home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


53. Светские беседы

– Какая прекрасная идея, вы не находите, отметить юбилей Революции всемирной Выставкой?

– Это было сто лет назад! Пора уже заняться другими делами!

– Да-да, пора опустить занавес над неприятными воспоминаниями…

– Неудивительно, что страны, где сохранилась монархия, в этом году не участвуют в Выставке. Что за мысль – праздновать взятие Бастилии!

– Вы правы, прямо неловко перед соседними государствами. Чествовать чернь, восставшую против тех, кто ее ведет, – проворчал старый аристократ.

– Да уж – чествовать, какая нелепость! Прямое ущемление наших прав! – воскликнула сильно напудренная дама в вечернем платье.

– То, что нам нужно, это военный режим, который сделает из нас сильную страну! Чтобы соседи вели себя смирно!

– Но, в конце концов, это мы принимаем решения…

Перед началом церемонии люди беседовали, разделившись на небольшие группы. Пятый говорил что-то своим монотонным голосом нескольким гостям, стоявшим рядом с ним.

– Вы же англичанин, дорогой господин? Скажите, что слышно у вас об этом ужасном Джеке Потрошителе[27]? Полиция наконец напала на его след?

– А… – проскрипел Пятый. – Это, несомненно, дело рук человека. Слишком много вдохновения. Хотя он неплохо понимает логику этого мира.

– Вы говорите так, будто… восхищаетесь им! – заметил мужчина с бакенбардами.

Его возмущение, впрочем, никто не поддержал. Казалось, люди, толпившиеся вокруг, стремились заслужить одобрение загадочного английского аристократа.

– Да ладно вам, он же убивает только женщин легкого поведения! – воскликнул кто-то. – Так что какая разница!

– Прошу прощения, – перебил Пятый. – Прошу всех подойти сюда. Представление начинается!

Робот поднялся на сцену, туда, где в стеклянном футляре стоял огромный Кадран, и произнес:

– Добрый вечер, дорогие гости. Меня зовут Адам Мильтон. Я буду вести сегодняшнее представление…

Один из гостей удивленно поднял брови. Адам Мильтон? Он внимательнее пригляделся к оратору. Ничего похожего на ограбленного пассажира фиакра, у которого он недавно брал показания. Разве что одежда. Правда, все эти англичане, что толпятся вокруг больших часов, одеты более-менее одинаково.

Заинтригованный, жандарм стал протискиваться поближе к сцене. Вдруг его пихнули в плечо.

– Извините, мсье, – проговорил кто-то, шмыгая носом.

Человек явно столкнулся с ним случайно. Однако полицейский, по профессиональной привычке, тут же проверил карманы – не украли ли у него чего-нибудь. Это было идеальное место для воришек. Он и явился сюда, поскольку вчера получил сведения о промышлявшем в павильоне карманнике. Жандарм поднял голову, чтобы рассмотреть лицо толкнувшего его человека. Но тот уже отошел. Тогда полицейский торопливо извинился перед собеседниками и двинулся вдогонку. Что-то странное было в фигуре этого неловкого типа, и двигался он неуверенно, словно пьяный. Страж порядка настиг его возле самой сцены.

– Эй, куда это ты направляешься?

Странный персонаж остановился и слегка обернулся. Их взгляды пересеклись. Они узнали друг друга. Перед инспектором был один из сбежавших сирот, несомненно, восседавший на плечах своего дружка. Бывший директор интерната знал их как облупленных. И все их фокусы тоже. Ишь, вырядился и даже усы нарисовал!

– Самюэль? Октавио? – окликнул он детей, намеренно называя их настоящими именами, а не уличными кличками.


52.  Действовать | Почти полночь | 54.  Обратный отсчет



Loading...