home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


В борьбе за демократию


В 1989 году началось вытеснение с руководящих постов Чечено-ингушской республики всех «не чеченских» кадров. 1 июля того же года первым секретарем обкома КПСС республики был избран Доку Завгаев. Он стал первым с царских времен чеченцем, возглавившим республику. К этому времени население республики составляло 1 миллион 270 тысяч человек. Из них более 40 % (530 тысяч) составляли не чеченцы. Начиная с 1989 года, началось срочное насаждение ислама в Чечено-Ингушетии. Точнее его самой примитивной формы — мюридизма. В течение ближайших двух лет было построено 211 мусульманских мечетей и открыто два исламских университета. Но, как и в прошлом столетии, все, что составляло веру, уходило на второй план, а на первый выдвигался ислам, как источник агрессивной идеологии. Предполагалось, что коммунист-«консерватор» Завгаев станет всячески противиться «возрождению религиозных традиций» своего народа, что сразу же приведет к падению его авторитета среди простых чеченцев и станет своеобразной «искрой» для большого пожара гражданской войны.

В мае 1990 года председателем Верховного Совета РСФСР стал Б. Ельцин. Человек, внесший огромный вклад в развал СССР и приведший на грань уничтожения Россию. Его победа на выборах была обеспечена голосами депутатов из Чечено-Ингушетии. Летом того же года в Грозный для свержения «коммунистического режима Завгаева-Семенова» и утверждения на Северном Кавказе «общечеловеческих ценностей» приезжает из Прибалтики, по рекомендации Хасбулатова, Старовойтовой, Гайдара и других «общечеловеков», срочно произведенный из полковников в генерал-майоры (и тут же отправленный в отставку) Джохар Дудаев. Неоспоримый факт, что Джохар Мусаевич Дудаев смог стать президентом Чечни только потому, что он — генерал советской Армии. Но весь парадокс в том, что его армейская карьера неплохо складывалась главным образом потому, что он прекрасно командовал так называемыми ковровыми бомбардировками в Афганистане. (Только вот братья во Аллахе, т. е. афганские моджахеды, воевавшие в дудаевской армии, об этом «забыли». А ведь под теми бомбардировками погибло множество сторонников Ислама…) Получивший в Москве широчайшие полномочия Дудаев становится председателем КГБ Чечено-Ингушетии, а затем, в расчете на пост министра обороны республики, входит в состав Исполкома Общенационального конгресса чеченского народа.[7] Формально «конгресс» выступал против «коммунистического режима» Завгаева. Но на деле это недовольство было вызвано засильем Завгаевских «земляков» во властных структурах. «Конгресс чеченского народа» был представлен рядом основных политических течений, среди которых главными были «традиционалисты» и «националисты». Во главе первых стоял лидер движения «Даймах». За ним стоял один из крупнейших тейпов республики. К «традиционалистам» примыкал также С. Хаджиев. В свою очередь, настроенные экстремистски «националисты» были представлены Вайнахской партией 3. Яндарбиева, движением «Гулам», партией «Исламский путь» Б. Гантемирова. Во главе их движения стояли Д. Дудаев, Б. Гантемиров и Я. Мамадаев — будущий хозяин чеченской нефти. Они требовали категорического передела власти в республике. В мае-июне 1991 года второй «Конгресс чеченского народа» избрал Д. Дудаева председателем Исполкома ОКЧН и объявил о выходе Чечни из состава СССР и РСФСР. 12 июня того же года Ельцин был избран президентом Российской Федерации. Одним из первых, кто его поздравил, был Дудаев. Поддержка Чечено-Ингушетии обеспечила Ельцину 80 % голосов. После провала так называемого «августовского путча» в Москве, вооруженные «гвардейцы» Дудаева (т. е. совместные силы наемных боевиков и выпущенных из тюрем уголовников) по приказу из Москвы захватили здание Совмина, радио и телецентр, а 6 сентября — здание Верховного Совета Чечено-Ингушской республики. В результате штурма более сорока депутатов получили ранения или были убиты. А председатель горсовета Грозного был выброшен из окна шестого этажа и погиб.

