли, тем больше я убеждалась, что он не похож на других – и поведением, и манерами, и мыслями. Казалось, что Савицкий из какой-то другой вселенной. Этакий звездный мальчик, упавший на землю. Повзрослевший принц.

– Тебе не холодно? – вдруг прервал свой рассказ Влад, посмотрев на меня.

Ветер усилился, и действительно я стала мерзнуть, но старалась не обращать на это внимания.

– Все в порядке, – улыбнулась я.

– Не в порядке, – нахмурился Влад. – Тебе холодно, Дарья. Идем отсюда. Там кафе? – вгляделся он вверх – на небольшом возвышении метрах в ста от нас находилось кирпичное строение с панорамными окнами, рядом с которым разбили террасу с множеством столиков, которые сейчас пустовали.

– Вроде бы.

– Тогда идем.

Он чуть крепче сжал свои пальцы на моей ладони и повел в кафе. Там мы сели у самого окна, из которого открывался все тот же живописный вид, и заказали ужин и безалкогольный глинтвейн, который принесли в высоких стаканах вместе с макарунами. В кафе было вкусно, тепло и довольно уютно, но мне почему-то показалось, что Владу здесь не особо нравится. Наверное, он привык к более дорогим местам. И следом мелькнула мысль – и к более дорогим девушкам. Однако Влад ничем не дал понять, что его что-то не устраивает. Он продолжал рассказывать – теперь уже про серфинг, и все это время неотрывно смотрел на меня.

– Я говорю сегодня всю нашу встречу, а ты молчишь, – в какой-то момент произнес Влад. – Что-то не так?

– Все в порядке. Мне нравится тебя слушать, – отозвалась я. – Ты кажешься мне человеком с другой планеты.

– Даже так? – Он скрестил пальцы под подбородком. – И почему?

– Потому что мы слишком разные. И, думаю, привыкли к разным вещам, – осторожно ответила я. Не могла же я ему сказать что-то вроде: «Эй, приятель, это ведь просто: ты богатый, а я – нет!» Но Влад и без того понял, о чем идет речь.

– С какой бы человек ни был планеты, он остается человеком, и его чувства – гнев, радость, грусть, нежность – остаются с ним, – серьезно сказал он. – Я не хочу, чтобы тебя что-то смущало, Дарья. И еще я хочу послушать о тебе. Говори!

– Что говорить? – даже несколько растерялась я.

– О себе. Хочу слушать твой голос.

Я рассмеялась. Теперь подошла моя очередь говорить. И я рассказывала ему о себе, о близких, о друзьях. Странно – он говорил о городах, странах и увлечениях, а я – о людях. Но Влад слушал меня с не меньшим интересом, чем я – его.

Мы вышли из кафе, согревшиеся и довольные. И поехали в планетарий, где вместе смотрели потрясающий фильм о том, как создавалась наша вселенная. От этого фильма, который проецировался на купол, захватывало дух – казалось, будто звезды окружают нас, и от реалистичности происходящего кружилась голова. Потрясающий эффект погружения в космос! И… потрясающий человек рядом, держащий меня за руку. Настоящий полет среди звезд и космических тел.

Сможет ли во мне зародиться вторая Вселенная?

Фильм прошел, словно одно мгновение. Когда мы выходили из зала, у меня подкашивались ноги. Казалось, что звезды теперь и в моих глазах. А еще – в сердце.

– Как тебе? – спросил Влад.

– Потрясающе, – призналась я. – Не думала, что это так красиво. Ты, наверное, не так впечатлен, да? Наверное, ты был в гораздо более внушительных планетариях…

– Честно, Даша, я никогда не посещал такие места, – признался Влад. – И удивлен не меньше тебя. Это было здорово.

Последним пунктом нашей поездки была смотровая площадка на небольшой горе, откуда открывался еще один панорамный вид, но уже на вечерний город, сияющий огнями, потом прогулка по полутемной аллее, на которой пьяняще пахло медом. Мы неспешно шагали, разговаривали, смеялись… Узнавали друг друга. И я все сильнее и сильнее чувствовала симпатию к этому парню.

