home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Гулянка за столами повышала градус. Король дипломатично отбыл. Все правильно. Хошь, не хошь, а авторитетом давил. Народ стал вести себя гораздо свободнее. Компании стали перемешиваться. Я выдернул Рина с его подружкой за наш стол. Что ему там делать почти в одиночестве? Хотя, может быть, я был не прав. Глаза у него не отрывались от лица девчонки. Кое-кто уже пробовал танцевать. Веселуха.

– Барон, – подтолкнула меня локотком Таня, – Вы не пригласите леди танцевать?

– С одним условием, терпи, – усмехнулся я.

И мы встали в круг. Теперь нужно вспомнить то, что я пару вечеров отрабатывал с Дуняшей. Колар настоял. Не зря. Захват тела партнерши как в вальсе с пионерским расстоянием. До танго здесь не доросли. Движения сложные, партнеры идут по кругу. Дуняша сама не очень умела, а волчиц я напрягать не хотел. Зачем им напоминать о прошлом?

– Ты преувеличивал свою неловкость, Влад, – сказала мне Таня через пару кругов. – Всего два раза наступил мне на ногу и один раз перепутал движение.

– Стараюсь, – ответил я лукавым глазам.

– Вижу, что вы с княгиней нашли общий язык, – продолжила она.

– А мы его и не теряли.

– Здорово, тем легче будет сделать одно дело.

– Какое дело. Признавайся.

– Узнаешь, – ответила лисичка и потащила меня на второй раунд.

Легкий треп, красивая девчонка, что еще нужно для счастья? Совсем ничего. Одну самую малость. Чтобы эта группа отвалила от нашего стола. Барон Рад энд компани. Весельчак. К сожалению, я был прав, когда забрал графа со спутницей за наш стол. Не успокоились, сюда приперлись. Ладно, пока это не мое дело. Пусть Рин сам разбирается. Встревать мне незачем, да я и не хочу. Свой первый вечер, проведенный в корчме Матвея, я помню хорошо. Очень хорошо. Здесь мужчина должен сам решать возникающие вопросы. Помочь ему можно. Но решать за него…Граф оскорбится и будет прав. Двое собачатся, а третий в кусты.

– Может, скажешь, какое дело, а? – поинтересовался я.

– Влад, – рассмеялась лисичка, обдав мне лицо своими волосами. – Ты очень любопытен. Как женщина.

Она думает меня этим смутить. Счааз.

– Сама раздразнила, – ответил я, выделывая па, – а у женщин есть чему поучиться.

Таня снова засмеялась, но продолжала молчать. Тоже мне Зоя.

Наконец танец закончился, и парочки смогли перевести дух. Как по погани побегал. Но есть, чем гордится. Ни одной грубой ошибки и ноги у Тани целы. Задача максимум вообще на пять. Мои шпоры и подол платья рыжика ни разу не повстречались.

– Пойдем к столу? – спросил я.

– А у тебя есть другие предложения? – Таня грудью прижалась ко мне.

– Нет, нет, нет, а этикет?

– Какой ты скучный, Влад, – притворно надула губы лисичка, – Сестры на небе, лес кругом, беседка рядом.

– Может, хватит играть?

– Но попробовать стоило.

– А если бы согласился?

– Тоже хорошо, моя коллекция пополнилась бы охотником.

– Идем, коллекционерка. А сколько там трофеев?

Перешучиваясь на тему охоты и добычи скальпов, мы подошли к столу. Все вроде в порядке, но на лице Рина была напряженность. Улучшив момент, я подошел к нему.

– Что-то случилось, граф?

– А, барон, – оторвался от раздумья Рин, – я как раз хотел к Вам подойти. Не окажите мне честь став моим секундантом.

М-да. Секундантом я еще не был.

– С радостью. Условия?

– Здесь и сейчас, сталь, кровь.

– Насколько я знаю…

– Не волнуйтесь барон. Парк хоть и называется королевским, но не является местом пребывания короля и Его Величество с семьей покинул общество. Для поединка нет никаких препятствий.

Отлично, затевать дуэль в присутствии короля и его семьи, в его дворце и тому подобных местах, называемых местом пребывания, прямой путь на плаху. Коронное преступление. Оскорбление короля, однако.

– Где? Когда? – спросил я.

– У Синего грота через десять минут. Барон, дело в том, что я не слишком часто бываю в обществе и у меня мало друзей. А Вы, я вижу, хорошо знакомы…

– Понял, – прервал я, – сейчас сделаю.

Я направился к старшому охраны Лаэры.

– Ивер эл Сора, не могли бы Вы оказать…

– Заканчивай, Влад, нужен секундант? – перебил меня Ивер.

– Да.

– Так и думал, что этим закончится. Пошли.

– А княгиня?

– Не будет против, – ухмыльнулся он.


Горят фонари, Сестры на небе, а нас ждут на лужайке четыре фигуры.

– Добрый вечер, господа, – поздоровалась одна из них.

– Добрый, – ответил я, с удивлением увидев тунику гвардейца и лейтенантский значок.

– Я вижу, – продолжил лейтенант, – что все в сборе. Барон Кан эл Рад, не хотите ли Вы забрать свой вызов?