На следующий день председатель российского парламента Р. Хасбулатов прислал в Грозный поздравительную телеграмму о «свержении коммунистического режима», а несколько позже признал сформированный к тому времени незаконный «Временный высший совет Чечни». Грозный навестила делегация российских демократов во главе с Бурбулисом. Она вынудила Верховный Совет Чечено-Ингушетии принять решение о самороспуске. Все полномочия его перешли к самозваному «Временному высшему совету Чечни», который утвердил «Съезд чеченского народа» в качестве «высшего органа власти». Также им было утверждено разделение Чечено-Ингушетии на «суверенную» Чечню и Ингушскую Республику в составе РСФСР. 27 сентября 1991 года под контролем дудаевских бандитов состоялось проведение «выборов президента и парламента Чеченской республики Ичкерия». Урна для голосования стояла на площади Грозного, где проходил митинг «Союза чеченского народа». Реально голосование проходило на 70 участках из 360. Русские участия в выборах не принимали. Все средства массовой информации контролировались дудаевцами. Все его противники были объявлены «врагами народа». Из избирательного процесса были выведены шесть районов, не согласных с предложенной программой проведения. В целом в выборах участвовало около 10 % избирателей, фальсификаций даже не скрывали. 5 октября, сразу же после отъезда Бурбулиса, дудаевцы предприняли попытку штурма здания МВД. Она не удалась. Зато удалось захватить штурмом здание КГБ. 8 октября 1991 года на заседании Президиума Верховного Совета РСФСР, проходившего под председательством Р. Хасбулатова, было принято постановление «О политической ситуации в Чечено-Ингушской Республике». Оно узаконило насильственный разгон ВС ЧИР, лишив его во главе с председателем конституционных прав и возможностей осуществлять свою деятельность. Причем сделано это было в нарушение действовавшей тогда Конституции РСФСР и с превышением своих полномочий.

1 ноября Дудаев объявил о «государственном суверенитете Чечни». Но внутри республики уже начало расти недовольство дудаевским режимом. Чтобы удержаться у власти, уже через неделю после объявления «суверенитета» Дудаев ввел в Чечне военное положение. Спас еще не успевший окрепнуть дудаевский режим Указ Президента РФ «О введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушетии». Именно угроза «внешнего вмешательства» Дала возможность Дудаеву консолидировать свои силы и, под предлогом устранения «пятой колоны», подавить на время оппозицию внутри Чечни. О том, что ельцинский указ был направлен именно на оказание помощи бандитам, власть которых оказалась под огромной угрозой из-за внутренних противоречий, свидетельствует и тот факт, что объявленное им «чрезвычайное положение» так и не было никогда введено благодаря личному вмешательству Горбачева, тогда все еще формального Президента СССР. Введение ЧП могло предотвратить разграбление военных складов, вооружение Дудаева и развязывание войны. Однако вмешательство Горбачева привело к тому, что в Грозный отправили самолеты с десантниками (около 300 человек) без личного оружия, которое другим самолетом прибыло в Моздок. К

такому своеобразному проведению операции непосредственно были причастны министр обороны Е. Шапошников и министр МВД СССР В. Баранников, получившие соответствующие указания от Горбачева. Не будь этого вероломства, события в Чечне могли бы пойти совсем иначе. Прибытие в Грозный 7 ноября 1991 года десантников первоначально вызвало панику, заставив Дудаева и его сторонников покинуть занятое ими здание обкома партии. Улицы опустели. Все указывало на то, что республику можно легко взять под контроль без малейшего кровопролития. Однако, поскольку безоружный десант, сидя в аэропорту, по понятным причинам бездействовал, инициатива перешла в руки дудаевцев. Все окончилось позорным (по приказу из Москвы) отлетом тогда еще советских солдат восвояси.