После полуночи Влад привез меня домой. И когда, стоя у подъезда, он решил меня поцеловать, я не сопротивлялась. Он подошел ко мне близко-близко, склонился, взяв за плечи, и осторожно провел губами по моей щеке, словно спрашивая разрешения. Я с быстро бьющимся от волнения сердцем обхватила его руками за шею, давая понять, что не против. И когда его прохладные узкие губы коснулись моих, я поняла, что у меня снова захватывает дух – как в планетарии. Его губы были чужими – пока еще чужими, холодными, но я была уверена, что согрею их своим теплом. А еще я боялась, что сделаю что-то не так – опыт в поцелуях был у меня не такой уж и большой. Но я не могла отстраниться от Влада.

Он делал это уверенно, с напором, и его поцелуй с первых секунд был неожиданно глубоким, властным и очень умелым. Ладони Влада скользили по моей спине, и в какой-то момент его пальцы оказались в моих волосах, сжимая их до легкой боли, что заставило меня вздрогнуть и чуть отстраниться – на расстояние дыхания, но Влад тотчас прижал меня к себе вновь.

– Нет, – прошептал он. – Не уходи.

Одна его рука даже скользнула чуть ниже талии, вторую он держал на моем затылке, не желая отпускать. Поцелуй продолжился и становился все чувственнее, и когда я почувствовала горячее дыхание Влада на своей шее, вдруг разнервничалась, хоть длился этот поцелуй недолго.

– Не съешь ее, – раздался вдруг голос Матвеева. Он только что вышел из машины, припарковав ее напротив дома.

Влад резко отпустил меня и обернулся. Я смущенно прикрыла чуть покалывающие губы тыльной стороной ладони. Матвеев все видел. Это смущало.

– Опять ты, малыш, – процедил Влад сквозь зубы, явно недовольный тем, что нас прервали. Да еще и Клоун!

– Опять я, – не слишком приятным тоном подтвердил Матвеев, закидывая на плечо спортивную сумку. – Можешь поклониться. А лучше иди к дьяволу.

На самом деле он сказал другое слово – хлесткое и некрасивое. И прошел мимо нас, довольно грубо задев Влада сумкой. Кажется, специально. Савицкому это не понравилось, и он рывком скинул сумку с плеча Клоуна на землю. А тот словно того и ждал – тут же повернулся к Владу всем корпусом, готовый дать сдачи в любой момент.

– Не боишься? – тихо осведомился Матвеев, исподлобья глядя на Савицого.

– Тебе что-то нужно? – прямо спросил тот.

Атмосфера накалилась еще больше. И мне стало совсем не по себе.

– Мне? Мне – ничего, – усмехнулся Даня. – А вот тебе явно что-то нужно. Ты просто напрашиваешься. – И он с кривой ухмылкой потер костяшки сжатых в кулак пальцев.

– Нет, это ты нарываешься.

Они стояли друг напротив друга, одинаково злые. И в ночном прохладном воздухе витали напряжение и агрессия. Романтика же куда-то испарилась. А на сумку, валявшуюся на земле, никто из них не обращал внимания.

– Так что тебе надо, малыш? – с хорошо скрываемой яростью спросил Влад. – Бесишься, что я девушку увел? Ну так смирись. Ты ей не нравишься, друг детства. Смирись и проваливай.

Кажется, эти слова еще больше рассердили Даню. Он почему-то взглянул на меня горящими глазами, которые в темноте казались темно-серыми, почти черными, и снова уставился на Савицкого. Я чувствовала исходящую от него ярость.

– А ты самоуверенный, мать твою. И тупой. Потому что несешь чушь. Но сейчас я помогу тебе вспомнить манеры, мажорик!

– Попробуй, – оскалился Влад. – Жду со вчерашнего дня. Обожаю воспитательные процессы. Ну, давай!

Он явно провоцировал Даню!

– Ты пожалеешь, – процедил сквозь зубы тот.

– А ты попробуй, и мы узнаем, кто пожалеет. Давай же!

Даня занес руку, с трудом сдерживая себя, по его лицу ходили желваки, а в глазах искрилась ярость. Парни готовы были вот-вот подраться. Не знаю, что бы произошло, но я вдруг встала между ними. И, кажется, вовремя.

– Не надо, – громко сказала я, пытаясь справиться с волнением. – Не устраивайте сцен. Пожалуйста.

– Дарья, отойди, – сказал тихо Влад.

– В сторону, – велел Даня.