– Если граф извинится, – пожал плечами тот.

– Граф Рин эл Гнаро, – не хотите ли Вы принести свои извинения барону Кану эл Раду.

– Нет. Я не оскорблял его, а высказал правду.

– Жаль, господа, очень жаль. Будьте уверены, что Его Величество утром узнает о происшедшем.

– Поединок здесь не попадает под действие закона, – буркнул Кан.

– Да, – холодно ответил гвардеец, – и только поэтому я с вами разговариваю, а не арестовываю. Но устроить поединок во время праздника. Не думаю, что это понравится королю.

Молчание.

– Господа секунданты, – спросил гвардеец и посмотрел на меня.

– Влад, барон эл Вира, Ивер эл Сора, – представил я себя и старшого.

– Сэр Дарин, барон эл Нерт, Лакир, баронет эл Тенра.

Вот это да, победитель турнира. Без коня и доспехов его сразу, и не признаешь. Да и стоит он в полумраке.

– Займите свои места господа и помните, поединок до крови, – с заметной угрозой сказал гвардеец.

Секунданты встали по кругу. В центре остались два влюбленных дурака. Пока мы шли, я выпытал из графа короткую предысторию поединка. Старая как мир проблема. Треугольник, хотя я бы назвал это другим словом. Насквозь матерным. Жили и были два друга. Появилась она. Дружбе конец. На меня девица особого впечатления не произвела, а вот на них.

– Бой, – дал отмашку гвардеец.

Зазвенели клинки. М-да. Поединок долго не продлится. Тут дело даже не в физике. Школа фехтования есть у обоих, но практика. Вот опять. Кто ж блокирует удар противника режущей кромкой. Не можешь спассировать, отвести удар, принимай плоскостью, иначе можешь сломать игрушку. Хотя, до этого не дойдет. Вот и все. Барон, отбив неуклюжий выпад Рина, разрубил ему бедро. Финиш.

Я бросился к Рину и перетянул пострадавшую ногу ремнем, отмахиваясь от его вяканья. Ну да, конечно, царапина, он сейчас встанет и продолжит. Баран.

– Полагаю, Вы удовлетворены, – спросил Ивер у противоположной стороны.

– Конечно, – ответил сэр Дарин. – Можете воспользоваться услугами моего лекаря. Мы Вас проводим.

Мы с Ивером взяли графа и понесли к палаточному городку окольными путями. Не хватало, чтобы нас видели отдыхающие. Я так понимаю, что завтра будет скандал. Незачем начинать его сегодня. Слава Создателю, что лекарь у рыцаря оказался бакалавром школы Жизни. Сэр Дарин явно не бедствует, если может оплатить его услуги, хотя бы на время турнира. Как-то раз я узнал цену подобных услуг. От стоимости годового контракта мастера магии Жизни у меня полезли на лоб глаза. Ната могла бы в золоте купаться. Я и раньше это подозревал. Но одно дело думать, а другое знать.

– Все, – сказал лекарь, – теперь отвезите его домой и графу нужен полный покой в течение недели. Нехорошая рана, кость повреждена. Я наложил лубок, он исчезнет через час. Значит, в это время граф уже должен лежать в постели.

В погань тебя надо для повышения квалификации. Такие раны Ната лечит на раз.

– Я сейчас пришлю носилки, – сэр Дарин выскользнул из палатки.

– Ивер, благодарю, – сказал я старшому, – извинись за меня перед княгиней. Сам видишь.

Ивер кивнул и вышел. Взяв у слуги тряпку, я принялся оттирать пояс от крови, поглядывая при этом по сторонам. Похоже, что барон сам не рад результату поединка. Вернее, тому, что поединок вообще состоялся. Блин, дети не поделили игрушку. Баб, что ли мало? Другую девчонку не мог найти.

– А сам.

Слушай, «Я», у нас с тобой договор. Я не устанавливаю полный контроль над головой, а ты не лезешь. Мы с тобой так договаривались.

– Точно, больной, уже сам с собой договариваться стал.

Блин. Ты совсем припух. Не слышу! Блин, опять скрылся. Нет, в погани иногда нужно с кем-то посоветоваться… Короче, не поймет, установлю контроль. На время. Может быть.

За стеной палатки послышалось конское ржание. Откинув полог, в палатку вошел сэр Дарин.

– Барон, я привел носилки.

– Спасибо, барон. Помогите мне.

В четыре руки мы уложили спящего Рина на носилки, прикрепленные к бокам двух коней. Кан эл Рад суетился рядом, то подушку поправит, то одеяло подоткнет. Вот женщины, все зло от вас.

– Мы проводим Вас, барон, – сказал сэр Дарин, искоса поглядывал на Кана. – И Вам так спокойней и моему племяннику.

Кан начал усиленно изучать состояние земли под своими ногами. Вдруг оттуда Падший полезет.


– И что, нет никаких шансов? – спросил я.

– Не думаю, – ответил сэр Дарин, мрачно взглянув на ехавшего впереди племянника. – Все перепробовали. На балы и охоты приглашали всех знакомых с красивыми и незамужними дочерьми. Род богатый, многие мечтают выдать замуж свою дочь за наследника. Бесполезно. Сестра все глаза выплакала.