Вооружение дудаевских бандитов, по мнению военного прокурора Д. Бибикова, началось после того, как маршал Шапошников «по согласованию с Дудаевым приказал призвать в части Грозненского гарнизона свыше тысячи чеченцев, что напрямую способствовало захвату военных городков, вооружения и техники». В ноябре 1991 года в Чечню под видом гуманитарной помощи прибыла первая большая партия оружия из Турции. В то же время, в 1991–1992 гг., из Чечни в рамках приграничной торговли через ВО «Росвнешнеторг» МВЭС России было вывезено в Турцию 251,9 тыс. тонн нефтепродуктов. Экспортная выручка составила 17,8 млн. долларов, которые в бюджет России не поступили. В соответствии с указом Дудаева № 2 от 8 ноября 1991 г., было учреждено военное министерство, и все военные формирования «независимо от порядка подчиненности» переходили в полное распоряжение министерства. На основании закона ЧР «О президентской деятельности» и указа № 16 от 9 декабря 1991 г. президенту подчинялись «все вооруженные формирования на территории Чеченской республики». Основой командного состава чеченской армии стали бывшие офицеры СА, у многих из которых был опыт боевых действий в Афганистане и других горячих точках. Начальником штаба ВС стал Аслан Масхадов, бывший командир артполка СА. Закон об обороне ЧР от 24 декабря 1991 г. ввел обязательную воинскую службу для всех граждан Чечни мужского пола. При этом на действительную службу призывались юноши 19–26 лет. Основой ВС являлась Национальная гвардия.

На основании указа Дудаева № 29 от 17 февраля 1992 г. военнослужащие — граждане Чечни, самовольно оставившие воинские части на территории СССР и изъявившие желание служить в чеченских ВС, реабилитировались, а возбужденные против них уголовные дела прекращались. С целью комплектования армии объявлялся призыв офицеров и сержантов запаса. За период 1991–1994 гг. было проведено шесть мобилизаций в ряды ВС ЧР. В составе ВС Республики предполагалось иметь сухопутные войска, ВВС, войска ПВО и ПВ. Предусматривалось создание небольшой, мобильной, высокопрофессиональной армии. В составе сухопутных войск планировалось иметь четыре корпуса трехбригадного состава. Штатная численность корпуса — около шести тыс. военнослужащих. Корпуса формировались по территориальному признаку и размещались по зонам. Западная зона включала Ачхой-Мартановский, Урус-Мартановский и Грозненский районы; Северная — Надтеречный, Наурский и Шелко-вский; Центральная — Ленинский, Старопромысловский, Заводской, Октябрьский, Шалинский и Гудермесский. В 84 центральной зоне планировалось дислоцировать два корпуса. Был открыт военный колледж по подготовке офицеров пяти специальностей: мотострелков, артиллеристов, десантников, пограничников и связистов. В общей сложности в колледже прошло обучение не менее 700 человек. Одновременно шла вербовка наемников из всех стран. Подбирались люди с опытом диверсионно-партизанской войны в горах и городских условиях. К концу 1991 года, еще до проведенного Дудаевым через Верховный Совет решения о службе чеченцев «в пределах своей родины», численность уже мобилизованных и поставленных «под ружье» дудаевских «гвардейцев» достигла 62 тысяч.

По данным М. Бурлакова, начиная с 80-х годов в республиках Северного Кавказа стали набирать силу антирусские настроения. При активном содействии местных советско-партийных кланов (и негласной поддержке центральной власти) под видом национально-культурных обществ создавалось ядро будущих сепаратистских организаций. Одновременно происходила «национализация» административного аппарата, правоохранительных органов и управленческих структур. На бытовом уровне стала набирать силу травля русского и казачьего населения. Все чаще звучали лозунги: «Русские, убирайтесь вон», «Долой русских оккупантов». Любые преступления против русских практически не расследовались, порождая безнаказанность со стороны националистических сил. Все это вынуждало русских покидать места своего исконного проживания, уезжать в Центральную Россию. К концу 80-х годов этот процесс приобрел обвальный характер. Например, в 1988 году город Грозный покинуло около 8 тысяч русских, в 1989 году — 19 тысяч, в 1990 году уже выехало более 60 тысяч. Существенно изменился этнический состав казачьих станиц Наурского, Шелковского, Грозненского и Сунженкого районов республики. В эти станицы в 1980-х годах началось активное переселение чеченцев из горных районов Чечни. К началу 1990-х годов в Чечне были созданы все условия для начала открытого террора против русского населения.