– Пожалуйста, – повторила я еще более настойчиво. – Хватит. Это отвратительно. И ты, – посмотрела я на Матвеева, – отвратителен вдвойне. Какого черта ты нам мешаешь? Зачем ты задираешь Влада? Тебе скучно? Или неприятно смотреть на счастливых людей? Если так, то попытайся стать счастливым и катись к какой-нибудь Каролине. Ее же ты там тайно любил?

С каждым словом злость во мне только росла. Снова вспомнились все обиды. А еще вспоминался мой первый поцелуй. Непрощеный поцелуй. От которого у меня вмиг сорвало голову. И который перекрыл все те поцелуи, что у меня были после.

– Что ты несешь, Даша? – Плечи Дани вдруг опустились. – При чем здесь она?

Я уперла руки в боки. Ярость обжигала сердце. И хотелось высказать все то, о чем я молчала больше трех лет.

– Ты сох по ней с восьмого класса! Встречался с другими девчонками, а думал о ней. Обманывал всех. И меня обманул – весело было, да? Сегодня я целуюсь с этой девочкой, а завтра – с другой. Или у вас были не просто поцелуи? – елейным голосом спросила я, вспоминая, что он был раздет по пояс. – Впрочем, плевать. Хочешь знать, к чему это? К тому, что я никогда не мешала тебе, когда ты был с ней. Но ты уже третий раз мешаешь моему общению с этим парнем. – Я указала рукой на Влада, который теперь молчал. – Что, действительно запал на меня? Да ладно, не напрягайся, я же знаю, что не запал. Но ты настолько отвратный тип, что тебе неприятно видеть, что у меня тоже могут быть отношения. Что я тоже могу нравиться парням. Что я тоже девушка. Это смешно, Матвеев. Столько времени ты даже не обращал на меня внимания. А теперь вдруг собираешься избить парня, с которым я только что целовалась!

Почему я стояла вплотную к нему, я и сама не поняла, осознала лишь тогда, когда поняла, что нахожусь так близко к Матвееву, что в свете уличного фонаря вижу на его щеках легкую, почти незаметную щетину и тонкий шрам на подбородке – последствие наших детских игр.

Даня молчал. Я думала, он будет орать, возмущаться, качать права или даже пошлет меня, но он просто стоял, молчал и слушал – внимательно слушал, будто запоминая все мои слова.

– Ты с детства относился ко мне хуже, чем ко всем. В школе я пыталась думать, что мы друзья! Я даже привыкла к такому тебе – шумному наглому мальчишке, у которого на уме были одни приколы и гадости. А потом ты и иллюзию дружбы разбил. Кинул меня, завел новых, действительно стоящих друзей. А сейчас пытаешься строить меня и человека, который мне нравится. Иди-ка ты в задницу, Матвеев. Мы больше не дети, и самоутверждаться тебе за мой счет я не позволю.

– Я тебя понял, Даша, – вдруг спокойно сказал Даня, поднял сумку с земли и, на пару секунд задержав взгляд на Владе, зашел в подъезд.

Я облегченно выдохнула и повернулась к Савицкому:

– Ты в порядке? Извини. Опять из-за меня у тебя неприятности…

– Брось, все в порядке, – улыбнулся он и вдруг задал странный вопрос: – Мне стоит беспокоиться?

– Из-за чего? – нахмурилась я. Настроение резко упало. Свидание было испорчено. Романтика растворилась в ночной темноте. Остались только злость и обида.

– Из-за него. Ты точно к нему равнодушна?

Я усмехнулась:

– Точно. Двести процентов из ста.

– А что было между вами в детстве?

– Я тебе потом расскажу, – пообещала я. – Сейчас просто не в состоянии.

Мы постояли еще минут десять, и я собралась домой.

– А обнять? – на прощание сказал Влад.

Я легонько обняла его и подумала вдруг, что не хочу, чтобы он снова начал целовать меня, а потому быстро отстранилась. Помахала ему рукой и убежала. В подъезде с меня словно спал болевой наркоз. Я тотчас почувствовала, как неудобно платье-футляр, нога разболелась сильнее, а замерзшие пальцы закололо. Я чувствовала себя не окрыленной, а разбитой. И из-за этого хотелось кричать.


Глава 7 Конверт с тайнами | #ЛюбовьНенависть | Глава 9 Я запал на тебя



Loading...