– На магию проверяли?

– В первую очередь. Ничего. Никаких следов приворота. А эта сука все хвостом вертит, – скрипнул он зубами. – Вот и сегодня, сначала она была в ложе у Кана, а потом заявила, что ей скучно и ушла к Рину. Тварь. Племянник на стены бросаться стал. Вот и добросался. Друга на поединок вызвал, а ведь они с детства были неразлучны. Кан всегда его защищал. Один раз, когда ему было восемь лет, дофину нос разбил, когда он начал шутить насчет горба. Шуму было.

– И завтра будет, – заметил я. – Дела. Рин может заявлять что угодно, но он неплохой маг Огня и выбор такого условия. Сталь, а не магию и сталь, о многом говорит. А отец Рина?

– Герцог мне говорил, что его сын взрослый и своей головой должен думать. Но наверняка тоже не так спокоен, как хочет показать. Перед турниром он специально уехал, чтобы не видеть в своем доме эту б…. Знал, что она снова приедет в столицу.

Ничего не понимаю. И тот и другой завидные женихи, что она хочет? Внешность обычная, ум я не успел оценить. Кто может понять женские капризы? Ну вот, мы и приехали.

– Гор, вызови слуг и лекаря, граф ранен, – обрадовал я воина. – Сэр рыцарь, барон, баронет – благодарю Вас.

– Не стоит барон. Увидимся.

Сэр Дарин кивнул и развернул коня. Суматоха у входа нарастала. Толпа слуг удивительно ловко мешала друг другу. Одни старались осторожно вытащить графа, а другие хотели завести коней во двор. Аранжировкой этому делу служили причитания служанок. Пока Гор не рявкнул пару раз и не дал тумаков самым тупым, дело не двигалось с мертвой точки. А когда руководство столь сложным процессом взял на себя мажордом, я полностью уверился в успехе такого безнадежного предприятия.

– Кто его, барон? – Спросил подошедший Гор. – Кан?

– Да.

– Вот тварь, – сплюнул Гор и добавил нечто пятиэтажное на горном наречии.

Я поморщился. – Да дураки они оба.

– Я не о бароне. Я об этой суке.

Если столь разные в социально-экономическом плане люди, как Гор и сэр Дарин, начинают одинаково характеризовать одну и туже личность, есть большая доля уверенности, что это правда.

– Ты об этом говорил: "вовремя"? – поинтересовался я.

– Нет, барон. Просто с позавчерашнего дня время от времени становится неуютно и личности всякие мелькают. Тревожно. – Гор медленно говорил, тщательно подбирая слова.

М-да. Предчувствия старого рубаки вещь серьезная. Магических университетов он не заканчивал, но школа жизни у него написана на лице. Написана шрамами. Я задумался.

– Господин.

На суматоху вышли второй и третий номер. Четвертый наверняка дежурит у двери моей комнаты. Блин, перестраховщики. Хорошо, что я им велел остаться. Еще разных проблем мне не хватало.

– Нет, ничего не на…

Близкий хлопок разорвавшегося огнешара. Я повернулся в седле. Твою. В ту сторону уехали…

– Бой!

Развернуть коня и вперед. Вопли за спиной. Я обернулся. Номера перерубили постромки, удерживающие носилки и вскочили на коней. Рин валяется на земле. Вперед. Надо успеть. Подо мной не Пушок, спина будет открыта. Вперед. Бешеный галоп заводит. Черныш по скорости не хуже Пушка. Шум схватки. Кожа.[62] Площадь. Изломанные тела. Сонар.[63] Один у стены отбивается от пятерых. Ржание опаленных лошадей. Дарин. Двое на крыше. Метательные ножи срываются к ним в полет. Прыжок с коня. Промазал, один на крыше остался невредим. Приземление с перекатом. Искры в пару. Подсекаю мечом ногу одному убийце и принимаю падающее тело на кинжал. Осталось пятеро. Встать. Опасность слева. Наклоняюсь и секира сбивает мой берет. Выпад. Четверо. Вырвать меч. Пресс размазывает упавшее тело по мостовой. В сторону. Молния курочит камень там, где я только что стоял.

– Живьем.

Я не промазал. Маг или артефакты. Топот коней.

– Живьем! – крикнул я.

Ножи указывают направление. Летящий в мою голову топор. Скрутка тела и бур в ответ шустрику. Два шага вперед. Добить мечом рухнувшее тело. Осталось трое. Двое. Дарин насаживает своего противника на меч. Один. Третий с коня разваливает голову другому убийце пополам. Ноль. Сброшенное с крыши Вторым тело, извивается у моих ног.

– Третий, добей лошадей, шумят, – попросил я.


– Веселая ночь нынче, сэр Дарин? – наблюдая, как Гор перевязывает Кана, заметил я. Баронету его услуги, к сожалению, были уже не нужны.

– Вы правы, барон, – зло ответил он, встав и начав пинать оставшегося в живых убийцу.