Во-первых, в Грозном большинство руководящих постов, особенно в силовых структурах, занимали чеченцы.

Во-вторых, этнический состав городов (Грозный, Гудермес, Аргун) изменился в сторону преобладания «коренных жителей». В станицах, исконно принадлежавших русским казакам, появился значительный процент (от 20 до 50) переселенцев из горных районов.

В-третьих, были созданы массовые политические и общественные организации антирусской направленности («Народный фронт», «Вайнахская демократическая партия» во главе с Зелимханом Яндарбиевым, партия «Исламский путь» во главе с Бисланом Гантамировым, «Зеленое движение» — экологи во главе с Р. Гантамировым и ряд других), пользовавшиеся расположением и поддержкой местного руководства. Эти организации располагали пока немногочисленными группами боевиков. А их смычка с «национализированными» органами МВД открывала доступ к огнестрельному оружию. Первым, как бы пробным, актом было нападение на станицу Троицкая 28 апреля 1991 года. Вот как описывает это событие очевидец:

«…подбежав к окну, которое выходит на улицу, я увидела, что вся наша улица заполнена машинами; множество мужчин, в руках которых ружья, пистолеты, ножи. Они стреляют, кричат, свистят, как дикая орда. Мимо проезжал русский мужчина на «Жигулях», его остановили, вытащили, стали бить, автомобиль перевернули. Весь этот кошмар длился 7-10 минут, затем все сели в машины и поехали в сторону ст. Орджоникидзевской. Только они уехали, подъехала милиция, все люди повыходили, стали кричать, женщины плакать. А эта толпа уже виднелась возле центральной остановки. Затем вся эта колонна автомашин стала возвращаться и, не доезжая до нас, свернула на улицу Широкую, ведущую в станицу. Я сказала милиционеру: «Смотрите, вон они поехали в станицу, это они!» Милиция как будто не слышит, ходят, рассматривают перевернутый автомобиль, слушают истерики перепуганных женщин. И тут я поняла, что мы бессильны, что нас раздавят, перестреляют, перережут всех, и никто нас не защитит. Минут через десять милиция уехала, все люди стали расходиться, а еще минут через десять произошел второй налет… Добив все, то осталось еще целым, они поехали в сторону Карабулака, и мы услышали там, на автобусной остановке выстрелы, которые звучали все чаще, крики избиваемых и бегущих людей. Закрыв ворота на замки, мы убежали из дома и до темноты вместе с соседями провели в садах и зарослях кустарников. А но станице то в одной, то в другой стороне слышались выстрелы…»

Стоит обратить внимание на дату налета: 28 апреля 1991 года. Еще существует Чечено-Ингушская АССР во главе с первым секретарем местного комитета партии Доку Завгаевым. За три дня до налета в станице работала объединенная группа МВД и КГБ республики, которая изъяла у казаков все оружие (охотничьи ружья). И еще одна деталь: станица Троицкая к этому времени оставалась единственной станицей, где проживали только казаки, казачьи традиции были здесь особенно сильны, и станичники отказывались продавать дома чеченским переселенцам. Понятно, что это обстоятельство сыграло решающую роль в выборе мишени для полномасштабного погрома. После захвата Исполкомом ОКЧН власти в Грозном, для русских жителей республики начался настоящий ад. Вот только несколько показаний из десятков тысяч свидетельств террора в отношении русского населения.

«1 января 1993 года в 3 часа ночи ворвались в масках со стрельбой к гр-ну Шеховцову П.И., избили его, забили живьем в ящик, мать-старуху загнали в кухню и забили двери, а со двора угнали машину…

12 марта 1994 года ночью был обстрелян из автоматов дом Мишустина С.Т. и угнана автомашина.