Я поморщился. – Сэр Дарин, оставьте бедолагу в покое. Эдак он сдохнет и ничего нам не расскажет.

– Зачем Вам его россказни? – удивился рыцарь, впрочем, пинать перестал. – Сейчас прибежит стража, и завтра он познакомится с журавлем.[64] Зачем мучить человека, прикончим его сейчас.

Излишним всепрощением рыцарь не страдал. Правильно. Убит баронет, ранен племянник, вполне понятное чувство мести. Но этот перец нужен мне живым и здоровым. У меня есть к нему вопросы. Сдавать страже, я его не намерен. Третья канцелярия тут скорее ГПУ, чем родная милиция. Очень уж некоторые высокородные политически ненадежная публика, да и слуги Падшего шалят. Глаз да глаз за ними нужен. А на криминал особое внимание не обращают. Конечно, если уголовные личности зарвутся, то расплата последует быстро. Стража оцепит пару кварталов, всех подозрительных в кутузку. Главари, как всегда смоются, все как обычно. Оно мне надо? Да и нюансы присутствуют нехорошие.

– Сэр рыцарь, что вы думаете о нападении? – спросил я.

– Что тут думать. Я победитель турнира в одиночных схватках. Сертификат на сто золотых у меня с собой. Слуги наверняка видели, как мы уезжаем из парка. Подлый народ. Кто-то из них связан с ночной гильдией. Вот эти ублюдки и решили, что могут легко деньгами разжиться. Все просто. Если бы не Ваша помощь, у них могло получиться. Кстати, прошу меня простить, я до сих пор не поблагодарил Вас.

– Пустое, – отмахнулся я. – Второй, Третий, взять, – кивок на убийцу, – унести в дом графа и допросить. Кто и почему?

– Слушаемся, господин.

Достали меня своим господином.

– Странные у Вас воины, барон, – Дарин смотрел на удаляющихся номеров, – странные, но великолепные. Да и Вы не промах.

– Какие есть, сэр Дарин. Господа, – услышав топот стражи, обратился я к присутствующим. – Все разбойники, совершившие нападение, убиты. Жаль, что нам некого передавать страже.

Сэр Дарин равнодушно кивнул, барон поморщился, как же, честь в заднице играет, Гор с двумя воинами графа довольно усмехнулись.

Со стражей все вопросы были улажены быстро. Да и какие могли быть к нам претензии? Просто смешно. Коварные убийцы покусились на победителя одиночных схваток. Получили по рогам и откинули копыта. Все просто. Стражники были настолько любезны, что вызвали для нас местный аналог скорой помощи и проводили к дому графа.


– Так зачем Вам этот убийца? – спросил меня Дарин.

Мы стояли на крыльце дома и смотрели на уезжающую карету госпиталя ордена святой Ауны. Лекарь заверил нас, что с Каном будет все в порядке, но ему тоже нужен покой. Ирония судьбы. Двое дуэлянтов лежат под одной крышей. Сэр рыцарь, когда узнал, что с Каном будет все в порядке, не смог скрыть своего облегчения. Родная кровь. К моему удивлению лекарь предложенные деньги взять отказался и предложил нам пожертвовать ЛЮБУЮ сумму ордену святой Ауны, в удобное для нас время и в ЛЮБОЙ прецептории[65] этой организации. Перефразируя известную поговорку можно сказать, что если с вас не берут деньги, то надеются получить большие деньги. Для полного посрамления моего цинизма, хватило вспомнить об обычае орденцев, оказывать посильную помощь любому нуждающемуся. Среди них наверняка не все имеют такое благополучное финансовое положение, как мы с рыцарем.

– Сэр Дарин, я полностью согласен с вашей версией о слугах. Сообщая о Вашем путешествии, строго говоря, они никого не предают. Ведь Вы им не хозяин и предать Вас они при всем желании не могут. Вот простой и элегантный способ обойти клятву. Так?

Рыцарь кивнул.

– Тогда ответьте мне на один вопрос. Почему они не использовали арбалеты? Проше, безопаснее и быстрее нашпиговать Вас с попутчиками болтами, чем лезть в рукопашную.

Дарин задумался.

– А действительно – почему?

– И вот второй вопрос. Почему они пытались убить вас около дома графа? Причем ответ на оба вопроса, вроде не было арбалетов под рукой и не успели занять позицию вовремя, я не приму. Не те это люди. Не тот уровень владения оружием и магией. Такие люди по мелочам, вроде грабежа купцов, не работают.

– Не знаю, что Вам ответить, барон, – подумав, сказал Дарин. – Ничего в голову не приходит.

– Хорошо. Я иначе сформулирую те же вопросы. Почему они хотели убить Вас со спутниками именно около дома графа так, чтобы это было похоже на столкновение двух групп дворян?

Лицо рыцаря закаменело. Быстро сообразил. Может у меня паранойя, но так легче жить.

– Вы хотите сказать?

– Да. О ссоре двух щенков и поединке завтра узнают все. Вы благородно оказали помощь раненому графу, проводили его до дому, а разъяренные люди герцога напали на Вас с бароном и баронетом, и убили.

Гор хмыкнул и подмигнул мне, делая страшное лицо.

– Не может быть!

Возмущение и ярость на лице рыцаря. Все-таки рыцаря. Тот же Гор молчит и ухмыляется. Дельного мужика оставил герцог начальником охраны дома.

– Может, – улыбнулся я. – А есть еще одно допущение, весьма нехорошее для меня. Я, коварный и бесчестный тип, попросил вас сопроводить графа и меня. В парке я побоялся бросить вам вызов. А здесь взял своих воинов и напал на вас.

Это уже слишком, но так спокойней.

– Барон, Вы человек чести, – вскипел рыцарь.

Надо же. Не замечал за собой такого.

– Любому, кто скажет нечто подобное, я уши отрежу, – продолжал бушевать Дарин.

– Маленькое уточнение, – прервал я разъяренного рыцаря. – Если Вы будете живы.

Дарин осекся.

– Поэтому давайте пройдем в дом и все узнаем у моих людей. Я думаю, что птичка уже запела.

– Птичка? – спросил Дарин.

– Я имел в виду, что убийца заговорил.

Черт. Следить надо за речью. Тут не Белгор, где почву до меня подготовили Матвей с Дуняшей. Там мои словечки удивления не вызывают, а особенно понравившиеся выражения становятся фольклором.

– Где они? – спросил я у Гора, стоявшего с парой воинов в полном вооружении рядом с нами и усиленно прислушивающихся к разговору.

– В подвале. Карол проводит, а мы, Ваша милость, побудем здесь. Так оно спокойней.

– Лей и Ренс не появлялись?

– Нет, барон. Эти, как Вы изволили выразиться – раздолбаи, хорошо, если утром придут. Дело молодое.

Подвал был мало приспособлен для допросов. Свисающие окорока, винные бочки наводили слишком чревоугодливые мысли. Трое номеров, валяющееся в углу безжизненное, окровавленное тело, однако настраивали на рабочий лад.

– Мертв? – поинтересовался я.

– Да, господин, – удивленно ответил Второй, – он все рассказал и в качестве награды получил легкую смерть. Оставить в живых Вы не приказывали.

Черт. Надо было подумать, как четко сформулировать приказ. Появились, блин, вассалы у меня. Тут два варианта. Первый – я подстраиваюсь под их манеру вести дела. Второй – они подстраиваются под меня. Второй вариант мне более интересен. Сейчас им ничего говорить не буду. Потом.

– Рассказывай.

– Он был магом, лидером отряда убийц, подручный главы ночной гильдии. Несколько дней они вели слежку за графом и домом герцога. Час назад ему было приказано убить всех, кто будет возвращаться из дома так, чтобы это походило на столкновение дворян.

Я переглянулся с рыцарем.

– Зачем, он не знал, – продолжил номер. – С тел велено ничего не брать. Доложить о выполнении, получить деньги. После уехать в другой город и ждать сообщения.

– Негусто.

– Улица копейщиков дом восемнадцать, адрес Тарона Грента главы гильдии убийц, место их сборища, – с невозмутимым лицом сообщил Второй.

– Насколько я слышал об обычаях ночных гильдий, – вмешался рыцарь, – имя главы и адреса их сборищ узнать очень трудно. Заклятие тумана.[66] Пока его снимут, проходит много времени.

– Я неплохой маг школы Разума, господин, – произнес Четвертый глядя на меня.

Ого, если он говорит, что неплохой маг, то он отличный маг. Жаль, что я не знал этого раньше и вообще, нужно выбрать время и подробно с ними потолковать. Таких сюрпризов быть не должно. Кто ж знал, что все так повернется?

– Отлично, через полчаса выступаем.

Я поднялся наверх и направился к своей комнате.

– Я так понимаю, что Вы собираетесь навестить этого Тарона, – догнал меня Дарин, – и не впутывать в это дело стражу.

– Да. Не люблю незаконченных дел, – я зашел в свою комнату.

– Я с Вами. Могу также позвать братьев-рыцарей. Два десятка их в Диоре сейчас наберется.

Так, этого я и ожидал.

– Дело в том сэр Дарон, – начал раздевается я, – что это не турнир и не война.

Глаза рыцаря слегка расширились. Видно юшман ему понравился и чехлы, с метательными ножами, привели в восхищение.

– Я нападу без предупреждения.

Юшман летит на пол, следом сапоги и бриджи, я подхожу к шкафу.

– Я буду бить в спину.

Комбинезон мягко обволакивает тело.

– Убивать, если понадобится, женщин и детей. Хотя, детей, очень не хотелось бы.

Кольчуга на месте теперь сапоги, защита ног и корацина.

– И мои воины будут делать то же самое.

Теперь защита рук и наплечники.

– Тем более, что Вы без доспеха, а ждать пока Вы за ним съездите я не буду. Нет времени. Поэтому я и не буду ждать Ваших братьев. Мне придется лишиться на время вашего общества. А привлекать стражу – это вообще глупо. Мне нужен живой и разговорчивый Тарон, а не Тарон беглец или Тарон мертвец.

Как хорошо почувствовать себя человеком, а не придворным щеголем. Теперь сбрую с нормальным оружием и эликсирами. Перчатки на руки и шлем. Готово.