16 марта 1994 года ночью ворвались в дом Вострикова А. Вооруженные люди избили его, говоря при этом: «Дядя, мы работаем по графику, каждая семья русских у нас в списке». А со двора угнали машину… А также угнаны автомашины у граждан: Мосиенко М.А., Попова И.Е., Лабынцева В., Федосеева А.И. и многих других. Ограблены и избиты старухи: Федорова А, Трикозова М.Л., КазарцеваА., ПирожниковаВ., ВанынинаМ., Буханцова М., Матюхина В., Малышева А.К., Тиликова, Мишустина Х.В. и много-много других.

22 февраля 1994 года — в 8 часов вечера из дома с постели в ночной сорочке была похищена гр-ка Ковалева Л. и вывезена за пределы станицы в строну Ачхой-Мартана. Была изнасилована, зверски избита группой из шести человек и брошена в ночной сорочке, босиком.

24 марта 1994 года из дома была похищена ученица 8 класса Назарова Лена, была зверски изнасилована группой из шести человек.

13 мая 1994 года. В доме Калиниченко ночью было зверское нападение: выбиты двери, окна, избиты мать и бабушка, а девочка Оксана 13 лет была в своем же доме изнасилована и увезена в 3 часа ночи в дом, расположенный за овощехранилищем Ассинского консервного завода, где зверское изнасилование продолжалось тремя лицами.

Грабят и насилуют 70-летних старух, при этом говоря: «Вы, русские, живете на чеченской земле, и нам нет наказания в наших поступках». Люди от страха вынуждены за бесценок отдавать свои дома, нажитые своим потом и кровью, переезжая неизвестно куда, не приобретая себе за эти гроши жилья, некоторые, не выдержав всего этого, лишаются рассудка, умирают, не доезжая до места… Да когда же правительство обратит внимание на русских…» (из письма жителей ст. Ассиновская Сунженского района президенту России).

«Зимой 1992 года у меня и моих соседей чеченцы отобрали ордера на квартиры и, угрожая автоматами, прика-88 зали выселяться. Я оставила в Грозном квартиру, гараж и дачу…» А. Лотникова.

«Из Грозного уехала в марте 1993 года. Моего сына 5 раз грабили, снимали с него всю верхнюю одежду. По дороге в институт моего сына чеченцы сильно избили, проломили ему голову, угрожали ножом. Меня лично избивали лишь потому, что я русская». И. Чекулина.

«Моя дочь вечером возвращалась домой. Чеченцы ее затащили в машину, избили, порезали. Мы вынуждены были уехать из Грозного». Т. Александрова.

«Я выехала из г. Грозного в феврале 1993 года из-за постоянных угроз со стороны вооруженных автоматами чеченцев. Бросила квартиру, гараж, автомашину и выехала с мужем. В феврале 1993 года чеченцы убили на улице мою соседку. Ей пробили голову, переломали ребра, изнасиловали. Из квартиры рядом также была убита ветеран войны Елена Иванова. В 1993 году жить стало там невозможно. Убивали кругом. С работы русских стали увольнять без всяких причин. В квартире рядом убили мужчину 1905 года рождения. Девять ножевых ран нанесли ему. Дочь его изнасиловали и убили тут на кухне». А Кочедыкова.

«Дудаевцы ворвались в квартиру моего соседа, его убили, жену замучили, двум детям открутили головы». И. Шесерова.

«2 декабря 1993 года на автобусной остановке «36 участок» Старопромысловского района г. Грозного 5 чеченцев взяли меня за руки, отвели за гараж, избили, изнасиловали, а потом возили по квартирам, где насиловали». Н. Колесникова.

«…Выполняя заказы, мне приходилось посещать дома чеченцев, практически в каждом доме был русский рабочий-невольник, который выполнял всю самую грязную работу по хозяйству. Документы у них были отняты и выехать из Чечни у этих лиц возможностей не было. В случае попытки побега, пойманного либо жестоко избивали, либо убивали». Н. Белов.

Таких свидетельств десятки тысяч. В результате развернутого против русского населения геноцида, в конце 1991 — начале 1992 года из Чечни готовились выслать 37 % русских. (На 1989 год общее их количество в республике составляло 400 тысяч человек). В то время даже уже из воевавшего Таджикистана число беженцев было во много раз меньше. В результате развязанного террора люди бежали, бросая все нажитое годами имущество, многие не имея даже элементарных средств для существования.