Рыцарь весело смотрит на меня. Потом подмигивает.

– Эликсир жизни, противоядие, иноин. Я ничего не перепутал?

– Нет.

Фиолетово. Мне. Полностью.

– Я думаю, Влад, что одна кольчуга, меч и простой шлем в этом доме найдется. Я не хочу пропустить веселье, охотник. А рыцарские правила я на одну ночь забуду. Тем более, что об их нарушении некому будет рассказать. Ты ведь, кроме главы гильдии, никого не собираешься оставлять в живых? Да и его ненадолго. Так?

– Нет, конечно. Я рыцарь, что ли?

Мы посмотрели друг на друга и расхохотались. Приятно иметь дело со здравомыслящим человеком.

– А насчет твоих братьев-рыцарей. Пусть собираются и будут наготове. Мало ли что.


Миленький двухэтажный дом в свете Сестер выглядел образцом благополучия. Дом купца или богатого ремесленника. Добраться до него не составило труда. Стены, разделяющие Диору на малый, средний и большой город, служили фильтрами, а не исполняли защитные функции. Зачем, когда враг может атаковать только перешеек и порт? Нет смысла тратить ресурсы на внутренние стены. А бунты… Улицы Диоры идеально подходили для действия латной конницы и совершенно были непригодны для бунтовщиков. Ни узких переулков, ни тупиков. Не город, а ужас революционера.

– Хитрая защита, – сказал подошедший Четвертый, – снимать долго и ненадежно. Можно что-то пропустить.

– Вижу, – зло ответил я.

Бахрома[67] рисовала неприятную картину.

– Минимум три ловушки на двери и какая-то гадость на окнах. Стены укреплены щитами. Так? – спросил я.

Четвертый кивнул.

– Сэр Дарин, – обратился я к рыцарю, – Вы только посмотрите на это. Какая наглость?! Такую защиту не каждый благородный может себе позволить. А тут простолюдин, смерд подлого рода.

– Совершенно с Вами согласен, барон. – На полном серьезе подтвердил он, скрывая усмешку. – Быдло зажралось. Королевскому кабинету нужно серьезно подумать об увеличении налогов. Когда благородный вынужден, есть с серебряной посуды, а не с золотой и королевские чиновники не дают повышать подати – это возмутительно.

Мы тихонько рассмеялись.

– Какой план, Влад. Не уйдем же мы отсюда?

– Нет, конечно. План простой. Сейчас я делаю маленький бум, потом мы врываемся и режем всех подряд, кроме обитателя вон той комнаты на втором этаже. Тот полуночник наверняка ждет сообщения от своих людей.

Я показал на угловую комнату, где, несмотря на глубокую ночь, горел свет.

– И запомни, Дарин. Не думай. Убивай всех подряд. Если у меня и были какие-то сомнения, то при виде этой защиты они испарились.

Рыцарь кивнул.

– Второй, Третий, на вас окна и первый этаж. Четвертый – подвал. Там наверняка есть ход. Дарин и я чистим второй этаж. В дверь мы заходим первые. Через пару секунд номера. Вы рубите в спину уцелевших. Дарин, держи мне спину, после захвата все вместе проверяем комнаты. Вопросы?

Молчание.

– Отлично. Пушок, – повернулся я к драку, – ты остаешься здесь. Никто не должен уйти.

Пушок радостно зашипел.

– Четвертый, поставишь по команде полог молчания, на стражу мне плевать.

Рыцарь ухмыльнулся, – пока она появится, если она появится, мы все уже сделаем.

Правильно думает, стража не твари. Да и район не из богатых. Так, сосредоточится. Это плетение я пробовал только пару раз на полигоне. Не для погани штука.

– Бой.

Шум ветра стих. Полог. Я максимально напитал энергией руну-ключ. Таран.[68] Хрясть. Открыв глаза, я увидел на месте двери отверстие диаметром метра три. Остальной дом цел. Вперед. Дарин за спиной. Кожа. Я внутри. Сонар показывает десятка два тел. Многие еще живы. Мясорубка[69] проходится десятками фрез по телам врагов, не делая различия между мертвыми и живыми. Я рванулся к боковой лестнице, ведущей на второй этаж. Дзанг, разлетаются стекла огненными брызгами за спиной. Номера в деле. Я на лестнице. Второй этаж. Две фигуры. Двое. Бур, клайд. Один. Этот рыцарю. Я дальше. Дверь. Воздушный кулак[70] ее выносит. Нагнуться. Огнешар над головой. Каток,[71] ножи. Фигура, отшатнувшись от ножей, падает. Четыре шага, удар рукоятью. Готов. Морфей. Здесь все.

Я выскочил в коридор. Одна комната слева и две справа. Дарин врывается в правую, значит мне в левую. Пинков открываю дверь и залетаю внутрь, чисто. Назад в коридор. Дарин вышибает последнюю дверь. Пара секунд и он спокойно выходит обратно. Лязг стали на первом этаже оборвался. Все. Вот теперь все.

– Удачно, – Дарин сорвал штору и вытирает меч. – Я в смысле, что живым удалось?

– Да.

– Отлично охотник. Давно у меня не было такого интересного дня. Будет что вспомнить на старости лет.

– Доживи сначала.

Мы смеемся. Отлично. Уложились секунд в пятнадцать, а теперь время качественного обыска и мародерства.

– Дарин, по законам войны этот дом наша добыча. Предлагаю заняться делом, пока не набежала стража.

– Я пару раз бывал в Белгоре, Влад и меня всегда поражала практичность охотников. Некоторые ваши привычки мне не нравятся, но эта. Эту я сам обожаю.

Ржание.

Типичный отходняк.

– Номера, – крикнул я в лестничный проем. – Что у вас?

– Второй – чисто.

– Третий – чисто.

Молчание.

– Четвертый, – ору я.

– Господин, Вам лучше спустится и самому посмотреть, – раздается через несколько секунд голос Четвертого.

Странно.

– Дарин, – обращаюсь я к рыцарю, – осмотри тут все пока сам. Если воняет магией, не трогай, я сейчас приду.

Спустившись вниз, я обнаружил полный разгром. Разнесенная и перевернутая мебель, лужи крови и, как маленький штрих, шестнадцать неподвижных тел. Не ошибся. Но что-то многовато охраны у местного авторитета. Ладно, сейчас это не важно.

– Все обыскать, ценное собрать, – командую я Второму и Третьему. – Что у тебя? – поворачиваюсь к Четвертому.

Он посторонился и показал на ведущую в подвал дверь. Посмотрим, родич ты Яра. Такой же говорливый. Хмыкнув, я спустился по лестнице. Твою тещу. Громадный, раза в два больше по площади, чем основание дома, подвал был освещен несколькими факелами. Пара трупов в доспехах около входа. Сидевший на полу и пускавший слюни дедок, в плаще мага школы Жизни. Понятно, разум сказал – прощай. Четвертый сильный маг. Запах испражнений, цепи, и пять десятков, прикованных к каменному полу, людей. И топчан покрытый кровью с обнаженной женской фигурой. Твою тещу!!! Я поправил шлем. Что делать? Похоже, что мое желание не привлекать стражу не совсем то, что сейчас нужно.

– Все живы? – спросил я.

– Да, – ответил Четвертый.

– Почему молчат?

– Запуганы. Не понимают кто мы. За разговоры и крики пару людей разрубили на части, – Четвертый показал в угол. – Я увидел это в их головах.

Я посмотрел. Я подошел ближе. Твою. Я сорвал шлем. Я задыхался. Слишком легко они ушли, надо было брать живьем. Живьем!

– Как?

Прав.

– Подземный ход за этой панелью, – Четвертый указал на стену.

– Сэра Дарина сюда. Быстро!

Четвертый поклонился и исчез. Стон. От топчана послышался стон.

– Сэр рыцарь, – тихий шепот. Слегка поднятая голова.

В два прыжка я оказался рядом.

Серые глаза с испугом и невероятной надеждой смотрели на меня.

– Да, малышка.

– Вы пришли, вы настоящий рыцарь?

– Да, – сглотнув комок в горле, я погладил ее по щеке. – Да, я настоящий рыцарь. Мы пришли, все закончилось.

Она откинула голову и счастливо улыбнулась. – Я знала, что вы придете. Бабушка всегда говорила, что когда плохо и очень страшно всегда приходит рыцарь и помогает.

Боже. Я рассмотрел девчушку. Ей не больше двенадцати лет. Твари.

– А они не верили и смеялись. А потом…

– Молчи, – я поднес к ее губам эликсир жизни, – на вот, выпей.

Девчушка приникла к флакону. Сделала пару глотков и улыбнулась. Морфей. Многоэтажный мат на горном наречии раздался от двери. Похоже, что мне придется его выучить. Рыцарь продолжал выражаться.

– Сэр Дарин, – перебил я его, – вызывайте своих братьев по ордену и пусть они захватят с собой кузнеца

Он замолчал и недоуменно посмотрел на меня.

– После нападения на Вас и Ваших друзей у дома герцога Ланда, Вы позвали своих братьев и вместе с гостями графа разнесли гнездо слуг Падшего.

Еще большее недоумение.

Я вздохнул. – Откуда, по-вашему, берутся черные караваны и прочая мерзость? Пограничные земли заселены слабо. Каждый человек на счету. А вот в больших городах, особенно во время праздника, когда много приезжих, можно и провернуть это дело. Так вот, вы разнесли гнездо. Замять это дело не получится. Врать нет нужды, а вот подретушировать события можно. Чем больше участников дела, тем меньше внимания к каждому. Я не скрываюсь, я не хочу выпячиваться. Мне еще работать в королевстве. Пропала семья охотника. Охотника погибшего в погани. Я должен узнать, что с ней случилось и излишнее внимание мне ни к чему. Повторяю, врать не придется. Здесь есть подземный ход и нужно его исследовать. Наверняка на том конце будет что-то интересное. Ваши братья этим займутся и по любому становятся участниками событий, а на мелкие нестыковки никто не будет обращать внимание. Никому это не нужно, особенно страже. Ей нужно готовиться получать люлей. Есть слуги Падшего и есть герои рыцари, и я где-то в конце списка. Все довольны и счастливы. Особенно клирики и орден Длани Создателя. Когда рыцари прибудут, не забудьте вызвать их представителя.