10 января 1992 года была устроена перерегистрация «иноязычного населения» Чечни. Те, кто не успевал ее пройти вовремя, объявлялись террористами. В начале 1992 г. в Чечне побывали все три крылатых «героя» августа 1991-го: Шапошников, Кобец и Грачев. Все они не только остались довольны тем, что на официальном языке называется «строительством вооруженных сил молодой независимой республики», но и подписали ряд соглашений и протоколов о «намерениях относительно дальнейшего прогресса в этой области». С 6 по 9 февраля того же года дудаевскими бандитами был разгромлен 566-й полк внутренних войск России. Были захвачены расположения четырех воинских частей, начались нападения на военные городки Особого учебного центра. Было похищено 4 тысячи единиц огнестрельного оружия, около 3 млн. боеприпасов, 186 единиц боевой техники. Убито 10, ранено 14 человек.

1 марта была предпринята первая вооруженная попытка смещения Дудаева: захват антидудаевской оппозицией телевидения и радио в г. Грозном с применением огнестрельного оружия и требованием отставки Д. Дудаева, роспуска парламента, организации новых всеобщих выборов. Дудаев назвал эту акцию «попыткой государственного переворота» и потребовал привлечения виновных к ответственности. Национальная гвардия отбила все силовые попытки оппозиционеров. 12 марта последовало принятие так называемой Конституции Чеченской Республики, в соответствии с которои Чечня является «самостоятельным суверенным государством» и «равноправным субъектом в системе мирового содружества наций». Начиная с марта 1992 года функции легальных властей Чечни фактически стало выполнять МВД Чечни, превратившееся в основную опору дудаевского режима. 26 мая по инициативе чеченской стороны были проведены консультации российских и дудаевских рабочих групп экспертов по выработке взаимоприемлемых подходов к проведению полномасштабных переговоров по урегулированию отношений Чечни с Центром, определению статуса республики и разработке основ двусторонних отношений. В мае дудаевцами было захвачено здание республиканского КГБ вместе со всеми имевшимися там документами и оружием. Кроме того, необходимо особо отметить личный «вклад» маршала Шапошникова, возглавлявшего Объединенные Вооруженные силы СНГ и отдавшего распоряжение о передаче Дудаеву 50 % вооружений российской армии. Соответствующий приказ был подписан Ельциным, возложившим (16.03.92 г.) на себя обязанности министра обороны, и Грачевым, которого он назначил своим замом. Директивой Павла Грачева № 31б/1/0308ш от 28 мая 1992 г. было передано Дудаеву 50 процентов оружия и вооружения, находившегося на территории республики, однако реально было передано и захвачено более 80 процентов военной техники и около 75 процентов стрелкового оружия.

На территории Чечни находились следующие объекты вооруженных сил Российской федерации:

— 173-й гв. окружной учебный центр Северо-Кавказского ВО (бывшая 42-я гв. мед).

— 903-й зенитный ракетный полк.

— 382-й учебный авиаполк.

— Запасной узел связи Каспийской флотилии.

— Управление 93-го радиотехнического полка 12-го корпуса ПВО.

— Военно-технические склады Армавирского военно-авиационного училища.

— 566-й конвойный полк ВВ МВД России. В период с 1991 по 1994 г. оружие и вооружение поступало в республику из следующих источников: закупки в 91 СНГ и за рубежом; получение от Министерства обороны рф; захват и хищение со складов МО РФ; собственное изготовление.

В соответствии с разделением чеченских ВС на регулярные войска и ополчение штатное армейское оружие шло армии, а все остальное — ополченцам. Кроме того, в 1992 г. режим Дудаева организовал на площадях Грозненского машиностроительного завода «Красный Молот» малосерийное производство 9-мм малого пистолета-пулемета К6-92 БОРЗ (волк) своей собственной конструкции, рассчитанного под 9-мм патрон пистолета Макарова (ПМ). Ударно-спусковой механизм допускает ведение как одиночного, так и автоматического огня. По словам С. Монетчикова, изготовление этого пистолета-пулемета классической компоновки (с расположением магазина перед пистолетной рукояткой), состоящего практически полностью из штампованных деталей, не составляло особых проблем даже для слаборазвитой промышленности Чечни, имеющей только стандартное промышленное оборудование. Но маломощность производственной базы повлияла не только на простоту его конструкции и на объемы производства (чеченцам удалось изготовить за два года только очень небольшое количество БОРЗов, не превышающее нескольких тысяч единиц), но и на достаточно низкую технологию его производства. Стволам этого оружия свойственна низкая живучесть из-за использования инструментальных, а не специальных марок стали. Ошибки, допущенные при конструировании БОРЗа, повлияли на неполное сгорание порохового заряда при стрельбе и обильное выделение пороховых газов, что небезопасно для самого стрелка, особенно если огонь ведется из закрытых помещений. В то же время этот пистолет-пулемет целиком оправдывал свое назначение как оружие для полувоенных формирований партизанского типа. Поэтому БОРЗ — компактное, трансформируемое оружие позже использовалось из-за своих малых массогабаритных характеристик наряду с однотипным оружием западного производства — пистолетами-пулеметами УЗИ; Мини-УЗИ; МР-5 (полученных дудаевцами в небольшом количестве из сопредельных государств), в основном, разведывательно-диверсионными группами противника.

В 1992 году состоялась поездка в США Джохара Дудаева и его встреча с Д. Бушем. После возвращения из Соединенных Штатов Дудаев выступил по местному телевидению. Суть его выступления свелась к тому, что «из России исходит угроза нападения». Дудаев также заявил, что

«в случае агрессии со стороны России мы пойдем на крайние меры — газават до последнего чеченца», а «в час опасности у Чечни найдется достаточно сил, чтобы спалить Россию в ядерном пожаре».

Что касается вопроса о наличии у бандитов ядерного оружия, то побывавший в Грозном в августе и ноябре 1992 года полковник в отставке, доктор технических наук З.А. Зайнулин рассказывал: «Две атомные бомбы лежат нетронутые. Стучу по корпусу. «Диагноз» такой — обе в состоянии СТ-1 (степень готовности № 1). То есть все на месте, взрыватели установлены. Остается только запустить! Это были атомные бомбы. Поскольку я специалист по стратегическому, а не тактическому оружию, то могу ошибаться в деталях, но не в сути дела. Мощность 0,15 мегатонны, диаметр до 1, длина до 8–9 метров». Также полковник сообщил об атомной базе под Грозным (Грозный-20, воинская часть 12 ГУМО):

«Если учесть, что на базе — 4 отдела, то количество атомных бомб может достичь 600 единиц».

Он считает, что атомную бомбу взорвать не так уж сложно. Достаточно сбросить ее с самолета, и она сработает на 20–30 % своей мощности. Даже аварийный подрыв ракетой даст 12 % радиации, светового излучения и ударной волны (19). Зная все это, 1 июня 1992 года правительство Гайдара-Черномырдина передает независимым вооруженным формированиям более 40 тысяч единиц стрелкового оружия, около 15 тысяч гранат и более 150 учебных самолетов. Также был передан ряд ракетных установок «Луна-8» и системы залпового огня «Град». Спустя неделю, 8 июня, весь состав ВВС России был выведен с территории Чечни. 93 В июне 1992 года количество полностью укомплектованной и до зубов вооруженной «регулярной дудаевской армии» достигло 15 000 человек, не считая намного превышающей ее по численности и готовой к мобилизации «национальной гвардии». В августе того же года новоявленным чеченским «парламентом» было принято решение о выселении из ряда районов Чечни лиц «некоренной национальности». 10 октября дудаевский режим отказался от подписания федеративного договора с Россией. Спустя месяц, 10 ноября, последовало введение Дудаевым чрезвычайного положения в Чечне в связи с обострением ингушско-осетинского конфликта. Джохар Дудаев использовал введение частей российской армии на территорию Ингушетии для разжигания антирусских страстей. Помимо введения в Чечне чрезвычайного положения, он издал приказ о создании единой мобилизационной системы и системы самообороны, куда было включено все мужское население в возрасте от 15 до 55 лет.