Молчание.

– Влад. Я все сделаю так, как ты хочешь, – Дарин наклонил голову и вышел из подвала.

Блин, ну почему я в это вляпался?! Тот, который наверху, наверняка сейчас хихикает, глядя на все это. Но ничего, скотина. Я уже не тот беззубый телок, каким был год назад. Пусть я считаю, что мастера мне дали преждевременно, но зубы у меня есть. Хорошие зубы. Весь год их отращивал и напильником правил. Ну, скотина, теперь посмотришь, как я буду реагировать на твои приколы. Год назад я старался выжить, старался выпутаться из твоих ситуевин. Теперь я выпутываться из паутины не буду, я буду рвать ее на х… Слышишь, ты?! А если удастся до тебя добраться, ты мне исполнишь концерт для одинокой флейты в тумане. На моем свистке.

– Господин, – Третий стоит в дверном проеме, – мы нашли тайник.

Вздохнув, я поднялся за ним на первый этаж. Сэр Дарин, Четвертый и Третий стоят у камина. Второй там, где раньше была дверь. Правильно, нехрен расслабляться. Поймав мой вопросительный взгляд, Дарин кивнул, мол, кавалерия едет. Я подошел поближе. Часть мраморной стенки камина отодвинута в сторону. В нише находится шкатулка.

– Одна ловушка на крышке, больше нет. Но я не понимаю, что это такое, – виновато говорит Четвертый.

Еще бы ты понимал. Как там Матвей говорил, что если запустить в погань охотника и Дракона он знает, кто оттуда выйдет. Вот и я знаю, что это такое. Это смерть для любопытных. Мертвая зыбь. Извращенное соединение школы крови и силы Темного. Стандартная ловушка девятого уровня. Да, я и там успел отметиться. Действует только на живую плоть. Выше и ниже девятого не встречается. Любимая магическая мина повелителей. Так этот уровень и называют, уровень повелителей. Нет, эти твари встречаются и на других уровнях. Но там у них логово.

– Жаль, что кроме главаря мы никого в живых не оставили, – задумчиво проговорил я.

– Что так сложно?

– Нет Дарин, снять не сложно. Любое живое создание ловушку может снять. Но уличных кошек мне жаль, да и тварь из них получится опасная. Чем меньше существо, тем быстрее оно проходит преобразование. А вот если сунуть туда человека, то пока он переродится, его вполне можно изрубить на части, – я позволил себе немного помечтать.

– Добрый ты, – хмыкнул Дарин, – кошку пожалел.

– Какой есть, она же неразумное существо в отличие от этих, – я кивнул на тела, сваленные в углу. – Такие ловушки в погани я просто обходил. Стоп.

Я посмотрел снова на трупы. Есть мысля. Сырая, но попробовать можно.

– Третий, притащи любое тело.

– Придумал? – заинтересовался рыцарь.

– Да, ловушка довольно тупа, может получиться, причем без магии.

Я снял наруч и закатал рукав.

– Она реагирует на живую плоть.

Резанул вену и положил руку на мертвеца.

– Но никто из охотников никогда не проверял, насколько должна плоть быть жива.

Схватил покрытую старой и свежей кровью голову покойного, и сунул ее в нишу. Перекат. Я вскочил на ноги в полутора метрах от трупа. Есть, голову, а затем все тело обхватило темное марево. Линии фигуры мелко дрожали. Я обнажил клайд.

– Приготовьте мечи, – сказал я застывшим спутникам, – и по команде рубите.

Секунда, вторая, третья. Есть. Тело застыло и начало покрываться синевой.

– Рубите.

В четыре меча мы изрубили, не успевшую родится, тварь на мелкие кусочки довольно быстро.

– Третий, останки тела в камин. Четвертый, упакуй пленника. А мы посмотрим, что в этой шкатулке.

Дарин поставил ее на чудом уцелевший стол и откинул крышку кинжалом. М-да, неплохая добыча. Адепты Падшего скупостью не страдали. Одни камушки различного цвета и размера. Если навскидку, то золотых на пятьсот потянет. Неплохо. Деньги мне нужны. Подарки волчицам. Свою свиту содержать. У Дуняши скоро день рождение, а Бренн признанный центр ювелирных дел. В погани я добычу не искал, если брал, то только железо и тут же отдавал малолетке. Отлично. Теперь нужно поделить добычу по братски или по честному. Как получится.

– Дарин, возьми свою долю, а мою раздели на две части. Первую бедолагам внизу, а вторую ордену святой Ауны. Не спорь. Я уезжаю к графу. Мне нужно допросить пленного до того, как его вырвут из моих цепких рук церковники. О, слышишь, стража сюда идет, значит, мне нужно спешить. Встретимся на турнире.

Это оказалась не стража. Рыцари ордена Копья успели первыми.


Глава 7 | Чужак 2 | Глава 9