19 ноября последовало распоряжение С. Шахрая, объявившее повышенную боеготовность в районе чечено-ингушского конфликта во время обострения ингушско-осе-инского конфликта. Российские войска вышли на рубежи Чечни (Сунженский и Малгобекский районы). Это вызвало новую волну проклятий в сторону «русских оккупантов». На волне антирусской истерии Дудаеву удалось практически подавить все конкурирующие с ним силы. А часть оппозиционеров даже перешла на его сторону и влилась в создаваемую армию. Еще один говорящий сам за себя факт, касающийся «национального возрождения Ичкерии». До установления в Чечне дудаевского режима, так же как и в каждой северокавказской республике, издавались несколько десятков книг на родном языке в год. В 1992–1993 гг., невзирая на «реформы», в большинстве национальных республик Северного Кавказа издание книг на родном языке осталось или на прежнем уровне, или даже возросло. Однако в Чечне в 1992 году не вышло ни одной книги на родном языке, а в 1993 — только лишь 2. Еще «лучше» дело обстояло в издании газет, которые вроде бы были нужны режиму для пропаганды, «идеи национального возрождения». Если в 1980-е годы на чеченском языке издавались 9 газет, то в 1992 — 7, а в 1993 — только 4! Кроме того, резко упала периодичность выхода газет на «ичкерском» языке (т. е. количество выходящих в год номеров) — почти в 10 раз, а общий годовой тираж газет — аж в 15 раз! А вот число издаваемых в Чечне газет на русском языке (языке «угнетателей» и «колонизаторов») возросло с 15 в 1980-е годы до 22-в 1992 году. В марте 1993 года Дудаеву пришла помощь из Эстонии. В Грозный самолетом были переброшены выведенные из обращения российские рубли. Только первым рейсом (20.03.93 г.) было доставлено 18,2 тонны денег. Второй рейс состоялся на следующий день. «Дипломатический багаж» перегружали в самолеты из машин инкассационной службы банка Эстонии. Руководил операциями лично премьер-министр Эстонии М. Лаар. Финансовая акция со стороны Эстонии была «не замечена» российскими властями. (Эстония должна была вернуть России все имевшие хождение на ее территории рубли еще в июне 1992 года, согласно подписанным документам.)

Сюда же нужно отнести «вклад» ряда российских чиновников. В результате их попустительства сумма хищений денег со счетов Российских банков по фальшивым чекам и авизо составила порядка четырех триллионов рублей! Поскольку режим Дудаева укрывал уголовников, находившихся в общероссийском розыске, чеченские криминальные структуры стали постепенно настоящими хозяевами Северного Кавказа, составляя до 20 % формирований боевиков. Они не контролировались ни Масхадовым, ни Басаевым, ни другими лидерами создаваемой дудаевской армии. Летая на своем самолете по всей территории бывшего СССР в поисках политических единомышленников, изучая каналы выгодной реализации чеченской нефти, в середине 1993 года Дудаев неожиданно появляется в Бишкеке. Он не присутствовал ни на одном официальном приеме, и этот загадочный визит был оценен местными журналистами как «разведка, глубокий зондаж накануне каких-то серьезных событий». Настоящей целью визита Дудаева в Киргизию были переговоры по налаживанию крупного канала транспортировки наркотиков. Был налажен наркомаршрут Бишкек-Гудермес, из Киргизии в Чечню, протянувшийся на тысячу километров через территорию Казахстана и России. Наркооборудование для переработки морфина в героин было завезено в Чечню из Англии. Только за один 1994 г. чеченцы произведут около 30 тонн героина. Переброска наркотиков в Европу и США шла в основном через Прибалтику. В 1995 г. с чеченских аэродромов самолетами, а затем через аэродромы в районе Вильнюса и Шауляя было пропущено около 15 тонн наркотиков.



Первые всходы интернационализмаф | Неоконченная война. История вооруженного конфликта в Чечне | Оппозиция